СЕРИАЛОМАНИЯ

Все про сериалы и околосериальные разговоры.
Текущее время: 25-02, 01:38, 2020

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:02, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Между прошлым и будущим

Рейтинг: R
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: мелодрама.
Герои: Андрей, Катя и др.
Сюжет: Действие разворачивается сразу же после Совета директоров.

Примечание авторов:
Аффторы, несмотря на заочное знакомство, но при этом, чувствуя друг к другу непреодолимую симпатию, попробовали слиться в творческом экстазе.
И написать нежный лирический рассказ… желательно с юмором. А потом… взяли, да и выбрали для начала фика такой моментик в сериале, который к шуткам совсем даже не располагает.
Тем не менее, долго рыдать над горькой судьбой измученных ими же героев, аффторы не смогли. Возможно в силу природного ехидства. Или, чтобы не замордовать доверчивых читателей, которые явно ждали от заявленного тандема чуть больше оптимизма.
Поэтому официально заявляем: тем, кто переживет первую треть рассказа, будут выданы гомеопатические проции чего-нибудь веселого. А тем отважным, которые рискнут дочитать до середины, надеемся, станет понятно, почему у произведения такой нехарактерный для данных аффторов рейтинг.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:04, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
1.

Катя.

Наступившие сумерки уже начали отсчет времени, которое, в конце концов, все исцелит.
Ах, эти сумерки – старая боль уходящего дня. Ты сидишь на подоконнике, прислонив пылающий лоб к ледяному стеклу.
Все решено. Выбор сделан. Наступает ночь - грань между прошлым и будущим…
А завтра….
Завтра боль притупится…
Наверное…
И уйдет тоска…
Может быть…
«Время лечит», - твердишь ты…
… и не веришь в это.
Есть ремесло - не засыпать ночами …
Напоминай себе почаще – его не вернуть.
И не надо. Он же не любит…
А ты разлюбишь.
Сможешь…
Должна…
Зачем же эта сила, которую люди зовут любовью, подняла ее до небес, измучила, а потом, истерзав и опустошив, швырнула вниз?
Пусть тебе его отчаянно не хватает – хоть кричи.
Его голоса… как он говорил … «Ка-а-ать…»
Его губ… мягких и… настойчивых…
Его рук… биения сердца…
Прекрати… тебя околдовали… забудь… это наваждение…
Забудь, что значит быть вместе. Не думай о ночах, проведенных с ним.
И не удивляйся, если будешь о них думать.
…И быть несчастной от дурацких снов…
Что же остается?
Терпеть. Пока не утихнет боль.
Ведь когда-нибудь она утихнет?
Нет!
Надо ее подавить, заглушить, внушить себе, что все это ерунда, все пройдет, хоть сердце и разрывается на части.
«…похорони прошлое…»
Только вот… ничего нельзя поделать с собой.
Ты не способна изменить свои чувства.
Но… жизнь продолжается.
И придется жить так, как получится.
Хотя намного легче было бы умереть.
…И твердо знать, что жить иначе - ересь.
Любить слова. Годами жить без слов.
Быть Моцартом. Убить в себе Сальери.
И стать собой.
И это ремесло.
«… кто сказал, что время лечит?..»

Громко тикали часы - ночь отстукивала минуту за минутой.
Это ночь проходит или ее жизнь – одинокая, разбитая, ненужная?
Она корила себя за беспечность, наивность, за неумение разбираться в людях и предвидеть развязку. Обрушившийся на нее кошмар, уничтожил, раздавил, оказался выше ее понимания, и она сдалась, но логика бессильна перед бредом, и этот любовный бред с маниакальной настойчивостью возвращался вновь и вновь, и тиранил свою жертву.
«Не протягивай руку к телефону и не звони Машке в надежде, что та упомянет в разговоре фамилию «Жданов».
…и сразу же доложит о его свадьбе…
Сотри, наконец, телефон Жданова из мобильного.
…ты и так помнишь его наизусть…
Не покупай глянцевых журналов. Там могут быть его фотографии. Тебе хватит одной маленькой карточки, но доставай ее как можно реже.
…и вообще… зачем … если достаточно закрыть глаза…
Вытесни все минувшие горести если не из сердца, то хотя бы из мыслей.
…будь Моцартом, убей в себе Сальери…
Отпусти его, отпусти себя, начни новую жизнь.
…жизнь без Жданова…
…если это возможно…».
Дрожащими руками она захлопнула дневник и подошла к зеркалу. «Ты сама во всем виновата… только ты… наивная дурочка, заигравшаяся в сказку….»
Даже теперь, зная, каким лживым и беспринципным негодяем оказался Андрей, она продолжала обвинять в случившемся себя.
Как все несправедливо и жестоко.
Наверное, всякая любовь несправедлива и жестока.
На все ее невеселые мысли наслаивалась еще одна, кружилась в мозгу, ненадолго тонула и всплывала опять, как надувной мячик. «А ты? Кем в итоге оказалась ты?»
Когда-то у нее был такой мяч. Папа учил ее плавать, но из этой затеи не получилось ничего. Всякий раз мяч убегал, не дожидаясь, пока его маленькая хозяйка сообразит, как управиться с непослушными руками и ногами, и что сделать, чтобы оказаться на поверхности воды хотя бы ненадолго.
Плавать она так и не научилась…
Почему-то сейчас это вспомнилось особенно отчетливо.
Нежданная штормовая волна вытащила наружу многое, чему лучше было бы прятаться на дне, где самое место для ила, тяжелой мути и обломков чьих-то затонувших кораблей.
Совсем недавно под белыми парусами надежды ее суденышко летело навстречу счастью.
А потом случилась волна…
Тот день был очень важен для них обоих. Последний отчет Совету директоров, последний эпизод их тайной жизни. Скоро все изменится.
Исчезнет ложь.
Жданов объявит о том, что в его жизни есть Катя. Так он сказал – после Совета. А это значит – через несколько часов. Сияющий, он, встретил ее в кабинете, и она расслабилась, идиотка, поплыла, представляя, как покачивается ее кораблик на ласковых волнах. Кораблик, который совсем скоро должен был достичь желанной гавани.

Она не хотела подслушивать. Так вышло случайно. Просто ее парусник, ведомый бестолковым и слишком счастливым капитаном, нечаянно сбился с курса.
И налетел на риф.
- Малиновский! Ну… куда я её отправлю? В какую командировку?
- Не знаю… в Африку! В Антарктиду! В Лапландию, к Санта-Клаусу.
Что это?.. Они говорят... о ней? Волна захлестнула и перелетела через борт, обрывая паруса и ломая мачты.
- Куда угодно, лишь бы туда самолеты летали раз в месяц. И не садились. Чтобы она не смогла приехать и тебе свадьбу испортить!
- Как я объясню ей, что это нужно? Она не настолько наивна…. поверить в фиктивную свадьбу… в смысле, брак с Кирой… это…
- А ты убеди! Давай-давай! Тебе же удалось уговорить сделать её поддельный отчет. Вот и действуй. Подтверди свои слова крепким поцелуем. Для верности номер в отеле сними.
- Ты меня уже достал, Малиновский! Дай спокойно подумать…
- Думай скорее!
- … конечно, логика в твоих словах есть. Если Катя на время исчезнет, я почувствую себя свободным. Не будет этого груза обязательств. Успокоюсь. Ну, а дальше все пойдет по твоему плану.
Вот оно - крушение. Кораблик разбился и затонул. Помогите кто-нибудь! Пожалуйста...
Что-то происходило… Кажется, она не плакала.
Нет, она точно не плакала.
Просто вернулась в свою каморку. Просто достала из нижнего ящика настоящий отчет.
Просто подержала его в руках, как будто взвешивая.
Легкая папочка. И такое тяжелое решение. Подойти к ксероксу. Снять нужное количество копий.
Зовут! Ждут… Сейчас она придет. С отчетом…
И - растерянные взгляды. Недоумение. Возмущение.
А он… Он ничего не понимает. «Катя! Это не тот отчет! Это… »
Перед глазами темно-зеленая, цвета бутылочного стекла, вода. Воронка, в которую почти затянуло ее бригантину. И собственный, тихий, как из-под воды голос: «Все верно, Андрей Павлович!»
Ничего не сказал...
Вдруг взял всю вину на себя. Зачем?
Вместо того, чтобы защищаться...
Голоса. Резкие, насмешливые, издевательские. Сейчас ее выгонят с позором. Они правы.
Не потому, что она воровка – нет, воровкой она не была. Потому, что она предательница.
И нет ей прощения.

Только сейчас Катя поняла, что натворила. Позволив обиде взять верх над чувством долга, она совершила подлость. Каков бы он ни был, он не заслужил этого. Потому что во всем была виновата только она.
Она была виновата, что посмела надеяться.
Когда решила, что он любит.
Когда радовалась тому, что они будут вместе – ведь он так сказал.
Когда позволила себе забыть о том, что у него есть невеста.
Страшно… Оказывается, предательницей она стала давно.
Когда изменила себе.

Взгляды. Они жгут, они сверлят насквозь. Она спиной чувствует эти глаза. Еще немного – и она навсегда уйдет отсюда. Ее не задерживают.
От себя бы еще убежать… А он… Защищает ее. Предательницу…
«Оставь её в покое, она ни в чем не виновата! Она выполняла мои приказы!»
Скорей бы вырваться…
Волна подхватила, закружила и понесла…
Документы на «Никамоду» она передала Павлу Олеговичу. Подписала все, что нужно.
Уехать!
Что там болтал Малиновский?
В Лапландию?
В Африку?
Она согласна. Если нужно - пойдет пешком.
Только подождет минуточку, пока перестанет болеть в груди…
… и уедет…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:05, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
2.

Катя.

Прощай…уже вдали встаёт заря
И день приходит в города…


Уже очень давно, страдая от бессонницы, Катя научилась не метаться на кровати, сминая одеяла, простыни и подушки, а лежать спокойно, в полном оцепенении ожидая рассвета.
Мысли остановили свой бег и плескались едва заметно, как холодные воды стоячего озера. Ее обманул любимый. Да, поступил подло и бессердечно, но уже по тому, как пошло звучит эта фраза, очевидно, что женщин, всегда бросают именно так, подло и бессердечно.
Уйдя в себя, она не услышала будильник, проспала, превратив отъезд в сплошной кошмар.
В панике Катя носилась по квартире, отбиваясь от мамы. Да, она взяла теплый свитер. И панамку от солнца. Нет, консервы не нужны. Нет, далеко заплывать не будет. Господи! Она и плавать-то не умеет…
Она готова. Может, надеть что-нибудь другое?
Через двадцать минут приедет такси, чемодан почти собран, документы на столе, вроде, все правильно.
Но что-то не так.
Все не так.
Старенький мобильник, грохнувшись со стола в пылу торопливых сборов, не выдержал потрясения и испустил дух.
Выбегая из квартиры, она услышала, как охнула мама: «Катенька! Да что ж ты даже на дорожку не присела!»
В подъезде слышались шаги. Пожилой соседке явно не спалось. Иначе с чего бы она решила в пять утра вынести мусор? Так или иначе, сейчас навстречу Катерине, бодро пыхтя, топала старушка, поднимающаяся на свой третий этаж. В руке у нее было ведро. Пустое.
На выходе из подъезда девушку встретил лоснящийся черный котяра. Нахальное животное перешло ей дорогу, отправляясь куда-то по своим неотложным мартовским кошачьим делам. Коту было очень хорошо.

Начало путешествия внушало оптимизм.
Пузатый таксист оказался на редкость разговорчивым. Час был ранний, но от него попахивало перегаром, Катя отвернулась, уставившись в окно. Шел легкий редкий снег.
- Погодка какая! Отлично прокатимся, на Ленинградке пробок нет.
«Хорошо бы…»
- Куда собралась, красавица?
- В Египет. «На радость господину Малиновскому».
- Отдохнуть решила?
- Нет… работать…
- Моделью? – и рассмеявшись своей шутке, ткнул пальцем в магнитолу…
«….мы расстаёмся навсегда под белым небом января…» - запело радио.
Захотелось выпрыгнуть из машины.
- Значит, деньги зарабатывать. Вот у меня случай был…
«…ты помнишь, плыли в вышине и вдруг погасли две звезды…»
- Стойте!
Таксист резко затормозил.
- Забыла чего?
- Да… нет… простите… поехали…
- То-то… возвращаться – плохая примета. Что забыла, на месте купишь… много ль тебе надо? … опять же там тепло…
«…прощай среди снегов, среди зимы никто нам лето не вернёт…»
- Возвращаться не буду. Едем.
На полдороги она вспомнила, что паспорт так и остался лежать на столе. До вылета оставалось чуть более часа.
Таксист ругнулся и погнал назад.
Выбегая из подъезда, она рухнула, как подкошенная, поскользнувшись на тонком слое льда. Очки отлетели в одну сторону, паспорт – в другую.
Таксист выскочил из машины, поднял ее, отряхнул, достал из сугроба паспорт, поискал упавшие очки.
- Не ушиблась? Нет… Не реви…. Очки новые купишь… Поехали… - жалостливо посмотрел на нее, - больше ничего не забыла?
Юлиана с каким-то молодым человеком ждала ее около табло.
- Пятнадцать минут до конца регистрации! Ты с ума сошла! Бежим!
Катя кивнула, но не побежала, а застыла, пытаясь вглядеться в снующие за окнами аэропорта машины.
- Катюша, проснись, мы опоздаем!
- Да…
Юлиана схватила ее за руку и поволокла к стойке, молодой человек, молча отобрав у Кати чемодан, кинулся их догонять.
Самолет набирал высоту.

Мое последнее величье
На дерзком голоде заплат!
В сухие руки ростовщичьи
Спасен последний мой заклад.

Откинувшись на спинку кресла, она закрыла глаза, боясь расплакаться.
Сосед ненавязчиво улыбнулся и включил плеер. Простенький мотивчик, едва перекрывая глухой рокот моторов, доносился чуть слышно, но настойчиво летел к ней - тоскливый, спокойный.

Призрачно все в этом мире бушующем…

Внизу, в руинах остался лежать целый маленький мир, который они создавали вместе с Андреем и тщательно оберегали от посторонних глаз.
Прекрасный принц ворвался в ее спокойную жизнь и перевернул эту жизнь с ног на голову.
И все разрушил.
Она мечтала возненавидеть его.
И продолжала любить.
Ужасна мысль, что тебя использовал любимый.
Ужасно, что при этом ты по нему скучаешь.
Ужасно, что все вокруг напоминает тебе о нем.
Ужасно, что угрызения совести мешают себя жалеть.
Они оба разрушили.
Катя всхлипнула и замотала головой, тщательно сдерживаемые слезы вырвались из-под контроля и побежали по щекам – наперегонки…

…Жданов перехватил ее в дверях каморки. Отчаянные глаза, взволнованный голос. Неужели собрание уже закончилось?
- Кать, нам нужно поговорить!
- Пустите, Андрей Павлович…
Исчезнуть, убежать, только бы не видеть Андрея. Она ничего не сможет объяснить ему. И не желает слушать его объяснений.
- Что произошло, Катенька?
- Я просто ухожу. Куда подальше, как вы хотели.
- Что… О чем ты… не понимаю…
- Я слышала сегодня, как вы с Малиновским в города играли.
- Катя… ты не правильно… Кать… я… чтобы уберечь тебя… от этих… слухов… косых взглядов, ну… я хотел отправить тебя отдохнуть, Кать. Я бы сам все решил… сам бы все уладил... и потом… приехал бы за тобой…
Жданов еще что-то говорил, сбивался, волновался и не отпускал. Она не понимала.
Что он делал? Зачем?
Неужели для того, чтобы еще больше унизить ее?
.. а потом вместе с Малиновским смеяться над нескладной дурехой.
…а потом жениться на Кире…
Почти вырвалась, почти сбежала.
Случайно задела его плечом.
И снова упала в его объятия, такие желанные… Такие запретные… Почти повисла на нем, уткнувшись в расстегнутый воротник его рубашки, задохнулась - на мгновение. Кольцо его рук под пальто… Как горячо… Как болит сердце…
Она еще долго сидела с закрытыми глазами. Давно замерли звуки музыки, подсохли слезы.
На нее нахлынуло такое одиночество, какое знают только влюбленные, оторванные от тех, кого любят.
Где он сейчас?
С кем?
Почему она не может обнять его хотя бы мысленно – в последний раз…, тихонько положить голову ему на грудь – какой бред…, но так хочется прижаться к нему - на один миг… Ведь быть с ним в мыслях все же лучше, чем не быть с ним совсем.

… только миг между прошлым и будущим…

«Дамы и господа! Наш самолет совершил посадку в аэропорту … температура за бортом плюс тридцать градусов…» Пассажиры довольно захлопали, и Катя очнулась.

Последний пассажир их рейса прошел к выходу, нагруженный многочисленными сумками. Конвейер, на котором еще недавно выехал их багаж, был пуст. Катя растерянно смотрела на ползущую ленту и не понимала, что ей делать. Ее вещей почему-то не было.
Юлиана и незнакомый молодой человек стояли рядом, выжидающе смотрели на Катю, и она опять почувствовала, что сейчас разревется.
Господи! Ну, где же этот проклятый чемодан?
Все против нее. Она не способна начать новую жизнь.
Нужно убираться домой, сидеть одной в четырех стенах и не портить другим существование.
Самое худшее - это когда не знаешь, куда идешь….


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:06, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
3.

Жданов.

Время текло томительно и медленно, и, казалось, ему не будет конца.
Уже несколько дней он не представлял, где Катя, вынужденный расписаться в собственном бессилии. Все его попытки отыскать ее, казалось, были обречены на неудачу. Он больше не мог слышать извиняющийся голос Еленсанны: "Катеньки нет дома" и возненавидел мобильные телефоны. Самый нужный, самый любимый абонент был для него недоступен навсегда.
Раздираемый противоречивыми чувствами, он не знал, чем себя занять. Мысль, что он, наконец, сжег все мосты: вместе с его коротким президентством закончилась тягостная ложь не только вокруг фирмы – он развязался с невестой, облегчения не приносила.
Рвутся старые нити, разбиваются сердца…
Ветреными вечерами неизвестная сила гнала его из дома. Он не чувствовал слабости, просто в нем сломалась какая-то пружина. Погруженный в себя, он бесцельно гонял машину по городу, не замечая, что в какой-то момент непременно оказывался в одном и том же месте – в сыром московском дворе, под Катькиными окнами. Закинув вверх голову и вжавшись спиной в старый тополь, он подолгу стоял и смотрел на темное окно ее спальни. Порой в этой темноте ему чудился тонкий девичий силуэт, тогда он сильнее вжимался в ствол, сливаясь с ним…
«Катька! Ну почему?….»
Прошла неделя… А казалось – целая вечность. Катя… Катя… сидит, подняв к нему лицо… волнуется, сжимая в руках свой дурацкий шарф… улыбается, прижимая к груди очередную открытку… У него перед глазами боролись два видения: Катя, нежная, неуверенная, дрожащая от его прикосновений, такая счастливая… и Катя на Совете, осунувшаяся, застывшая, закаменевшая…
Из всех событий того дня ему врезалось в память только одно – как она обернулась к нему от дверей, и как он подумал: «Она меня ненавидит…».
Она хотела его наказать? Что ж… Ей это удалось… Только не отчетом – своим бегством.
Что она услышала тогда?.. Бред… Но разорванную нить заново не соединишь…
Он всматривался в темное окно и молил, чтобы в нем зажегся свет. Он бы рванулся на этот свет, чтобы обжечься – пусть! Главное - на мгновение увидеть ее и знать, что с ней все в порядке…
Все в порядке… рвутся нити… разбиваются сердца…
И она никогда его не простит…
И будет права… Уж он-то знает, насколько права…
Она его ненавидит.
Он сам себя ненавидит.

