СЕРИАЛОМАНИЯ

Все про сериалы и околосериальные разговоры.
Текущее время: 25-02, 00:12, 2020

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 61 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:19, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Ва-Банк


Рейтинг: ?
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: мелодрама с элементами комедии


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:25, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
1.

- Дура! – молодой человек взлохматил свои и без того растрепанные волосы и с жалостью поглядел на свою собеседницу. – Вот дура и есть…
- Спасибо на добром слове, – тон девушки был настолько холоден, что парнишка невольно поежился и на всякий случай отодвинулся подальше. – А теперь объясни, что такого дурацкого я сказала.
Толпа возбужденных, пахнущих поп-корном людей, вывалилась из прохладного кинотеатра на душную московскую улицу громогласно обсуждая достоинства нового блокбастера.
Лишь одну парочку совершенно не тронуло заморское зрелище о продвинутых киллерах, сексе и прочей голливудской ерунде. Непонятно, что они вообще забыли в кинотеатре. До, и после, и даже во время сеанса их занимали лишь собственные проблемы.
- Не понимаешь? Значит «и.о. начальника кредитного отдела». Так?
- Да…
- Надолго?
- Нет. Ты слушал или пялился на экран? Временно, пока начальник стажируется в Штатах… - девушка не договорила, поскольку ее бесцеремонно прервали.
- Не трудись повторять в пятый раз свою замечательную сагу. Я успел выучить ее наизусть. Итак, ты теперь работаешь за двоих – за себя и за того парня в Штатах. Правильно?
- Да, но…
- Ладно, с этим разобрались. Теперь ответь: зарплату тебе повышают?
- Представь, повышают… Мммм… Немного. У меня испытательный срок, но через месяц, когда станет ясно…
- Пушкарева, мне все ясно уже сейчас. Тебя используют за пару лишних букв в названии должности. И ты еще спрашиваешь, почему я назвал тебя… гммм… не совсем умной?
- Зорькин, ты не прав. В резюме я смогу писать, что вела кредитные договора, а не просто готовила документы. Это шанс сделать карьеру, перспектива, начало новой жизни, понимаешь? – девушка в очередной раз поправила сумку, то и дело сваливающуюся с плеча, и вздернула подбородок. – Планируется открытие филиала, и если я справлюсь, меня ждет повышение. Реальное повышение, а не «пара лишних букв в должности».
- Надейся. А пока будешь бесплатно пахать как трактор за себя, того парня, который отдыхает в Америке, и за лишнюю закорючку в своем резюме.
Колька, инстинкты которого не дремали несмотря на присутствие боевой подруги, постепенно замедлял шаг, пока как вкопанный не остановился перед переливающейся рекламой ночного клуба. Но даже отвлекаясь на снующих туда-сюда девиц и рискуя окосеть, Зорькин упорно продолжал нравоучения.
- Ты совершенно не умеешь устраиваться.
- Ты умеешь.
- Вместо того чтобы завидовать, могла бы поздравить. Я-то нашел работу, которая подходит мне по всем параметрам.
- В столовке дегустатором пирожков?
- Да, это ресторан. Его владелец был очень доволен, когда прочел мое резюме. Что, впрочем, вполне естественно.
- И что ты в нем указал? Количество съеденных в Макдональдсе гамбургеров?
- Не важно. Работодателю понравилось. Сразу чувствуется хватка бизнесмена. Стажировался за рубежом, молодой, энергичный. Планирует организовать сеть. Так и сказал: польщен, что вы почтили нас своим вниманием, Николай Антоныч; приятно работать с таким толковым финансистом, как вы, Николай Антоныч. Только представь: я буду финансовым директором сети ресторанов! Вот! Вот как надо устраиваться!
- Коль, а Коль…
- Ну? – Николай отвечал механически, пялясь на очередную проплывающую перед ним красотку. Роста девица была двухметрового, так что Колькин нос находился примерно на уровне ее декольте. Ясное дело, грех было не поглазеть на такое чудо…
- Коленька, скажи, пожалуйста, а ты не забыл сообщить в резюме о своем хобби?
- Хобби? – Как личность Колька сейчас практически отсутствовал, всей душой и другими частями тела уже две минуты находясь в астрале.
- Гмм… Ты был обязан написать, что любишь вкусно поесть и за пару пирожков с капустой немедленно сдашь все секреты конкурентам. Если тебе так понравился владелец ресторана, стоило предупредить симпатичного молодого человека о грозящей опасности.
- Опасности? Ты о чем? – Девица скрылась в клубе, приступ головокружения прошел и Николай, вернувшись на землю, мог возмущаться сколько угодно. – С какой стати ты вечно издеваешься?
- Коленька, на правду не обижаются. А опасность реальная – ресторан может и не открыться.
- Почему? – заволновался Зорькин.
- Потому что ты будешь лопать быстрее, чем твой повар сможет готовить.
- Смейся, смейся. Вот не возьму тебя на презентацию, а туда, межу прочим, приглашен весь бомонд… - Коля надулся. – Не так уж и много я ем.
- Совсем не много. До книги рекордов Гиннесса пока не дотягиваешь. Но если месячишко потренируешься, то…
- Пушкарева! Чем язвить, порадовалась бы за лучшего друга!
- Коль, я радуюсь. Правда. А кстати, зарплату он хоть достойную тебе предложил, твой ресторатор?
Колька несколько замешкался, на короткое время ощутив себя обитателем коммуналки, которого ночью застукали на кухне за уничтожением соседских котлет. Не стыдно. Но как-то неловко есть чужие котлеты руками.
- Понимаешь, тут такое дело… Фирма-то новая. Доходов пока никаких. Но в перспективе…
- И этот человек битый час рассказывал мне, какая я непрактичная. Ты-то чем лучше?
- Между прочим, меня будут бесплатно кормить. Зарплата тоже будет… пока минимальная… А со временем обязательно…
- Эх, Колька-Колька. Ну что ты за человек такой – за тарелку супа душу готов продать. Ладно, устроился – молодец. Не будешь торчать у нас на кухне. Может, машину поменяем. На сэкономленные средства... И мама отдохнет…
Зорькин приготовился достойно ответить подруге, опровергнув гнусные инсинуации, но у входа материализовалась очередная стайка красивых девушек, и будущий финансовый директор будущей сети ресторанов незамедлительно снова выпал в астрал…
- Не знаешь, чем их кормят? – поинтересовалась Катя, проследив за взглядом друга. – Если у них ноги растут сразу от ушей.
- Наверное, существует специальная диета. Глянь, вон та, справа, вылитая Анжелина Джоли.
- Она-то может и Джоли, только ты не Питт. Зорькин! Закрой, наконец, рот! Ты похож на слабоумного.
- А вот не надо наезжать, - обиделся Колька. – В мужчине главное не внешность, а душа. Пусть я скромный. Зато умный и чертовски обаятельный. И у меня большой… гмм… нерастраченный потенциал. Кстати, твоя мама как-то сказала, что я на него похож.
- На придурка?
- На Бреда Питта. У нас одинаковый разрез глаз. Вот пойду и познакомлюсь с ней прямо сейчас.
- Иди, иди, герой-любовничек. Но вряд ли ты сможешь втереться в доверие к девушке, выдавая себя за Бреда Питта и демонстрируя ей свой потенциал. Она испугается. Ибо все нормальные девушки боятся психов, многие - прямо с детства.
Пока Зорькин нервно переминался с ноги на ногу, мысленно раздевая Анжелину, та, подарив призывный взгляд двум молодым людям, вылезающим из новенького спортивного автомобиля, скрылась в клубе.
- В спортзал надо бы походить, - задумчиво брякнул Колька, недовольно озирая вновь прибывших конкурентов.
- Ага, нарастить мышечную массу мозга – Катерина просто лучилась ехидством. – Коленька, успокойся. Все равно эта Джоли – не для тебя.
- У меня все впереди… Эх, ну что за ножки!..


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:25, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***
- Нет, ну что за ножки!...
Приятный во всех отношениях молодой шатен, выбрался из машины, присвистнул и подмигнул «Анжелине Джоли».
- Не свисти, примета плохая, - его дружок с досадой хлопнул дверью так, что Катя испуганно вздрогнула, а Колька, прикинув стоимость тачки и реакцию на нее окружающих барышень, недовольно скривился и втянул живот. – Ты меня совсем не слушаешь. С завтрашнего дня начинается новая жизнь. Это отличный шанс доказать отцу, что я справлюсь!
- Не дергайся, безусловно, мы справимся. Как тебе та козочка? Какие перышки, какой носок и видно ангельский быть должен голосок. Познакомимся? - Симпатичный шатен умудрялся делать три дела сразу: глазеть на толпящихся у входа девиц, тыкать в кнопки мобильника и разговаривать со своим спутником.
- Успеем. Слушай, вернемся в контору, а? У меня только что родилась идея, надо бы ее обмозговать.
- В это время суток мозги должны отдыхать. Отвлекись, дай поработать другим органам. Конечно, и.о. президента – это круто. И Сашке нос мы утерли. Но нельзя же только о делах! Палыч, нам предстоит срочно разнообразить твою жизнь.
- Непременно. – Брюнет скептически поморщился. – Но не переусердствуй. Хотя, спасибо, что не притащил меня на футбол. Поболеть за «Динамо» на трибуне «Спартака».
- Не ной. Будет и футбол. Если захочешь. А сейчас посмотри вокруг, - шатен сделал отмашку широким плавным жестом экскурсовода, предлагающего замордованным туристам оглядеть очередную достопримечательность. – Вылитые Анжелины Джоли! Мечты поэта! Все как одна! А ножки!
Боже, что за убожество! Простейшие одноклеточные. Катя отвернулась, презрительно дернув плечом. Ни на что негодные прожигатели жизни не произвели на нее ни малейшего впечатления. Особенно брюнет. Неприятный. Слишком красив для мужика. И вообще… Да на такого ни одна уважающая себя интеллигентная девушка не обратит внимание. Фуууу!!!!
- Коля! – нетерпеливо подергала она Зорькина за рукав. – Опять завис? Хватит медитировать! Сеанс закончился час назад, папа давно волнуется, а я телефон дома оставила.
- А? Что? Господи!!!! Последняя модель Порше!!! «Карера Джи Ти». В журнале видел, у нас в России пока не продают.
- Какая жалость, а то бы ты купил. Хватит валять дурака. Домой!
- Еще минутку, - полностью деморализованный Зорькин подтащил подругу поближе к автомобилю. - Глянь, какая красотка! Теперь фирма «Феррари» может сворачивать бизнес.
Устало вздохнув, Катя пихнула Кольку под ребро. Мужики. Низшая раса. В голове только бабы и железки. Тьфу!
Между тем, еще два представителя низшей расы продолжали дурацкий разговор.
- Пойми, - рассеянно говорил брюнет, пытаясь что-то прикинуть в уме, - в женщине главное отнюдь не ноги.
- С ума сошел? – шатен вмиг забыл про телефон. – А что?
- А если хорошо подумать?
- Обижаешь, начальник, – радостно рассмеялся шатен. – Об этом я думаю непрерывно последние пятнадцать лет. Ноги – неотъемлемая составная часть, но непременно должна быть соответствующая внешность, мой любимый третий размер и вообще… фигура в целом… - Тут он повел руками в воздухе, видимо, пытаясь изобразить «фигуру в целом».

Брюнет, стараясь быть серьезным, взглянул на приятеля.

- Как ты умудрился дожить до своего возраста и не понять, что внешность – совершенно не главное в женщине? То есть, конечно, внешность важна, я не спорю, но ведь есть еще душа…
- Ага, а также ум, честь и совесть, - моментально среагировал смешливый шатен. – Аааа… въехал! Это такая шутка юмора?
- Скорее обострение после сегодняшнего кастинга.
- Дыши глубже. Минут на пятнадцать даже я чуть не разуверился в основах мироздания и поймал себя на том, что начинаю сочувствовать Милко. Но! Враг не пройдет! 90-60-90 – волшебный код бытия.
- Расширяй кругозор. 95-60-100 тоже ничего. Я проверял.
- Надо же, - удивленно протянул шатен, - никогда бы не подумал… Только один вопросик: а как же душа? Или она находилась в тех самых 95? Иначе откуда бы там взяться лишним сантиметрам?
- Да, я не идеален. Да, я считаю, что пластическая операция по увеличению груди должна входить в программу обязательного медицинского страхования. Однако заметь: я это признаю и вообще… нахожусь в поиске.
- А кто не в поиске? Скажи, кто? И нечего занудствовать. Сегодня я рассчитываю найти здесь женщину, друга, собеседника и любовницу в одном лице. Но! Если придут все четверо, буду только рад.
- Если бы на этом свете было больше таких, как мы, у дурнушек существовали бы хоть мизерные шансы устроить свою жизнь, – усмехнулся брюнет. – Безусловно, не с нами, но все же…
- Согласен. Особенно, если тебе удастся внести поправку в программу обязательного страхования.

Зорькин, воображающий себя мчащимся с тремя блондинками в новой «Карере» по автостраде Майами-Акапулько, получив под ребро в пятый раз, вздрогнул и недоуменно уставился на Катю, пытаясь сообразить, что она тут делает.

- Знаешь, - мерзкий брюнет говорил громко, ничуть не заботясь о том, что его речь прекрас-но слышна всем окружающим, - иногда бывает их жаль. Представь, ходит этакое несчастное пуга-ло, - он небрежно кивнул в сторону Кати, - и никто на нее не посмотрит, в театр или в ресторан не пригласит, даже в «Макдональдс» не сводит. А вдруг… у нее душа прекрасная? Вдруг она стихи по ночам пишет… возвышенные? Или китов от вымирания спасает… или… божьих коровок …

Катя злобно представила брюнета в виде божьей коровки и мысленно размазала его по асфальту, пообещав сегодня же ночью сочинить эпитафию. Возвышенную. На смерть гада.

- Или тараканов. Потому что заняться-то ночью ей больше нечем, - опять заржал шатен.

Что они себе позволяют? Колька - скотина, озабоченный кретин, ответит за каждую секунду позора.

- Им ведь, пугалам этим, тоже хочется красивой жизни. Но они сами роют себе яму! Посмотри! – Брюнет разошелся и уже тыкал в Катю пальцем. – Вот тебе живой пример. Не пригодна ни для чего. В кино ходит в надежде выспаться. Одевается раз и навсегда. Не раздевается никогда. Кто, будучи в здравом уме и трезвой памяти, пригласит такую… гмм… катастрофу в ночной клуб? Даже этот замухрышка уже десять раз пожалел о потраченном вечере. Не понимаю, как можно настолько себя не любить, чтобы бродить в таком виде по городу…

Шатен безразлично скользнул взглядом по напряженной девичьей фигурке.

- Да, загадка… чтобы ее разгадать, нужно быть меценатом, филантропом и философом. Тебе, друг мой, сие не под силу.

Да как… как… как они смеют? Сами ни для чего не пригодны. Меценаты доморощенные! Козлы убогие! Пока Катерина мысленно расправлялась с подлым комиком, тот, переключив внимание на более достойные объекты, уже радостно вопил:

- О! Кого я вижу! Шестикова! Молодые люди без вредных привычек познакомятся с девушками, которые обучат их этим привычкам.

Дальнейшие события заняли от силы полминуты.

Шатен сорвался с места и резво рванул в сторону двух барышень модельной внешности, при этом слегка зацепив плечом Катерину, которая как раз собиралась обдать зарвавшихся негодяев ледяным презрением.

Поняв, что момент упущен и ее неприязненный взгляд улетит в никуда, она повыше вздернула подбородок и резким движением поправила сумочку, пытаясь сделать вид, что наглые комментарии ее ничуть не задели.

К сожалению, силы рассчитать не удалось. Ручка с треском оборвалась, и сумка с грохотом полетела на асфальт.

Противный брюнет тоже приметил знакомых красоток и, вмиг выбросив из головы и поля зрения парочку, которую только что заинтересованно обсуждал, бодро поспешил за приятелем.

Неуклюже взмахнув рукой в приветственном жесте, он споткнулся о девушку, торопливо наклонившуюся, чтобы поднять видавший виды ридикюль, отдавил ей ногу, наступил на сумку и, громко выругавшись на неожиданное препятствие, заторопился к своим дамам.

Веселая четверка давно исчезла, а униженная и оскорбленная Катерина все сидела на корточках, прижав к груди растоптанную сумочку, и тихо постанывала от боли и невозможности расквитаться с обидчиком.

- Хам! – у нее дрожал голос. – Мало того, что он обозвал меня пугалом, так еще и ногу отдавил. Скотина! Подковы у него, что ли, на копытах?! Даже не извинился! Зараза! Чтоб ему… чтоб у него… Откуда такие берутся? Ненавижу!
- Идиот. Наплюй. – Зорькин попытался напрячь то, что всерьез считал бицепсом. – Точно идиот. Разве меня можно назвать замухрышкой?