Утро было как утро - обычное, тусклое, серое, как чаще всего и бывает в эту пору в Москве, но это никак не повлияло на состояние его души. Проснувшись, он несколько минут смотрел на холодное неприветливое небо за окном, на фоне которого уныло корежились голые, кое- где припорошенные грязным снегом ветви деревьев.
Просыпаться становилось все тяжелее.
Порой казалось, что день никогда не кончится. А потом он все-таки кончался, но начиналась бесконечная ночь; и он лежал, глядя в потолок, отсчитывая часы до утра.
Безысходность и боль душили его. В какой-то момент ему чудилось, что потолок опускается и начинает давить на грудь. Эта тяжесть не давала дышать, он вставал, распахивал окно и подолгу глядел в черное небо, хватая ртом влажный мартовский воздух. Дышать становилось легче, но стоило ему отойти от подоконника, как все повторялось вновь.
Тогда он перестал бывать дома. Как заведенный, почти все ночи он проводил в клубах, пытаясь забыться, не думать, заглушить чувства к Кате.

Неподвижно сидя у барной стойки, подперев голову руками, Жданов уже который час гипнотизировал на свой бокал.
- Я так скучала без тебя дорогой, - воскликнула Лера, кидаясь ему на шею.
- А уж как я скучал без тебя, дорогая! – он оторвал взгляд от бокала.
Изотова! Как же он ненавидел сейчас эту раскрашенную куклу: театральные жесты, грудной смех, пьяные глаза. «А какая разница…»

Ревность, горечь при мысли о том, с кем там сейчас проводит время Катя, настолько переполнили его, что разболелась голова.
Нет, это невыносимо!
Возникло непреодолимое желание послать всех к черту, собрать вещи и уехать – куда-нибудь, на край света. Подальше от Киры, Леры, «Зималетто»…
На смену этой мысли пришла другая.
Окинув Валерию с головы до ног равнодушным взглядом, он залпом выпил виски и тут же попросил налить еще. Спиртное медленно начинало действовать. Ярость утихла, на ее месте осталась щемящая пустота.
- Поедем ко мне, - Жданов быстро поднялся, и, не оборачиваясь, пошел к машине.
Остановившись посреди комнаты, гостья внимательно огляделась.
- А тут как будто все по-старому, - сказала она. – Ты рад меня видеть?
- Не знаю, - ответил Андрей. – Я пока еще не понял. В данный момент я злюсь.
- Ты совсем не такой, каким был три месяца назад.
- Это точно. Каждые три месяца я становлюсь хуже. Представляешь, каким я стану через год!
- Не глупи, поставь музыку. Не хочешь? Я сама… - музыкальный центр был под рукой.
Танцующая походка, отработанный взгляд из-под ресниц, кошачья улыбка… Наманикюренный пальчик коснулся нужной кнопки.

Прощай! и ничего не обещай, и ничего не говори …

В который раз у него перед глазами появилась Катя. Она смотрела на солнце и смеялась. Ее волосы рассыпались по плечам. Потом картинка изменилась. Возникло ее удивленное лицо в тот вечер, когда он впервые сказал ей о любви… Все это держалось в памяти, будто было вчера.
Вот что было вчера – он не помнил.
- Старье крутят... - Закинув ногу на ногу, Изотова села в кресло.
Андрей вдруг почувствовал, как его с новой силой захлестнула безотчетная волна воспоминаний. Воспоминаний, от которых он безуспешно пытался избавиться. Катя превратила его в буйного невротика. Постепенно сходя с ума в течение последних недель, он устал.
Смертельно устал.
- Андрюша, зачем ты меня сюда привез? Мне пора уходить. Уже утро. Скажи мне «до свидания».
Андрей медленно поднялся, стараясь придать лицу максимально бесстрастное выражение, чтобы она не догадалась, как жутко ему оставаться одному.
Он знал: ласковое слово, поцелуй – и она останется.
Он ужаснулся неистовости желания не быть в одиночестве. Удержать, не дать ей уйти? Кто-нибудь ведь должен находиться рядом.

…а чтоб понять мою печаль в пустое небо посмотри…

Кира, Лера, другая … какая разница… если не Катя…
За время, прошедшее с момента Катиного исчезновения, жгучее желание обладать ею, исподволь, минуя его сознание, росло в нем все сильнее и сильнее с каждым днем. Присутствие Изотовой как будто спровоцировало внезапную яркую вспышку, явившую ему это желание со всей своей пугающей откровенностью и беспощадной остротой.
- До свидания, - почти равнодушно он протянул руку.
На бледном лице Валерии появилось какое-то страдальческое выражение. Так смотрит обиженный ребенок, чтобы родители поняли – сейчас он расплачется. Уже не улыбаясь, она шагнула к нему. Он, продолжал стоять, не двигаясь, погруженный в какие-то свои мысли, как будто наблюдая эту сцену со стороны. Она обвила его руками и поцеловала. Его губы остались неподвижными. Он так и не пошевелился.
Отчетливо вспомнился вкус Катиного поцелуя. «Где ты, Кать? Почему все не так?» А потом, как в тумане: «Считаю до десяти, и пусть остается эта, черт с ней…» И заставил себя начать счет. Голова кружилась, силы уходили.
При счете «шесть» Изотова оторвалась от него, развернулась и ушла.

Ты помнишь, плыли в вышине
И вдруг погасли две звезды,
Но лишь теперь понятно мне,
Что это были я и ты …

«Finito», - подумал он, падая на кровать.
Потолок неотвратимо надвигался.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:07, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
4.

Катя.

Молодого человека звали Михаилом.
Пока они ехали в гостиницу, Юлиана успела рассказать, что Миша – брат ее хорошей приятельницы, родом он из Новосибирска, сюда приехал помогать им в работе. Юлиана, смеясь, назвала его помощь бартером. Оказалось, что Миша хочет открыть в Москве ресторан, просит Юлиану помочь с пиаром, а взамен попробует организовать все фуршеты на здешнем мероприятии.
Михаил в разговор не вступал, молча поглядывал на женщин и улыбался.
Катя равнодушно подумала, что повар – не совсем мужская профессия, но говорить об этом не стала.
Ей было все равно.
Сейчас ее гораздо больше занимала мысль о том, как обойтись без летних вещей, когда на улице больше тридцати градусов тепла.
Она едва успела обойти бунгало, как туда ворвалась Юлиана, нагруженная кучей пакетов.
- Так, дорогая, я принесла кое-что из своей одежды. Иди, примерь.
- Да, но…
- Иди и не спорь! Собралась париться на такой жаре в шерстяном костюме? У нас чертовски мало времени. Быстро переодеваешься, я ввожу тебя в курс дела, и тогда - по магазинам. Послезавтра мне надо быть в Москве. Мишкин спонсор уезжает из России через четыре дня, и, если я не успею обработать этот позапрошлогодний сухарь, парню придется рыть землю в поисках нового денежного мешка.
Катя, смущаясь, вышла из спальни, и, тараторящая без умолку Юлиана, временно потеряла дар речи.
- Ка-а-ать….
- Что… а …. плохо, да? Я такое никогда не носила….
- Вот именно. Должна сказать, тебе удавалось удачно маскироваться! У тебя в роду шпионов случайно не было?
- Я… не могу…
- Кать… - Юлиана подтащила ее к окну. - Посмотри, видишь гору, там, вдалеке? Это Синай. Жаль, я уеду, но Мишка обязательно свозит тебя туда – встретить рассвет. По легенде, с восходом солнца именно там бог отпускает людям грехи. У тебя грехов нет, но это хороший способ начать новую жизнь.

Вечером они купили для Кати самое необходимое – сарафанчик, шорты, майки, купальник, открытые туфли.
Чуть не повздорили. Когда два человека тесно общаются, время от времени между ними может пробегать черная кошка. Одна из таких зверюг начала бегать по магазину, после того, как Катерина в течение двух часов так и не смогла определиться с выбором одежды. Юлиана сердилась – времени в обрез, а ее подопечная спит на ходу.
В конце концов, они решили, что Катя продолжит шоппинг с Мишей.

Когда Катя наконец-то добралась до своего номера, на побережье спустились сумерки. Выглянув в окно, она долго смотрела на дальнюю гору. «Грехи... Вы плохо меня знаете, Юлиана. Мне очень даже есть что отпускать».
Тоскливо побродив по комнате, вынула из сумочки фотографию Андрея. Лицо, прежде такое родное, глядело на нее с недоверчивым равнодушием, как бывает на всяком официальном документе. Она осторожно провела пальчиком по снимку.
Андре-е-й….
Мысль, что у ее сказки оказался грустный конец, причиняла Кате почти физическую боль. Вряд ли когда еще ей предстоит вновь пережить дурманящие ощущения, которые она испытывала от близости с ним. Любовь вознесла ее на облака. Совсем недавно, за пару дней до Совета, она нежилась в этих облаках, лежа на сгибе его руки, и он, осторожно гладил ее волосы, сонно и блаженно вздыхая…

Это была их последняя ночь.
Ночь перед Советом.
Они любили друг друга самозабвенно, словно те несколько дней, что не были вместе, вызвали в каждом из них безумный голод, утолить который совершенно не представлялось возможным. А потом она лежала, зарывшись в его руки, и он, щекоча ей ухо своим дыханием, бормотал, как сильно соскучился, ведь они не виделись долго-долго, все выходные. А она шептала ему в ответ какие-то глупости и млела от счастья. Ее захлестывала нежность, и ей надо было только одно: чтобы он чувствовал то же, что чувствует она. И казалось…
Смешно… С чего бы ему вдруг сойти с ума?…
Она бросила фотографию на пол.
Правильно, что уехала. Здесь спокойнее. Нет посторонних глаз, разве что, кроме этих… на фотографии…
«Не думай о нем, не думай…» - повторяла она, как заклинание.
Измотанная и обессиленная, Катя присела на кровать и незаметно для себя задремала.

...Ей часто стали сниться непонятные сны. Порой она даже боялась засыпать, хотя действительность была куда страшнее, но во сне чувства обострялись, а после них на душе оставался неприятный осадок и ожидание чего-то плохого...
…и все начиналось с горы…
…Та гора была над городом…
Она бежала на вершину, бежала быстро, легко, ее звонкий смех разносился по окрестностям и эхом отдавался в глубоких ущельях.
Надо успеть до рассвета, ведь совсем скоро рассвет, а там, высоко-высоко, ее ждет единственный и любимый человек. Она попыталась вспомнить его лицо, но ничего не выходило – все расплывчато, неузнаваемо...
Вот же он! Она готова взлететь от счастья…
Только он почему-то отступает…. не замечая, как приближается к пропасти… а у него за спиной встает солнце…
Она пытается крикнуть, но голоса своего не слышит, и несется к нему, чтобы уберечь от падения. Поздно. Он исчезает, и она сама падает в эту пропасть, летит вниз, вслед за ним, зная, что не разобьется, а умрет раньше, от разрыва сердца.
Вдруг ее подхватывает кто-то, знакомый, родной, и страх испаряется.
Андрей... Держит ее на руках. Легко проводит пальцем по щеке. Наклоняется. Его дыхание щекочет шею. По спине бегут мурашки – сейчас он ее поцелует. Она так хочет этого – почувствовать его губы на своей коже… Он не спешит. Опускает ее на землю. Смотрит, как будто... не узнавая.
Почему? Разве она изменилась?
Узнал. Бережно, осторожно привлекает к себе. Она прижимается к нему всем телом... Крепость его рук, стук его сердца, его желание… Вытягивается в его объятиях, напрягается как струна… Жар в груди, его учащенное дыхание… ее стон...
Бессвязно повторяя его имя, она…
…просыпается вся в слезах.

В такой жаре совершенно невозможно сконцентрироваться на чем-то, кроме глупых фантазий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:08, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Миша.

- Мишка, ты отвечаешь за Катю головой. Тормоши ее почаще.
- Понял.
- Боюсь, что нет. Впрочем, не важно. Просто делай, как я сказала.
Михаил улыбнулся. Они стояли возле гостиницы и ждали такси, которое отвезет Юлиану в аэропорт.
В рамках их бартерного соглашения, она летит в Москву, чтобы там выловить очень нужного человека. Если заполучить такого спонсора, можно будет открыть ресторан даже раньше, чем планировалось. А он остается здесь – выполнять свою работу.
И присматривать за Катей.
Миша чувствовал к этой смешной и трогательной девушке какую-то странную нежность. Хотелось оберегать ее, защищать от неприятностей.
Если бы они были школьниками, он бы непременно таскал ее портфель. Но они были взрослыми людьми.
И у Кати не было портфеля.
Помахав рукой отъезжающему автомобилю, Михаил обернулся и взглянул на свою подопечную.
В легком сарафане, чуть тронутая загаром, она выглядела юной девчонкой. Чутье подсказывало, что у нее по горло проблем, поэтому, стараясь, как мог, он мешал ей погрузиться в себя.
Он не спрашивал, почему на ее глаза периодически наворачиваются слезы.
Для него это было не так важно.
Чтобы просто быть рядом…
Миша еще раз улыбнулся и просто сказал: «Пойдем?»
И протянул ей руку.

У него было не слишком много опыта в общении с прекрасным полом, но Катя его чем-то зацепила. Может, он почувствовал в ней родственную душу? Подобно кошке, необязательно черной, которая, не желая прислушиваться к голосу разума, с ослиным упрямством приносит хозяину во время завтрака дохлую мышь, Михаил, словно заведенный, не переставал пичкать Катю рассказами о специях. Специи были его коньком.
Кате нужно было вечернее платье. Он вызвался проводить ее в бутик. Присел на диванчик и попивал холодный чай – подарок от заведения. Казалось, что все и вся, кроме этой девочки, пребывают в движении — от поблескивающих жалюзи, колеблемых легким ветерком, который создавали кондиционеры, до мужчин и женщин, сновавших вокруг и оживленно беседовавших между собой.
Господи, он же успеет умереть, прежде, чем она решится на покупку!
Катерина, с видом потерявшегося ребенка, растерянно бродила среди сверкающего великолепия.
Наконец она нерешительно потянула с вешалки что-то неброское, и он рассмеялся.
А потом обратился к продавщице:
- Принесите, пожалуйста, девушке паранджу.
И весело пояснил, в ответ на Катин изумленный взгляд:
- Ты так боишься модной одежды, что это заметно даже мне. А я ничего не понимаю в моде.

В конце концов, Мише все же удалось уговорить Катю примерить то, что ей подобрала продавщица.
Он не умер, но дышать все же перестал, когда вместо неуклюжей девчонки из кабинки выплыла смущенная богиня. Так ему показалось в этот момент…
«Ничего себе», - подумал он, вправляя глаза на место.
И опять подумал: «Ничего себе!».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:09, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
5.

Миша.

В один из вечеров этого добровольно-бартерного шефства Миша пригласил ее прогуляться к морю. На темном небе уже начали вспыхивать звезды, и засверкали россыпью ярких драгоценных камешков, протянувшейся до горизонта.
Рядом задумчиво шумело море. Все вокруг дышало покоем.
Казалось, и Катя, наконец, расслабилась. Стояла, умиротворенно смотрела на волны.
- Искупаемся?
Она моментально напряглась и замотала головой. Он взял ее за руку.
- Ты не умеешь плавать. Я прав?
- Как ты догадался? - Настороженность в ее взгляде сменилась удивлением.
Вместо ответа он улыбнулся и потянул ее за собой.
- Не бойся, я рядом.
Когда она с опаской вошла в теплую воду, он понял, что не ошибся.
- Так у тебя ничего не получится. Слишком напряжена, а вода это чувствует. Расслабься. Ложись на спину, я поддержу. - И еще раз повторил. - Не бойся. Здесь мелко. И я рядом.
В какой-то момент у нее действительно получилось. Она покачивалась на волнах, лежа на спине раскинув руки, отдаваясь новым, неизведанным чувствам.
Сказала радостно:
- Смотри, правда, получается.
Он пообещал, что к концу командировки она будет плавать как акула. И впервые услышал ее смех. А потом она вдруг засмущалась, зябко повела плечами и предложила вернуться в отель.
Миша вздохнул.
Она пожелала ему спокойной ночи и ушла к себе. Спокойной ночи? Странно, а вот ему совсем не хочется спать. В душе творилось что-то непонятное. Что это с ним?
Первый раз он встретил девушку, которой хотелось читать стихи. Но… он плохо разбирался в поэзии.
Складно говорить он мог исключительно о специях.
К сожалению...

Катя.

Стоя перед зеркалом, она морщилась, расчесывая мокрые спутавшиеся волосы.
После сегодняшнего купания в голову приходили неожиданные мысли.
Зачем быть несчастной и одинокой, постоянно думать о Жданове, если Миша хочет находиться рядом?
Правда… из нее плохой собеседник, но Мишу это, кажется, не смущает. Все время после отъезда Юлианы он был на расстоянии вытянутой руки. Помогал, опекал. Сегодня пообещал научить ее плавать.
Кажется, она ему действительно нравится.
Он хороший, добрый.
И он совсем не виноват, что ей нужен другой.

Смешной щенок неизвестной египетской породы не любил вечерами показываться на Наами-бей: сутолока, туристы. Совсем недавно, здесь ему больно отдавили лапу. Но день сегодня как-то не задался, единственный кусок булки, который он утром подобрал около знакомого кафе, погоды в его животе не сделал – есть хотелось страшно. Конечно, он знал, куда нужно идти, если брюшко сводит от голода, но знакомая дырка в заборе оказалась вдруг забитой, а подлый охранник уже третий раз отгонял его от ворот, за которыми находилась вожделенная кухня.
Щенок совсем приуныл. Ничего не оставалось, как забиться под скамейку, и грустить, улавливая чутким носом слабые ароматы, столь сладостные любому собачьему сердцу.
Щенок совсем расклеился, представляя, что сегодня было на ужин у везунчиков, которые с видом хозяев сновали мимо него туда сюда, и злой охранник не пинал их ногами, а вежливо улыбался.
Двое таких счастливцев остановились около его лавочки и болтали про какие-то клубы…
В животе у песика давно играл духовой оркестр – со всех сторон к нему плыл сладостный раздражающий аромат, и, не в силах больше выдержать пытку запахами, он заскулил, подавая сигналы бедствия. «Спасите, кто может!».
Две пары глаз одновременно заглянули под лавку и уставились на него.
Дружелюбно.
«Сработало», - понял песик и заскулил погромче, грамотно давя на жалость.
- Какой смешной…
- Он голодный…
«Еще бы», - подумал щенок, пуская в действие хвост и поднимая под скамейкой бурю пыли.
- Давай покормим беспризорника.
Не долго думая, обаятельный попрошайка выбрался из-под скамейки, изо всех сил хвостом демонстрируя бесконечную любовь к новым друзьям.
Они ему сразу понравились. Особенно девушка. Потому что, пока мужчина чесал его за ухом, она, без лишних слов куда-то сбегала и принесла бутерброды.
- Будешь?
«А то!» Через пару минут пустые коробки отправились в мусорный контейнер, а объевшаяся псинка - назад под лавку,– сытость навеяла сон, откладывать который не имело смысла.
Девушка помахала ему рукой.
- Жалко, мы не в Москве. Иначе, - объяснила она своему спутнику, - я взяла бы его домой! И он спал бы на коврике, возле моей кровати…
«Счастливый пес!»— неожиданно подумал Миша, наблюдая, как пятно света пляшет на стене у нее за спиной.

Андрей.

Золушка с огромными грустными глазами вошла в его жизнь и перевернула все с ног на голову.
Он мечтал возненавидеть ее.
И продолжал любить.
Ему хотелось задушить эту любовь собственными руками.
Ему хотелось умереть.
«Катька…Ты хоть представляешь, как мне больно? Мне больно везде… Эта страшная тяжёлая боль из головы растекается по телу, душит меня, не даёт жить, не даёт двигаться, не даёт смеяться, не даёт…»

Дни мелькали кадрами черно-белого фильма. Один мрачный вечер сменял другой. Точно так же менялись кабаки, становясь все более и более непотребными. Жданов давно напоминал бочонок с порохом, готовый взорваться от малейшей искры.

В этот вечер он был пьян. Как и вчера. Как и всю прошлую неделю. Ничего другого не оставалось в его черно-белом существовании.
- Еще виски!
Он что есть силы грохнул кулаком об стойку, отшвырнув пустой бокал, и тут же рядом с ним выросли два охранника.
- Мужик, вали отсюда.
- Как скажете…
Неожиданно развернувшись, Жданов двинул первому ногой в пах, второго задел локтем.
Охранник не зря получал зарплату. Он среагировал моментально и, воспользовавшись тем, что Андрей оставил голову без прикрытия, ударил его в висок. Жданов рухнул на грязный пол. Дальнейших ударов он почти не ощущал.
Голова кружилась, все плыло перед глазами. Медленно и неуверенно поднявшись, он шагнул вперед и упал снова – лицом в снег. Из разбитого рта текла кровь. И ничего не осталось – только ветер, снег и черное небо.
Ветер, предчувствуя, что когда-нибудь придется утихнуть, дул со всей силой, какую только могла собрать сумасшедшая мартовская пурга.
Один на всем белом свете.
«Что, Катька, рада?..»
Андрей не ощущал боли – ни телесной, ни душевной.
Наконец-то кошмар закончится…
Ветер, ветер…
«Катька, где ты есть? Катька, я знаю, ты где-то есть… Внутри меня…»
«Снег, снег идет… густой…густой… черной лестницы ступени…»
«Чёрный вечер, белый снег, на ногах не стоит человек…»
«Катька, мне холодно… тебе тоже холодно, Катька?»
«Прости меня, Катька, прос…ти, и..ди ко мне…»
«Чёрный вечер, белый снег…Чёрный вечер, белый снег… Чёр…ный ве…чер, бе..лый снег…»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:11, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
6.

Катя.

- Как по-твоему, хорошая из меня вышла нянька?
Они собрались в ночной клуб и сейчас сидели на лавочке возле каких-то цветущих кустов, ожидая, пока подъедет такси.
Она вскочила и с притворным возмущением поглядела на него.
- Я в няньках не нуждаюсь.
Хотела отвернуться и царственной походкой отойти, но тут же зацепилась за что-то каблуком, споткнулась и упала бы, если бы он не поддержал.
- Не нуждаешься? Да ты ходить толком не научилась!
Она фыркнула с такой силой, что взрыв при утечке газа, о котором пишут в газетах: погибли четверо, показался бы тихим хлопком.
Оба расхохотались.
И будто вылетели из реальности.
И тут – Катя сама толком не поняла, как это получилось – оказалось, что Миша - вот он, рядом и целует ее. Ее тело налилось свинцом. Хотелось провалиться сквозь землю или раствориться в воздухе – что угодно, лишь бы побыстрее исчезнуть.
Неловкая ситуация.
Катя молча отпрянула.
Неужели теперь все мужчины стали ей отвратительны?
Даже Миша.
Ласковый теплый ветерок неожиданно обдал ее леденящим холодом. Вдруг показалось, что кто-то выключил свет и она ослепла. Потом зрение вернулось, но мир остался черно-белым.
Шум моря отдавался болью в виске. Звуки стали непривычно гулкими.
Не было ничего. Только белая безжизненная равнина, на которой черной кляксой виднелся распластанный человек. Над ним в угольном небе кружился снег. И вместе со снежинками тяжелыми хлопьями падала безнадежность.
Андрей!
Беспросветное отчаяние окутало ее с головы до ног. Побледнев, Катя задрожала, горечь и злость ушли.
Андре-е-ей…
Быть рядом с ним, обнять, - все остальное стало в тот миг, как облачко пыли…
И она горько заплакала, словно ей вырвали из тела душу.
Растерянный Михаил смотрел на нее непонимающим взглядом.

Андрей.

Пересекающиеся в ночи линии любви... Куда они ведут?
На какое-то время Андрей отключился и не чувствовал, как чьи-то руки втаскивают его в машину. Обессилено откинувшись на сиденье, он пытался открыть глаза – не получалось.
«Наплевать», - устало подумал он, - «чем хуже, тем лучше». Ему было безразлично, кто и куда его вез.
В себя он пришел через трое суток - медленно и постепенно начали возвращаться чувства. Надрывался телефон и, вслушиваясь в громкие настойчивые сигналы, он понимал, что надо ответить.
Надо бы ответить.
Но сил не было.

В свете уличных фонарей кружились огромные белые снежинки.
Выйдя из машины, Юлиана громко хлопнула дверцей. Она сделала это, чтобы придать себе храбрости – убеждая себя в логичности и оправданности своего поведения.
Оглядев темный фасад дома, посмотрела на часы. Почти двенадцать. Поздновато для визита.
Однако именно это давало ей преимущество, от которого она не собиралась отказываться.
Уже три дня ей никак не удавалось поймать Андрея. Все ее попытки проваливались. То он в больнице, то на работе, то на встрече. Автоответчик вежливо обежал перезвонить, вызовы на мобильный заканчивались одними и теми же ответами: абонент недоступен или вне зоны действия сети.
Ничего, сегодня ему не отвертеться. Пора, мой друг, пора
Юлиана позвонила в дверь. Звонок эхом отозвался в пустой квартире. На одно мгновение Юлиане пришла в голову несуразная мысль, может он и в самом деле уехал - бежал раз и навсегда. И она не успела…
Разочарованно она подергала ручку, дверь мягко поддалась и открылась.

Странным было это пространство, дышащее холодом и пустотой.
Белая кожаная мебель, на тонких поблескивающих холодным металлом ножках, ломаные линии стен и потолка - все здесь сливалось со снежным окружением, словно копируя или продолжая его.
Жданов сидел на полу, опершись спиной о косяк двери, глядя в потолок, и, похоже, не двигался уже много часов.
Он не обернулся, пока Юлиана не подошла совсем близко.
Казалось, тоска высосала из Андрея жизнь, от обаяния не осталось и следа. В его взгляде читалась страшная утрата и незнание, что делать дальше.
Он был беспомощен, как малое дитя.
Провозившись с ним в течение целых суток, она поняла, что чуть не совершила ошибку. Еще не поздно все исправить.
- Андрюш, куда ты пропал? Я чуть не умерла от страха. - Она присела на корточки, заглядывая ему в лицо.
- Извини. Хочешь что-нибудь выпить?
- Нет, спасибо.
- Как знаешь, - Андрей криво улыбнулся, после чего, видимо, не желая больше общаться, стал смотреть в другую сторону. – Прости. Хотел позвонить, но не смог. Струсил, наверное.
- Не могу видеть тебя таким. Запер себя в келье, сидишь, как сыч.
Несколько минут раздавалось лишь его тяжелое, неровное дыхание.
- Я чувствую себя дураком. Не знал, что способен так расклеиться. Не думаю о ней, только когда без сознания. А в сознании говорю себе, что когда-нибудь это должно закончиться. Еще пару недель, еще пару месяцев, еще пару лет…
- Андрюша…
- …с ней я мечтал о семье, я хотел быть лучше… дело того стоило… она стоила.
- Да, Андрюша, ты прав. Она действительно стоит того.
- О, господи, - прошептал Жданов.
Она взяла обе его руки в свои.
- Андрюша, дорогой, все обойдется. Правда.
Он покачал головой и попытался усмехнуться.
- Мне придется умирать в одиночестве.
У него дрогнул голос. Голос человека, впервые обнаружившего свои чувства.
– Я этого не вынесу.
– Послушай меня... Уезжай… Вот билет. У тебя совсем немного времени, чтобы собраться.

Юлиана убеждала, а он и не возражал. Ему было все равно.
Прощай, одинокая холостяцкая квартирка, прощай, со всех вокзалов поезда уходят в дальние края…
Андрей окинул взглядом пустую комнату - унылую и холодную в своей обманчивой роскоши – приют одиночества и несбывшихся надежд. На журнальном столике – початая бутылка виски. Андрей сделал глоток прямо из горла.
Прошел в спальню, достал чемодан, в который без разбора полетели брюки и рубашки. «Собраться», - говорил он себе, - «и убраться из этого города». Вдруг он увидел на рубашке темные мокрые пятна и понял, что у него опять пошла носом кровь. Приложив к носу платок, отхлебнув немного виски, продолжил швырять вещи.
Собраться и убраться.

Звонок в такой час неизбежно вызывает тревожное предчувствие дурных известий, но через секунду он услышал голос бывшей невесты, свежий, бодрый. Едва успев поздороваться, Андрей уже понял, что в нем закипает раздражение. Кира считала нужным доставать его даже после разрыва.
- Я не могу до тебя дозвониться.
- Что-нибудь случилось? - спросил он и попробовал убрать платок. Кровь еще сочилась.
- Нет. Тебя искала. Ты только пришел?
«Проверяет. Условный рефлекс».
- Нет, - ответил он – Я давно сплю.
- Час назад никто не брал трубку… Где ты был?
- Веселился.
- Ты один? – повеяло холодком. - У тебя странный голос.
- Угадала, - решительно ответил он. – Я не один. Со мной тут три модели, и мы вместе курим марихуану.
И медленно опустил трубку.
До вылета оставалось три часа.
Объясняться было некогда.
Его ждал Египет.

Провожая Андрея в аэропорт, Юлиана размышляла о причудах судьбы.
Если кто-нибудь еще неделю назад сказал бы ей, что она сама, по доброй воле, отправит Жданова на встречу с Катей, она посмотрела бы на этого человека, как на сумасшедшего.
Катя была немногословна, но Юлиана не нуждалась в пространных объяснениях. Неглупая женщина умела замечать происходящее вокруг нее. И она прекрасно помнила тот вечер накануне последнего показа, когда она без стука открыла дверь в президентский кабинет.
А выслушав сбивчивую Катину исповедь, поняла, что все было еще хуже, чем она предполагала. Жданов оказался подлецом. Надо же… до сих пор она считала, что хорошо разбирается в людях…
Что ж. Мишка поможет девочке забыть о прошлых горестях. Ну а если не поможет, то, по крайней мере, не доставит новых разочарований.
В Михаиле Юлиана была уверена – она знала его не первый год.
Самолет взлетел.
Юлиана смотрела, как белая механическая птица с пестрой надписью на борту становится все меньше, и вспоминала события последних дней...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:13, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
8.

Последний штрих: поправить волосы, нанести немного макияжа.
«Ну да… ничего…» Она даже не думала, что может быть такой…
Перемерив новоприобретенный гардероб, Катя остановилась на длинном вечернем платье из тонкого шелка. Миша был прав, когда заставил ее сделать эту покупку.
В другое время перемены обрадовали бы ее, но сейчас она встретится с мужчиной, который накануне собственной свадьбы провел с ней несколько ночей, даже не потому, что на минутку увлекся, а только из одной технической необходимости, чтобы удержать в своих руках фирму.
Правда, она тоже в долгу не осталась…
Нет! Это был всего лишь ответный удар, и незачем терзаться!
Она на секунду задумалась, представив, как будет вести себя с Андреем сегодня вечером. Нужно следить за каждым своим словом, за каждым взглядом и улыбаться, улыбаться, улыбаться, чтобы не показать, что у нее на душе. Напускная холодность выдаст ее чувства. Даже если это убьет ее, она отнесется к Жданову с вежливым безразличием, как к любому постороннему человеку.
Она сможет.
А если - нет?
В любом случае, через пятнадцать минут она об этом узнает.
Катя взглянула на часы.
«Пора».

Дамы в вечерних платьях и мужчины в смокингах чинно переговаривались, улыбались, позировали перед фотокамерами. В толпе сновали официанты, предлагая страждущим всевозможные напитки. «Вперед, трусиха!»
Ноги подгибались.
Катя помедлила: он где-то здесь… она всегда чувствовала его присутствие. Сердце дрогнуло и заколотилось – ну да, вот он, держится в отдалении – с видом независимым и отстраненным. Посмотрел туда, где стояла она, и на секунду оба застыли, встретившись взглядами.
Девушка закрыла глаза, призывая на помощь все свое самообладание.
«Спокойствие, только спокойствие! Но почему он так смотрит?..»
Катя заметила у него за спиной Федорову и смущенно отвернулась, в который раз приказывая себе собраться. Слава богу, ей навстречу радостно бросился сияющий Михаил, взял за руку, повел в зал.
Андрей проводил их поворотом головы, и его пальцы с такой силой сжали бокал, что суставы побелели.

Следующие несколько часов прошли, как в тумане.
Кате пришлось заменять Юлиану, но, несмотря на занятость, она спиной ощущала, как Жданов непрерывно наблюдает за ней, и это не добавляло ни спокойствия, ни уверенности.
Жизнь – ехидная штука. Пока что, безразличие давалось ей с трудом, и она, сильно сомневаясь в успехе своей задумки, на всякий случай предпочитала держаться от Андрея подальше.
Вечеринка быстро набирала обороты. Гости становились все более раскованными, то тут, то там слышался громкий смех. Катя, наконец-то, разделалась с последним поручением. Теперь можно и сбежать – по-английски, не прощаясь.
Кто-то окликнул ее. Оксана Федорова. Нельзя не поздороваться. Внутренне обмирая, девушка направилась на Голгофу – рядом с Федоровой стоял Андрей. И улыбался. Кажется, он что-то рассказывал Оксане. По-видимому, что-то очень любопытное: Оксана слушала его внимательно и заинтересованно. Видно было, что у этих двоих много тем для совместной беседы. Слишком много тем.
«Спокойно. Вежливость и безразличие.
Черт побери!.. Спокойно. Тебе все равно. Тебе нет ровным счетом никакого дела.
Помни: вежливость… черт!
И безразличие… черт, черт, черт!!!!»
Собрав остатки самообладания, Катя улыбнулась «улыбайся! улыбайся!…черт!!!» и поздоровалась.
Да, у нее все в порядке. Ей тоже кажется, что мероприятие проходит великолепно. Да, она знакома с господином Ждановым «черт!!!» Миша? Да, Миша где-то здесь. Конечно, он очень занят – скоро нужно будет подавать десерт. Нет, она не скучает «соскучишься здесь с вами…»
«Черт, черт, черт!!!»
Ей показалось, или при упоминании о Мише Жданов взглянул на нее особенно пристально? Какая разница, сказала она себе. Тебе ведь теперь совершенно безразлично, куда он смотрит…
Рядом с ними материализовался улыбающийся Михаил. Вручил Кате бокал шампанского и начал светскую беседу. Реакция Жданова, бросающего на него отнюдь не ласковые взгляды, его похоже не слишком беспокоила.
До скандала не дошло. К Михаилу подошел один из официантов и что-то тихо сказал. Миша улыбнулся, извинился и, взяв Катю за руку, быстро направился к выходу из зала.

Жданов стоял и следил, как эта парочка удаляется в неизвестном направлении. Он почему-то забыл, о чем только что с таким энтузиазмом рассказывал Оксане.
Какова наглость! Куда ее поволок этот проходимец?
Если бы Жданов, наплевав на принципы, кинулся за Катей и Михаилом, он бы очень удивился. Потому что местом для предполагаемого романтического свидания оказалась кухня.

Дело было вот в чем. Фрукты для сегодняшнего фуршета принесли с базара буквально перед началом мероприятия. И, как оказалось, фрукты с базара приехали не одни.
Возможно, у этой парочки скорпионов сегодня было настроение прогуляться. Или, к примеру, романтическое свидание. А, скорее всего, они просто отдыхали от жары, выбрав совершенно неподходящее место для сиесты.
К моменту превращения фруктов в изысканный десерт, членистоногие путешественники были бодры, веселы и полны энергии. Выбравшись из ароматного убежища, они радостно ринулись осваивать неизведанные доселе просторы.
Если бы первыми они попались на глаза кому-нибудь из местных, то, скорее всего, их прогулка на этом бы и закончилась. Местное население к скорпионам было привычно и, особенно с ними не церемонилось. Но эти двое наверняка находились под особым покровительством богини Селкет, которая издревле командовала скорпионами в этой части земного шара.
Поэтому ядовитые путешественники предстали перед глазами посудомойки Галочки. Девушка недавно приехала в Египет, собиралась погреться на солнышке, посмотреть на экзотическую страну и заодно заработать немножко валюты.
Встречи со скорпионами в ее контракте не оговаривались. Барышня открыла рот и заорала со всей широтой российской души, запустив в ничего не подозревающих зверушек здоровенным блюдом. Селкет была явно благосклонна к своим священным животным, потому что Галочка промахнулась. Блюдо пролетело над скорпионами и врезалось в спину кондитера, который нес к столу тарелку с воздушными пирожными. Кондитер дернулся. Пирожные резво спрыгнули с тарелки. Галочка продолжала орать.
Миша вбежал в кухню, когда веселье было в самом разгаре. Вспомнив старинную русскую мудрость насчет того, что быстро поднятое упавшим не считается, он отряхнул пирожные и снова положил их на тарелку. Несколько особо видоизмененных кондитерских шедевров полетели в Галочку, которая от неожиданности наконец-то заткнулась. Михаил быстро сориентировался в ситуации, отправил кондитера продолжать издеваться над фруктами, а сам мобилизовал местное население на борьбу с клешнястыми туристами.