Не слушая Кольку, Катя сняла очки, желая вытереть выступившие на глазах слезы, но сделала это так неловко, что несчастная оптика шлепнулась на асфальт, веселым звоном возвестив о своей безвременной кончине.

- Черт! Зарраза!
- Да… - Зорькин сочувствующе покивал. – Очки жаль. Но вообще-то… Честно говоря… - договорить он не успел, поскольку тут же получил сумкой по голове. – Ай! Что ж ты там носишь – кирпичи, что ли? Кстати, не знаешь, где у нас поблизости тренажерный зал?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:27, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
2.

«Понаехали тут», - возмущался Жданов, подруливая к «Финал-Партнеру» и пытаясь втиснуться в узкую щель между бетонной стеной забора и серебристой консервной банкой системы «Матиз»– «За версту видно бабу. Раскорячила свой спичечный коробок, дура безмозглая. Нет, чтобы унести его под мышкой с собой на работу, а теперь нормальным людям негде парковаться».

Спокойно. Сейчас он оформит кредит, и дело будет в шляпе.

Жаль, отец ни в грош не ставит его предложения по расширению деятельности «Зималетто», но теперь, после того, как компания выйдет на мировой рынок, а практически, она уже там - безусловно, оценит и, наконец, поймет, кто действительно достоин возглавить фирму – родной сын или этот жлоб Сашка, абсолютно не способный что-либо увидеть дальше своего носа.

Жданов представил недовольную физиономию Воропаева и расплылся ехидной улыбкой. Получи, фашист, гранату. Попасть в президентский кабинет тебе удастся только после предварительной записи у моей секретарши.
Ведь будет же у меня секретарша? Даже две.
О Ромке тоже нельзя забывать.

Ромка – голова! Изобретение элегантного выхода из тупиковой ситуации – целиком его заслуга. Казалось плывшее в руки президентство вдруг в мгновение ока, как Титаник, пошло на дно, увлекая за собой беззаботно резвящихся пассажиров.
Если бы не Малиновский…. Назначить его финансовым директором?

Гмм…однако… пожалуй… если подумать…

Интересно, в какой должности Малина нанесет фирме наименьший ущерб?

Итак, кредит… Ромка утверждал, что «Финал-Партнер банк» страдает от переизбытка денег и будет счастлив поделиться лишним капиталом.
Сейчас мы его и осчастливим.
Получаем. Немедленно латаем дыры, пробитые в бюджете «Зималетто» нашими слегка рискованными действиями.
Хотя о каком риске может идти речь? Выпадение - временное, временное! - из оборота каких-то двухсот тысяч не нанесло серьезного ущерба компании, вот только вряд ли эта новость обрадует отца, впервые доверившего сыну руководящий пост.
И не стоит его волновать.

Зато когда модели Милко убьют наповал Рим, Париж, Лондон, а если очень повезет, то и Москву, отец осознает, кто может достойно сменить его на посту президента любимого детища.
В покорении Рима, Парижа и Лондона сомневаться не приходилось. А вот Москва... Тут надо грамотно просчитать все пиаровские ходы: купить парочку таблоидов, троечку звезд (Ксюша, Филя и Боря подойдут), организовать несколько громких скандалов в Думе (нарядить вице-спикера в костюм от Милко – чем не скандал?)
Ну, Малина с этим справится.

Кстати. А не поручить ли ему еще отдел рекламы?

***
Несколько недель назад президент компании «Зималетто» Павел Олегович Жданов отбыл в швейцарские Альпы.
Инициатором исхода была дражайшая половина. Не зная, чем себя занять, она обратила внимание на состояние мужниного здоровья и, заручившись поддержкой стаи эскулапов, бодро взялась за дело.
После нескольких десятков ненавязчивых замечаний о том, что с возрастом никто не молодеет, перемежаемых отвлеченными беседами на медицинские темы, Павел Жданов впервые в жизни почувствовал легкое недомогание и отправился на консультацию. За ней последовала еще одна, затем – еще и, в конце концов, президенту «Зималетто» пришлось пойти на поводу у супруги, справедливо считающей, что лечиться без ущерба для здоровья можно только в Европе.
Воспользовавшись достигнутыми успехами, Маргарита умело подвела Павла к мысли, что возглавить фирму в их короткое отсутствие должен сын. «Мальчик вырос», - вещала Марго. - «Рано или поздно ему предстоит встать у руля. Пусть пробует. В конце концов, за полтора месяца он не успеет наделать много ошибок».
На замечание мужа, что она сильно преуменьшает возможности ребенка, Марго отреагировала довольной улыбкой, дежурным поцелуем, и Андрею выпал шанс, о котором он мечтал все сознательные годы.

Можно было тихо просидеть все полтора месяца в отцовском кабинете, обсуждая с Малиновским достоинства и недостатки девиц, рвущихся сделать карьеру модели, но Андрею хотелось произвести на отца впечатление.
Совершить прорыв.
Ромка, которого со Ждановым-младшим сближало отсутствие благоразумия, предложил наладить выходы на западные рынки, прорубить, так сказать, окно в Европу, а заодно взорвать модные дома конкурентов.
Идея с окном была заманчива: к приезду отца иметь на руках несколько контрактов с зарубежными партнерами – от такой перспективы кружилась голова, спирало дыхание, а Сашкины шансы на президентский пост резко устремлялись к нулю.

- Решайся, Жданов! – кричал Роман, для пущей убедительности размахивая полупустой бутылкой «Хеннесси». – Ты уже не просто мальчик, ты исполняющий обязанности президента. Сделай ход конем. Пойди ва-банк! Надери Сашке задницу!
- Когда я учился в школе, мне со всех сторон твердили: ты уже не мальчик, ты октябренок. Через несколько лет я превратился из просто мальчика в пионера. Теперь ты вопишь, что я не мальчик, а и.о. президента. Протестую! Не замалчивай мое славное октябрятское прошлое. Сашке я драл задницу еще тогда.
- Не волнуйся. За все придется ответить. Как в Польше. Был октябренком? Выйди вон. А пока у нас есть месяц, чтобы в корне изменить статус-кво.

Воодушевленный этим сумбурным, но вдохновенным напутствием, Андрей пошел ва-банк. Менять статус-кво.

Собственно говоря, ничего такого криминального его в действиях не было.
Финансовая революция в отдельно взятой фирме заключалась в пересмотре графика платежей.
Для качественного прорыва в Европу позарез требовалось провести модернизацию производства. Отец давно признавал это предложение разумным и обещал подумать. Когда-нибудь. Потом. Позже. Так что, закупка нового оборудования пока не планировалась, и о европейской славе оставалось только мечтать.

И если бы не судьбоносная встреча с однокурсниками, оказавшимися еще и поставщиками необходимого оборудования…
После изнурительных, затянувшихся почти до утра, переговоров в тихом баре, друзья подписали взаимовыгодный контракт.
Радость слегка портила одна деталь: знакомые хоть и были давними, но, поправ студенческие традиции, деньги хотели вперед. По крайней мере, часть. На всякий случай.
А у «Зималетто» вот-вот наступал срок очередных выплат и, скорее всего, акционеры очень бы огорчились, узнав, что стали невольными жертвами на тернистом пути в Европу отдельно взятой фирмы. Но кто им обещал, что будет легко? В который раз выпив за альма-матер, Андрей с Романом решили рискнуть...

В итоге, росчерком пера, средства, предназначенные для расчетов с акционерами, улетели в совершенно другом направлении, друзья, хлопнув по рукам, отправились после трудного рабочего дня развеяться в обществе прекрасных дам, а над старушкой Европой вплотную нависла угроза зималеттовской экспансии.

С приближением возвращения Пал Олегыча, эйфории поубавилось: Андрея вдруг осенило, что вскоре предстоит отчитываться перед родителем о проделанной работе.

Собственно предъявлять было нечего, разве что несколько удачно проведенных кастингов, но Андрей почему-то сомневался, что отец одобрит столь узкое направление деятельности президента. Это они с Ромкой знают, как тяжело сутки напролет общаться с моделями, а Пал Олегыч, уезжая, в своем прощальном напутствии почему-то больше напирал на финансовую стабильность.

Значит, произвести выплаты следовало как можно скорее, вот только из порубленного европейского окна сквозняк выдул все финансы.

Выручил опять же Малина.

Одобрив желание друга не расстраивать отца, посоветовал взять в банке кредит. Сумма в двести тысяч евро - сущий пустяк, и любой уважающий себя банк будет рад предоставить ее такой надежной фирме, как «Зималетто».

Отметив в ресторане элегантное решение проблемы, наутро друзья сообразили, что Пал Олегычу совсем не обязательно знать о кредите, поэтому оформлять бумаги надо максимально оперативно и очень тихо. Оставалась ерунда – убедить банк не жадничать и поделиться деньгами с отечественным производителем. Выступать от имени отечественного производителя выпало, конечно, ему – Андрею Жданову.
Обреченно вздохнув, он выпрямил сгорбленную спину и, провожаемый советами Ромки, отправился за деньгами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:28, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Екатерину Валерьевну Пушкареву сотрудники слегка побаивались. Поставив перед собой задачу стать успешным экономистом, девушка с пути не сворачивала и к двадцати пяти годам перед ней маячила реальная перспектива в недалеком будущем возглавить кредитный отел одного из влиятельнейших банков страны.

На достижение цели Катя (впрочем, уже давно по имени ее называли только мама с папой и заблудший друг Зорькин) бросила все средства. Понимая, что на родителей рассчитывать не стоит и пробиваться придется самостоятельно, девушка составила план действий, от которого за последние десять лет не отступила ни разу. Программу-минимум (университет, аспирантура, работа в банке) она преодолела. Распечатка программы-максимум висела на стене сразу под портретом Кондолизы Райс.

Выбирая из двух составляющих классической женской жизни – семьи и работы, девушка остановилась на той, которую окружающие почему-то считали наиболее важной (семье) и именно на нее твердо решила забить. Стоило тратить долгие годы на получение образования, чтобы погрязнуть в мире памперсов и кастрюль?

Но суровая правда заключается в том, что первобытные инстинкты просыпаются несанкционированно и обычно некстати. Когда красавчик-брюнет из соседней группы проявил к Катеньке неприкрытый интерес, она, неожиданно для себя, перестала носить длинные юбки и впервые в жизни выкрасила волосы. В цвет спелой вишни. (Папа на десять минут лишился дара речи, потом его прорвало, но поздно – суперстойкая краска была сделана не на Малой Арнаутской и абсолютно не смывалась.) Дальше все было, как в дурацком сне. Пара поцелуев в подворотне, чашка псевдокофе в университетской столовке, быстрый секс в общаге – и вот уже она, ошалевшая идиотка, несколько ночей напролет кропает любимому дипломную работу.
После того, как негодяй защитился, оказалось, что кроме диплома их не связывает ничего.
Катя обозвала себя суровыми, но справедливыми словами, реанимировала длинные юбки, перечитала программу-максимум и твердо решила, что впредь будет умнее.
Примерно через год вокруг нее стал виться импозантный преподаватель с кафедры статистики, кстати, тоже брюнет, но краска еще не смылась, действительно оказавшись суперстойкой, и опытная Катерина вовремя почувствовала подвох. На прямой вопрос: чего, собственно, козлу надо, козел смутился и заблеял нечто невразумительное. Девушка не поверила ушам: мужественный с виду брюнет оказался козлом во всех смыслах этого слова: до обморока запал на Кольку и теперь умолял любезную Екатерину Валерьевну поспособствовать знакомству.
Конечно, тем же вечером любезная Екатерина Валерьевна все унижение с лихвой выместила на Зорькине, но мнение о ничтожности противоположного пола, особенно, брюнетистой его части, в ней утвердилось и стало незыблемым.

Портрет Кондолизы Райс – идеальной женщины всех времен и народов, висел над письменным столом. Мама некоторое время побаивалась заходить в комнату, потом привыкла, но до сих пор протирала на портрете пыль с закрытыми глазами. Колька издевался и говорил, что подруга с каждым месяцем становится похожа на Райс не только характером, но и внешностью. Катя презрительно отвечала, что развитому человеку важен интеллект, а на внешность обращают внимание лишь самцы. Зорькин на сравнение с самцом не обижался, открывал купленный в киоске очередной номер «Плейбоя» и истекал слюной над фотографиями моделей, напоминая девушке вечно озабоченного соседского кобеля.
И это Колька. Лучший из мужчин, а, живет инстинктами.
Как и они все.
Как тот хам, из-за которого она разбила новые очки и две недели хромала в растоптанных кроссовках, потому что распухшая нога не влезала ни в одни туфли.

***

Замечтавшись, Андрей услышал легкий хлопок, за которым немедленно раздался жалкий плач недоделанного «Матиза». Только этого не хватало. Озабоченно обойдя со всех сторон «Карреру», Андрей убедился, что травм и царапин нет. Уфф!
Пробитый бампер «Матиза» его ничуть не расстроил.
Жданов недовольно посмотрел на здание банка. Почему он, без пяти минут президент, без пяти минут крупнейшего в стране модного дома, рискуя здоровьем собственного автомобиля, вынужден идти на прием в какой-то паршивый кредитный отдел и доказывать необходимость выдачи ему жалких двухсот тысяч евро?

Ромка с пеной у рта убеждал, что причин для волнений нет, срок кредитования смешной, «Зималетто» - фирма уважаемая, давний клиент, практически родня, а значит готовить многостраничное обоснование для кредита – понапрасну терять время. Потому что в данном случае это пустая формальность.
Кажется, на этот раз Малина не ошибся.
Пообщавшись по телефону с дамочкой, занимающейся выдачей кредитов, Андрей поразился, как легко нынче банки расстаются с деньгами, особенно, если деньги нужны богатым уважаемым людям, занимающим достойное положение в обществе.

Но подстраховаться не мешает. Как там учил Малина: зайти, улыбнуться, небрежно обаять. Для закрепления успеха наладить тактильный контакт.
Кстати, барышнин голос ему понравился, низкий, с легкой хрипотцой – вполне сексуальный. Жданов представил томную длинноногую блондинку с чувственным ртом. Пригласить ее куда-нибудь вечерком? А что? Если уж начал собой жертвовать – иди до конца.
Легко! Пойдем, улыбнемся.

Порадуем… эту… как ее… где-то он тут записал…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:28, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Екатерина Валерьевна открыла лежащую сверху папку. «….компания «Зималетто»… анкета клиента… бухгалтерский баланс…. сведения о собственности… кредитная история… запрашиваемая сумма…»
Что ж. Клиент внушает доверие, «Финал-Партнер» кредитует его фирму не в первый раз, правда… обоснование какое-то недоработанное… странно… обычно бумаги в полном порядке… Впрочем… срок кредитования невелик, сумма даже несопоставима с оборотами предприятия, и.о. президента сейчас подойдет, так что осталась самая малость – переговорить с ним лично.
Заодно прояснить некоторые моменты в обосновании.

Озабоченно прикидывая, успеют ли они завтра оплатить все накопившиеся счета, Андрей подошел к кабинету и уверенно постучал.

- Войдите.

Да. Тот самый голос, который требуется обаять. В чём-чём, а в этом нам равных нет.
Небрежно улыбнувшись, Жданов распахнул дверь.

Покорять сидящую перед ним девицу он отказался сразу. Кому надо, тот пусть и покоряет, может, найдутся желающие – моряки-подводники, например, или полярники, не видевшие в течение пяти последних лет никого, кроме пингвинов.
Хотя… при чем тут пингвины? Милые симпатичные птички, им бы он улыбался с охотой. А эта…
Как загипнотизированный, Андрей уставился на девушку, потом испуганно тряхнул головой и перевел взгляд вниз, мучительно соображая, какой длины окажутся ее ноги, если снять с них эти жуткие слоновьи башмаки.

- Я вас слушаю, - прервала затянувшуюся паузу Катя и, проследив за его глазами, быстро спрятала ноги, обутые в старенькие мамины ботинки, под кресло.

Так. Внимание, брюнет! С какой стати он морщится? Вот если бы на него наехал бульдозер – имел бы право. Но не станешь же каждому встречному пижону рассказывать сагу о пострадавшей от уличного хама ступне.

- Здравствуйте. Я - Жданов. – Андрей сдался (под такой юбкой все равно не поймешь, есть ли там вообще ноги) и вспомнил о деле. - Пару часов назад мы беседовали по телефону. По поводу кредита.
- Присядьте, пожалуйста.

Неприятный тип.
Жданов Андрей Павлович. Подозрительно знакомая внешность…
Внутри что-то напряглось, предупреждая об опасности.
Катя внимательно уставилась в анкету, в раздел «сведения о руководстве». Исполняющий обязанности президента. В таком возрасте? Папочкин сынок.
«…не привлекался…. не состоял…»
А зачем ему состоять? Презрительно подняв бровь, она сверкнула в сторону клиента недобрым взглядом. Расселся, как у себя дома, листает «Экономический вестник», можно подумать, он в состоянии разобраться…
… «сфера деятельности предприятия…»
Фууу… так он, скорее всего, еще и… все они такие, в модном бизнесе, поэтому и не состоял…
Все же… где?… где она могла его видеть?..