Здраво рассудив, что принимать активное участие в кухонном сафари ей совершенно не обязательно, Катя решила вернуться в зал, но застыла в дверях: Жданов по-прежнему стоял рядом с Федоровой и довольно улыбался. Теперь уже он слушал Оксану. Увлеченная разговором, она легко коснулась его руки. Смотреть, что будет дальше, у Кати не было ни сил, ни желания. Развернувшись, она выбежала из здания.
У нее кружилась голова, когда она сбегала вниз по лестнице.
Как можно быстрее проскочила через парк, почему-то ей казалось важным не останавливаться: так было проще ни о чем не думать – просто считать шаги, сосредоточившись та том, чтобы не зацепиться обо что-нибудь каблуком. Движение немного успокоило ее.
Звуки музыки постепенно глохли, стало тихо, лишь море лениво накатывалось на берег, шурша волнами. Катя немного постояла, глядя на белое мерцание свалившейся в воду луны, села на пирс, сжав колени руками, опустила голову. Глухой шум моря, словно вторил ее тоскливым мыслям. Как все было бы просто, если бы в дело не вмешивалась любовь! С тоской она подумала о том, что никакие перемены в ее внешности не могут изменить главного – отношения к ней Жданова.
А ей самой никак не удается справиться с чувствами.
Печально, но факт.

Андрей не находил себе места. С того момента, как эти двое скрылись из зала, в его голове промелькнуло рекордное количество сцен с Катей и Михаилом в главных ролях. При этом, - сказался многолетний опыт завсегдатая различных тусовок, - Жданов улыбался Оксане, что-то говорил ей и делал вид, что внимательно выслушает ее ответы.
Однако при первой же возможности он распрощался и прошел к себе в бунгало.
Промаявшись полчаса, уговаривая себя успокоиться и заснуть, он вскочил и решительно отправился на ресепшен, и через некоторое уже стоял под пустыми и темными Катиными окнами. Постучав в дверь, Андрей убедился, что девушки в номере нет.
Ночь плавно переходила в утро.
Подгоняемый ревностью, он прочесывал парк, на каждом углу натыкаясь на влюбленные парочки.
Ни Катю, ни Михаила он так и не встретил. «Какого черта! Они давно уже спят…» Включилось воображение, и Жданову стало не по себе. Он представил Катю в объятиях кулинара… «Спят… если бы… конечно, они не спят…»
Над ним мерцали звезды, такие ненужные в этом мире, если его любимая находится рядом с другим. На него вдруг напал озноб.
Пора идти в номер – может, удастся заснуть.
На соседней аллее промелькнул знакомый силуэт. Девушка была одна, и Жданов понял, что не успокоится, пока не выяснит, где она пропадала все это время.

Отель постепенно затих. Катя, спохватившись, глянула на часы – было скорее рано, чем поздно. Осторожно ступая по деревянному настилу, она пошла к своему бунгало.
Может, удастся заснуть хоть на пару часов.
Зашуршала трава. Катя испуганно повернулась и наверняка заорала бы так, что проснулись бы даже фараоны в Городе мертвых, если бы кто-то не зажал ей рукой рот. Ее схватили грубо и держали крепко.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:14, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
9.

Он оказался очень сильным. Она брыкалась и не могла ничего сделать. Но, должно быть, все же причинила ему боль, потому что он вздрогнул, и его дыхание сбилось. Прошептав ей в ухо: «Тише, не ори», и видимо, все-таки не доверяя, уткнул ее лицо в собственную грудь. Мгновенно Катя стала не только немой, но и слепой.
Его рубашка была прохладной и шелковистой. Она не слышала ничего - только общее с этим злодеем дыхание и стук своего сердца. Бандит больно сжал рукой ее затылок, ребра, сдавливаемые другой его рукой, тихо трещали перед неотвратимым переломом. Катя перестала сопротивляться и расслабилась. Он немедленно ослабил хватку, но отпускать ее не собирался, придерживая обеими руками. Она освободила голову, взглянула на него и задохнулась, теперь уже от возмущения.
Ну, конечно….
Слабая надежда, что это всего лишь похищение улетучилась.
Конечно, она с самого начала знала, кто это…
- Что ты тут делаешь? – потребовал ответа Жданов.
Катерина уставилась на него. Поняв, что она не собирается удирать, Андрей отступил на шаг назад.
- Ты?
- Где ты была?
Девушка прижала руки к лицу, щеки горели, хорошо, что он этого не видел.
- А вам-то что, Андрей Павлович?
- Ты была с этим…
- Нет! А если бы и была…
- Значит… а зачем?
- Не твое дело!
Внезапно она замолчала. Испуг и ярость заставили ее забыть, что она вовсе не обязана отчитываться в своих поступках. Особенно перед ним. Особенно теперь.
…. Андрей Жданов не имеет никакого права интересоваться ее поведением.
- Может, расскажете, что вы здесь делаете, Андрей Павлович? Что за капканы на людей? Вы действуете, как гестаповец. Мне было больно.
- Извини. Я не хотел. Думал, ты закричишь и перебудишь весь отель.
- Я и собиралась.
- Я заметил, как вы оба исчезли с фуршета… ну и решил… естественное любопытство.
- Ваше воображение работает без выходных.
- Очень может быть. - Он наклонил голову и задумчиво посмотрел на Катерину.
Похоже возбуждение и испуг вбрызнули слишком много адреналина в ее кровь. Она словно опьянела. Даже сама удивилась, что не испытывает никакого замешательства.
- Почему тебе важно, где я была? И с кем? Не все ли равно?
Она его достала. Будто ударила. Он напрягся и дернулся. Неожиданно Катя испугалась и, сделав шаг назад, сбивчиво продолжила.
- Я ведь не спрашиваю тебя, почему ты не привез сюда свою жену? Или ты решил, что она помешает тебе развлекаться с твоей новой пассией? Странно, Андрей Павлович! За то время, что мы не виделись, Кира Юрьевна стала доверчивей?.. Что вы ей сказали? Что едете навестить больную бабушку?
Она запнулась, перевела дыхание и горько рассмеялась.
- Скажи, за что мне это все? Почему я должна на это смотреть? Я думала, что мы больше не увидимся, хотела что-то изменить. И что в итоге? Я снова вижу, как господин Жданов любезничает с очередной красавицей. Впрочем, мне все равно. Пускай это беспокоит твою жену. Мне совершенно нет до вас никакого дела. Если тебе плевать на репортеров, веди себя как хочешь. Но я отвечаю за это мероприятие и не хочу скандала. Федорова скоро закончит здесь и уедет. Почему бы тебе не уехать с ней? И делайте что хотите. Но не здесь…
Она окончательно выдохлась, и замолчала, с несчастным видом глядя на Жданова снизу вверх.
Он слушал молча, не двигаясь, но смотрел необыкновенно внимательно. Потом спросил очень тихо, шепотом.
- О чем ты говоришь? Откуда у тебя эти … фантазии?
- Никаких фантазий. Я привыкла доверять собственным глазам и собственным ушам.
- Что?!
Ну все, он готов.
Он так это сказал, что Катерина отступила еще на шаг, а он на этот раз последовал за ней. Она наткнулась на балюстраду, развернулась и собралась удрать. Как можно быстрее. Но он схватил ее за руку, не больно, но крепко. Не вырвешься.
- Что ты напридумывала, ну?
- Отпустите!
- Нет уж, подожди.
- Отпусти, пожалуйста, - откуда-то в глаза набежали слезы.
Он немедленно отпустил ее руку, Катя сразу же начала ее тереть, хоть ничего и не болело. Ее трясло.
- Значит, сейчас ты была у него?
- Конечно, нет. Ты представляешь себе, который час?
- Я… то есть… да… извини…
Второй раз за ночь она была схвачена в охапку и лишена возможности говорить, на этот раз - его ртом. Он жадно приник к ней, с каждой секундой становясь все более требовательным. Поцелуй продолжался вечность.
Затем теплые губы коснулись ее уха, шеи, и его дыхание стало прерывистым. У Кати закружилась голова. Она попыталась что-то сказать, но не смогла.
Он становился все агрессивнее, и она протестующе застонала, невольно сливаясь с ним губами, все еще делая попытку устоять перед непреклонным натиском его языка. Мгновенно спустив тонкие бретельки Катиного платья, его руки заскользили по ее телу и, разгоряченная, она необыкновенно остро ощутила властные холодные ладони на своей груди. Он ласкал ее так, будто имел на это право, будто проделывал это каждый день – уверенно, по-хозяйски; затем его губы взяли в плен ее соски, заставив их затвердеть, и она вскрикнула.
Она не могла, не хотела!
Хотела и не могла.
Он знал об этом, но, продолжал обжигать ее поцелуями, подчиняя своей власти. Его жадные губы оставили в покое ее грудь только затем, чтобы возобновить нападение на ее рот. Он действовал грубо, настойчиво, ошарашивая ее своим порывом, и она не в силах была сопротивляться этой бешеному натиску. Его руки уже проникли ей под платье, и она окончательно сошла с ума.

Его язык дразнил, настаивал и медленно доводил до исступления, его тело вжималось в нее — жестко и требовательно. Он придавил ее к стене, взъерошил ее волосы, превратив их в спутанную копну...
И вдруг резко отпрянул.
Они смотрели друг на друга, пытаясь справиться с дыханием. В конце концов, Катя, очнувшись, быстро открыла номер и, влетев в комнату, немедленно захлопнула за собой дверь.
Самое интересное, он и не делал никаких попыток последовать за ней.
Тогда… что это было?
Катя немного подождала, и вышла на балкон. Колотилось сердце, плавился мозг.
Хорошо, что он ушел.
Ушел ли?..
Он изменился… стал жестче… Что же случилось с ним в то время, пока ее не было в Москве?
Но что-то осталось неизменным. Катя резко выдохнула и зажмурилась. В голове безостановочно прокручивались события последних минут. Ее испуг и его бесцеремонность. Его глаза – они говорили с ней, даже когда он молчал. И его, впивающиеся в нее, губы. И ее полная неспособность совладать с собой.
- Нет, с этим покончено.
Катя очень старалась, чтобы ее слова прозвучали спокойно и убедительно.
Потом зашла в комнату, стащила с кровати покрывало и легла, не раздеваясь.
Не думай о нем, приказала она себе. Ни о чем не думай.

*** *** *** *** ***

«Не думай о ней. Ни о чем не думай».
Андрей повторял эту фразу бесконечное число раз. Пока шел в номер. Пока стоял в душе под прохладными струями воды. Пока сидел на балконе, глядя на предрассветное небо.
Ничего не получалось.
В самые тяжелые времена она постоянно была рядом с ним, и ее присутствие не раз спасало его от отчаяния. Потом она исчезла.
…она сделала свой выбор, думал он, убеждая себя, что ему это безразлично, что он должен это принять, что потеряв ее, надо продолжать жить дальше, как ни в чем не бывало.
Сегодняшний вечер и то, что произошло меньше часа назад, ясно показали всю бессмысленность его самовнушения. К сожалению, он понял кое-что еще.
Когда, забыв обо всем на свете, притянул ее к себе и почувствовал, как она дрожит в его руках, он понадеялся, что все между ними осталось по-прежнему. А потом, уткнувшись в ее волосы и, учуяв незнакомый тонкий аромат духов, с горечью напомнил себе, что она уже не та, какой была раньше.
Запах духов привел его в чувство, и он отпустил ее.
Пришлось признать очевидное: время и расстояние сделали свое дело – Катя заметно изменилась.
Но что-то осталось неизменным – его яростное нежелание отпускать ее из своей жизни.
Он рухнул на кровать, не потрудившись даже стащить покрывало.
Наступал новый день.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:17, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
10.

Миша

Целый час он сидел на лавочке под окнами ее бунгало и ждал. Что час, он готов был ждать ее сколько угодно, но нужно ли это ей – он не знал.
Постучать? Подождать еще?

Вчера ночью, не обнаружив Катю в зале, он какое-то время бродил по территории отеля, то ли надеясь встретить ее, то ли уповая, что она давно спит.
«Надо же... заигрался в шефскую помощь, да так, что теперь помощь требуется самому шефу...», - он пытался посмеяться над собой, но тут же с горечью констатировал, что шутка не удалась.
Меньше всего он хотел быть Кате нянькой. Чего он хотел, он прекрасно понимал, но боялся признаться в этом даже себе.
А значит, придется сохранять спокойствие и безмятежность.
И вести себя так, как будто ничего не произошло.
И не сожалеть о том, что ничего так и не произошло…
В его ногу ткнулся холодный мокрый нос. Щенок неизвестной египетской породы решил поздороваться со старым другом.
- Привет, бродяжка, - Миша потянулся и механически почесал приятеля за ухом.
Щенок выжидательно поднял голову, выказывая хвостом радость от столь приятной встречи.
- Как дела, старина? Извини, ничего нет.
«Да ладно», - подумал щенок, вспоминая завтрак, которым совсем недавно его угостила славная посудомойка местного отеля, - «сегодня явно мне повезло больше, чем тебе». Щенок понюхал Мишину руку, хвост заходил из стороны в сторону, показался розовый язык. Миша потрепал пса по загривку. О чем думают собаки? Они ведь соображают: радуются, грустят, тоскуют, любят, обижаются… И с ними можно поговорить, не пряча своих чувств.
- Вот так-то, друг… Жду, а она не идет.
Щенок встал на задние лапы, опираясь передними на лавку, и тихонько тявкнул, словно обещая: все будет хорошо в этом худшем из миров.
- Думаешь, надо постучать?
«Давно пора», - собачий хвост превратился в пропеллер. Умудрившись напоследок лизнуть Мишину руку, щенок отправился по своим неотложным собачьим делам. Миша проводил его взглядом: «Везет тебе, ты можешь уйти сам».
Он вздохнул и, наконец-то, решился.
Когда Катя выглянула из номера, он улыбался.
Катя
Стук был негромким, но требовательным. «Что? Который час?»
- Кто там?
- Я, Катюш. Доброе утро!
Миша. И чего ему не спится в такую рань? Хотя уже не так и рано – половина девятого, но если ты уснула в шесть утра, то такое пробуждение любому покажется преждевременным. Платье валялось на ковре. Когда она успела стянуть его? Катя не помнила. Закутавшись в халат, она с тяжелым вздохом пошла к двери.
- Ты собралась? Купальник взяла?
- Зачем?
- Как зачем? Будем плавать. Я обещал тебя научить. Правда, у нас не так много времени, поэтому, пожалуй, как акула ты плавать не будешь, а вот как медуза – да. Хватит отлынивать, пойдем на море.
От Миши не ускользнуло необычное Катино настроение. Она шла, погруженная в свои мысли, часто отвечая невпопад. И время от времени оглядывалась по сторонам, будто бы высматривая кого-то.
Он пытался шутить, но потом замолчал и просто шагал рядом.
Катя смотрела на воду. Море сегодня было обманчиво спокойным и, кажется, теплым. Во всяком случае, Миша, который уже несколько раз сплавал к буйкам, убеждал ее в том, что вода почти кипит и медузы, наверное, сварились.
Катю это устраивало. Медуз она не любила.
- Марш в воду!
Несколько раз обозвав себя трусихой, Катя вошла в воду по колено.
Море действительно оказалось теплым.
Жаль, жаль. Придется все-таки учиться плавать.
Как назло, Миша разливался соловьем.
Для начала он поведал Кате очень познавательную историю о том, как его самого чуть не утопили в бассейне, после чего он сразу научился держаться на воде.
- Ты представляешь, нас учили прыгать с бортика. Конечно, в лягушатник, но для четырехлетних пацанят, глубина - выше головы. И нас спускали на таких специальных палках в воду. Малыши цеплялись за этот шест, и их окунали, как будто бы они сами прыгали. А когда я за эту палку ухватился, тренера кто-то отвлек. И он палку опустить не успел. Я повисел-повисел, руки устали, я в воду и шлепнулся. Конечно, перепугался страшно, когда ко дну пошел. А потом, с испуга, взял и поплыл. Так и научился.
Катя вымученно засмеялась, подозревая, что от испуга способна только утонуть.
Поняв, что урок прекратится, так и не начавшись, Михаил решил сменить тактику. Взяв Катю за руку, он решительно потащил ее вперед.
- Помнишь, как было в прошлый раз? Ложись на спину. Руки-ноги в стороны. Расслабься, прекрати тонуть! Ну что с тобой такое?
- Боюсь!
Неожиданно серьезно и ласково Миша произнес:
- Не бойся ничего. Я ведь рядом!
Катя постаралась расслабиться, закрыть глаза и отдаться на волю волн. Покачиваться на волнах оказалось неожиданно приятно. Вода бережно и нежно баюкала, странно успокаивала, смывая неприятности и унося проблемы куда-то к берегам Африки.
Катя почувствовала себя неустрашимым пловцом, русалкой и покорительницей глубин в одном лице. Она даже рискнула проплыть на спине несколько метров, вспоминая Мишины слова и сосредоточенно лупя по воде ногами.
Получалось!
Ласковые волны подгоняли, придавали ускорение. Она решила, что доплыла до буйков и испугалась, когда у нее над ухом раздался Мишин смех:
- Уважаемый шкипер! Не нужен ли вам лоцман? А то на мель сядете … э-э-э… кормой!
Катя открыла глаза. Она почти уперлась головой в берег. Глубина была примерно по щиколотку.
Все еще продолжая смеяться, Миша помог ей встать на ноги и вдруг предложил:
- Катюш, а ведь это надо отметить. Я имею в виду наш урок плаванья.
Он отвесил девушке легкий поклон, после чего спросил наигранно-светским тоном:
- Что вы делаете сегодня вечером?
Несмотря на шутливые интонации, взгляд его оставался серьезным и кажется немного взволнованным.
Катя подхватила игру:
- Как ни странно, этот вечер у меня совершенно свободен.
- Замечательно! – Миша не скрывал радости. – Тогда разрешите пригласить вас… в ресторан.
- Звучит заманчиво. – Катя рассмеялась. – Конечно, Миша, почему бы и нет?
- Тогда встречаемся вечером. Я зайду за тобой, договорились?