- Простите, - вежливо кашлянул Андрей. – На мой звонок, вы ответили, что вопрос о кредите будет решен положительно, чего же мы ждем?
- Минуточку.

Будешь ждать столько, сколько надо. А потом – еще два раза по столько. Привык иметь все мгновенно после предъявления улыбки? Отвыкай. Халява закончилась.

- Если бы получить кредит в банке было так просто, как утверждает реклама, никто бы не грабил банки.
- Что?
- Американский юмор.
- Вы пошутили? – уточнила Катя, на минуту снимая очки, чтобы помассировать переносицу.

Черт. Неудачная оправа, слишком тяжелая. Она вспомнила уличного негодяя, по милости которого потеряла любимые очки, еще раз чертыхнувшись, взглянула на сидящего перед ней юмориста и чуть не подпрыгнула.
Не может быть!

- Я не собирался грабить ваш банк, честное слово, это всего лишь шутка. Видимо неудачная.

Андрей был удивлен. Дергается, как припадочная. Странно, что в уважаемом банке работают ненормальные сотрудницы. Откуда такую откопали?

- По поводу вашей заявки… Мне надо кое-что уточнить.
- Спрашивайте.
- Андрей Павлович Жданов?
- Собственной персоной.
- На какие цели берете кредит?
- На пополнение оборотных средств, там написано.
- Я прекрасно вижу, что здесь написано. – Девушка заледенела.

У нее был такой вид, как будто в банк действительно ворвалась банда гангстеров и приказала ей складывать пачки баксов в мешки из-под картошки. В чем она его подозревает?

- Неужели? Слава богу.
- Вашими молитвами.
- Я уж испугался, что анкета неправильно заполнена.
- Если речь зашла об этом, то объясните, пожалуйста, почему вы решили обойтись без подробного обоснования. Здесь явно не хватает необходимых документов. Если вы, конечно, внимательно читали перечень.

И чего она взъелась? Почувствовав в голосе грымзы металлические нотки, Андрей пошел на попятную. Не стоило язвить. Доброе слово и кошке приятно, а уж этому, обиженному богом и людьми синему чулку, подавно. Как там говорил Ромка? Обаять? На что только не пойдешь, ради фирмы. Смущенно улыбнувшись, Жданов подался вперед и попытался взять Катю за руку.

- Девушка, милая, поймите, нам срочно…
- Я вам не девушка, - Катя резко встала, - и тем более, не милая!

Господи! Демонстрация такого количества зубов в животном мире была бы сочтена за объявление войны. В следующий раз Малина сам будет воплощать в жизнь свои гениальные планы.

- Очень жаль, то есть я рад, что вы не девушка, но…
- Немедленно прекратите паясничать! Здесь не цирк, а серьезное учреждение. – Она захлопнула папку, встала и одернула пиджак. – Господин Жданов, наш банк вынужден отказать вам в предоставлении кредита.
- Но… почему? – В свою очередь Андрей вскочил с кресла и с ненавистью уставился на мегеру. – На каком основании?
- Мы не обязаны объяснять причины отказа, – торжественно глядя ему в глаза отчеканила Катя. - Всего хорошего!
- Вы… вы… вы срываете мне все планы!
- Сочувствую, но ничем помочь не могу.
- Я буду жаловаться вашему руководству!
- Сколько угодно.
- Вас уволят! – Хлопнув напоследок дверью, Андрей помчался вниз. Черт бы ее побрал! Человеконенавистница! Ничего, он найдет управу на эту кобру. Она его на всю жизнь запомнит! Зараза.

Катя обессилено упала на кресло и всхлипнула. Пусть жалуется. Она имела право отказать этому Жданову в кредите! Хамство. Неадекватное поведение. Неверно оформленное обоснование. В таких клиентах банк не заинтересован.
И у нее до сих пор болит эта проклятая нога!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:29, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
3.

- Чудесно выглядите! Рад, безумно рад, - Ярослав Ветров, финансовый директор «Зималетто» подобострастно тряс Жданову руку, - работа с Вами приносила мне истинное наслаждение.
- Приносила? Не рано вы со мной распрощались? - Павел Олегович был бодр, весел и совсем не прочь пошутить.

Андрей встретил родителей в аэропорту, скороговоркой сообщил, что все великолепно, и умчался на какую-то неотложную встречу, пообещав отцу представить полный отчет чуть позже.
Родная компания радостно приветствовала отдохнувшего президента. Павел успел раскланяться с десятком сотрудниц, заглянуть в мастерскую, на производство и поздравить себя с тем, что в сыне не ошибся. Отдавая дань профессионализму финансового директора, в глубине души Жданов-старший зануду недолюбливал, но, соскучившись по «Зималетто», был не прочь пообщаться даже с ним. Не долго осталось. Вот сдаст Андрею дела и переберется в тихую Швейцарию - коротать остаток дней на берегу Женевского озера.

- Не смущайтесь, Ярослав Борисович! Здравствуйте! Как успехи?
- Что вам сказать… Я финансист и привык работать, не ввязываясь в авантюры…
- О каких авантюрах идет речь? – Павел перестал улыбаться.
- Я понимаю стремление вашего сына доказать свою состоятельность, но… не ценой деятельности целого предприятия. Существуют утвержденные финансовые планы, так сказать, схемы расчетов… Существуют договорные отношения, платежная дисциплина… Существуют...

Павел давно привык, что в разговоре финансовый директор пользуется громоздкими словесными конструкциями, и научился не обращать на это внимание, но в данный момент страстно желал одного: любым способом приостановить могучий словесный поток. Например, уронив что-нибудь тяжелое. На пол. Или… Необычайно ярко вообразив, как он лупит Ярослава по макушке тяжелым портфелем, Павел Олегович покачал головой и расстроился от невозможности воплотить эту бесполезную, но умиротворяющую процедуру в жизнь.

- Простите, перебью. Вы намекаете, что Андрей провернул какую-то рискованную операцию?
- К сожалению. – Ветров надрывно вздохнул. – Меня неприятно удивило, что Андрей Павлович кулуарно… без моего участия… так сказать, в обход… Не представляете, чего нам стоило утрясти возникшую проблему. После того, как «Финал-Партнер» отказал Андрею Павловичу в кредите, пришлось работать практически в авральном режиме. Я был на грани нервного срыва, а уж когда Александр Юрьевич начал выяснять, по какой причине задерживается причитающаяся ему выплата… К сожалению, Андрей Павлович не потрудился известить его заранее, более того, наотрез отказался общаться с господином Воропаевым, сказав, чтобы тот… Не решаюсь повторить эту фразу дословно…
- Отказали в кредите? Почему? - С каждой минутой лицо Жданова мрачнело все больше.
- Подробностей не знаю, информацию я получил, так сказать, приватно, но смею предположить…

Павел почувствовал головокружение. Следовало прекратить разговор, пока усилия швейцарских докторов не пошли прахом.

- Не надо ничего предполагать! Немедленно отправляйтесь в банк и узнайте все официально. А я найду Андрея. Надеюсь, он сможет внятно объяснить, что здесь творилось в мое отсутствие.
- Простите, это невозможно… Мне дорога моя репутация…

Ветров собрался с силами. Месяц назад он задумал сменить работу и давно бы сделал это, если бы не один пикантный нюанс. Свои услуги финансовый директор намеревался предложить конкурентам «Зималетто». Мелочи вроде корпоративной этики его не волновали, но он немного беспокоился по поводу рекомендаций. Поэтому, в глубине души, Ярослав был благодарен Андрею Жданову за склонность к авантюрам. Теперь можно уйти без церемоний, сославшись на оскорбленную честь и поруганное достоинство финансиста.

- Дело в том… поймите меня правильно… вынужден сообщить, что две недели назад принял тяжелое для себя решение. Я увольняюсь.
- Ярослав Борисович… - Павел попробовал подыскать слова, дабы убедить ценного сотрудника остаться, но вдруг понял, что от расставания с Ветровым не испытывает ничего, кроме облегчения,. - Что ж… это некстати, но… не смею задерживать.
- Могу я надеяться на достойные рекомендации?
- Безусловно.
- Был счастлив с вами сотрудничать.

Когда дверь за Ветровым аккуратно закрылась, Жданов-старший задумался. Мдааа… Женевское озеро подождет - прощаться с постом президента явно рано. Андрей…
Павел Олегович повертел в руках сигарету, с глубоким вздохом переломил ее пополам, достал нужную визитку и набрал номер.

- Добрый день… Да, вернулся… Спасибо, здоровье в порядке, чего не кажешь о фирме. Пытаюсь разобраться, что тут происходило в мое отсутствие... Кажется, ты мне можешь помочь.

***

С несознательными отпрысками, которые, упустив из виду, что инициатива наказуема, на свой лад пытаются реформировать дело родительской жизни, отцы разбираются сурово.
Но такого сокрушительного удара Андрей не ждал.

- Инициатива наказуема. Сколько лет я должен вкалывать на производстве, чтобы доказать отцу, что способен возглавить предприятие?
- Черт! Откуда Пал Олегыч узнал о кредите?
- Понятно откуда - мымра из банка наябедничала. Отомстила за увольнение.

Если бы художник задумал написать картину об утраченных надеждах, ему смело можно было бы посоветовать в натурщики двух молодых людей, скорбно склонившихся над бутылкой виски в полупустом ресторане.

- Думаешь, ее уволили? Скорее всего. Эх, напрасно ты на нее наехал.

Малиновский в очередной раз наполнил бокал, откашлялся и продолжил:

- Однако… Палыч. С прискорбием вынужден констатировать, что в нашем теперешнем положении виноват ты один. Что произошло, друг? Не верю своим глазам. Чтобы ты да не смог втереться в доверие к любой симпатичной незнакомке?
- Ключевое слово тут - «симпатичной». У меня нет желания втираться в доверие к крокодилам.
- Не перегибай палку. Вооружившись моими инструкциями, ты мог запросто обаять и крокодила. Сколько можно повторять: вытесняем недостатки объекта и фокусируемся на его достоинствах.
- Это трудно объяснить, - вздохнул Жданов. – Сознанием я все понимал. Но, очевидно, у моего подсознания оказались иные взгляды. Представь девицу в строгом английском пиджаке, наследство мамы, и толстой твидовой юбке, наследство бабушки. Представил? А теперь добавь к портрету жуткие ботинки, снятые, скорее всего, с покойного дедушки.

Одним глотком Ромка осушил свой бокал.

- Я до того потрясен, что даже протрезвел. Но не следовало сдаваться. И тем более, не стоило на нее стучать. Надо было закрыть глаза на принципы и пригласить даму в ресторан.

Андрей издал нечленораздельный булькающий звук и тоскливо покосился на пустую бутылку. Какие принципы? Когда тебя ненавидят просто за факт твоего существования, дело не в принципах. Чертова девка! Теперь он связан по рукам и ногам, как стреноженная лошадь. Хотя откуда у лошади руки? А, какая разница, если ему буквально перекрыли кислород! Остается надеяться, что она чувствует себя не лучше.
Но Малина? Тоже хорош. Своими удивительными талантами впутал его в неприятности. Пусть теперь и распутывает.

- В ресторан! Да у нее в очках отражалась вся всемирная литература, от Софокла до Борхеса, которую она наверняка читала в подлинниках. О чем бы я с ней говорил, в том ресторане? Рома, за что?.. за что ты надо мной издеваешься? Может, в детстве я сломал твои любимые фигурные коньки? Или проиграл в автоматы двадцать копеек, которые мама дала тебе на мороженое? В ресторан… Уверен, что эта особа питается жидким чаем и подпитывается удовольствием, полученным от циничного унижения противоположного пола.
- Старая дева? – в первый раз посочувствовал другу Ромка. - Тяжелый случай. Осуждает современные нравы, баночное пиво и половой разврат?
- Пиво я тоже осуждаю. – Жданов отставил в сторону пустую бутылку виски и, щелкая в воздухе пальцами, оглянулся по сторонам в поисках официанта. – Два пива, пожалуйста. И уволь меня от общения с девицами, которые получают оргазм, разбирая узелковую письменность древних майя.
- Слушай, Палыч, - неожиданно возбудился Ромка, пытаясь ухватиться за соломинку. - У тебя же остался телефон. Давай позвоним этой твоей змеюке, назначим встречу… извинимся… поищем в приватной обстановке под толстым панцирем цинизма не успевший завянуть нежный бутон фиалки или… хоть что-нибудь там поищем...
- За что извиняться? После того, как отец сослал меня на производство, мне хочется ее придушить. Потом, я бы мог извиниться. А суд бы меня оправдал... Слушай, хватит об этом, выпьем…
- Восторжествует правда, - нравоучительно ответил Малиновский, осторожно дегустируя напиток. – Она всегда торжествует. Однако, правда – величина переменная. Пока мы вернулись к тому, с чего начали.
- Правда состоит в том, что я перестал спать. Не поверишь, закрываю глаза – она! Чувствую: скоро свихнусь от этих кошмаров.
- Ты не прав, - расстроился Малиновский. – И пивом тут не спасешься. Надо было взять коктейль.
- Пошли отсюда. Вот эта рожа неприятна моему беспринципному подсознанию, – сообщил Жданов Ромке, с подозрением вглядываясь в принесшего пиво официанта, – Жулики вокруг.

Малиновский глубокомысленно кивнул и неуверенно поднялся.

- Подозрительное заведение. Мне его нахваливал Сашка – теперь понимаю, почему. Негодяй решил устранить нас физически, я просто уверен, что здесь разбавляют пиво вчерашним чаем. Сейчас вернусь, и мы выведем всех на чистую воду.
- Куда ты? – попробовал приподняться Жданов. – Я тоже хочу.
- Принести счет и вызвать такси? – Мерзавец, выдающий себя за официанта, услужливо подскочил к Андрею и отчего-то вдруг раздвоился.
- Счет? А собссна, за что? За бурду, которую подают в вашей столовке вместо виски?

Официант пошел на риск и объяснил обнаглевшему клиенту, что тот не прав: обе бутылки виски были самого высокого качества. Как, впрочем, и коньяк. Не говоря уж о пиве.
Все выпитое Ждановым за вечер бурно возмутилось. Он выпрямился и заявил, что прежде хочет взглянуть в глаза владельцу данной забегаловки, который очевидно ненавидит людской род, но внезапно накренился вперед, уцепился за официанта, не удержался и плюхнулся за соседний столик прямо на колени к обедающей там чопорной даме. Рука его нащупала стоящий на столике бокал вина, и он залпом проглотил содержимое.
Официант, справедливо полагая, что не стоит рисковать здоровьем за такую низкую зарплату, мгновенно скрылся в подсобке.
Дама, громко взвизгнув, растерянно замолчала, возмущенно глядя на своего спутника.

- Какого дьявола!.. – только и смог выговорить тот.
- Суурпраааайз! - строго объявил им Жданов, приободренный чужим бокалом. – Эй, Маалиииина, где ты? Суурпраааайззз! Присоединяйся!

Холодные глаза дамы стали ледяными и, осознав, что помощи ей ждать не от кого, она брезгливо смахнула зарвавшегося алкаша на пол.

- Дддорогуша, - удивился Андрей, безуспешно пытаясь обрести точку опоры, - откуда в женщщщинах ссстолько цинизма?
- Дорогуша? – возмутился мужик, нервно теребя салфетку.
- Пить надо меньше, - глубокомысленно сообщил ему Жданов. – И не таскаться по всяким забегаловкам. Шли бы лучше в библиотеку. Официант! Официант! Черт! Что за притон! Не умеют обслуживать приличных людей. Официант! Два коктейля! И если там опять будет чай – счет оплатите сами! Ха!

Между тем, во внутреннем помещении ресторана образовался стихийный митинг. Ввиду отсутствия на месте владельца заведения, персонал спешно подыскивал, кого еще безболезненно можно принести в жертву разбушевавшемуся клиенту.

Кольку подвела природная пунктуальность.
Привыкнув питаться строго по часам, ровно в восемнадцать ноль-ноль желудок пригласил его на второй полдник. Обнаружив на ресторанной кухне непонятное столпотворение, Зорькин немного испугался, решив, что официанты сошли с ума и, дружно плюнув на работу, слопали все, что осталось от бизнес-ланча, а значит, теперь придется голодать, как минимум, до ужина. Таким образом, подготовка очередного отчета для налоговой становилась под угрозу срыва – работать без постоянной подпитки головного мозга Колька не умел.
Однако, наметанным глазом заметив на сковородке несколько вполне целых котлет и выяснив обстоятельства несанкционированной сходки, он расслабился и позволил себе ряд фривольных замечаний в адрес работников салфетки и подноса.

- Что за манера устраивать много шума из-за ничего. Надо находить подходы к любому клиенту, даже самому привередливому, - пробурчал он, заглатывая сразу две киевские котлеты и кратко знакомя официантов с учением Кейнса, согласно которому клиент всегда прав.

Все это Колька объяснял в основном жестами, поскольку его речевой аппарат был наглухо забит котлетами. Официанты Колькиных жестов явно не понимали, что приводило того в некоторое раздражение. Прожевав, наконец, котлеты и запив полдник стаканчиком сока, умеренно сытый финдиректор повторил основные тезисы выступления.

- Итак, потребитель всегда прав. Так что вам сейчас предстоит выдвинуть из своих рядов кандидатуру и отдать ее на растерзание клиенту. Предлагаю начать голосование по этому вопросу немедленно, после чего разойтись и приступить к работе.

Вдохновленные пламенной речью официанты, дружно предложили Зорькину воплотить любую из своих теорий на практике и пообщаться с клиентом самостоятельно. Колька, внезапно вспомнил о дожидающемся финансовом отчете, почесал в затылке и от доверия отказался.
В это время до кухни долетел очередной недружелюбный вопль:

- Коктейли!! С-с-кок-ка можно ждать!

Николай Антонович открыл было рот, чтобы прокомментировать трубный глас из зала, но не успел.
Раздвинув официантов, на передний план вышел Семеныч. Этот аксакал числился среди персонала кем-то вроде генералиссимуса. Мелкий и невзрачный, Семеныч обладал жестким характером и одним движением бровей мог поставить на место любого зарвавшегося гражданина. По имеющимся у Зорькина сведениям, достойный ветеран успел поработать во многих заведениях общепита, начав свою карьеру еще тогда, когда Коленька ходил пешком под стол и из всех продуктов питания предпочитал кашки типа «Малютка».

Оглядев притихшую толпу, Семеныч вслушался в доносящийся из зала рев, немного подумал и произнес непонятное слово: «Рубильник». Официанты с уважением расступились. Семеныч смешал в шейкере немного водки, коньяка, портвейна, шоколадного ликера, соевого соуса, сливок, бросил в бокал пару вишенок и три оливки, нацепил на краешек дольку лимона, и, чуть помедлив, украсил адскую смесь синеньким бумажным зонтиком. Удовлетворенно покивав, он впихнул поднос с фужером Зорькину, мощным толчком придав ему направление в зал.

Жданов сидел на столе и, прижимая к сердцу пустую бутылку, жаловался новым друзьям на тяжелую жизнь отечественного производителя. О скандале он давно забыл, о том, что находится в ресторане – тоже.
Ему казалось, что он делает доклад на Всемирном экономическом форуме в Давосе, поэтому, чтобы его лучше понимали, на всякий случай, перешел на английский. По крайней мере, Жданов был свято уверен, что язык, на котором он объясняется – именно английский и никакой другой.
Явление рядом с собой Зорькина, Андрей воспринял с недоумением, но, вежливо кивнув, автоматически принял из Колькиных рук бокал, из которого почему-то поднимался пар, и сделал глоток. Напиток ему понравился: после того, как вылезшие на лоб глаза вернулись на место, и канонада в голове стихла, Андрею показалось, что он обрел второе дыхание и готов немедленно обаять любого крокодила, ограбить банк и стать президентом «Зималетто».
Падая, он внезапно увидел над собою озабоченное лицо невесть откуда взявшегося в Давосе Малиновского и успел подумать, что президентство опять сорвалось.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:30, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
4.

- Что тебе сказать, Павел Олегович… - банкир с сожалением посмотрел в сторону пустой пепельницы, - не представляешь, как курить хочется, а нельзя – врачи запретили. Легкие, сердце, капля никотина убивает лошадь… Мдааа, так вот. Андрей действительно хотел получить у нас небольшой кредит. Но… молодость… ему следовало обратиться ко мне – и не было бы никаких проблем.
- Возникли проблемы?
- Насколько я понял, он не удосужился подготовить стандартный пакет документов, поэтому наша сотрудница, не желая рисковать, ему отказала.
- Надеюсь, ты ее не уволил?
- Паш, пойми, я не могу разбрасываться грамотными специалистами. Ей поставлено на вид, но…
- Но, насколько я понимаю, ты считаешь, она была права?
- Да… в принципе… если бы дело касалось рядовых клиентов…Конечно… в данном случае, стоило глубже вникнуть в проблему. Андрей пожаловался, что разговаривали с ним грубо, а наш банк ценит сотрудничество с «Зималетто», и конечно, твой сын, Паша, мог рассчитывать на индивидуальный подход.
- Так… мальчик еще и жаловался… - Павел рассерженно вытащил из пачки еще одну сигарету и закурил. А эта…
- Пушкарева.
- Эта Пушкарева… что она из себя представляет?
- Работает у нас не первый год. Дама… своеобразная. Но при этом у нее талант от бога, железный характер и хватка бультерьера. – Банкир улыбнулся и подмигнул Павлу. - По хорошему, через годик-другой она вполне справится с управлением банком, но мне не хочется становиться безработным.
- Неплохие рекомендации. – Павел задумался. – А знаешь… попроси-ка ее подъехать ко мне в «Зималетто»? Хотелось бы познакомиться с девушкой, сумевшей отказать моему оболтусу.
- Зачем? В манекенщицы она не годится, сразу говорю.
- Манекенщиц у нас и так хватает… Кажется, я могу ей предложить нечто более интересное, чем выдача кредитов.
- Вот оно что. Хочешь умыкнуть ценного сотрудника? Не выйдет. – Банкир устало поднялся из-за стола и вытащил из сейфа пачку сигарет. – К тому же… уверен, она не согласится.
- Если ты мне поможешь - согласится. Но прежде чем что-либо предлагать, я бы хотел с ней просто встретиться.
- Режешь без ножа. Кого я поставлю на ее место?
- Как-нибудь выкрутишься. Пару минут назад кто-то говорил про индивидуальный подход. Я надеюсь, ты ценишь сотрудничество с «Зималетто»? Тебе и твоему банку воздастся. По рукам? С нетерпением жду твою железную леди.
- Это шантаж. Не знаешь, почему жена называет меня акулой капитализма? Акула - это ты, Паша.


***

- Ваши документы! – охранник на входе сурово нахмурился, явно подражая персонажам американских боевиков.

Катя внимательно посмотрела на доморощенного Терминатора и ласково улыбнулась. Излюбленный прием, многократно проверенный еще на банковской службе безопасности, сработал безотказно. Непривычный к подобным посетителям, Терминатор изумленно приподнял темные очки и во все глаза уставился на девушку.

- Добрый день. Давно здесь работаете? – Катин безукоризненно вежливый тон почему-то производил на любую охрану убийственный эффект. Особенно в сочетании с ласковой улыбкой.

Терминатор обалдел окончательно, иначе бы ответил как-нибудь по-другому. А так, после непродолжительной паузы, выдавил:

- С утра заступил.

Катя кивнула.

- Очень хорошо. Как, вы сказали, вас зовут?

Терминатор оказался Сергеем Сергеевичем.

- Будем знакомы. Екатерина Валерьевна. Администрация «Зималетто» на каком этаже?

Получив необходимую информацию, девушка деликатно отодвинула Терминатора в сторонку и беспрепятственно проникла к лифтам.

На ресепшене царило оживление. Четверо дамочек столпились у стойки, размахивая руками и возбужденно переговариваясь. На посетительницу никто не обращал ни малейшего внимания.
Катя вздохнула. Ее попросили прийти в час дня, и опаздывать девушка не собиралась.

- Добрый день, - она попыталась вклиниться в разговор.

Бесполезно. Дамы были заняты чем-то явно более важным, чем их прямые служебные обязанности.

- Представь, вернулась под утро.
- Да ты что?
- А он как?
- А ты?
- А родители?
- Погоди, так вы всю ночь?..
- И сколько раз?
- Ну вы даете!
- Сегодня встречаетесь?

Катя медленно посчитала до десяти, после чего снова попыталась привлечь внимание балаболок.

- Здравствуйте, я хотела бы видеть господина Жданова.

Вторая попытка успехом не увенчалась. Пора было привлекать тяжелую артиллерию. Посчитав для верности теперь уже до двадцати, Катерина откашлялась:

- Женщины!

Нехарактерное для офисного пространства обращение произвело нужный эффект. Сплетницы умолкли, как по команде обернулись, и застыли, разглядывая посетительницу.
Наконец одна из них, очевидно хозяйка респешна, подала голос.

- Вы к кому?
- Добрый день, - с нажимом произнесла Катерина.
- Доббрый день… - ошеломленно пробормотала секретарша. – Так в-в-ы к кому?
- У меня назначена встреча с господином Ждановым.
- Так Андрей Палыча сейчас нет, – победоносно заявила хозяйка ресепшена и, тут же забыв про Катю, сообщила подружкам, - его Малиновский уволок.
- Пить отправились.
- Кто бы сомневался.
- После такого скандала.
- Мне нужен президент «Зималетто». – Катя демонстративно посмотрела на часы. – Встреча должна состояться в тринадцать ноль-ноль. Если вас не затруднит, подскажите, пожалуйста, как пройти в приемную. Не хотелось бы объяснять Павлу Олеговичу, что я опоздала из-за невнимательности его персонала.

Дамочки опять переключились на навязчивую посетительницу и, как по команде поджав губы, недовольно переглянулись.

- Пройдите пожалуйста вооот сюда, – хозяйка ресепшна указала на ближайшую дверь. Там – приемная. Я сообщу Павлу Олеговичу.
- Очень хорошо. Спасибо. И знаете, - Катерина слегка понизила голос, - на вашем месте я бы, все-таки, приступила бы к работе. Насколько я понимаю, обеденный перерыв еще не начался.

Продолжать диалог она не стала и, провожаемая неодобрительными взглядами четырех пар глаз, отправилась к указанной двери.

На коротком пути от стойки ресепшна к президентской приемной произошел забавный инцидент. Одна из дверей распахнулась и перед Катей предстала очень колоритная личность. Личность несомненно принадлежала к творческой части персонала «Зималетто», поскольку выглядела до умопомрачения экстравагантно. Гардероб личности состоял из алых кожаных брюк, жилетки, темных очков и почему-то розового шелкового шарфа, обмотанного вокруг шеи. Темпераментно жестикулируя, личность поравнялась с Катериной и вдруг замерла.

- Аааааа!!!! – Раздавшийся крик не на шутку испугал девушку. Личность в ужасе застыла, глядя куда-то Кате за плечо.
- Где?!! - Она резко обернулась и, ничего не обнаружив, удивленно уставилась на крикуна.
- Что это? Как это? Кто-то умер? Почему здесь работник похоронной конторы? Я не могу творить в такой нервной обстановке!

Немного поразмыслив, Катерина пришла к выводу, что тип перевозбудился от ее внешнего вида. Странно. По мнению девушки, выглядела она безупречно. Темно-коричневый костюм, купленный в Германии четыре года назад, считался парадно-выходным и не заслуживал истерики со стороны этого попугая в розовом шарфике.
Хотя, кто их разберет, этих творцов.

- С вами все в порядке? – до назначенного времени оставалось около трех минут, поэтому она рассудила, что может себе позволить немного побеседовать с креативной личностью.
- Со мной не все в порядке! Мне плохо! Вы отогнали мое вдохновение! Я в шоке! Воды! Кто вас сюда пустил?
- Говорят, легкое потрясение способствует творческому процессу. Не переживайте, все будет хорошо. И позвольте, пожалуйста, пройти…

Стараясь держать спину прямо, девушка вошла в президентскую приемную.

Личность смотрела ей вслед, вяло обмахиваясь шарфом.


***

Сегодняшний день не принес никому ничего кроме беспокойства, сопровождаемого моральными и физическими травмами различной степени тяжести.

- Я думал, сознание потеряю! – возбужденный Зорькин размахивал руками, в сотый раз пересказывая подруге жуткую ресторанную историю. – Жди пока вспомнят, что «Рубильник» Семеныч смешивал. Принес-то его я, а милиция у нас такая – не станет разбираться, кто мужика угробил.
- Так не угробил же! – Катя слишком устала, чтобы изображать испуг. – Коль, ты домой не хочешь?
- Мне необходимо отвлечься. – Для отвлечения Зорькин выбрал традиционный способ – пищетерапию.

Он уже слопал три пирожка с капустой и теперь прикидывал, сколько еще положить на тарелку – два или сразу четыре, чтобы лишний раз не бегать на кухню.

– Ты бы видела, как он рухнул! Хорошо, не один был - с другом, тот даже извинился. И на чай дал, представляешь?
- А ты взял? – впервые за этот утомительный вечер Катя улыбнулась. – Или в кассу оприходовал?

Зорькин чуть не подавился пирожком.

- При чем тут касса? Это была компенсация. Возмещение морального ущерба, так сказать.

Катя вздохнула.

- И почему в банке не принято брать чаевые?
- Потому что вы берете комиссионные.
- После этой ненормальной недели голова идет кругом. Сначала меня отчитывают за отказ в кредите и лишают премиальных…
- Гордись. Пострадала за правду.
- Горжусь... - Помолчав некоторое время, девушка задумчиво произнесла. - Самое странное, знаешь что?.. Потом вызывают и предлагают повышение...
- Одумались? А премию вернут?
- ...повышение… при одном условии… Наш президент настоятельно просил меня некоторое время поработать в этом «Зималетто». У них там финдиректор уволился…
- Ты сошла с ума… тебя просят заменить финансового директора крупной компании? Мечтать не вредно.
- Сама не пойму. Естественно, временно. Ненадолго – на месяц, максимум, на два. Пока не найдут подходящего человека.
- А ты?
- А что я? Была там сегодня. По-моему, сущий дурдом. Правда, они это называют «творческой обстановкой». Но президент мне понравился… И в кого только сын у него такой?
- Вопросы наследственности – потемки. Мало ли в кого – может, в маму или в прадедушку…
- Его прадедушка был неандертальцем?
- Вряд ли, они вроде вымерли раньше. Так ты согласилась или нет?
- Согласилась. В конце концов, я ничего не теряю. Отработаю два месяца, потом вернусь в банк. И ездить на себе больше не позволю.
- И правильно. Решительней надо быть. С меня бы брала пример... – и Колька мужественно запихал в рот последний пирожок.
- Раз такое дело – топай-ка ты домой. Мне выспаться надо – завтра к десяти туда еду, а потом Совет директоров, меня представлять будут, надо подготовиться. – Катя подавила зевок.
- А как же моя душевная травма?
- Дома залечишь, Цезарь Борджиа…

Выпроводив Кольку, Катя задумалась. До сих пор она считала свой гардероб безупречным. Но сегодняшний визит в «Зималетто» и дикие вопли этого истеричного дизайнера ее немного смутили.
В чем же завтра пойти на новую работу? Костюм, понятное дело, она менять не собирается.
Но может выбрать какую-нибудь другую блузку? Она подошла к шкафу и осторожно заглянула внутрь. Черная, серая и зеленая были отвергнуты сразу же. По поводу коричневой в цветочек, возникли некоторые сомнения – не слишком ли легкомысленно?
Катин взгляд остановился на белой блузе, украшенной громадным плюшевым бантом. Совершенно некстати вспомнилась бьющаяся в истерике творческая личность, судорожно дергающая свой дико-розовый шарф. Черный бантик был намного элегантнее. Да, пожалуй, стоит остановиться на этой блузке.
А что? Смело и экспрессивно. Для такой ненормальной публики – в самый раз.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:31, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Будильник прозвонил как раз в ту минуту, когда ему, как никогда, хотелось одиночества и покоя.
«Господи, ну надо же было так надраться…». Он попытался разлепить глаза, чтобы взглянуть на часы, но тут же обессилено откинулся на подушку: мигающие цифры вошли в резонанс с маятником, бухающим в голове, и спровоцировали в ослабленном организме приступ малярийной лихорадки.
Шторы были спущены, но из-за них доносился глухой рев машин, свидетельствующий о начале рабочего дня.
Усилием воли он спустил ноги на то, что еще вчера называлось костюмом от Армани, поморщился и, пошатываясь, побрел в ванную.
Зеркало подтвердило худшие опасения. Он провел рукой по тому месту, где должно было бы быть лицо, и с мучительной ясностью осознал, что у него корь, краснуха и, кажется, свинка. Возможно, он диагностировал бы еще пару-тройку недугов, но при виде собственной помятой физиономии к горлу подступила тошнота.
Организм, с отвращением отбросив идею о чашке кофе, удовлетворился литром воды из-под крана, и, восполнив недостаток жидкости, немного ожил.