Удивительно, что может сделать с человеком один удачный заплыв!
Тоскливые мысли куда-то улетучились. Катя возвращалась с пляжа, прикидывая, как лучше распланировать сегодняшний день. Конечно, у нее все было расписано заранее, но как обычно жизнь внесла в стройный план свои коррективы.
Не страшно! Сегодня у нее все получится. Так же, как полчаса назад на пляже. Замечательный день, дурой она была, когда не хотела купаться. После ночного шторма, пронесшегося в душе и взбаламутившего мысли и чувства, спокойное утро дало необходимую разрядку. Как хорошо, что Миша ее вытащил!
Миша… Идет рядом, молчит. Такой спокойный, такой надежный. И совсем не похож на Жданова…
Совсем.
Не похож.
На Жданова.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:18, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
11.

День клонился к вечеру. Измученные голодом отдыхающие спешили занять места за столиками. Сидя у окна, Катя с Михаилом обсуждали планы на вечер, глядя, как толпы нарядных туристов постепенно заполняют просторный зал. Играла живая музыка, официанты расставляли приборы. Все располагало к приятному отдыху, и Катя почувствовала себя умиротворенно. Сегодняшний день определенно удался. Ей казалось, что и вечер будет просто замечательным. Жизнь продолжается. Целый день она не видела Андрея, но не собирается больше грустить. Да, конечно, пока это очень сложно… пока… Они все еще связаны друг с другом, и всякий раз, когда она думает о нем, не может не ощущать боли. Тогда она постарается меньше думать… о нем… Зато теперь ей хотя бы не нужно переживать, что она не является причиной его беспокойства. Вот и хорошо! Катя не успела поздравить себя с этим замечательным фактом – к их столику подошла сияющая Оксана.
- Привет! К вам можно присоединиться?
- Конечно! – Миша вскочил и галантно предложил Федоровой стул.
Оксана улыбнулась Кате, ее глаза со слабым интересом скользнули по Михаилу и нетерпеливо обратились в зал, будто ища кого-то. Она выглядела слегка рассеянной.
В дверях появился Жданов. Заметив компанию, остановился, помедлил, затем решительно направился к ним. Катя вдруг обнаружила, что ее сердце сделав кульбит, ушло в пятки.
Федорова обернулась, увидела Жданова, помахала ему рукой и сразу элегантно взяла старт, включив очарование в полную силу.
- Андрей, ты опаздываешь. Иди за наш столик.
Но Жданов, не проявляя ни малейших признаков немедленного распада, просто посмотрел слегка настороженно и мягко улыбнулся в ответ. Его черные брови немного поднялись, и что-то промелькнула в его глазах. Затем он сказал:
- Конечно. Привет, Катя, как дела?
Катерина с трудом ответила на его взгляд.
- Спасибо, неплохо, а у вас?
- Подходяще.
Вот и все. Неловкий момент перешел в журчание банальностей, в легкую механическую вежливость, которой с успехом можно прикрыть обнаженные нервы. В разговор вмешалась Оксана, и моментально вся компания начала легкий ненавязчивый треп: о конкурсах красоты, моде, моделях…
- У меня грандиозная идея! – воскликнула Оксана. – Поедем все вместе в «Black house»!
- Если Михаил не возражает, - проговорил Жданов, серьезно глядя на Катю. Она смутилась.
Миша, от которого ничего не ускользало, поймал эти, на какую-то долю мгновения, встретившиеся взгляды.
- Нет, конечно, нет. Мы с Катюшей как раз собирались развлечься, – поспешно ответил он Жданову.
- Миша… - пробормотала Катя, задыхаясь, и разозлилась от того, что у нее пересохло в горле.
- Тогда, за мной! – скомандовала Оксана. – Изумительный клуб, совсем недалеко от отеля. – И уверенно взяла Андрея под руку.
Катя смотрела на идущую впереди пару, их долетавший до нее смех был дружеским и откровенным. Почему она должна это видеть? Появляется, когда ему вздумается, и всегда в ту минуту, когда она пытается забыть прошлое. Приходит и уходит, находится совсем близко, и к нему нельзя прикоснуться.
Миша тайком наблюдал за Катериной. Ему показалось, что она напряжена, в ее глазах он с удивлением заметил неловкость. Это показалось ему странным. Что-то здесь не то. Он поймал себя на мысли, что хотел бы знать, о чем она думает. Наклонившись к Кате, спросил: «Ты давно знакома со Ждановым, Катюш?» Девушка на минуту оторопела и изумленно уставилась на него. Затем холодно ответила: «Не очень» и отвернулась.

«Black house» впечатлял своим размахом: огромный танцпол, мерцающий свет, море развлекающейся элегантной публики. Взирая на все это великолепие, Катя сразу поняла, что «удрать» было самым подходящим словом для определения того чувства, с которым она входила в клуб.
Катя открыла рот, чтобы попросить Михаила отвезти ее назад, в отель, но лишь глотнула воздух и сжала губы, потому что не смогла сказать ни слова.
С большим трудом они нашли свободный столик – слишком маленький для четверых, но они приехали сюда развлекаться, а не сидеть - все, кроме Кати, которая не была в состоянии сделать ни шага, и замерла на месте - молчаливая несчастная, украдкой поглядывая на часы, отсчитывая минуту за минутой, ругая себя, что поддалась на уговоры и, мечтая, чтобы это издевательство наконец-то прекратилось.
Издевательство прекращаться и не собиралось. Андрей непрерывно танцевал с Оксаной, они замечательно подходили друг другу. Катя заметила, что Оксана во время танцев очень тесно прижимается к Жданову, непрерывно что-то быстро говорит и то и дело бросает на него снизу вверх зовущие взгляды.
Миша, отчаявшись вытащить Катю на танцпол, трогательно опекал ее, не отходя ни на шаг, не оставляя ни на секунду. Взяв на себя роль Катиного кавалера, он вел себя безупречно. Он был вежлив и предупредителен. Он развлекал ее шутками.
«К чему все это?» Катя лихорадочно думала, что делать. «Уйти? Остаться?»
Жданов подвел раскрасневшуюся довольную Оксану, которую тут же пригласил на танец один из многочисленных знакомых, встретившихся им в клубе.
Андрей, мгновенно помрачнев, уселся за стол, рассеянно и невпопад отвечая на Мишину болтовню, хмуро посматривал на часы.
«Он-то куда торопится?… о, господи, боже мой!… ну какая же я дура! ясно куда…»
Любовь не знает ни правил, ни здравого смысла.
Заиграла медленная музыка, спокойная, удивительная, будоражащая. «Ну, конечно… Синатра…»

Strangers in the night… exchanging glances…
Wond'ring in the night… what were the chances
We'd be sharing love… before the night was through….

Отчего-то заныло в груди, по телу побежали мурашки, и она задохнулась от полного отсутствия воздуха. Андрей молча встал, протянул руку. Она, бледнея все больше и больше, кивнула и поднялась из-за стола.

Ночь была вокруг сплошной преградой…
Я искал и знал… ты где-то рядом…
Я искал и знал… что ты ждала меня…

Равнодушно – она положила руки ему на плечи.
Небрежно – он обнял ее за талию.

…путники в ночи…

Насколько это было возможно, они избегали смотреть друг на друга – расстояние между ними стало слишком близким, а им хватало того, что они преследуют друг друга во сне и заставляют страдать наяву.
Они молчали. Просто растворились в мерном звучании музыки, обволакивающей их со всех сторон. Голос Синатры дурманил своей чувственностью, вызывая пронзительное томление. Они двигались серьезно и сосредоточенно, как люди, исполняющие священный ритуал. Они вели себя отстраненно, и в то же время были возлюбленными. И с каждым тактом напряжение между ними становилось все сильнее, и каждая фраза отыскивала в памяти только им известные картинки…

Something in your eyes… was so inviting,
Something in you smile… was so exciting,
Something in my heart… told me I must have you…

Ошеломленная, она закрыла глаза, чтобы не заплакать и не видела, что точно так же ослеп и он, окончательно утонув в волнах музыки, в которой было все: от проникающей в самое сердце страсти до щемящей тоски по несбывшейся любви.
«…преодолев такое громадное расстояние во времени, преодолев вечность - пусть это покажется книжным и нелепым, - сейчас я хочу целовать тебя как прежде…»
Они двигались нежно, казалось, что каждый знал о существовании в себе и друг в друге чего-то драгоценного, сокровенного и хрупкого.
«…люблю тебя… я люблю тебя, но ты не слышишь… почему?..»
Они находились в большом скоплении народа и в то же время одни – без посторонних глаз и посторонних ушей. И вокруг никого не было и никого не могло быть – только пьянящий хрипловатый голос Синатры и напряженный сгусток окружающего их воздуха.

…Я бродил в ночи и ждал рассвета…
Я бродил в ночи и ждал ответа…
Я бродил в ночи, и я искал тебя…

Всегда одно и то же – слишком туго натянута струна.
«…почему я должен отказываться от тебя?.. если ты для меня – все, если меня влечет к тебе, твоя близость вызывает наслаждение… если от одного твоего присутствия у меня кружится голова?... если я люблю…»

Strangers in the night…
Two lonely people we were strangers in the night…
Up to the moment… when we said our first hello.
Little did we know…
Love was just a glance away, a warm embracing dance away and…

И они уже не испытывали неудобства от вынужденной близости, пребывая в состоянии транса, ошеломленные эффектом звучавшей мелодии… одурманенные словами песни… окутанные горькой истомой… погруженные в нее до головокружения…

…ever since that night… we've been together.
Lovers at first sight… in love forever.
It turned out so right,
For strangers in the night…

«…просто кинуться к тебе на грудь, обхватить руками за шею и отчаянно зарыдать, выплакивая всю ту муку, которая накопилась у меня в душе… люблю тебя…»

Love was just a glance away, a warm embracing dance away…

И ни один из них не замечал, что расстояния между ними уже не было, что их тела переплелись, полностью отдавшись этому упоительному мгновению… сгорая от невозможности…

…ever since that night… we've been together...

…вновь провести губами по его телу…

..lovers at first sight…

… зарыться лицом в ее грудь…

… in love forever…

…а потом дрожать от наслаждения, которое доставляют его руки…

…it turned out so right...

…и слиться с ней в едином порыве, приглушив поцелуем рвущийся наружу стон наслаждения…

…for strangers in the night…

«…как уже все?.. вот и все... музыка заканчивается… а я боюсь разреветься и никогда не решусь признаться тебе в тех сумасшедших мечтах, которые неизбежны, когда любишь и когда любовь огромна, а нежность беспредельна... и которым не суждено сбыться…»

Путники в ночи, два одиноких человека на пути…
На этом странном и запутанном пути… как тебя найти?

Бережно – он привлек ее к себе.
Беззащитно – она обмякла в его объятиях.

…любовь… и есть ключи для странников в ночи…

Они смогли оторваться друг от друга, отводя глаза – лишь бы другой не увидел отчаянного желания не расставаться…
…и с облегчением влились в группу веселящихся туристов, центром которой было Оксана.
Жданов отошел к бару. Опустив голову, Катя неуверенно села за столик, схватила протянутый Мишей сок. Тело стало свинцовым – не выплыть, прямая дорога – на дно.
«Сделай усилие: переведи дыхание и улыбнись», - шептал ей голос разума. – «Да, да, подними голову и улыбнись. И спокойно смотри, как он улыбается другой. А лучше – уйди и не страдай». Катя встала. С нее хватит. Когда она повернулась, чтобы поставить бокал на столик, Андрей двинулся через зал в ее направлении. Походило на то, что он намеревается с ней поговорить. Она решила – нет уж, это будет последней каплей, быстро повернулась к Мише и сказала:
- Пойдем, нам пора, – и взглянула Жданову в лицо.
Андрей замер. Руки, засунутые в карманы джинсов, сжимались в кулаки, но внешне он был абсолютно спокоен. «Им пора». Они прошли мимо него к выходу, его глаза, упрямо и холодно, без выражения, выдержали ее взгляд, затем он неестественно ухмыльнулся и взял за руку Оксану.
- Потанцуем?
Нет, любовь не знает ни правил, ни здравого смысла. И в делах любви не стоит искать логики.
Чувствуя Мишину руку у своего локтя, Катя старалась забыть, как у Жданова, когда он увидел их, идущими к выходу, вдруг окаменело лицо.
Она страшно устала.
Потому что в ночном клубе продолжала развлекаться другая пара – Андрей и Оксана Федорова. Потому что, сердце, сжавшееся в самом начале вечера, болело все сильнее и мешало дышать. Потому что все было потеряно, и ничего не вернуть.
Поэтому когда Миша, проводив ее до бунгало, предложил зайти с утра, чтобы продолжить уроки плаванья, Катя резковато ответила, что завтра хотела бы выспаться. Потом, спохватившись, извинилась и пожелала Михаилу спокойной ночи.
Он-то точно был ни в чем не виноват.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:20, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
12.

Как все несправедливо и жестоко.
Наверное, всякая любовь несправедлива и жестока.
Воспоминания были так живы, что она прикусила губу, чтобы не застонать. Ну почему она не способна держать себя в руках? Весь вечер, чувствуя под ногами трясину, которая может поглотить в любую минуту, она старалась скрыть от других, как несчастна. Худо-бедно, это, кажется, удавалось. И в самом конце, все-таки сорвалась… провалилась…
Зачем она поддалась минутному порыву? Одновременно с первыми аккордами песни что-то нахлынуло, она увидела его лицо, протянутую руку… Разве она могла поступить иначе?.. Кто придумал любовь?… и почему она захватывает нас помимо воли, загоняет в угол, кладет на обе лопатки…
Вот так живешь, тешишь себя надеждами, что любовная горячка немного стихла, а все оказывается обманом. Стоило ей очутиться в объятиях Андрея – чувства вспыхнули с новой силой – не исцелиться.

…Рассеяно побродив по аллее, девушка свернула в парк, но, споткнувшись несколько раз о корни деревьев, присела на лавочку, спрятанную от посторонних глаз в буйно разросшихся кустах. Катя подняла голову вверх. Кто там занимается нашей судьбой? Она сердито подняла руку, чтобы вытереть слезы. «Эй вы, звезды, почему вы все решили за меня? Зачем я вам нужна, ведь я бессильна против огромной вселенной. Почему вам понадобилось навязать мне чувство, которое не поддается рассудку?»
Чем быстрее она забудет Андрея, тем лучше для всех… нет, для нее… он-то забыл…
Есть же у нее гордость? Она будет страдать, но гоняться за химерами еще больнее. Какое несчастье безоглядно влюбиться в человека и узнать, что в его ответном чувстве она ошиблась. Но почему-то сегодня, когда они двигались в такт музыки, ей показалось, померещилось, почудилось, что он… он… Только это все – пустые мечты… бред воспаленного воображения…
Но почему тогда ноги привели ее на эту лавку, откуда только и видны пустые темные окна его номера?…
Надо бы сбежать, но окна гипнотизировали, лишая последних сил и остатков здравого смысла.
Вот она тоскует, а он где-то там… развлекается… чего она ждет?… на что-то надеется… только на что?… увидеть, как он привел к себе другую… зачем ей это?… лишний раз убедиться… в чем?… в том, в чем она и так давным-давно уверена…
Казалось, все можно обойти, преодолеть, задвинуть воспоминания в самый дальний угол сознания, но с глубоким раздраем внутри себя не совладать.
Сейчас она уйдет, только дождется его прихода… и сразу же…
Шизофрения. Ее мысли словно раздвоились. Одни метались в панике от ревности, другие советовали немедленно встать и убраться отсюда. «Господи, помоги».
Она сошла с ума. Нет, она окончательно свихнулась. Мало того, что она не в силах справиться с собой и жить нормальной жизнью, не терзаясь от глупой любви. Теперь она собралась помучиться еще и от ревности. Это просто смешно.
Кто она ему? Говорящий калькулятор. Случайный эпизод, ничего не значащее приключение. Источник беспокойства и неприятностей.
Кто он ей? Наказание…
Дура… вместо того, чтобы пойти… погулять с Мишей…
… стыдно… бедный Миша, он старался, как мог, и это отвратительно, что она ему нагрубила…
Нет же, ей доставляет какое-то болезненное удовольствие торчать на этой дурацкой лавке и пялиться в эти темные окна. Зачем? Мало сегодняшнего вечера? Непременно хочется увидеть, как они войдут в номер? Ну да, а потом она спокойно пойдет спать… ха-ха-ха…
Несмотря на все попытки самовнушения, Катя не сдвинулась со своего наблюдательного пункта ни на сантиметр. Сидела, кусая губы от бессильной злости.

Она отвлеклась и только сейчас заметила, что на первом этаже маленького бунгало вспыхнул свет.
Жданов. Наконец-то вернулся. С кем?
К чему этот вопрос, она и так прекрасно знает – с кем…
«Ты же этого ждала?..»
Сердце бешено колотилось.
«С Оксаной? или… один?… может все-таки один… нет, конечно, с Оксаной… господи, ну сделай так, чтобы - один…»
На всякий случай она зажмурилась на несколько секунд, а потом больно-больно ущипнула себя, чтобы поверить в реальность происходящего. Тут же, чуть не взвизгнув от боли – «что ты делаешь, идиотка, завтра будет во-о-от такой синяк», она поднялась, осторожно спрятавшись за куст, взглянула на темное бунгало. Лучше ей принять это сразу, как факт: у Жданова с Оксаной роман, и ничего с этим поделать нельзя.
«А ты - идиотка. И полная дура! Уже решила, что он… как мало надо… всего один случайный танец, ничего не значащий поцелуй, и фантазия заработала.
... Разве можно сравнить тебя с Оксаной!
Вот и прячься теперь в кустах под его окнами.
Вот представляй, что там сейчас происходит, у него в спальне».
В освещенном окне мелькнул чей-то силуэт.

«…может… подойти…
…и осторожно взглянуть…
… но до окна не дотянуться.
… но если влезть на балкон…»

Затаив дыхание, она стала выбираться из кустов. Раздался треск рвущейся ткани.
«Правильно, так тебе и надо. Не будешь изображать шпионку. Еще и платье испортила».
Неожиданно у нее за спиной послышались осторожные шаги. Только сейчас она заметила, как тихо и темно вокруг, как стеснились рядом с ней кусты и деревья. Ночь была полна угрожающих шорохов. Катю охватил настоящий ужас – Андрей у себя, а любой другой насильник ее не устраивал.
Она дернулась и прибавила шагу, неизвестный тоже. В панике, продираясь сквозь колючие ветки, Катя бросилась наутек. Сзади, совсем близко, раздалось чье-то громкое сопенье. Ну… вот и все.
- Мамочка! Помогите! – неожиданно для себя заорала она, испугавшись не на шутку.
И зацепившись каблуком за поливальный шланг, постаралась сохранить равновесие, но не удержалась и плюхнулась в грязь.
- Что вы здесь делаете? – на плохом английском требовательно спросил ее мужчина, одетый в униформу охраны отеля.
Катя обиженно взглянула ему в лицо. Столько шума из-за ничего.
- Тренируюсь для выступления в цирке. Обычно я падаю с мостов, но здесь их поблизости не оказалось.
- Как вас зовут? Вы можете идти? Вам помочь?
Катя сидела на мокрой траве и огорченно мотала головой.
- Что происходит?
Жданов. В одних джинсах. Зло и требовательно переводит взгляд с охранника на Катю.
- Что ты здесь делаешь в таком виде?
Спросил бы что-нибудь полегче. Почему всех интересует, что она делает? Она свободный человек, что хочет, то и делает.
- Не видишь? Принимаю грязевые ванны.
- Вы знакомы с молодой леди? – не унимался подозрительный охранник.
Жданов усмехнулся и помог ей встать.
- Мы знакомы. Можете быть свободны. О молодой леди я позабочусь сам.
Охранник пожал плечами и удалился, пробормотав что-то на местном диалекте. Катя покраснела.
- У тебя платье порвано… Ты можешь идти?
- Конечно, - гордо заверила его Катерина и, двинувшись было в направлении своего бунгало, тут же поняла, что ее нога другого мнения. Катя ойкнула и вновь опустилась на мокрую траву.
Жданов, не говоря ни слова, перекинул ее через плечо и поволок к себе в номер.
«Что происходит? Караул!» - промелькнула у нее мысль, - «там же…»
- Ты куда меня…
- Надо поговорить.
- Может… завтра?
- Сейчас!
Сгрузив ее, словно мешок картошки, на мягкий диван, он, молча удалился в ванную.
Катя быстро окинула взглядом номер. «Никого нет. Странно». Она почувствовала себя полной дурой.
Боже, а что решит Андрей? Он и так смотрел на нее, как на чокнутую.
Через минуту вошел Жданов с мокрым полотенцем и аптечкой в руках, присел перед ней на пол и стал ощупывать ее ногу. Он издевается? Катя дернулась.
- Бога ради! Посиди спокойно! Ты уверена, что с тобой все в порядке?
- Да… просто каблук застрял… и нога… вот… чуть-чуть…
Его брови сдвинулись, черные глаза сузились, он так и остался сидеть на полу.
- Кать…
Она смотрела в сторону, туда, где за оконным стеклом горели в черном бархате ночи крошечные точки огней.
«Очнись», - твердила она себе. – «Он жалеет тебя – маленькую дурочку. А жалость – не любовь».
Чем она только думала? Следовало держаться от него как можно дальше, избегать любых встреч. И уж тем более нельзя находиться от него настолько близко! Неужели ей мало того, сегодняшнего танца? «Ты мазохистка, Пушкарева!»
- Если я был с тобою груб, - сдавленно произнес Андрей, осторожно оттирая грязь с ее ушибленной коленки, - извини, я не хотел.
«Он не хотел! Конечно, не хотел… ее нельзя хотеть… как стыдно…» Катя непроизвольно дернулась.
- Больно? Я тихонечко…. потерпи… Нам давно пора поговорить. В тот день, когда ты… - он медленно, с трудом подбирал слова, – …когда ты услышала тот разговор – это было совсем не то, о чем ты подумала…. Я действительно решил, что будет лучше, если ты уедешь, пока я не улажу все вопросы – с фирмой, с родителями, со свадьбой…
«…со свадьбой… ох… лучше бы он молчал…»
Но он и не думал останавливаться. Решившись на этот разговор, Андрей был полон желания довести его до конца.
- … вот и все… просто легкая ссадина… и все… пройдет... скоро… Ты же знаешь, сколько всего тогда на нас свалилось. Проблемы с «Зималетто», долги… Я запутался. Меньше всего я хотел тебя обидеть… Кать, поверь! Я понимаю, наши… отношения… сначала были, может, не совсем… но потом я… - теперь он говорил сбивчиво, чувствуя, что начинает волноваться. - Я уже не мог без тебя, Катя. Не могу. Я очень виноват перед тобой, но я готов все исправить. Если бы ты дала мне тогда объяснить, если бы не сбежала, все было бы по-другому…
«Конечно. Я продолжала бы рисовать фальшивки, а ты бы остался президентом. И твоя свадьба проходила бы не в такой нервозной обстановке».
Он взял ее руки в свои.
Они безвольно, чуть подрагивая, лежали в его ладонях. Такие холодные…
- Кать…
Андрей сидел у нее в ногах, и беспорядочные воспоминания лезли в ему голову.

Их первая встреча... Она - такая смешная и странная девочка…
И еще… как-то раз в его кабинете… как она смутилась, когда он попросил ручку, а она протянула ему ладонь…
Их первая ночь… как она лежала рядом, и была так же напряжена, как сейчас…
…и его рука потянулась к выключателю – темнота, по его мнению, должна была решить все проблемы….
…и он наткнулся на ее, дрожащую, - вот как сейчас, - ладошку…
…и их руки встретились, пальцы моментально переплелись. И ее дрожь ушла… и она полностью растворилась в нем, принеся ему столько радости.
…всего каких-нибудь пару месяцев назад.
И столько боли…
Держа ее руки в своих, узнавая прикосновение маленьких, как будто детских пальчиков, он почувствовал, что, если сейчас, сию минуту он сумеет заставить ее вспомнить, все изменится.
«Наши сплетенные пальцы всегда говорили за нас, признаваясь в нежности, чувственности, страсти… Даже тогда, когда мы молчали…
Ну, вспомни…»

- Ну, Кать… - прошептал он, мягко прикасаясь губами по очереди к каждой ее ладошке.
«Ну, вспомни же, Кать…», - молча умолял он ее.

Она не повернула головы, не отводя глаз от стекла, в котором отражались, искажались и множились ночные фонари. Андрей выпустил ее руки. Они так и остались - безжизненно лежать на ее коленях.
Он уткнулся в эти колени головой.
У нее не осталось сил. Она же не железная.
Робко она дотронулась до его затылка - оброс - перебирая черные жесткие волосы, накручивая их на пальцы.
И тут же одернула себя.
Она не может.
Не должна.
Сколько можно себя обманывать!
- Извини, - сказала она, вставая. – Андрей, извини. – Говорить было трудно, собственный голос, который она слышала словно издали, звучал как-то странно.
Он попытался перегородить ей дорогу, но она среагировала быстрее, увернулась, открыла дверь и выскочила на улицу.
Обидно, что любовь разделяет людей тогда, когда они больше всего нужны друг другу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:23, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
13.

И почему ему опять приснилась гора?
Гора стояла перед ним мрачной громадой. Он физически ощущал ее недоступность. Любовь – самая чистая и бескорыстная - часто безответна и безнадежна.
Он всегда бродил у подножья, но однажды, посмотрев вверх, понял, что ему непременно нужно достичь вершины. Только там он обретет любовь, увидит, как встает солнце – и его жизнь обязательно изменится. Теперь у него была цель: он шел навстречу своей любви. Он был уверен - она там, наверху. Любовь, которую когда-то держал в руках, но потерял, выпустил, проворонил.
Верхушки деревьев задумчиво шумели на ветру, вторя говорливой реке. Кое-где встречались поляны сухой травы. Глубина неба манила душу в бесконечность.
По мере продвижения, картина менялась. Закончился лес, исчезли бурные, мутные реки. Ушла мирская суета, ранее наполнявшая его жизнь. Прошлое осталось далеко внизу.
Уставая, он закрывал глаза, шептал имя своей любви, и она оказывалась рядом.
Каждый ее взгляд, каждое прикосновение, каждый поцелуй он помнил до мельчайших подробностей. Протягивал руку, легко проводил пальцем по щеке. Наклонялся. Бережно, осторожно прижимал к себе. Щекотал своим дыханием ее шею. Тянулся к ней в предвкушении поцелуя. Он так хотел этого – почувствовать под своими губами ее нежную кожу…
Еще немного, и он дойдет, и они будут вместе.
Он должен сам расчистить небо, разогнать серые тучи, которые так долго были над ними.
Счастье – цель жизни, пик желаний, вершина горы, покоренная двумя. Но он был один. И пробивал свой путь, чтобы обрести потерянное счастье.
Ему была безразлична длина этого пути. Он шел, потому что знал, что ждет его в конце. Чтобы быть вместе, ему необходимо было пройти это испытание.
Подъем был сложным, но он же стал альпинистом, пускай только во сне.
Сейчас вокруг него громоздились хрустальные пики. И в этой прозрачности мира он почти достиг вершины. У него кружилась голова. Ему было хорошо.
Шепча имя своей возлюбленной, он снова и снова тянулся к ней, чтобы обнять.
Он чувствовал ее всем телом. Руки, губы, стук ее сердца, ее желание, свое желание… жар в груди... и вновь, и вновь повторял ее имя…
… он мечтал о вершине горы…
…но совершенно не осознавал того, что настоящая любовь ждала его на спуске...

Всегда один и тот же сон: радостное возбуждение, всплеск энергии, счастье, которое он чувствовал во сне, он мог бы поклясться – чувствовал.
А потом пробуждение - как полет в пропасть. Он лежит в постели, глядит в потолок и мечтает стать равнодушным к одиночеству. А как забыть о боли?
Она изменилась.
Похорошела.
Он этому не рад.
Бессмыслица.
Наконец-то закончилась длительная, изнуряющая ночь, не принесшая никому ни покоя, ни сна.

Он бежал по дорожке, вдоль пляжа. Бестолковые мысли следовало привести в порядок.
Пустой берег еще не проснулся. Слышен был только шум ленивых волн, стрекот прячущихся в зелени цикад, да его собственные шаги. В этот миг все его ночные фантазии материализовались в одинокой женской фигурке на берегу.
Девушка осторожно шла к воде, на ходу закручивая в пучок длинные волосы. У него возникло странное ощущение, будто лучи солнца сосредоточились только на ней, заливая ее потоками света.
Она была в золотистом купальном костюме, едва прикрывавшем наготу. Девушка чуть повернула голову…

Катя приблизилась к кромке моря, задумчиво глядя на набегавшую к ее ногам волну и не решаясь ступить в воду.
Она не сдастся!
Хватит с нее того, что все попытки изменить что-то в жизни опять рухнули в тартарары - стоило появиться Жданову. Ну, хоть что-то она может…
«Надо рискнуть и искупаться», - уговаривала она себя. – «Расслабиться и поплыть… Здесь мелко и у тебя это уже получалось… с Мишей…»
Робко она шагнула в воду… «Надо же… Это совсем не страшно… Главное – принять решение – и все получится… Что там говорил Миша?…»
Аккуратно Катя легла на спину… Волны нежно баюкали ее… на голубом небе не было ни облачка… - «Как красиво»… - вот только немного пощипывала коленка… - «Андрей…» - ну почему он был с ней так нежен вчера?…
«… если бы он еще молчал…»
Задумавшись, девушка потеряла равновесие, перепугалась и неожиданно пошла на дно. Она совсем забыла, что находится около берега – паники, охватившей ее в тот момент, было достаточно, чтобы утонуть и на метровой глубине. Противная горько-соленая вода проникла ей в нос, в рот, лишила возможности не только дышать, но и соображать.
Ее вернул к действительности мягкий голос:
— Можно к тебе присоединиться?
Катя вздрогнула, закашлялась и попыталась разлепить глаза.
Жданов, подхвативший несостоявшуюся утопленницу, теперь тихонько покачивал ее на волнах.
Андрей... Она и не слышала, как он подошел, будучи уверена, что в такую рань гулявший всю ночь отель спит мертвым сном.
Она скользнула взглядом по груди и плечам Андрея, покраснела и метнула в него встревоженный взгляд.
Сердце предательски загрохотало.
Катя напомнила себе о принятом решении.
- Не стоит. Да и море еще холодное.
- Я подумал, тебе будет скучно тонуть в одиночестве…
- В твоем распоряжении триста метров пустынного пляжа. Но если хочешь, можешь плавать и здесь. Только отпусти меня… тут мелко… и я сама….
- Спасибо. Если не возражаешь, я не хотел бы идти еще триста метров. По-моему, для нас двоих вполне достаточно места. Тем более, что ты, кажется, не собираешься отходить от берега дальше чем на метр.
- Ты прав, мне это ни к чему. – Катя подергала плечом, не делая никаких попыток освободиться. – Поставь меня и плыви.
Он улыбнулся.
- А ты не боишься? Здесь глубоко… по пояс..
- Не боюсь, я прекрасно плаваю.
Он засмеялся и вдруг отпустил ее.
- Плыви!
Не ожидая такого подвоха, Катя на секунду пошла ко дну, но испугаться не успела, потому что тут же вновь была подхвачена Андреем.
- Что ты делаешь!
- Ты же просила отпустить… но… если не хочешь… - Он немного побаюкал ее на волнах… - Кстати… как нога?
- Нормально. Отпусти. – Почему-то у нее осип голос. Может, действительно, вода была холодновата?… - Мне… правда… пора…
- Не отпущу, - Жданов уже давно перестал улыбаться.
- Отпусти! Сейчас же!
Рывком освободившись из плена, она рванулась к берегу - удрать, и как можно быстрее.
Андрей немедленно поймал ее за руку и заставил обернуться. В молчании, вопросительно вглядываясь ей глаза, он словно добивался какого-то ответа.
- Ты опять! - Он взял Катю за другую руку и резко потянул на себя.
Не ожидая такой реакции, она практически упала на него, уткнувшись ему в грудь. Упершись ладонями ему в плечи, приподняла голову и уставилась на Андрея.
Не сводя с Катерины глаз, он медленно водил кончиками пальцев вниз и вверх, вдоль шеи, обнаженного плеча.
- Не надо, не уходи, - шептал он чуть слышно, медленно склоняясь к ней...
Его губы были так близко!
«Подумай, что ты делаешь».
Только одно мгновение. Его поцелуй. Ничего, кроме его поцелуя.
Катя… Катенька… - Его голос прозвучал так мягко… что она захлебнулась от нахлынувших воспоминаний.

Море было спокойным и гладким, ничто не предвещало цунами, но он еще раз прошептал ее имя, запустил руки в ее волосы и волна страсти, зародившаяся где-то далеко, в другой стране, добралась и до этого берега, нахлынула, сбила с ног, захлестнула их обоих. И утопила в себе все ее надежды на новую жизнь, все ее сомнения, все проблески здравого смысла…
Осталось одно – она желанна. И она тоже желала его, и это было сильнее, чем все обещания забыть. Она говорила себе, что все это не имеет отношения к той Кате, которая так искренне хочет начать новую жизнь…
Какая может быть жизнь… без него…
- Катенька… моя…, - выдохнул он, - Без тебя…
Она закрыла ему рот поцелуем. Ей не хотелось разговоров, выяснения отношений.
«Не надо слов».
Она почувствовала его ладонь на своем бедре.
«Решай».
Сердце Андрея начало стремительный отсчет.
Он притянул Катю ближе. Его губы на ее шее, его руки расстегивают купальник.
От увиденного у него захватило дух. В розовом утреннем свете она казалась хрупкой и почти прозрачной. Она прекрасна, сейчас они вместе. Остальное – слова…
Все было не важно, все проблемы отодвинулись далеко-далеко.
— Боже мой, — прошептал он.
Он привлек ее к себе, нежно целуя, лаская, и они оба, как подкошенные рухнули на мокрый песок…
Андрей внезапно понял: он чувствует ее каждой клеточкой.
- Ка..тя…
Она не помнила себя от наслаждения. И не было ничего, кроме его рук.
«Зачем слова?»
Ловя губами каждый ее вздох… он прикоснулся языком к соску, и тот затвердел еще сильнее. Катя застонала, уже не в силах скрывать от него желание. Андрей, наоборот, стараясь сдерживаться, поцеловал другой сосок, и она, мгновенно откликаясь, невольно вцепилась ему в плечи. Его руки пустились в путешествие по ее телу, мягко, но настойчиво лаская самые потаенные уголки.
Катя, постанывая, закрыв глаза, гладила его, помогая ему освободиться от плавок.
- Я хочу тебя, - пробормотал он, - Катя, Кать… посмотри на меня…
Она не могла. Она видела мокрый песок, яркое небо, зеленоватое море. Но только не его лицо, не его глаза, не его губы. Она принимала его поцелуи, целовала его в ответ. Но не смотрела на него.
- Я люблю тебя, - чуть слышно произнес Андрей. - Прикоснись ко мне, - шепотом попросил он.
Она высвободилась из его объятий, склонилась над ним и накрыла губами его грудь. Затем, очень нежно, ее ладошки заскользили вниз, за ними следовали ее губы…. От его прерывистого стона у Кати закружилась голова. Андрей охнул, и Катя почувствовала, как дрогнули под ней его бедра; он сжал ее и оказался сверху, а потом, какая-то сила вдруг пригвоздила ее к нему.
«Еще!»
Его стонам она внимала, как музыке. Он принимал ее вздохи, как благословение.
Они оба промерзли до костей, но там, где сцепились их тела, Катя ощущала, как горяча кожа Андрея, и как пульсирует его кровь.

Катя не понимала, сколько времени прошло. Она не чувствовала ни капли смущения, испытывая восторг от пробудившейся чувственности и возможности дарить ответное наслаждение. Мерный рокот волн задавал ритм их движениям. Она ощущала себя участницей первобытного ритуала, древнего как эта земля и прекрасного, как это море.
Не в силах сдержать рвущийся из груди возглас, она краем уха услышала, как он отвечает ей тем же, и их голоса сливаются воедино. Нестерпимо яркая вспышка залила сознание, вдруг лишив ее способности ориентироваться во времени и пространстве, отправляя куда-то в открытый космос.
Она обняла Андрея, прижалась к нему и некоторое время лежала без движения, пытаясь восстановить дыхание, слушая, как колотится его сердце.
Где-то в глубине затуманенного страстью мозга Жданова возникла мысль, что Катя совсем не такая, как в Москве. Там в его объятиях она оставалась неуверенной и стеснительной девчонкой, сейчас рядом с ним лежала раскованная страстная женщина.
Его пронзил холод разочарования и ревности и, накрыв рукой Катины пальцы, он спросил:
- Скажи… давно у тебя… с этим… Мишей?…
Она встала. У нее дрожали руки, когда она натягивала на себя мокрый купальник. Она была потрясена до самой глубины существа. «Он ничего не понял», - думала она, - «Раз так, не надо слов. Все, что угодно, только не надо слов».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:25, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
14.