Время – великий целитель. Андрей твердо знал, что вечером ему будет лучше, хотя как дотянуть до вечера представлял с трудом. Пробившиеся сквозь алкогольно-амнезийный барьер воспоминания о вчерашнем скандале с отцом вновь растревожили начавшую было подживать рану.
Черт! Черт! Черт! Производство! Его сослали на производство.
Лучшие люди всегда подвергались остракизму за передовые взгляды. Некоторые – способом, несовместимым с жизнью.
Выбранный отцом способ был именно таким. Как совместить с жизнью то, что рабочий день на производстве начинается на два часа раньше, чем в офисе, Андрей пока не придумал. После вчерашней алкогольной истерики он в принципе не мог думать.
Единственное, что утешало, так это забредшая в пустую голову мысль, что, возможно, сейчас на планете кому-то гораздо хуже: жителям Камбоджи, бездомным животным, нашей футбольной сборной...
Или, например, той мегере из банка, о которой…
Желудок сделал тройное сальто и, врезав по позвоночнику, потребовал еще порцию воды.
…которую…
Зачем только вспомнил. Снова затошнило… не стоило смешивать пиво с виски…
…которая несомненно пополнила ряды российских безработных.
Так ей и надо.
Пусть, обслуживая посетителей в «Макдональдсе» поразмыслит на досуге о том, как грубить уважаемым клиентам. Нечего рыть другим яму, не плюй в колодец, вылетит – не поймаешь.

Ничего. Отец поймет и оценит. Потом. Будет, конечно, поздно.
Представив себя узником, безвинно замученным в сыром подвале минус второго этажа, Андрей неожиданно приободрился, более осмысленно взглянул на часы и, стараясь не делать резких движений, отправился в «Зималетто». Негоже страдальцу опаздывать на Голгофу.

Впрочем, выпадая около офиса из такси, он понял, что слегка переоценил свои возможности. Желудок опять взбунтовался и ясно давал понять, что если его немедленно не наполнят жидкостью, он покажет, кто в организме главный.

Если бы Андрей не торопился, он бы заметил, что Потапкин выглядел несколько неуверенно – как будто по нему только что несколько раз проехались танком. Иначе с чего бы это строгий охранник вдруг сбрендил и стал протирать носовым платком лобовое стекло паршивого серебристого «Матиза»?
Но сегодня ему было не до Потапкина.
К тому же, двери лифта уже закрывались, а Андрей отчетливо осознал, что ждать хоть секунду он не в состоянии – жажда окончательно его измучила, и умирать во цвете лет он категорически не собирался.
Поэтому, не обратив внимания на растерзанного секьюрити – а кому сейчас легко? – Жданов, собрав последние силы в кулак, придал себе некоторое ускорение и успел заскочить в кабинку.

- Двадцатый, пожалуйста, - выдохнул он в спину своей спутницы, и тут же испуганно потряс головой.

Да. Пиво с виски было ошибкой, но белая горячка слишком рано протянула к нему лапы. Привидится же такое. Кошмар на улице Вязов. Все-таки пить надо меньше. Меньше надо пить.

- Вы????!!!!

Напряженное молчание, воцарившееся сразу вслед за хоровым воплем, по-джентльменски, первым нарушил Жданов.

- И у вас хватило наглости явиться в «Зималетто»?

Не снизойдя до ответа, девушка, поджала губы, презрительно оглядев Андрея с ног до головы.
Подумаешь, фифа! Допустим, лицо опухшее. И побриться не было сил. Пиджак мятый? Зато из последней коллекции «Этро», что б ты понимала, мымра!

- Подыскиваете работу? Надеюсь, вас вышвырнули из банка с соответствующими рекомендациями.

Мама всегда внушала сыну, что воспитанный человек обязан занимать даму разговором. Даже, если дама молчит.

- Какая жалость, что вы напрасно теряете время. Должность президента компании пока не освободилась. Так что жмите вниз, тут недалеко есть «Макдональдс», поищите счастья там. Верю, вам повезет. Хотя… - язвительно улыбнувшись, Андрей осторожно хлопнул себя по лбу, - как же я забыл, но тут столько всего навалилось, мне простительно… У нас же вакантна должность финансового директора!
- Уже нет, - спокойно ответила барышня.
- Чего нет? – опешил Андрей.
- Не вакантна, – девушка с сожалением посмотрела на Андрея.
- Приношу свои соболезнования. Значит, остается «Макдональдс». Выходите из офиса, справа за углом.
- Спасибо, я запомню. Кстати, Павел Олегович вчера предложил эту должность мне.
- Какую должность? – ошалело переспросил Андрей, надеясь, что ослышался. Измученный мозг наотрез отказывался воспринимать жуткую новость.
- Финансового директора компании «Зималетто», - по-военному отчеканила девушка. - Если вам плохо, могу посоветовать от похмелья таблетку аспирина.

Двери лифта открылись, девушка шагнула к ресепшену, немного помедлила и, обернувшись, продолжила.

- Вчера я бегло ознакомилась с отчетами. У меня есть к вам ряд вопросов, касающихся деятельности производственного отдела. Надеюсь, во второй половине дня вы окончательно очнетесь и сможете на них ответить.

Вежливо поздоровавшись с вытянувшейся в струнку Тропинкиной, она скрылась в бывшем кабинете Ветрова. До Андрея ей не было ровно никакого дела.

- Андрей Палыч, - услышал Жданов сердобольный голос Тропинкиной. – Вам плохо? Может, присядете? Или чайку принести?
- Лучше кофе, – пробормотал Андрей, падая в кресло. Не признаваться же Марии, что в этот момент ему больше всего требовался гробовщик.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:32, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
5.

- Что это было? – слегка реанимировавшись чашкой кофе и двумя таблетками аспирина, Андрей вновь обрел способность говорить.
- Эспрессо, - неправильно поняла его Тропинкина. – Из бара.
- Нет, не это, а то, - Жданов махнул в сторону финдиректорского кабинета.
- Аааа… - участливо вздохнула Машка. - Наш новый финансовый директор. Разве вы не в курсе?
- Я настолько не в курсе… Боже… как мне плохо, Машенька. – Андрей прикрыл глаза. - Принесите еще чайку, пожалуйста.
- С аспиринчиком?
- Лучше с ядом, - Малиновский всегда готов был прийти на помощь в трудную минуту. – Почему ты в трауре, Палыч?
- На то есть несколько причин…
- Не томи.
- Чем ты меня вчера напоил?
- Давай, этот пункт опустим - сам не помню. Что-то еще?
- Надо переезжать на производство.
- Не обязательно. Тебя отсюда не выселяли.
- У нас новый финансовый директор.
- Такой страшный? – хихикнул Ромка, плюхаясь в соседнее кресло, и жестами отгоняя любопытную Тропинкину.
- Такая.
- Женщина? Ура! – Малина обрадовано подпрыгнул. – Молодая? Замужем? И ты уже страдаешь… Нет такой женщины, с которой мы не смогли бы наладить контакт.
- Есть.
- Не пугай.
- Стану я утруждаться. Сам испугаешься.
- Андрей Палыч. – Игнорируя укоризненный взгляд Малиновского, перед ними вновь материализовалась Тропинкина с чашкой чая. – Пал Олегыч просил передать, что в пять на Совете акционерам будет представлен новый финансовый директор. Екатерина Валерьевна Пушкарева.
- Пушкареееева? – протянул Ромка, перехватывая у Жданова чай. – Где-то я уже слышал… от кого же я слышал… а почему без сахара?

Андрей приоткрыл глаза.

- Очнись, Малиновский. Пушкарева – та самая крокодилица из банка, которая отказала мне в кредите.
- Черт! – Ромка опять подскочил в кресле, щедро выплескивая горячий чай в окружающую среду.
- Ты не мог бы посидеть спокойно? Меня укачивает.
- Спокойно? - разволновался Малиновский. - Я же говорил! Я знал! Предупреждал! Надо было обаять ее еще тогда, в банке! Теперь она решит, что ты к ней подлизываешься.
- С какого перепуга ей так решать?
- А что она вообразит, когда ты начнешь за ней ухаживать?
- Я? Начну? Малина, у тебя с головой все в порядке? Или в нее ударил мой чай?
- Но ведь если не установить контакт, наши планы полетят под откос. Она их изничтожит, растопчет, зарубит!
- Не ори. – Андрей недовольно поморщился. - Лучше закрой глаза и хоть немного помолчи. Слышишь стук у себя в голове? Она уже их рубит.
- Ну что ж. Сосредоточимся и поищем ответ на извечный вопрос: что делать? Заметь, я не спрашиваю: кто виноват!
- Лично я намереваюсь временно отступить. И ты мне в этом поможешь.
- Рома Малиновский сдаваться не привык. Палыч! Я немедленно начинаю разрабатывать план наступления. Можешь не благодарить.
- Сейчас мне от тебя нужна лишь грубая физическая сила. Пойдем вещи перетаскивать.

***

Отчаянно чихая, Роман выколачивал из пиджака третий килограмм пыли и недоуменно косился на Андрея.

- Палыч, аскетом и подвижником удобнее быть в проветриваемом помещении. Обо мне ты подумал? По твоей милости я вынужден каждый раз, когда мне приспичит тебя увидеть, рискуя здоровьем, спускаться в это мрачное подземелье. У меня уже приступ клаустрофобии! И шумно тут…
- Не стони, - поморщился Жданов. – Черт, где электрическая розетка?
- Все блага цивилизации остались в другом тысячелетии.
- Сейчас подключим компьютер, и будет тебе цивилизация. Отец решил, что в мои обязанности входит исключительно контроль за ходом переоборудования. Все! Какого черта мне торчать наверху, когда все станки – в подвале? Нет уж, милый друг Малина. Это теперь дело принципа. Кстати, напомни мне, чтобы я кнопок взял у Шурочки.
- Господи, а кнопки-то зачем?
- Постеры вокруг развешу. С красивыми девушками. Опять же, из принципа! Знойные «ню» вперемешку со схемами наших машин.
- Ну, раз ты такой принципиальный, - Малиновский хлопнул друга по плечу, - айда за кнопками, заодно и свежим воздухом подышим, а то я предчувствую неизбежный приступ астмы. Вместе с чахоткой.

Удивительно, но Шурочка оказалась на месте. Рассеянно сунув Жданову в руки коробок с кнопками, она продолжила телефонный разговор.

- Да, здесь… Поздоровалась – и к Пал Олегычу… И зыркнула так… Мымра…

Жданов с Малиновским не стали выяснять, что выбило из колеи стойкую Шурочку, и почему она, вместо того, чтобы по обыкновению сплетничать в курилке, обреченно сидит на месте и изливает душу в телефон. И так ясно.
Андрей заглянул в коробок, убедился, что кнопок хватит на очень много постеров, и с тоской огляделся: на административном этаже было поуютнее, чем в подвале.
Но выбор был сделан, пути к отступлению отрезаны, а мосты сожжены.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:33, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
К тому моменту, когда Андрей с Романом зашли в конференц-зал, все были практически в сборе.
Павел Жданов тихо успокаивал взволнованную супругу.
Необычайно сердитый Сашка поглядывал на часы, давая понять, что у него совершенно нет времени на всякие глупости.
Кира улыбалась, глядя как Милко, размахивая руками и дергая Урядова за галстук, доказывает тому преимущество эклектики перед классикой.
Поодаль невозмутимо восседала Екатерина Валерьевна Пушкарева. Змеюка вертела в руках карандаш и, игнорируя присутствующих, изучала документы.
И без того паршивое настроение опустилось до абсолютного нуля - в конференц-зале осталось два свободных места. Оба - около самозванки. Жданов недовольно нахмурился и пихнул Романа в бок. В ответ тот изумленно приподнял брови и прошипел:

- Она?

Андрей скривился. Она.

Между тем, Павел Олегович начал собрание.

- Все, собравшиеся здесь, люди занятые, поэтому, буду краток. На повестке дня кадровые перестановки в руководстве. Ярослав Борисович изъявил желание покинуть компанию…

Члены Совета директоров переглянулись. Об увольнении Ветрова знали не все. Жданов-старший утвердительно кивнул и продолжил:

- В связи с этим, остро встал вопрос о кандидатуре финансового директора. Поскольку время не терпит, я предпринял кое-какие шаги в этом направлении. Хочу представить вам Екатерину Валерьевну Пушкареву. Мне ее рекомендовали с самой лучшей стороны, и я взял на себя смелость просить Екатерину Валерьевну помочь нам.
- Что за спешка? – раздался раздраженный голос Воропаева. – Почему мы должны брать на эту должность неизвестно кого? Я вполне могу подобрать отличного специалиста.

Впервые за последние тридцать лет Андрей испытал к Сашке нежность. Откровенное хамство Воропаева не выдерживал никто, и теперь оставалось надеяться, что очковая змея оскорбится и уйдет. Но вместо того, чтобы стукнуть Сашку графином по голове и гордо удалиться, гадюка поднялась и спокойно ответила:

- Александр Юрьевич. Я не планирую задерживаться здесь надолго. Разговор шел о двух месяцах. И если вы, как можно скорее, пригласите отличного специалиста, то, вернувшись в банк, я с удовольствием стану сотрудничать с профессионалом, – произнося эти слова, нахалка даже не повернулась в сторону Жданова-младшего.

Получив увесистый камень в свой огород, Андрей заскрипел зубами. Да что она о себе возомнила, пигалица? Мало того, что из-за нее он вынужден распрощаться с мечтой о скором президентстве, так над ним еще и неприкрыто издеваются. И когда успела Сашкино имя-отчество узнать? Александр Юрррьич, надо же!

Не обращая ни малейшего внимания на сопящего и ерзающего на стуле Андрея, девушка невозмутимо уселась на место.
Павел Олегович наблюдал за этой сценой, почти не пряча улыбки. Екатерина Валерьевна ему определенно нравилась.

- У кого еще есть вопросы к госпоже Пушкаревой?
- У меня. – Голос Киры звучал холодно. – Не кажется ли вам, что, не зная специфики модного бизнеса, вы не впишитесь в здешнюю обстановку? - Кира замолчала, насмешливо разглядывая сидящую напротив девушку. В старомодном коричневом костюме и блузке с нелепым бантом, Екатерина Валерьевна смотрелась абсолютно чужеродно.

Целую минуту Андрей до умопомрачения любил Киру. Да - ревнивая, да - истеричная, но он немедленно простил ей все, включая настойчивые, но безуспешные попытки получить статус законной невесты. Последний скандал по этому поводу разразился несколько дней назад, и они до сих пор не разговаривали.
Что, вобла сушеная? Съела? А теперь – скатертью дорога.

Прозвучавший ответ, снова лишил Андрея надежд на скорое избавление:

- Я действительно не вращалась в этом бизнесе, но для работы с финансами не обязательно разбираться в моде. По роду своей деятельности, я не обязана демонстрировать ваши модели на подиуме, а если мне понадобится вникнуть в технологический процесс, надеюсь, в «Зималетто» кто-нибудь сумеет дать мне необходимые сведения… в объеме, необходимом для обоснования кредитов.

Кира недоуменно пожала плечами. По большому счету, Пушкарева ее не волновала.

- У нас произошла еще одна кадровая перестановка, - снова вступил в разговор Павел Олегович. – С этого момента все производственные вопросы будет курировать Андрей. Так что, Екатерина Валерьевна, по вопросам производства вы можете обращаться непосредственно к Андрею Павловичу.

Девушка повернулась к Андрею и бросила на него взгляд, свидетельствующий, что об умственных способностях «главного по производственным вопросам» она мнения самого невысокого, если не сказать хуже. Однако молча кивнула, и что-то записала в блокнот.

- Что ж, если все высказались… – начал президент.
- А как прикажете работать, если при одном воспоминании о вашем финансовом директоре у меня пропадает вдохновение? – подал голос Милко, до этого потрясенно молчавший. – Она меня пугает! Я не в силах творить, если этот коричневый ужас будет постоянно мелькать перед глазами!

Утихомирить капризного дизайнера малой кровью удавалось одному Андрею, Но сейчас он комфортно развалился на стуле и наслаждался возникшим конфликтом.
Пушкарева слегка порозовела, но, тем не менее, опять встала с места, готовясь ответить.
Как в школе, честное слово!

- Я не сильна в творческих аспектах…
- Я заметил! – трагическим тоном перебил ее Милко. – Уж это я заметил! Еще вчера!

Екатерина Валерьевна вежливо выслушала очередной истерический выпад и продолжила:

- Я не сильна в творческих аспектах, но не вижу повода для беспокойства. Если вас смущает мой вид… - девушка помедлила, – я предлагаю поручить кому-нибудь из секретарей предупреждать вас в том случае, если я буду... например... идти по коридору. – Не обращая ни малейшего внимания на тихие смешки, раздавшиеся при ее словах, она спокойно закончила мысль. – Тем более, что работой они не слишком перегружены и с удовольствием возьмут эту почетную миссию на себя.

В этот момент за дверью что-то ахнуло, стукнуло, хлопнуло, кто-то приглушенно чертыхнулся, и до членов Совета донеслось возмущенное: «Наглость какая! Это у нас работы мало?» Потом снаружи раздался спешный удаляющийся топот.

Милко изумленно замолчал. Андрей схватился за голову и услышал, как рядом истерически хихикнул Малиновский.

Да что же это такое! Другая давно бы рыдала в туалете.

Наблюдать за триумфом Пушкаревой становилось невмоготу.

Не зная чем себя занять, Андрей поискал в карманах мобильник, но нащупал там лишь Шурочкины кнопки. Мысль, пришедшая на ум, была настолько дикой, что не укладывалась в голове. Раздражение разбудило в нем дремучий инстинкт, у нормальных людей атрофирующийся примерно к шестому классу средней школы.
Короче говоря, Андрей выбрал из коробочки кнопку посимпатичнее и подложил ее на змеюкин стул.
Секунду спустя он сообразил, что делать этого не следовало: Совет директоров - неподходящее место для подобных милых шуток. Отчаянным рывком Жданов попытался исправить ситуацию и смахнуть металлическую дрянь на пол.
Поздно.
Закончив свою отповедь, змеюка опустилась на стул, накрепко припечатав руку Андрея к шероховатой обивке. Почувствовав под собой что-то чужеродное, девица заерзала и постаралась усесться поудобнее. Жданов непроизвольно зажмурился, ожидая, как минимум, возмущенного вопля, и машинально пошевелил пальцами в надежде дотянуться до проклятой кнопки. Это движение оказалось для него роковым.
Щеки Пушкаревой приобрели свекольный оттенок, она резко повернулась и возмущенно уставилась на Андрея, явно прикидывая, куда бы половчее двинуть озабоченного маньяка, чтобы гарантированно его убить, причем произвести при этом как можно меньше шума.

Не менее багровый Жданов дернулся и застонал: кнопка наконец-то нашлась и не просто нашлась, а ощутимо впилась ему в палец.
Осознав, что кнопка в пальце – далеко не самое страшное, что с ним может произойти, Андрей быстренько вытащил руку из-под необъятной пушкаревской юбки и демонстративно отвернулся.

Малиновский, с неподдельным интересом наблюдавший за инцидентом, немедленно влез с комментариями.

- Все-таки решил наладить тактильный контакт? Прямо на Совете? А что - оригинаааально.
- С ума сошел?
- Я-то нет, а вот с тобой, похоже, не все в порядке. Ты ничего лучшего не мог придумать, чем хватать ее за… за…
- Заткнись.
- Невтерпеж поближе познакомиться?
- Идиот, - быстро пресек нездоровые фантазии Жданов, - я ей кнопку подложил.

Малиновский восторженно хрюкнул, но тут же испуганно посмотрел на друга.

- Сдурел? Кстати, тебе понравилось? Ей видимо да, потому что ты еще живой. Или она такая терпеливая?
- Деревянная! Если кто и пострадал, так это я. – И Андрей продемонстрировал другу смертельно раненый палец.

Ромка, из последних сил сохраняющий серьезность, прикусил губу и фыркнул в стол.

- Андрей, Роман, прекратите немедленно! – повысил голос Павел Олегович. – Мы заканчиваем через десять минут. Екатерина Валерьевна, - обратился он к девице, - завтра с утра Георгий Юрьевич, - Урядов поклонился, - оформит все необходимые документы.

Пушкарева встала.

- Всего хорошего, Павел Олегович. – Она обвела взглядом притихших акционеров. - Приятно было познакомиться. До свидания.

С этими словами Екатерина Валерьевна повернулась и вышла из конференц-зала. Бережно баюкая израненную руку, Андрей проводил змеюку злобным взглядом.
И с чего он решил, что к вечеру неприятности закончатся?
Наивный…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:33, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
6.

Роман Малиновский отличался оптимизмом, разнузданной фантазией и неиссякаемой жаждой деятельности. Движимый стремлением изменить мир к лучшему, он частенько доставлял окружающим кучу неприятностей. Не корысти ради, а исключительно из добрых побуждений.

На Совете, осторожно наблюдая за Пушкаревой, Малиновский понял: Палыч сильно преувеличил размер катастрофы.
Обаять эту финансовую директрису – раз плюнуть. Для человека-то с высокоразвитым интеллектом? Даже смешно. Вряд ли толпы воздыхателей соперничают за право пригласить ее на ужин, поэтому, если действовать по схеме «доброе слово и кошке приятно», покорение Пушкаревой – вопрос времени.
Или дело техники.
Кому как больше нравится.

Андрей намотал на палец восемь метров бинта, после чего демонстративно заперся в подвале и отказывался оттуда выходить. Относясь к другу со снисходительной жалостью, Ромка взвалил дипломатическую миссию по урегулированию нарастающего конфликта на себя.

Дело не стоило выеденного яйца. Зайти, с порога убить обаянием. Убив, позвать вечером в ресторан: новое назначение – нет повода не выпить. Обалдев от свалившегося счастья, старая дева до конца жизни будет плясать под их дудку.

Не зная слова «обаяние», первый неандертальский Ромео, победно мыча, тащил в пещеру шкуру освежеванного мамонта, надеясь таким образом свалить наповал какую-нибудь первобытную Джульетту. Его более продвинутый потомок решил подкрепить природный магнетизм букетом цветов.
Слегка общипав клумбу перед офисом «Зималетто», Ромка придирчиво осмотрел добычу и сделал вывод, что в композиции чего-то недостает: три дохлые астры внешним видом напоминали японский бонсай. Разбавив для пущего великолепия скромных сироток веточкой, отодранной от фикуса из президентской приемной, Малиновский машинально понюхал букет и чихнул. Чудо флористики воняло воблой, бензином и пылью. Сочтя накативший приступ тошноты провокацией, Ромка сбрызнул красоту любимой туалетной водой Armani Black Code и, не умея ничего, кроме работы, откладывать на завтра, отправился в кабинет финансового директора.

Пушкарева равнодушно кивнула посетителю и, поправ законы гостеприимства, тут же забыла о его существовании. Малиновский рискнул самостоятельно предложить себе кресло, уселся напротив строгой финансистки и принялся изучать объект.
От объекта исходили волны, провоцирующие в исследователе желание вскочить, щелкнуть каблуками и, четко произнеся: «Есть! Будет сделано», кинуться на трудовые подвиги. Или кинуться хоть куда-нибудь, лишь бы подальше.
Усилием воли подавив невесть откуда взявшуюся противоестественную тягу к работе, Ромка тактично покашлял и достал из-за спины клумбовый трофей. К его неудовольствию, одна из астрочек приказала долго жить и, уныло свесив сломанную головку, нарушала и без того сомнительную гармонию букета.

- Простите, – Екатерина Валерьевна наконец-то соблаговолила оторваться от монитора. - Я вас слушаю, эээ…
- Роман Дмитриевич.
- Да, вспомнила. Вы возглавляете маркетинговый отдел?
- И, заметьте, весьма успешно. Но сейчас не об этом.
- А о чем же? – искренне удивилась девушка, переведя вопросительный взгляд на цветы. – Кто-то умер, и вы собираете средства на венок?

Эх! Предательский цветочек немного портил план. Но такое надо делать либо сразу, либо никогда. Решив компенсировать недостаток букета своим безграничным обаянием, Ромка ринулся в бой.

- Поздравляю с назначением! От имени коллектива и от себя лично. Вот, – приподнявшись, Ромка пихнул Катерине то, что полчаса назад с большой натяжкой можно было назвать букетом, и принялся ждать, когда объект грохнется в обморок от благодарности. – От чистого сердца.
- Спасибо. Я действительно тронута, – двумя пальчиками Катя взяла подарок и скептически осмотрела сначала букет, а затем и дарителя. – Но и от чистого сердца не стоило ради меня разорять клумбу. Возможно, в земле несчастные растения прожили бы чуть дольше, чем в этом кабинете.
- В этом кабинете вообще никто долго не живет, - ляпнул Ромка.
- Неужели? – удивилась девушка, с подозрением принюхиваясь к букету. – Но вы напрасно беспокоитесь. Я устала повторять, что совсем на него не претендую.
- Правда? – обрадовался Ромка. – То есть… как жаль! Но пока вы с нами, мы обязаны воспользоваться счастливым случаем и подружиться.
- Странно. Мне до сих пор казалось, что я вам ничем не обязана, – почему-то сухо отреагировала девушка и громко чихнула, - Чем это пахнет? Необычный аромат… - и чихнула еще несколько раз.

Ситуация выходила из-под контроля: в голосе объекта не чувствовалось ни восторгов, ни должного энтузиазма, и Ромка собрался с силами.

- Вы меня неправильно поняли. Предлагаю для начала просто поужинать в тесном кругу единомышленников: вы, я, мой друг. Уверен, у нас найдется много общего.
- У меня с вами? – нахмурилась девушка, внезапно перестав чихать. – Или с вашим другом? Не думаю…

В кабинете ощутимо похолодало. Ромке захотелось втянуть голову в плечи. Дует что ли?

- Если вы про Жданова, поверьте, он искренне переживает по поводу того маленького недоразумения на Совете…

Ромка не договорил, заметив, что девушка стремительно превращается в глыбу льда.

- Вы о чем? – сухо спросила Пушкарева. – У меня нет времени разгадывать шарады…
- Андрей вовсе не собирался вас… гммм… ну… вы понимаете… - растерялся Ромка.
- Не понимаю, - непреклонно отрезала Катя, изо всех сил запрещая себе краснеть.

У этого типа, сынка президента компании, хватило наглости полезть к ней под юбку прямо во время Совета директоров. Видимо, маньяк решил наладить контакт самым доступным для себя путем. Искал, что у них может быть общего.
Девушка теребила тощий букетик, потихоньку обрывая цветочные лепестки.
Еще один извращенец, Малиновский, сидит и на голубом глазу уверяет, что она ничего не поняла. Нашли идиотку, деятели мира моды.
Катя мгновенно вспомнила те эпитеты, которыми наделила вечером Жданова, рассказывая о Совете Кольке. Словосочетания «распоясавшийся придурок» и «озабоченный алкоголик» были самыми нежными из них.
Судя по выражению ее лица, сейчас она повторяла их беззвучно уже в адрес Малиновского.

- На стуле внезапно оказалась кнопка, и Андрей буквально спас вашу… гммм… вашу… вашу репутацию, скинув ее оттуда. К сожалению, он не успел во время убрать руку.
- Я никого не уполномочивала спасать мою репутацию, - отчеканила Пушкарева, выпрямляя спину. – Моя репутация не нуждается в том, чтобы ее спасали. Тем более, ценой таких неимоверных усилий. Тем более, со стороны господина Жданова. Так ему и передайте. Вместе с этим букетиком.
- По-моему, вы его не любите, - задумчиво пробормотал Ромка, озабоченно взирая на жалкие остатки вернувшихся к нему цветочков и неосмотрительно поднося их к носу.
- Вы ошибаетесь. Мне нет никакого дела до этого господина.

До этой скотины. Полночи не могла уснуть, думая, чем бы в отместку насолить Жданову, а когда уснула – привиделся такой жуткий кошмар… ну вот… опять вспомнила…
Катя раздраженно тряхнула головой.

- И впредь прошу не отвлекать меня по пустякам. Вы свободны. Идите, идите… работайте.

После того, как Ромка отдышался, откашлялся и без особых почестей похоронил чертов букет в корзинке для бумаг, он понял: его вины в провале бесподобно задуманной операции нет.
Андрей прав, не девица, а кобра какая-то. Абсолютно не идет на контакт. Вместо того, чтобы весело посмеяться над маленьким недоразумением, копит в себе яд.
Далась вчера Жданову эта кнопка. Мальчишка! Но пусть скажет спасибо, что она не обвинила его в попытке изнасилования.

Встречаться с Андреем пока не хотелось и, не долго думая, Малиновский решил заскочить в бар – выпить кофейку, узнать свежие сплетни, развеяться.
Как человек, свято уверенный в том, что работа - не волк и в лес точно не смоется, Ромка относился к неизбежным сборищам в районе ресепшна абсолютно спокойно, даже с некоторым одобрением – касательно трудовых вопросов дамочки из женсовета придерживались тех же взглядов, что и он сам.
Однако сегодняшний гвалт явно выходил за рамки обычного утреннего дамского трепа. Машка Тропинкина ревела в голос, размазывая по лицу остатки косметики, а столпившиеся вокруг нее подруги наперебой подсовывали ей то стакан с водой, то салфетку и говорили, говорили, говорили…

Малиновский заинтересованно подошел поближе.

- Так и сказааала: если не уберешь эту гадость – домой не приходиии! Егорушка плакал, я ведь ему давно обещааала!
- Не маленький, должен понимать, что не все любят таких… специфических животных. Я, например, своим так и объявила: ни собак, ни кошек у нас не будет. По крайней мере, пока я жива. Хватит с меня того, что я практически содержу Буренку!
- Дааааа! А куда ее девать? Не выбрасывать же! А мама так разозлилась, говорит мало того, что ты за ребенком не смотришь, так еще и зверюгу эту хочешь мне подсууунуть!
- В мусорку, и дело с концом! Кошки только спасибо скажут!
- Шуруп, ты не права. Она же живая. Зачем карму отягощать?
- Амурчик, может, ты себе ее возьмешь?
- Забыла? У меня два кота. Прикинь, как долго она у меня протянет без телесных повреждений?
- А меня Пончик заругает… Он говорит – антисанитария. Я раз хомячка согласилась подержать, пока подруга в отпуске была – такого наслушалась…
- Аааа!!!! Куда она? Держи!
- Да что же это такое?! Когда она успела? Ах ты…
- Маш, я понимаю твою маму… Салфетки давай!
- Кусается… ай!
- Ойй!!!
- Уййй!!!

Крайне заинтригованный Роман вклинился в разговор:

- Доброе утро, милые дамы! По какому поводу митинг?
- Здрасьте, Роман Дмитрич! – пропыхтела Шурочка. – У нас тут… вот!

Взору Малиновского открылась дивная картинка: на столе в лужице штемпельной краски восседал маленький, но явно наглый крысенок. Воспользовавшись суматохой, зверушка успела прогрызть флакончик с краской и выпачкать стол, Машкину сумочку и собственное брюхо. Дамочки пытались ограничить ареал распространения краски и, вооружившись салфетками для протирки монитора, почти прижали зверюгу к столешнице, но та в очередной раз извернулась, цапнула Машку за палец и попыталась замаскироваться в лотках с документами, оставляя за собой маленькие темно-синие следы.

- Ах ты, гаденыш! – воскликнула Шурочка и, очевидно, смирившись с тем, что руки придется отмывать долго и тщательно, успела ухватить нарушителя за хвост.

Роман решил вмешаться.

- Шурочка! Вы его до инфаркта доведете! Разве можно животных пугать? Ну-ка…

Шура с готовностью вручила шефу чумазого пленника. Малиновский аккуратно взял крысенка на руки и попытался погладить по спинке. Видимо сообразив, что в данный момент убивать его никто не собирается, зверек успокоился и вцепился в Ромкин пиджак, всем своим видом показывая, что никуда отсюда не уйдет.

Поглядев на эту идиллическую картинку, Машка еще раз всхлипнула и вдруг сказала:

- А вы не хотите ее забрать?

Удочерение зверушки не входило в Ромкины планы на ближайшие двадцать лет и теперь, ругая себя за некстати проявленный гуманизм, Малиновский решительно возразил:

- Спасибо, нет! Во-первых, мне некогда с этим… возиться. Во-вторых, у меня никогда не было зверей. И, в-третьих… - он задумался. На ум ничего не приходило, а подлый крысенок преданно уставился Ромке в глаза, будто бы говоря: «Возьми меня! Я хороший!»
- Видите, как она на вас смотрит! Сразу признала! – бурно обрадовалась Машка.
- И почему вас, Роман Дмитрич, женщины любят? – улыбнулась Светлана. – Даже такие… усатые…
- Так уж и любят! – подмигнул дамам Роман.
- Не скромничайте, мы-то знаем! – наперебой загалдели женсоветчицы, пытаясь грубой лестью склонить Малиновского к противоестественному поступку – оформлению опеки над синим крысенком.
- Ну… хорошо, - решился Ромка. – Возьму вашу нарушительницу. То есть, естественно, не себе, но постараюсь пристроить. А что? Снесу к Жданову на производственный этаж. По-моему, видел я там таких двоих… только серых. Выпущу, глядишь подружатся. Так что инцидент считаю исчерпанным. Дамы, за работу!

С этими словами Малиновский развернулся и, не выпуская крысенка, зашагал к лифту. На ходу он самодовольно рассуждал о силе собственного природного магнетизма. Обаяние – великая вещь. Ни одна женщина перед ним не устоит, даже эта несчастная крыска. Следующая мысль несколько поубавила оптимизма. Меньше часа назад одна женщина напрочь проигнорировала и Ромкин магнетизм, и обаяние. Проще говоря, послала его подальше. Ну что ж, в семье, как говорится, не без урода. Не без уродины…

Нажимая на кнопку минус второго этажа, Роман вдруг просиял: его осенило, куда можно девать крысенка. Найти только упаковку понаряднее. Заодно и отыграется за недавнее фиаско. Поездка на производственный этаж обрела новый смысл: следовало поделиться гениальной идеей с Андрюхой, а то он совсем приуныл из-за этой Пушкаревой.

Лифт остановился. До невозможности довольный собой Малиновский поспешил в кабинет Андрея, уже представляя, как через минуту будет в лицах изображать историю с крыской. Та вела себя на удивление мирно, как будто переполох на ресепшне учинил кто-то другой. Ух ты, как вцепилась! Вцепилась? Минуточку! Так и есть – пиджак испорчен.
Интересно, а штемпельная краска хорошо отстирывается?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:35, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Екатерина Валерьевна занималась обустройством кабинета. Переставила несколько папок, на тумбочку водрузила фотографию родителей, рядом разместила портрет Кондолизы Райс. Удовлетворившись достигнутым уютом, углубилась в изучение бумаг. Банковские выписки, счета к оплате…

В дверь постучали.

- Войдите!

Подняв глаза от документов, Катя обнаружила, что в кабинет опять заявился Малиновский. В руках он держал яркую коробочку и был непривычно смущен.

- Слушаю вас, Роман Дмитриевич! – девушка решила сделать вид, что недавнего разговора не было.
- Екатерина Валерьевна, - Роман кротко улыбнулся. – Я подумал над своим поведением и понял, что был не прав. Надеюсь, вы на меня не сердитесь?
- Не сержусь. - Катя была не намерена возвращаться к обсуждению неприятной темы. - Простите, я очень занята, и если это все…
- А у меня для вас подарок. В знак примирения. – Ромкина улыбка была прямо-таки ангельской. Он подошел к Катиному столу и протянул ей коробочку.
- Вы совершенно напрасно переживаете. Уверяю, не стоило беспокоиться!
- Отчего же, - Малиновский настойчиво впихивал коробку Кате в руки. – Прошу! От чистого сердца!

Протянув руку к коробке, девушка взвизгнула: внутри что-то скреблось и шуршало.

- Что это?

Вместо ответа Роман снял крышку, и Катя увидела сидящую в коробке крыску.

- Издеваетесь? – ее тон моментально стал колючим.
- Как вы могли подумать? – фальшиво возмутился Малиновский. – Я просто решил, что эта милая зверушка вам понравится. Между прочим, очень редкий экземпляр. Я бы даже сказал – экзотический. На всю Москву несколько штук. И то вряд ли.

Катерина выслушала бред с вежливой заинтересованностью, исподволь разглядывая подарок. Крыска деловито перебирала лежащие в коробке клочки бумаги, тщательно обнюхивая каждый по очереди. Создавалось впечатление, что зверушка просматривает документы, так же внимательно, как только что это делала она сама. Девушка невольно улыбнулась. Моментально заметив ее улыбку, Роман вдохновенно продолжил:

- Друг привез из Непала. Она… этот… синебрюхий шиншиллоид.
- Кто? – ошарашено переспросила Катя.
- Ну… может… по-другому называется, я, видимо, перепутал. – Малиновский понял, что несколько переборщил, кем-кем, а дурой Пушкарева точно не была. – Но я уверен, вы подружитесь. Соглашайтесь, Екатерина Валерьевна!
- Понимаете, у меня никогда не было животных…

Почувствовав, что девушка дала слабину, Роман удвоил натиск:

- Никаких хлопот! Места занимает мало, еды особой не надо, выпасать не сложно. Потом, она же умная, будете ее дрессировать…

Катерина задумалась:

- Как ее зовут?
- Я не стал ее называть. Имя должна дать хозяйка, правильно?
- Да… может… Феня?
- А что, неплохо звучит… Фенечка… Хмммм… что-то в этом есть… такое хиппово-пацифистское, вы не находите? – Ромка поздравил себя с тем, что миссия, пожалуй, успешно завершена. – Так я пойду? А то у вас работы много…
- Конечно… конечно…

Пулей вылетев из кабинета, Малиновский вприпрыжку поскакал к лифту – поведать Андрею о первом грандиозном успехе в укрощении Пушкаревой.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:36, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
7.


Как только за Малиновским захлопнулась дверь, Катя с ужасом сообразила, во что ввязалась. Минуту назад, будучи в здравом уме и трезвой памяти, по доброй воле стала владелицей крысенка неизвестной породы.
Синебрюхий… как там его?
Девушка осторожно взяла зверька на руки. Крыска не сопротивлялась, сразу признав в Кате хозяйку. Действительно, синебрюхая. Ой, мамочки, где ж ты ухитрилась так испачкаться? Штемпельная краска, не иначе.
А Малиновский-то… оказался наивным простаком. Поверил, что этот несчастный перемазанный крысенок – редкой экзотической породы…
Или – не поверил?
Или…
Пора признаваться, Катерина Валерьевна: наглый прохиндей обвел вас вокруг пальца, как последнюю дуру. И подложил грандиозную свинью.
Точнее – синюю крысу.
С другой стороны, не выбрасывать же зверушку на улицу только за то, что она оказалась не совсем породистой. А краску мы отмоем, и будет у нас вполне симпатичная девочка… Фенечка…

Катя тихонько, одним пальцем погладила крыску по светло-голубой спинке и поняла: никому она этого зверика не отдаст. Будет кормить, дрессировать, выгуливать…
Гмм… чем их кормят? После работы придется заскочить в зоомагазин. А пока…
Она полезла в сумку. Мама, как всегда не слушая возражений, обеспечила любимую дочь продуктами, которых хватило бы целой роте, чтобы спокойно пережить длительную осаду. При ближайшем рассмотрении в пакете с едой обнаружились бутерброды с сыром и колбасой, парочка пирожков с капустой и винегрет в пластмассовом судочке. Девушка отломала кусочек «Пошехонского» и протянула зверушке. Фенечка подошла ближе, с отвращением понюхала сыр и презрительно отвернулась…
Опытным путем удалось выяснить, что ест питомица все, кроме сыра. Особенно забавно Фенька расправлялась с винегретом: аккуратненько разложив кусочки овощей перед собой, зверек в первую очередь выбирал картошку, затем с недовольной физиономией дегустировал морковь и свеклу, презрительно отпихивал носом соленые огурцы и снова принимался за картошку.

В нехитрых заботах новоиспеченной крысовладелицы пролетел почти час. Рассудив, что зверек накормлен, Катя вернула малышку в подарочную коробку и принялась по второму разу просматривать счета. Судя по звукам, доносящимся из коробки, крыска тоже не скучала – чем-то скрежетала, царапала когтистыми лапками дно и что-то грызла.
Через некоторое время Катерина вспомнила, что Фенечке не мешало бы попить. Строго-настрого наказав зверьку сидеть спокойно, девушка торопливо вышла из кабинета и направилась к кулеру. Мимоходом бросив на себя взгляд в зеркало, она охнула. Общение с синим крысенком не прошло даром, и теперь Катино лицо украшали симпатичные голубоватые разводы. Пришлось несколько отклониться от маршрута, по пути завернув в туалет.

***

Столько новостей, да еще за такой короткий промежуток времени могли выбить из колеи кого угодно, а уж женсоветчиц – дам с чуткой душевной организацией – тем более.
Любое мало-мальски значительное происшествие отвращало эту сплоченную команду от работы на неопределенное время. Коллективный женсоветский разум моментально начинал трудиться в другом направлении: дамочки анализировали, высказывали предположения, делились версиями и строили прогнозы. Бурное времяпровождение скрашивалось исключительно кофепитием или перекурами, но никак не выполнением непосредственных обязанностей.

Поэтому в том, что сейчас стая дам собралась в туалете, служившем одновременно и курилкой, не было ничего удивительного. Синхронно выпуская струйки дыма, они обсуждали события последних суток: перемены в руководстве, ссылку Жданова-младшего, удачно пристроенного крысенка, а главное – явление в «Зималетто» этой жуткой мымры.

- Не завидую, Светик, ой, не завидую, - вещала Машка Тропинкина. – Пушкарева - твоя непосредственная начальница. Замордует работой.
- У тебя двое детей, так и скажи, когда будет на ночь оставлять, – сопереживала Татьяна.
- Разве она знает, что такое дети? – трагически вопрошала Светлана, затягиваясь сигаретой. – Посмотри на нее, какие дети? Она уверена, что детей выдают по раздаточным ведомостям.
- Да, не повезло, - вздыхала Шурочка. – А ты помнишь, как она нас на Совете бездельницами обозвала? Я как услышала, чуть не рухнула.
- Ты-то, Шуруп, не рухнула, - поддела подругу Амура, - это фикус рухнул. Ты зачем растение чуть не угробила?
- Во-первых, «чуть» - не считается. А во-вторых, его потом еще и Роман Дмитрич общипал.
- Роман Дмитрич у нас – санитар леса. Знаешь, куда он Машкину крысу дел?

Дверь открылась, и в уборную вошла Екатерина Валерьевна. Закашлявшись, она помахала перед лицом рукой, безуспешно пытаясь разогнать дым. Дамочки умолкли и, не мигая, уставились на страшную финдиректрису.

- Здрасьте, - пискнула Тропинкина. – Ой, а что у вас с лицом? Вам плохо?
- Мне хорошо, - спокойно ответила мымра, пытаясь оттереть голубизну со щек. – Но будет еще лучше, если вы вспомните, что до конца рабочего дня осталось четыре часа. Не пора ли закончить перекур? – и опять демонстративно закашлялась.
- Мы заканчиваем, - вскочила Светлана, пряча бычок за спину.
- Вот и прекрасно. Светлана Федоровна, утром я оставила у вас на столе счета к оплате. Вы подготовили платежные документы? Вы помните, что завтра мне нужны зарплатные ведомости?
- Простите, я не успела…
- Почему меня это не удивляет? – задумчиво протянула мымра.
- Сейчас же займусь… В крайнем случае, останусь на несколько часов после работы…
- Знаете, Светлана Федоровна, - перебила мымра, вытирая лицо и напяливая на нос очки, - я абсолютно уверена, что при нормальной организации труда нет никакой необходимости оставаться после работы. И трудовое законодательство меня в этом поддерживает. А если человек за восемь часов не способен сделать то, за что ему платят деньги, это значит, что он или находится не на своем месте, или просто наплевательски относится к своим обязанностям. Кстати, так много курить – вредно для здоровья.

С этими словами Екатерина Валерьевна развернулась и вышла из туалета.

- Мегера, - потрясенно прошептала впечатлительная Татьяна.
- Держись, Светка, мы с тобой! – Амура решительно загасила окурок. – По местам, девушки!

Рабочий день подходил к концу. Катя уже раскладывала документы по папкам, когда за дверью послышался знакомый раздраженный голос.
Несносный Жданов совершенно не признавал таких понятий, как распорядок рабочего дня, и сейчас что-то сердито выговаривал Светлане Федоровне. Немного подумав, не стоит ли выглянуть и осадить хама, Катя посоветовалась с фотографией Кондолизы Райс и рассудила: нет, не стоит. Не дай бог, возомнит невесть что. Нужно будет – зайдет сам.
И поймет, что здесь ему никто не рад.
Катя подлетела к зеркалу, торопливо поправила волосы, секундочку полюбовалась элегантной серенькой блузочкой, и пулей вернулась на место.
Этот пещерный троглодит окончательно сбил рабочий настрой.
Часы показывали 18.10 - вполне можно собираться домой. Оставалось придумать, как поудобнее разместить в сумке коробку с Фенечкой. Сумка, хоть и вместительная, не была рассчитана на перевозку крысят, да и «Матиза» девушку лишили.

Полтора месяца назад Катя, с трудом отвоевав право на личное транспортное средство, была на седьмом небе от радости. Но счастье длилось недолго.
И все из-за дурацкой вмятины!
Папа так и не поверил, что бедняжка «Матиз» оказался жертвой неизвестных злоумышленников – заподозрил ДТП и с удовольствием отобрал ключи. Это еще полбеды. Каждое утро он начинал с лекции о правилах дорожного движения, со слезой в голосе вспоминал армейские порядки и грозил нарушительнице гауптвахтой. Безвинно замордованная Катя пыталась оправдаться, но спорить с папой - себе дороже.

От мучительных размышлений отвлекла грохнувшая дверь. Кто бы сомневался, стучаться Жданов не привык. Нахал! Держись, Фенечка, сейчас мы ему покажем!

- Какого черта вы не заплатили «ММ-групп»?
- Добрый вечер. – Катя была само спокойствие.
- Издеваетесь?
- Всего лишь здороваюсь. Элементарная вежливость, хотя… вы вряд ли знаете, что это такое.

В ответ Жданов буркнул что-то нечленораздельное и не совсем приличное.

- В чем дело? Мне позвонили из «ММ-групп» и сказали, что наших денег они не видят.
- Правильно, потому что платежа не было.
- На каком основании?

Напуганная ором крыска затаилась в коробке. Катя, демонстративно вздохнув, отвлеклась от Фенечки и достала папку с договорами.

- «ММ-групп»… По условиям договора, мы имеем право заплатить и через три дня. Время есть, мы ничего не нарушаем.
- У нас была устная договоренность: я пообещал, что мы заплатим сегодня.
- Андрей Павлович… - Катя говорила все с тем же убийственным спокойствием, - в настоящее время платежами занимаюсь я. И если вы что-то кому-то обещаете, соблаговолите поставить меня в известность. И раз уж вы здесь, у меня к вам просьба. Завтра мне необходимы сведения относительно производительности нового оборудования.

Какова наглость! Без году неделя в «Зималетто», а уже ведет себя, как хозяйка.
Жданов уставился на фотографию Кондолизы Райс, и вздрогнул, услышав подозрительное шуршание. Рядом с Кондолизой стояла полуоткрытая коробка, которую сегодня ему демонстрировал Ромка. Андрей попытался скрыть улыбку, вспомнив сагу о крысе и финдиректрисе.

Пару секунд Жданов соображал: ответить несносной девице какой-нибудь изысканной гадостью или поскандалить по-простому, безо всяких тонкостей. Но достойно отразить атаку не удалось: дверь приоткрылась и в кабинет заглянула Светлана Федоровна.

- Екатерина Валерьевна, я могу идти?
- До свидания.
- Куда? А платеж «ММ-групп»? – взревел Жданов, упорно не желающий понимать, кто главный в этом кабинете.
- Андрей Павлович, рабочий день закончился. И в банках, между прочим, тоже. Светлана Федоровна, вы свободны.
- Что вы себе позволяете? – от возмущения у Андрея сел голос. Он откашлялся и продолжил скандал. – Какого черта вы хамите в присутствии подчиненных?

Ответа не последовало. Екатерина Валерьевна задумчиво наблюдала, как осмелевшая крыска высунула мордочку из коробки и неодобрительно шевелила усами. Определенно, Фенечка разделяла точку зрения хозяйки на невоспитанных брюнетов.

- И вообще, - аргументы Жданова стремительно исчерпывались, - у нас ненормированный рабочий день.
- Я бы советовала вам забыть о переработке, - ответила девушка, погладила крысенка и закрыла коробку. На Жданова она упорно отказывалась смотреть.
- Это почему еще?
- Она плохо отражается на психическом здоровье. – Теперь в голосе кобры звучала убийственная насмешка. – Вам нужно больше отдыхать.

Андрей скрипнул зубами. С этой… мумией невозможно разговаривать! Паршивая крыса ей интереснее живого человека!

- Но... как мы поступим с платежом? – задавая этот вопрос, он отчаянно надеялся, что не выглядит таким жалким, каким ощущал себя в данную секунду.
- Подходите завтра в первой половине дня, - смилостивилась мумия. – И не забудьте данные по оборудованию.

Не говоря ни слова, Андрей развернулся и лягнул ногой шкаф.

- Всего хорошего! – мерзкий вежливый голос добил его окончательно.
- Шапокляк! - Не попрощавшись, Жданов в сердцах хлопнул дверью.

У лифта он столкнулся с Малиновским. Ромка тоже оказался адептом трудового кодекса и радостно спешил к лифту, вопя в телефон что-то в высшей степени лирическое.

- Куда собрался?
- Да так… А есть идеи?
- Мне позарез нужно расслабиться.
- Ты обратился по адресу! Организация досуга – мой конек. Несколько звонков, и дело в шляпе!
- Договорились. Через пару часиков встречаемся у входа. Машина – твоя, мне необходим антидепрессант.
- Не вопрос! Но зачем ждать? Предлагаю начать борьбу с депрессией немедленно!
- Чуть позже. Документы нужно подготовить для нашей мымры.
- Эх, друг, горишь на работе. Ладно, не плачь, посижу с тобой в качестве моральной поддержки.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:36, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Проводив взглядом крайне раздраженного Жданова, Катя устало прикрыла глаза. Все-таки сложно работать в таком кольце враждебности. И ведь ничего сверхъестественного она не требует – простого выполнения должностных обязанностей. Только и всего.
Ну вот, без четверти семь. Могла бы уже подъезжать к дому. Если бы не этот скандал…
И в зоомагазин точно не успеть. Зоомагазин! Фенечка!
Катя посмотрела на крысиную коробку и вздрогнула: воспользовавшись тем, что ее ненадолго оставили без внимания, крыска довершила то, чем занималась последние полдня: выгрызла в коробке дыру и вырвалась на волю, сея на своем пути немалые разрушения.