Волшебство закончилось.
Андрей, чертыхаясь, оделся и уставился на волны. Ну вот. Все опять безнадежно испорчено… Надо же быть таким идиотом!... Она обиделась… и... она права… кто его тянул за язык? Они были вместе – вчера он о таком мог только мечтать…. Нет же, нужно было именно сейчас устраивать сцену ревности.
«Поздравляю тебя, Жданов, ты болван!»
Но зато, теперь-то он уверен – Катя его любит... любит!...
«Она простит...» Он извинится, и она простит...
Срочно необходимо все исправить!… немедленно!… нет, пожалуй, нет… он же знает свою Катьку – она не захочет с ним разговаривать… скорее опять сбежит на край света…
Что же делать?… Неожиданно вспомнился вчерашний разговор с Федоровой. На сегодняшний день намечалась прогулка на яхте, вернее - какая-то презентация, да все равно - что, главное - Оксана приглашала составить ей компанию. Конечно, Катя непременно там будет, она ведь на работе… удрать с яхты у нее не получится, они обязательно поговорят. А может… - на лице Андрея заиграла мечтательная улыбка. Может, и не только поговорят.
Главное - верить, что все будет хорошо.
Все закономерно... Она в очередной раз сглупила. И в очередной раз была наказана.
Ну почему все так нескладно?
Они будто бы обмениваются ударами. Сначала он, потом она.… Теперь вот опять он… Что ж, сейчас, кажется, ее очередь. И незачем его разубеждать. Пусть делает все, что хочет, думает о ней - что угодно, только бы отпустил ее на все четыре стороны. А ей больше нет до всего этого никакого дела. Но… как он мог? Неужели, и вправду, считает, что Миша ее любовник? Совершенно ясно - Андрей относится к ней так же, как к своим многочисленным подружкам... Обидно, но без сомнения, ему так проще - никаких обязательств, никаких угрызений совести. И никто никому ничего не должен.
Хорошо… она не будет страдать в одиночестве.
В глубокой задумчивости, Катя добрела до номера, привела себя в порядок и отправилась завтракать.

Возвращаясь из ресторана, она столкнулась с Михаилом, который, робко кивнув ей, поздоровался так, словно не знал, как она это воспримет. Некоторое время они шли рядом и молчали, потом Катя услышала, как он переводит дыхание, будто собираясь что-то спросить.
- Как дела?… нормально?
- А почему… у меня должно быть что-то ненормально? - Катя вымученно улыбнулась… - Много работы навалилось… сегодня же презентация… на яхте…
- Может… мы… там… вместе… поплаваем?… расправимся с делами и продолжим занятия. – Судя по его тону, Миша вовсе не был уверен в положительном ответе.
- Знаешь... что-то мне больше не хочется лезть в воду.
Услышав это, Миша внимательно посмотрел на нее.
- Понимаю… - сказал он и замолчал.
Вчерашний совместный танец Кати и Жданова словно обжег его, и ночная прохлада ничуть не смягчила боли. Всю ночь, не смыкая глаз, он терзался от ревности, постоянно напоминая себе, что не имеет на Катю никаких прав, однако это ничуть не облегчало его страданий. Сейчас он шел, не сводя с нее глаз, и Кате отчего-то стало его жалко.
- Но, может быть… - Она чуть помедлила и взяла его за руку, – …может быть, мы найдем себе занятие поинтереснее?
- По...интереснее?
- Ну… поговорим… потанцуем… Мы ведь так и не потанцевали вчера… Миша.
- Я был бы рад… - Михаил чуть сильнее сжал Катину ладонь, по-прежнему серьезно глядя ей в глаза. Видно было, что он говорит искренне, и девушка вдруг почувствовала себя не в своей тарелке. Она осторожно высвободила руку и отвела взгляд. В тот момент ей не хотелось видеть его лицо.
Повисла неловкая пауза. "Ааааа!!!!" Зачем она это делает?…
- Значит… до обеда?…
- Ну, конечно… Встретимся у причала! – Катя, словно что-то для себя решив, вдруг подалась к Михаилу и чмокнула его в щеку, а потом, помахав ему рукой, побежала к себе.
Миша озадаченно смотрел ей вслед…. Медленно провел рукой по щеке и впервые улыбнулся.
А может… все действительно будет хорошо?..

День выдался как никогда жарким, но ее трясло от холода при одной мысли об этой несчастной прогулке на яхте. Ей совсем не хотелось там появляться.
Самый трусливый заяц показался бы рядом с ней бесстрашным одноглазым пиратом. До последней минуты она надеялась придумать предлог и увернуться от неприятной обязанности. Хорошо бы заболеть... Или, может… случится цунами и смоет с лица земли весь этот чертов отель… вместе с ней … еще лучше – землетрясение – и она провалится в глубокую пропасть. Там уж точно не будет Андрея Жданова.
На худой конец… почему бы какому-нибудь залетному кирпичу не упасть ей на голову?
Катя взглянула на оживленную толпу гостей и почувствовала, что ей трудно дышать. Где-то среди них был Жданов.
Ее страхи, как она и предвидела, оказались не напрасными. Андрея она заметила моментально. Вот он – стоит на палубе и смеется. И конечно, он не один. Оксана Федорова - высокая, стройная, невероятно красивая и сексуальная, - улыбалась ему в ответ, и ее рука удобно расположилась на его плече. Катя отвернулась, при воспоминании о сегодняшнем утре, ее щеки густо запылали… И у него еще хватило наглости спрашивать о Мише!
«У-у-у… Бабник!»
Организовать конкурс красоты – пожалуйста, написать финансовый отчет – с удовольствием, но наблюдать, как светящийся от счастья Жданов ухаживает за другой – это выше ее сил!

Миша, как-всегда, спас положение - ненадолго оторвался от кухонных забот и сейчас развлекал ее разговорами, расписывая красоты морских глубин и обещая непременно обучить ее нырять с аквалангом.
- Привет, - раздался до боли знакомый голос.
Катя напряглась. Так и подмывало высказать Жданову все, что накипело, но она сдержалась и изо всей силы вцепилась в Михаила. Миша перевел глаза с Кати на Жданова, потом опять посмотрел на Катю и опустил голову.
Она все же заставила себя улыбнуться.
- Привет, - и протянула Андрею руку.
Его пальцы больно сдавили ее ладонь.
Катя осторожно высвободилась и повернулась к Оксане.
- Привет!
- Я не перестаю тобой восхищаться, Катенька, - заулыбалась ей Федорова. – Все организовано блестяще.
- Спасибо, ты преувеличиваешь. - Быстро выпалила Катя и, потянув Михаила за рукав, слегка кивнула в сторону бара. – Пойдем. Нам срочно надо кое-что обсудить.
Ей было необходимо уединение, хотя бы небольшая передышка от постоянного ощущения присутствия Андрея.
Смешав для нее коктейль, Миша проводил ее в пустующий салон и тут же испарился по своим неотложным делам, пообещав вернуться минут через пятнадцать.
Вскоре она услышала, как открывается стеклянная дверь, и с сожалением приготовилась расстаться со столь желанным одиночеством. Черт! Быстро же Михаил управился со своей кухней.
- Ну… все в порядке? - спросила она, не оборачиваясь.
- Еще как! Ты почти убедила меня, что я человек-невидимка.
Чуть не разбив бокал, она медленно повернулась, стараясь собрать вместе обрывки мыслей, вертевшихся в голове.
«Безразличие и вежливость», - напомнила она себе. «Веди себя так, как если бы то, что произошло на пляже, значило для тебя не больше, чем для него». И заставила себя посмотреть ему прямо в лицо. В его взгляде была такая откровенная чувственность, что она почти задохнулась.
- Милая вечеринка.
- Очень.
Не отрывая от нее серьезных глаз, он подошел, молча взял бокал с коктейлем из ее слабеющих рук, спокойно поставил на столик позади себя.

С трудом отведя от него взгляд, она повернулась к иллюминатору, вглядываясь в пробегавший мимо морской пейзаж. Она не смогла бы точно сказать, что там происходило, потому что почти физически ощущала близость Жданова. Утром она позволила себе совершить необдуманный опрометчивый поступок. Опять. В который раз. Но больше это не повторится. Не должно.
Андрей нежно обнял ее за плечи, развернул и стремительно привлек к себе. Беспомощно, словно в замедленной съемке, она смотрела, как его губы медленно приближаются к ней. Поцелуй был нежным и одновременно захватывающим. Он уже целовал ее плечи, шею, а она не знала, как быть, только дрожала от множества меняющихся ощущений.
Все! Если эти поцелуи не прекратятся, она сойдет с ума.
- Из всех… - отчаянно пытаясь сохранить хладнокровие, Катя вырывалась из его объятий.
- Да…да… да… - соглашался, он не переставая покрывать ее лицо поцелуями.
- …из всех безмозглых….
- …верно-верно… - его губы прокладывали дорожку от глаз к уху…
- …наглецов, алкашей, бабников…
- …конечно, любимая…. – его язык начал исследовать ушную раковину…
- …ты займешь первое место…
У нее кружилась голова. Ему почти удалось сломить ее сопротивление. Руки Андрея обвивали ее, прижимая к груди, его рот жадно раскрылся, впиваясь в ее губы.
«Не будь идиоткой! Точно так же он недавно целовал другую! других!»
Катя на секунду застыла, собралась с силами и резко оттолкнула его.
- Нет!
- Ради бога… Кать… что случилось? Ты обиделась? Знаю, знаю… я виноват…
Катя удивленно распахнула глаза.
- Виноват? Ты о чем?.. просто… - «что ты там говорил насчет Миши?» - …просто…ты не единственный мужчина на Красном море. «Вот так, Жданов. Доволен?»
Андрей остановился, как вкопанный. Его лицо вдруг стало совсем юным и беззащитным. Он смотрел на нее так, словно получил удар, которого совершенно не ожидал.
- Да, не единственный. Извини. Глупо с моей стороны быть таким…. – развернулся и взглянул Кате прямо в глаза, - … наивным.
И вышел… прошел мимо… словно ее и не было.
«Наивным»…. Ну и ладно. Ей это абсолютно все равно, неважно. Все прекрасно, и он ее совершенно не интересует.
Она попыталась улыбнуться, но почему-то разревелась.
Зря она репетировала сдержанность. Ее охватило дикое желание броситься вплавь к берегу, запереться в номере и никогда оттуда не выходить.
Миша, практически сбитый с ног, вылетевшим ему навстречу Ждановым, растерянно вглядывался в темный пролет лестницы, ведущий к салону, пытаясь понять, что там произошло.
- Катя! – крикнул он, сбегая вниз, - Катенька! С тобой все в порядке?
- Да… да… Я сейчас…
Конечно, с ней все в порядке. Разве должно быть иначе?
Подав руку встревоженному Михаилу, она поднялась на палубу и застыла, уставившись на волны.
- Замерзла? Хочешь вина?
Она кивнула, так и не услышав вопроса.
Все опять было не так как надо.
Бестолковый судовой барометр, если бы у него были мозги, должен был бы показывать на «Бурю», а не на «Ясно». Катя еще немного посмотрела на глупый прибор и, по мурашкам, бегающим у нее по коже, поняла, что за ней наблюдают. Подняв глаза, увидела Андрея. Облокотившись на борт, он не отрываясь, смотрел на них с Мишей.
Вежливый, но настойчивый голос над ухом что-то произнес, а затем откуда-то сверху спустились две бутылки превосходного вина.
- Какое вино предпочитаете, - белое или красное?
- Да…- рассеянно отозвалась она.
Официант в замешательстве подождал более точного ответа, беспомощно взглянул на Катю, а затем на Михаила. Тот пришел ему на помощь.
- Вероятно, и то и другое, - предположил Миша. – Выпьем за нас!
Катя потрясла головой, словно желая привести мысли в порядок.
- Сегодня мне трудно уследить за нитью разговора. Мне кажется, ты говоришь загадками.
Михаил и сам не понял, как у него вырвалась эта фраза. Но что сказано – то сказано:
- Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
Она схватилась за щеки и издала короткий нервный смешок:
- Миша, ты не выспался?
- Напротив.
Катя отвела глаза:
- Может, мне снится странный сон?
- Это не сон.
Наконец она разжала пальцы и обернулась к нему с дрожащей улыбкой:
- Ты шутишь.
- Нет, я совершенно серьезен.
Она словно околдовала Михаила. Он перевел взгляд с ее густых темных ресниц на высокую грудь, помедлил, любуясь гладкими щеками и нежными губами…
Осознав, что сейчас он откровенно любуется своей подшефной, Михаил неожиданно разозлился на себя, что который день не может думать ни о чем другом....
- Просто смешно, что ты не захотела продолжить занятия! Так ты никогда не научишься плавать! - резко выпалил он.
«О чем он?» При звуках его голоса Катя вздрогнула, но Миша был слишком сердит, чтобы сдерживаться.
- Неужели у тебя нет ни капли смелости?
Катя не верила своим ушам: Миша еще никогда не разговаривал с ней в таком тоне. Ей захотелось расплакаться и потребовать объяснений. Но вместо этого она лишь пристально взглянула на Михаила и спокойно отозвалась:
- Да, я трусиха, если ты об этом.
- Нет, я совсем не то хотел сказать, — пробормотал Миша, чувствуя себя полным идиотом.
- Трудно измениться в один момент, особенно когда тебя навещают призраки из прошлого.
- Ты веришь в призраков?
- Стараюсь не верить.
- Умница, - улыбнулся Михаил.
- Не совсем. - Катя вздохнула. - Я до сих пор боюсь плавать.
Миша рассмеялся, но вдруг посерьезнел и посмотрел на нее так нежно, что Кате стало не по себе.
- Не меняйся, - тихо попросил он. - Оставайся такой, как сейчас.
Он взял ее за руку.
- Пойдем, искупаемся… продолжим уроки. Ничего не бойся. Пока ты со мной.
«А почему бы и нет?» Катя переоделась и решительно направилась к воде. По дороге Михаила кто-то отвлек, но она, рассудив, что ждать его не будет, начала спускаться по лесенке.
Стоя на предпоследней ступеньке, Катя замерла, крепко держась за поручни. Она была в воде примерно по горло. Объясняя себе, что застыла она вовсе не от страха, а всего лишь потому, что хочет привыкнуть к прохладной воде, Катя ненадолго затормозила.
«Решайся, трусиха!» Катя представила себе, как с грациозностью наяды она отрывается от спасительного поручня и отплывает от лесенки, весело помахав Михаилу рукой.
А Жданов стоит и смотрит на нее со своей верхней палубы, отчаянно сожалея, что потерял такую девушку, променяв ее на какую-то Мисс Мира.
Дальнейшие события разворачивались молниеносно.
Замечтавшись, девушка не заметила, как ее нога соскользнула со ступеньки.
Лишившись опоры, Катя все-таки хотела позвать Михаила, но как назло волна шлепнула ее по лицу, и вместо запланированного звонкого и счастливого «Миша!» у нее получилось какое-то сдавленное бульканье.
Мало того, Катя вдруг поняла, что, задумавшись о Жданове, вместо «Миша!» она только что прохрипела «Андрей!».
В ужасе она закрыла лицо руками. Как оказалось, зря.
Потому что в умении плавать Катерине было далеко даже до самой неумелой наяды - она ушла под воду практически моментально.
Тонуть совершенно не хотелось, тем более на глазах у Жданова. Поэтому, вспомнив все Мишины уроки, Катя изо всех сил замолотила руками и ногами по воде, выбираясь на поверхность. Если бы вода не попала ей в глаза, она значительно быстрее нащупала бы лесенку. А так, полуслепая, она барахталась в полуметре от поручней.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:26, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Жданов действительно наблюдал за Катей и Михаилом, стоя на верхней палубе.
Сначала он увидел, как они пьют вино.
Потом смотрел, как они о чем-то разговаривают.
Потом ревнивым взглядом следил, как Катя в бесстыдно открытом купальнике спускается в воду. К счастью, ее спутник немного отстал, поэтому Жданов решил не убивать его на месте.
А потом Катя начала тонуть. Прохрипев перед этим «Андрей!».
Жданов понял, что над ним издеваются. Мало того, что его за человека не считают, так еще и хотят утопиться на его глазах. Второй раз за сегодняшний день!
Ну уж нет, Катерина Валерьевна. Хотите утонуть – в другом месте, пожалуйста.
И, не раздумывая ни секунды, Андрей с верхней палубы бросился в море.
Наконец она дотянулась до перил и попыталась перевести дыхание. В этот момент рядом с ней что-то с шумом и плеском грохнулось в воду.
С перепугу она опять разжала руки.
В этот раз тонуть ей пришлось недолго.
Жданов, сердитый как сто морских чертей, грубо схватил ее и поставил на лесенку. Он был совершенно одетый, мокрый и злой.
- Ты что творишь? Совсем с ума сошла?!
- По крайней мере, у меня хватило ума снять туфли.
Катя очень надеялась на то, что эту фразу она произнесла с холодным достоинством. Как настоящая наяда.
Жданов хотел что-то ответить, но в этот момент рядом с ними в воду шлепнулся спасательный круг.
К лесенке подбежал бледный Миша.
Рывком втащив Катерину на палубу, Миша выпалил:
- Ни на секунду тебя нельзя оставить! И ты еще говорила, что не нуждаешься в няньках! – Он пытался шутить, но у него дрожали губы. – Пожалуй, наши уроки следует приостановить…
Катя, завернувшись в полотенце, шмыгнула переодеваться, умирая от того, что стала причиной такого переполоха.
«Хорошо хоть пиджак снял. Не хватало еще утопить мобильный» - думал сердитый Жданов, таща за собой по лесенке спасательный круг.
Выбравшись на палубу, он зачем-то попытался отряхнуться. В каждом ботинке было по литру воды.
- Дурдом!..
Старший помощник капитана не первый год вывозил российских туристов на морские прогулки. Он был абсолютно уверен, что в совершенстве изучил все повадки этого беспокойного племени. Сейчас, глядя на развернувшийся перед ним цирк, он потрясенно думал, что, оказывается, до сих пор знал слишком мало. И десяти лет не хватит для постижения тайн загадочной русской души.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:27, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
16.