Застонав, Катя оглядела лотки с документами. Часть бумаг была выпачкана синей штемпельной краской, часть - фигурно прогрызена. Самая печальная участь постигла файл с документацией на предоставление банковской гарантии. Видимо, Фенечке он понравился больше других. Обоснование больше походило на швейцарский сыр, копии учредительных документов не годились даже для сдачи в макулатуру, а на сопроводительном письме красовалась непонятная клякса – скорее всего, хвостатая эстетка решила удовлетворить свои естественные потребности прямо на печать.
И для того чтобы устроить это безобразие, Феньке хватило десяти минут.

Высказав довольной крыске все, что о ней думает, Катя вздохнула, распрощалась с мыслью о скором отбытии домой и принялась восстанавливать нанесенный урон.
Если бы Светлана Федоровна по какой-то причине вздумала заглянуть в кабинет к начальнице, она бы увидела впечатляющую картинку: Екатерина Валерьевна Пушкарева, поборница трудового кодекса и сторонница нормированного рабочего дня, склонилась над бумагами, задумчиво покусывая карандаш. Рядом с ней на столе восседала крыска, методично доедающая титульный лист обоснования банковской гарантии.

Зорькин позвонил два раза, мама – три, а папа - восемнадцать. К тому же, Фенечка опять проголодалась и с вожделением поглядывала на стопку документов, которая никак не желала уменьшаться.
Животное нужно было срочно накормить, и, приняв соломоново решение взять работу на дом, Катерина набила ценными папками полиэтиленовый пакет, посадила упирающегося крысенка в сумку, растерзанную коробку отправила в мусорник и, охнув от тяжести бумаг, побрела ловить такси.

На улице было темно и сыро. Начавшийся неизвестно когда дождь разогнал всех праздношатающихся гуляк.
Катя подняла руку. Проезжавшая машина немного притормозила, однако тут же рванула вперед, обдав девушку волной брызг. Автомобили слепили фарами, пролетали мимо и плевать хотели на голосующую девушку.
Через пять минут Катерина вконец промокла и разуверилась в людях.
Что за день?
Так и заболеть недолго. Впрочем, не дождутся.

Милый молодой человек остановился рядом и сочувственно улыбнулся. Катя скользнула по нему взглядом и невольно разулыбалась в ответ. Блондин. Симпатичный. Не то, что некоторые.

- Ждете кого-то? – робко поинтересовался блондин.
- Всего лишь безуспешно пытаюсь поймать машину, - устало ответила Катерина.
- Понимаю, - закивал блондин. - Не подскажите, который час?
- Минутку. – Поставив на мокрый асфальт неподъемный пакет, Катя попыталась взглянуть на часы. – Двадцать минут деся…

Молодой человек, не прекращая улыбаться, резко толкнул девушку и сорвал с нее сумочку. Катерина, на секунду опешив от такой наглости, вспомнила папины инструкции, и изо всех сил двинула наглеца ботинком по коленной чашечке. Парень согнулся, выронил сумку и прошипел что-то нецензурное.
Нанеся бессовестному ворюге контрольный удар в другое колено, девушка растерянно осмотрелась. Позвать Потапкина? Нет. Сама справится. Подняв с асфальта пакет с документами, она аккуратно опустила его на макушку бандита.

Внезапно заметив, что со стороны офиса к ней несется еще один бандит, очевидно, сообщник первого, девушка разозлилась. Да что это творится? С каких пор Москва превратилась в криминальную столицу мира?
Не дожидаясь нового нападения, Катя размахнулась и изо всех сил отвесила подбегающему негодяю упреждающий удар пакетом по голове. Тот, издав непонятный звук, тихо осел в соседнюю лужу.
Вот так-то.
Кажется, документы не пострадали.
Теперь можно и Потапкина кликнуть – пусть забирает трофеи.

Пока она приводила в порядок немного растрепавшиеся в бою бумаги, блондинистый бандит очнулся и резво скрылся в кустах.
Безобразие! Но второй точно не уйдет от возмездия. Кипя праведным гневом, Катерина еще разок пнула поверженного врага и от неожиданности опустилась рядом с ним на корточки.

В луже, скрючившись и постанывая, сидел Андрей Павлович Жданов.

- Вы повредили мои очки, - прошептал он, прикладывая мокрую руку к разбитому лбу.
- Новые купите, - автоматически отреагировала Катя, ища глазами сумочку.

Сумочка валялась неподалеку. Машинально подобрав выпавшие ключи, мобильник и кошелек, Катя внезапно громко охнула и стала озираться по сторонам.

- Гмм… с вами все в порядке? – неуверенно спросил Жданов.
- Феня, Фенечка, где же она? Феня!!!!

Андрей покрутил головой и попытался приподняться.

- Странно. Но, по-моему, кроме черепа, вы мне ничего не сломали, – удивленно сообщил он.
- Не шевелитесь и помолчите! - шепотом приказала ему Катя.
- Я нормально себя чувствую, а сидеть в луже холодно.
- Сказано, замрите!
- Понимаю вашу мечту, но пока не готов ее исполнить.
- Господи, нельзя быть таким тупым! Тсссс!!!!
- Ничего себе. Треснули меня стокилограммовым пакетом с кирпичами и еще имеете наглость возмущаться, что я не умер.
- Заткнитесь. Феня, Фенечка, иди сюда, не бойся.

Медленно протянув к обалдевшему вконец Жданову руку, Катя осторожно сняла у него с плеча крыску.

- Господи! – передернуло Андрея. – Зачем вы посадили на меня этого грызуна?
- Она сама спряталась, умница. Не в луже же ей сидеть, - спокойно ответила Катерина, поднимаясь и внимательно рассматривая животное.
- Действительно. К тому же, лужа занята мной.
- Солнышко мое, все будет хорошо, вот увидишь, - вдруг нежно заворковала девушка.
- Я в этом не уверен, - буркнул Жданов, силясь подняться. Ненормальная. Сначала лупит ни за что, ни про что, а потом – «солнышко». Надо отползать, пока не поздно…
- Как самочувствие, головка не болит?

Когда злейший враг говорит таким ласковым голосом, ничего хорошего ждать не приходится. Скажешь – «ничего страшного» - добавит еще.
Как пить дать, прибьет, мегера!

- А сами-то как думаете? Конечно, болит. После такого удара…
- Она ударилась? Вы видели? Да? – переполошилась Катерина. – Наверное, мне надо отвезти ее к ветеринару…
- Тьфу! – сплюнул Андрей. – Отвезите. Пусть ей сделают энцефалограмму. И вам заодно.
- Вы черствый, бессердечный, жестокий человек! – с пафосом произнесла Катя, осторожно поглаживая довольного крысенка по спинке. – Фенечка!
- Не буду спорить. С высоты вам, безусловно, виднее.

Убедившись, что крыска здорова, Катерина осторожно посадила ее в сумочку и наконец-то обратила внимание на Жданова.

- Долго вы собираетесь тут валяться?
- Встану, как только найду останки очков. Их золотая оправа дорога мне как память.
- Вы еще и меркантильный.
- Какой есть. А вообще, вас это не касается. С какой стати, вы мне указываете, что делать? Я свободный человек! Где хочу, там и валяюсь.

Нахмурившись, Катерина огляделась по сторонам и опять присела рядом со Ждановым.

- Господи! Какой же вы зануда! Вот ваши очки. Стекла разбились, но оправа практически цела.
- И на том спасибо. – Андрей выдернул из ее рук покореженную оправу и гордо водрузил на себя.
- Потапкина позвать? – задумалась Катерина, - чтобы он отволок вас в офис?
- Вам нужна еще одна жертва? – Андрей встал. – Потапкина-то за что?
- Прекратите надо мной издеваться!
- Извините, что до сих пор жив. Но вашей вины в этом нет, вы били насмерть...
- Что вы делаете в этой уютной луже, коллеги? – из притормозившей рядом машины высунулась любопытная физиономия Малиновского.
- Ищем очки господина Жданова, – сообщила Катя.
- Которые разбила госпожа Пушкарева, - уточнил Андрей.
- Очки, конечно, дорогие, - задумчиво произнес Малиновский, - но нырять в костюме за ними не следовало.
- Извини, не успел раздеться.
- А почему у тебя на лице кровь? – поинтересовался Ромка, переводя взгляд со Жданова на Катю.
- Потому что лужа мелкая. Когда нырял, ударился головой.
- Это, может, и не кровь, - предположила Катя, - может, это грязь.
- В любом случае, мне стоит привести себя в порядок. – Немного пошатываясь, Андрей двинулся к «Зималетто», но, пройдя пару метров, остановился. - Да! Ромка. Боюсь, сегодня тебе предстоит развлекаться в одиночестве. Я пас. И еще. Подбрось, пожалуйста, госпожу Пушкареву до дома, а то у нее слишком воинственное настроение. Мне страшно за жителей Москвы.

Малиновский вышел из автомобиля и распахнул перед Катей дверцу.

- Так что здесь произошло?
- Ничего особенного. Меня попытались ограбить.
- Андрей? – не поверил Ромка.
- Да нет, успокойтесь. Он просто под руку подвернулся.

Ромка хмыкнул.

- Несмотря на то, что сейчас под вашу руку подвернулся я, все же садитесь. Я храбрый. Отвезу вас домой.
- Не стоит, – заупрямилась Катя.
- Стоит, стоит. Садитесь, кому говорят!

Прижимая к груди сумочку с крыской, Катя осторожно уселась в машину. Эти мужики достали. Как хорошо, что у нее теперь есть Фенечка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:37, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
8.


Финансовый директор, склонный к независимости и самоопределению, представлял опасность как для всего персонала «Зималетто» в целом, так и для Романа Дмитрича в частности. В недрах Ромкиного отдела разрабатывалось несколько гениальных проектов, требовавших немедленной денежной дотации, и не склонный к лишним трудозатратам директор по маркетингу не мог допустить, чтобы титанические усилия последних недель пошли прахом.
Осуществление проектов упиралось в отсутствие финансов.
А кто у нас теперь занимается финансами?
То-то и оно.
Ветров, который ел с рук, зачем-то уволился, скотина.
А его наследница производила удручающее впечатление. Не баба, а айсберг для «Титаника». Работа вверенного Ромке отдела висела на волоске.
Ситуация требовала решительных действий.

Смутная мысль, забрезжившая в мозгу сразу после Совета, наконец, приобрела ясные очертания.

Осторожно поглядывая на сидящую рядом Катерину, Ромка пытался оценить статус кво и прикинуть шансы задуманной операции.

По всему выходило, что шансы не такие уж мизерные.
Во-первых, объект абсолютно безнадежен с точки зрения женской сексапильности и вряд ли избалован вниманием противоположного пола.
Во вторых, объект неохотно, но пошел на контакт. Правда, вредные лучи испускает, но радиация в микродозах только стимулирует охотничий азарт.

Короче, объект созрел, самодовольно решил Малиновский. И нечего тянуть.

Морально он готов, момент подходящий, помощи ждать не от кого.

Тезис призвать на помощь Жданова, Ромка формулировал минуты две и отверг, как спорный.
Черт знает, как отнесется нервный друг к идее одомашнивания нового финансового директора. Вдруг проявит несвойственный нормальным мужикам пацифизм? Шестое чувство подсказывало, что на Жданова надеяться не стоит.
Что ж. Как всегда, придется жертвовать собственным здоровьем и обаянием.

Вопреки расхожему мнению о генетической предрасположенности всех женских особей к немедленному выбрасыванию белого флага перед наступающим противником, Малиновский подозревал, что это далеко не так.
Существует экземпляры, укрощение которых отнимает достаточно времени и не всякому по силам. То есть, сам-то он с такими особями пока не встречался, бог миловал, но об их наличии в природе слышал от друзей.
С другой стороны, из мировой литературы и современного кинематографа, Ромка усвоил, что любая, самая безнадежная с виду женская особь, втайне мечтает сдаться в плен и превратиться из дикого зверя в милого ручного зверька.
Для этого требуется терпение, еще раз терпение и регулярная поощрительная подкормка укрощаемой комплиментами, цветами, подарками и пирожными.

Кое-какой жизненный опыт за плечами все же имелся. В пионерские годы Ромка воспитывал карликовую пуделиху Дусю - животное бешенного нрава и сумасшедшего темперамента. Шрамы на лодыжке, полученные в боях с собачкой, он иногда демонстрировал знакомым барышням - ничто так не способствует сближению, как жалость.

Как и в случае с пуделихой, дрессировку Пушкаревой Ромка решил начать с простых, внятных команд: «рядом» и «сидеть».
Объект оказался послушным: в машину пошел, смирно сидит рядом, не кусается.
Умница. Сработала правильно – получит пирожное. А завтра – цветы. Астры на клумбе еще не отцвели.

Закрепив четкое усвоение объектом простейших команд, можно вводить следующие: «Ко мне» и даже «Лежать». Но об этом потом.
Через недельку.
Если не выйдет одомашнить объект с помощью пирожных.
Тогда - что ж... Придется идти ва-банк.

Раздумывая, стоит ли взваливать на свои плечи такую обузу, как приручение Пушкаревой, Ромка пришел к выводу, что достигнутый результат с лихвой компенсирует издержки его выполнения.

Свой финансовый директор к компании – раз.
Отличная возможность доказать Жданову, что для человека с высоким интеллектом нет ничего невозможного - два. Кстати, можно попытаться научить Катерину не рычать при упоминании недальновидного друга – два с половиной.
Ну и будет дополнительный повод погордиться – три.

Именно погордиться, потому что случай, конечно, сложный. Не для средних умов. Вот сидит рядом, словно шпалу проглотила. Квартальный отчет составляет, не иначе.
Интересно, у нее кто-нибудь есть… гммм… кроме отчета?
Вряд ли, отверг беспочвенное предположение Ромка.
Но даже… если?
И что? У Романа Малиновского в Москве достойных соперников нет.
И в Московской области тоже.

Ладно, хватит трусить. Пора действовать: на начальном этапе - без фанатизма. Какую музыку она любит? Радио «Ностальжи»? Мирей Матье? Кобзона и Леонтьева? «Старые песни о главном»! Что-нибудь интимно-патриотическое.
Приступим.
Малиновский ткнул пальцем в приемник, но вместо ожидаемого интима хриплый голос Высоцкого его спросил: «Но почему аборигены съели Кука?»

- Извините, - дернулся Ромка и, несмотря на работающий кондиционер, мгновенно вспотел, - сейчас настрою станцию…
- Оставьте. Пусть будет Высоцкий. Папа его очень любит.

Да… задал себе задачку. Только папы нам и не хватало. Папа - третий лишний, бэби.

Сколько ей?
Спросить о возрасте?
Ни за что. Во-первых, жить хочется, во вторых, все равно соврет.
Тридцать? Тридцать пять?
Все же старовата, мда… Но укротитель он или где? И тем грандиозней будет ее благодарность.

- Как хотите, - уступил Ромка. - А может «Аббу» или «Бонни М»? Поностальгировать, молодость, так сказать, вспомнить...
- Чью молодость?
- Эээээ... - Ромка опешил и на всякий случай прикусил язык. Пытаясь произвести в уме сложные подсчеты, он запутался, взмок и решил добровольно сдаться. - Аааа … сколько вам?.. - Арифметика никогда не была сильной стороной Малиновского.
- Двадцать шесть. Скоро будет, - ответила девушка и как-то нехорошо посмотрела на Ромку.
- Но… не может быть… - он не сразу вышел из ступора, пытаясь загладить грубоватую фразу самой обольстительной из своих улыбок. Получилось не совсем удачно, учитывая неожиданный паралич лицевых мышц. - Вы выглядите гораздо… то есть, вы славно выглядите… солидно.
- А как, по-вашему, я должна выглядеть? – Девушка повернулась и еще раз пристально посмотрела в его сторону . – И вообще… Не ваше дело.

Двадцать пяяять???
Мамадорогая!
...если снять с нее этот ужасный костюм, интересно, на сколько размеров он ей велик? – если вообще все снять, выбросить чудовищные очки, распустить волосы, окунуться в интимный полумрак… Гммм… миссия вполне выполнима... вполне… Какой у нее размер бюста? На самом деле четвертый или это поролон?

- То есть… как не мое? А знаете, что-то пить хочется. – Разговор слишком уклонился от намеченного курса.– Здесь недалеко «Шоколадница». Остановимся? По чашечке кофе?
- Нет, нет. Я тороплюсь. У меня полно работы, и Фенечка голодная. – Катя озабоченно открыла сумку, откуда тотчас же высунулась любопытная голова крысенка.
- Фенечка! Ну конечно! - Впервые Ромка искренне радовался при виде крысы. (Пирожное пирожным, но синие чулки такие сентиментальные… Прояви участие в ее питомце – и ты в дамках.) – Я же навязал вам эту бандитку, надо о ней позаботиться. Поехали!
- Куда? – напряглась Катя.
- Куплю вашей новой подружке домик, корм, ну… что там еще положено? Витамины для зубов? Таблетки от глистов? Противоблошиный