Со слезами на глазах, Катя швыряла вещи в чемодан.
Опять она все испортила! Зачем ей понадобился этот нелепый спектакль? Кому, а главное что она хотела доказать? Что Жданов ей совершенно безразличен? Что все прошло? Что она начала новую жизнь?
Доказала! «Поздравляю тебя, Пушкарева, ты добилась своего».
Теперь Андрей больше не подойдет к ней.
Снова и снова вспоминая события последних дней, Катя вдруг подумала, что все это время поступала по-дурацки. Вместо того, чтобы спокойно и откровенно поговорить с Андреем, она еще больше все запутала. То бросалась ему на шею, то вела себя как малолетняя идиотка.
Что же делать? Бежать к нему в номер? «Нет, это уже было. И ты удрала».
Говорить ему о своей любви? «Он только что видел, как ты целовала другого».
И он не поверит.
Но как же нужно еще раз с ним поговорить!
Только он больше не придет.
И будет прав.
Дверь в номер открылась без стука. На пороге стоял Жданов. Не зная, куда спрятаться от взгляда человека, которого пыталась – и не могла – забыть, Катя на секунду зажмурилась.
«Пришел!»
Разволновавшись, Катя неловко опустила чемодан и, сделав шаг в сторону, зацепилась за ковер. Упала спиной на диван, но тут же поспешно вскочила и осторожно отошла подальше от Жданова. Господи, что с ней не так? Только бы он не догадался, что пять минут назад она мечтала броситься ему на шею и признаться в любви.
- Ты…
- Не ждала?…Ты ведь уезжаешь…
- Да… - она не знала, куда деть глаза. Он словно заполнил собой всю комнату - и никуда не спрятаться.
- Я хочу… пожелать тебе счастливого пути…
«…пути?»
… ведь мы больше никогда не встретимся…
«…никогда?»
…и я не собираюсь навязывать тебе свое общество…
«…боже мой!»
…тем более, что оно тебе так противно…
«…ну почему ты все решаешь за меня?»
…давай расстанемся друзьями…
«…расстанемся!»
…если ты не можешь меня любить, хотя бы не держи на меня зла…
- Так вот зачем ты пришел…
- Не только…
- Чего же ты еще хочешь? – Вопрос повис в воздухе.
Он помолчал, нахмурившись. Потом серьезно посмотрел на нее.
- Тебя. – Голос его звучал совсем тихо. – И если бы я был уверен в твоих чувствах, я бы…
«Если бы он был уверен!»
- Ты мне только что говорил о расставании! С чего ты взял, что можешь приходить сюда, издеваться надо мной и совать нос в мою жизнь, в мои чувства? Кто ты мне?
Андрей почувствовал, как наполнявшая его решимость стремительно испаряется. Их разговор не должен был стать таким.
- Я тебя люблю… только тебя…. и ты это знаешь….
- Знаю? - она отошла и обернулась, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. – Мне казалось, что знаю… я верила, что знаю… а сейчас…я… я знаю только о твоей свадьбе с Кирой, о…
- О свадьбе? – недоумевающе переспросил Андрей. - Что за бред? Мы с ней расстались… и вообще…какого черта это пришло тебе в голову?
- Ты же сам говорил об этом с Малиновским! Что я должна была думать?
- Можно было подумать, о том, что связывало нас, прежде чем ты смылась из «Зималетто».
Он не уловил, каким образом диалог так быстро перешел в ссору.
– О подделке документов для Совета директоров?
Слезы выступили у нее на глазах, и Катя из всех сил старалась их сдержать.
- Я думала и об этом, после того, как… смылась. Днем и ночью, ты прав. Я каждую секунду пыталась найти хоть что-нибудь, ради чего стоило остаться.
- Тебе надо было поговорить со мной…
- О чем? О том, что ты укладывал меня в постель для блага фирмы? Извини, не смогла. Мне и так хватило впечатлений… Но сейчас могу сказать - поздравлю! Умный тактический ход! Вы хороший стратег, Андрей Павлович! Игра стоила свеч!
- Это очень скоро перестало быть игрой…
- Да? Действительно, скоро. Ты наигрался, а я… а мне тогда показалось, что вокруг пустота. Что я в аду. Ты доволен? Тебя это радует? Это была пытка. Болезнь.
- А теперь? Этот повар тебя вылечил?
- Вылечил. Слава богу. Миша меня вылечил. А теперь убирайся. Немедленно. Оставь меня одну.
- Я уйду, не беспокойся. Мешать не буду. Ты неплохо говорила о пытке. Как ты думаешь, чем были эти недели для меня? Ты думала о том, что я искал тебя, день за днем, час за часом, сходил с ума от неизвестности, а теперь узнаю, что ты была тут… с ним.
- Я… да мне… мне… мне плевать на твои чувства! Точно так же, как тебе всегда было наплевать на меня!
- Но…
- Конечно. Некрасива, необаятельна, нелюбима, нежеланна, недостаточно умна, … недостаточно…
- Это не так… Ты не права...
- Все это время, просыпаясь, я ненавидела себя, за то, что я есть. И это не самое главное. Я презирала себя, за то, что продолжаю любить тебя, не могу жить без тебя… сама по себе. Уродливая никчемная дура...
Каждое ее слово, как удар хлыстом.
- Я хотела умереть. Но выжила. Так бывает.
- Бывает… я понимаю…
Он надеялся, что этого достаточно, что она замолчит, но она продолжала.
- Ты использовал меня. И я… мне… было больно, …захотелось отомстить. И чем сильнее, тем лучше. Эту подлость я сделала из-за тебя…
- Я заслужил…
- Нет. Никогда. Я вела себя отвратительно. Мерзко… Мне надо было просто уйти… - Она все-таки не выдержала, и слезы градом хлынули из ее глаз. - Я и не подозревала, что способна на такое… из-за тебя… я очень виновата… правда... – Ноги подгибались, и , чтобы не упасть, она облокотилась о стол.
«Не важно. Забудь» Ему не хватало сил произнести это.
Ему не хватало сил произнести хоть что-нибудь.
Он знал, что оттолкнул ее тогда исключительно из-за своей трусости.
Ее слова… будто возвращение прежних кошмаров.
Нет… видит бог… еще хуже.
К прежним добавились новые.
Он понимал, что молчать сейчас невозможно, но все-таки, презирая себя, не мог выдавить ни звука. Глядя на нее, он искал и не находил слова, раздираемый чувствами, с которыми был не в силах справиться.
- Ты… любишь его?
Катя вздрогнула и прекратила плакать.
- Кого?
«Какой же ты дурак, Жданов! Кого я, по-твоему, могу любить?»
И так как Андрей молчал, схватила первое, что попало ей под руку, и изо всех сил запустила это в него.
И почти попала.
И сразу не стало злости.
Андрей дернулся и наклонил голову - стакан вдребезги разбился, пролетев в нескольких сантиметрах от него…. Несколько секунд он смотрел на битое стекло, потом наступил на него.
Любовь может быть такой же хрупкой.
Молча он двинулся к двери.
- Андрей! Нет! Подожди!
Она бросилась вслед за ним.
- Ты и я... я решила, если поговорю с тобой… ничего не получилось… и я… когда я вижу тебя, меня будто рвут на куски… я так не хочу… не могу…
У нее дрогнул голос. Ни о чем не думая, Андрей обнял ее. Катя подняла голову и посмотрела ему в глаза.
Андрей…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 02-09, 23:29, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
17.

Катя подняла голову и посмотрела ему в глаза.
- Андрей…
Отойти, отвернуться, сделать какое-нибудь банальное, ничего не значащее замечание, лишь бы разрядить повисшую в воздухе напряженную тишину? Ни то, ни другое, ни третье не приходило ей в голову.
Она не могла, да и не хотела отпускать его.
- Кать…
Его глухой, охрипший голос проник ей в самую душу.
Он любит ее. Любит.
Это написано у него на лице, отражается в расширенных бездонных зрачках, в том, как его взгляд скользнул к ее губам.
- Одно твое слово, и я уйду, - тихо сказал Андрей. – Не жалей меня.
Он стоял перед ней беззащитный, уязвимый – сплошной содранный покров, но больше всего на свете он боялся обидеть или оттолкнуть ее. Любовь к ней была неукротимой, однако стоило только ей ответить “уходи”, и он действительно ушел бы в ту же минуту.
Жалость...
Она вдруг ощутила, как почва уходит у него из-под ног. Он весь – одна боль и немой вопрос. А в ней есть именно то, к чему он может прислониться – она полна безграничной любви. И сейчас в ее силах завершить назначенное им судьбой испытание: надо только протянуть ему руку, чтобы заново обрести себя друг в друге.
Ошеломленная этой мыслью, Катя молча вглядывалась в его лицо.
Ее глаза... Как он мечтал прогнать это выражение затаенной печали, которое не уходило оттуда все последние недели!
Нежность...
Хотелось спрятать ее на своей груди, защитить от всего и от всех, не дать ни малейшей боли прикоснуться к ней. И в этот момент ему было от нее ничего не нужно – только бы она существовала, какая есть, только бы постоянно находилась рядом.
Хотелось смотреть на нее бесконечно, как на морские волны или языки пламени - с их неподвластной глазу подвижностью и неистощимой новизной. Смотреть, слушать, быть рядом, оберегать. И нести это пламя в себе – и постепенно, самому становясь мягким, как воск, поддаваться этому пламени, растворяясь в нем.
Андрей поднял руку к ее лицу. Нежно провел пальцем по ресницам, смахивая остатки слезинок, разгладил страдальческую складочку на лбу, очертил контур рта.
И ее губы дрогнули, она всхлипнула, и у обоих на мгновение перестали биться сердца.
Кто сделал первое движение? она? Андрей? или они оба? но в следующий момент их тела переплелись и соединились, как разрозненные частицы мозаики.
Прошлое умерло.
И пропасть позади, а отнимать руку не хочется, она уже приросла к другой руке.
И теплота вдруг обращается желанием, и им уже никуда не деться друг от друга.
Они были одно. И ничего вокруг.
Андрей потянулся губами к ее губам.
Нежность…
Закрыть любимую ото всех ветров и сквозняков, обнять, лелеять, баюкать, сплетать из рук колыбель, и осторожно целовать – мягко, бережно... Только шептать, только прикасаться кончиками губ, только, оберегая слух, ронять редкие и тихие слова: едва, едва, едва....
- Кать… не бросай меня еще раз… Кать…
Обнял ее еще крепче, стараясь сохранить, не дать исчезнуть вдруг раскрывшемуся ему навстречу чувству, теряя голову от ее близости.
У Кати кружилась голова, она успела лишь выдохнуть его имя под усиливающимся, требовательным натиском его губ, обхватила его руками за шею так, словно никогда не выпустит…
Боль осталась в прошлом, уступив место любви.
Желание…
Все, чем были они, все их мысли, переживания, слова, образы, превратились в два сплошных потока, несущихся навстречу друг другу. И странное чувство охватило их - что они себе уже не принадлежат, что есть только этот неистовый рывок к другому, в надежде на то, что тот, другой тебя примет и даст место в своей душе. А иначе им некуда идти, их дом давно уже пуст, полуразрушен, брошен впопыхах, как при бегстве, и если другой не даст прибежища, они оба станут странниками, тенями, их просто не будет.
Он притянул ее ближе, будто боясь, что она может вырваться и убежать. Стал покрывать поцелуями ее подбородок, шею, ощущая губами бархат нежной кожи и наслаждаясь этим ощущением, а она обхватила руками его голову, запустив пальцы в его густые, непослушные волосы, вдыхая пьянящий мужской запах.
Она уже знала, что им суждено быть вместе, влиться друг в друга каждой клеточкой своей плоти, перемешаться в том котле, где расплавляются и вылепляются новые существа.
Несмотря на нетерпеливое желание, он не спешил, действуя со сводящей с ума медлительностью.
Катя, чувствуя исходящий от него жар, все теснее вдавливалась в него всем телом. Его руки постепенно становились все более и более настойчивыми.
Внезапно ослабив объятия, он взглянул ей в лицо.
- Я люблю тебя, - он поочередно целовал уголки ее глаз. — Я умираю, когда тебя нет рядом. Не исчезай. Пообещай, что не исчезнешь.
Андрей смотрел на нее, а перед глазами плыл туман. Он мысленно встал на колени перед небесами. Он был готов на любые сделки, подкупы и обещания. Не дождавшись ответа, умоляюще прошептал:
- Пожалуйста, ну… пожалуйста!
Он приложил ладонь к ее влажной щеке, и Кате захотелось коснуться ее губами.
- Я люблю тебя, — сказала она.
Ему было даровано благословение.
Откровенное желание, исходившее от него, наполняло ее кровь лихорадочным огнем. Вся дрожа, почти теряя рассудок, она повисла на нем - ноги ее больше не держали.
Андрей сжал ее, лаская сквозь тонкую ткань майки ее грудь и напряженные соски. Вскоре маечка полетела на пол, через секунду туда же отправился такой красивый, но совершенно лишний бюстгальтер.
Негнущимися пальчиками, путаясь в пуговицах, она стала расстегивать его рубашку.
В слепой, неодолимой тяге он провел руками по ее спине, склонился, приник жадным ртом к ее груди, медленно и дразняще водя языком вокруг то одного, то другого розово-коричневого соска. Бросив на него одурманенный невидящий взгляд, Катя потянулась ему навстречу, как человек, измученный жаждой и умоляющий дать ему воды.
Беззвучный всхлип потряс ее. Она содрогнулась, не в силах дышать. Беспомощная, обезоруженная, она кусала губы, пытаясь сдержать стон.
Он посмотрел на нее серьезно и проницательно и вмиг понял все, что не решались вымолвить ее нежные губы. Затем подхватил ее на руки и, крепко прижав к себе, понес в спальню.
Андрей опустил свою ношу на кровать, а сам выпрямился и быстро стянул с себя одежду.
Заворожено она следила за его движениями, во рту у нее пересохло.
Обнаженный, он лег рядом с Катей, немедленно нашел губами ее рот, одна его рука скользнула ей за спину, другая, более хулиганская, немедленно забралась под резинку ее трусиков. Катя запрокинула голову, подставляя шею поцелуям, тая от прикосновений его губ - то мягких и нежных, то жестких и требовательных.
Потихонечку, не спеша, он спускался вниз, стараясь не оставить без поцелуя ни единого кусочка ее тела. Под его губами оно наливалось тяжкой истомой, и Катя раскинулась на кровати, уже изнывая от желания. Словно издеваясь, он медленно, не торопясь, снял с нее мешавшие им трусики, и девушка нетерпеливо вздохнув, пошевелилась, будто бы подталкивая, умоляя.
Сначала пальцами, а потом языком он, коснулся самой интимной части ее тела, которую стал ласкать так искусно, что Катя, не в силах больше прятать от него охватившую ее эйфорию, вскрикнула. Она не могла говорить и только приглушенно постанывала, задыхаясь и ловя воздух сухими губами.
Андрей целовал то ее плоский живот, забираясь языком в крохотное углубление пупка, то спускался ниже, только затем, чтобы вдруг вернуться к округлым бедрам - продлевая мучительное наслаждение до тех пор, пока Катя не выгнулась на кровати, простонав его имя.
Черты его лица обозначились резче, на лбу выступили капли пота, из груди вырвался глубокий вздох, и он накрыл девушку своим телом.
Она повела бедрами, инстинктивно подстраиваясь под его движения.
- Боже, как я люблю тебя, - шептал он, находя ртом ее губы.
Они предавались любви неторопливо и самозабвенно, с бесконечной нежностью и страстью. Катя цеплялась за возлюбленного, точно утопающий за соломинку, и испытывала только одно желание - отдать ему все, всю себя - теперь это казалось ей самым важным в жизни. Удовольствие нарастало и нарастало, наконец одновременно накрыло обоих ослепительной, блистающей волной.
В этот момент он в изнеможении откинулся навзничь, а она, чувствуя невероятную легкость и ликование, то ли упала в бездонную пропасть, то ли воспарила ввысь.
Андрей приподнялся на локте, всмотрелся в Катино лицо, провел пальцем по мокрым ресницам, слизнул откуда-то взявшуюся слезинку со щеки.
- Катенька, родная…
И снова обнял ее, нежно и в то же время настойчиво притягивая к себе.
Катя вдруг представила, что его могло бы не быть рядом, и, от одной лишь этой мысли ощутив щемящую боль, горько всхлипнула. Андрей принялся баюкать ее, гладя спутанные волосы, приговаривая ласково, как ребенку:
- Что, хорошая моя? Тише, успокойся. Ты устала, тебе надо заснуть…
Он утешал Катю, пока ее глаза не начали слипаться. Напоследок улыбнувшись ему, девушка погрузилась в глубокий счастливый сон.
Андрей осторожно поправил укрывающее их одеяло, и, глядя в Катино сонное личико, прошептал:
- Никуда тебя не отпущу...
Через несколько часов Катя проснулась внезапно и с таким чувством, будто что-то потеряла во сне. Она не сразу поняла, чего ей недостает, и, проведя рукой по другой половине кровати, обнаружила, что та уже успела остыть.
- Андрей… - растерянно позвала она, и он тут же появился на пороге спальни. – Мне показалось… я думала, ты ушел...
Он, улыбнувшись, опустился на колени возле кровати, нежно взял ее правую ладошку в свои руки и поднес к губам.
- Извини, - сказал он, отчего-то вдруг становясь серьезным, - кольцо мы купим сегодня же утром, а пока…
Из кармана джинсов он достал длинную зеленую травинку и начал наматывать ей на палец.
- … а пока… я хочу заниматься любовью только со своей невестой, и ни с кем больше… я хочу, чтобы ты стала моей женой… я хочу двух дочек и хулиганистого мальчишку, и только ты можешь мне их родить…поэтому… скажи… ты уже решила, когда мы поженимся?
Она подалась навстречу ему, задыхаясь, словно ей пришлось пробежать огромное расстояние, обвила руками его шею.
- Андрюша…. Я люблю тебя… мне все равно - когда… Какой ты холодный… – лепетала она, прижимаясь к нему. Горло пересохло от волнения. Ее руки легли ему на плечи, затем поползли вниз, вдоль позвоночника, бедер, ягодиц и стали быстро расстегивать молнию джинсов, высвобождая его из ненужной одежды. - Иди ко мне…. и зачем ты опять оделся?…
- Из человеколюбия, - хмыкнул Андрей, - чтобы не пугать народ… - но тут же, немедленно отзываясь на ее ласки, сдавленно пробормотал, - … действительно, какая глупость…зачем…
Она склонилась над ним, покрывая его мускулистый живот быстрыми легкими поцелуями. Откинувшись на спину, Андрей, не мог сдержать стон, когда она, чертя кончиками пальцев круги на внутренней стороне его бедер, легкими прикосновениями языка ласкала его так же нежно, как совсем недавно он целовал ее. Несколько раз он был на границе короткой и яркой вспышки, готовой унести его куда-то прочь из реальности; но нет – в последний момент чудовищным усилием он останавливал себя.
Вдруг ее руки взлетели, обвили его шею, и она, прильнув губами к его рту, подалась ему навстречу, сливаясь с ним, становясь одним целым. Он охнул, его руки судорожно сжались на ее талии, направляя ее движение, которое постепенно становилось все более и более ритмичным. Наконец он услышал короткий Катин стон, почувствовал, как сильный спазм сотряс ее, и для него сразу же наступило сказочное блаженство: с его губ сорвался ответный вскрик, и внутри у нее началось извержение вулкана, унесшее ее к высотам наслаждения.
В утоленном спокойствии проходили минуты. Наконец их дыхание стало ровным, острое чувственное удовлетворение сменилось ощущением безмятежного покоя.
Катя уютно устроилась под его рукой, и они заснули, погружаясь в блаженную негу.

ФИНИШ!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Между прошлым и будущим
СообщениеДобавлено: 12-04, 06:41, 2016 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05-02, 03:21, 2016
Сообщения: 24
Восхитительная история, правда ох и помучились голубки! А Юлиана :angel: просто волшебница и влюблённая парочка очень обязана ей! :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :Yahoo!: :good: :good: :good: :good: :good: :good:
Автору: buket buket buket

_________________
В жизни после чёрной полосы обязательно будет белая.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 19 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru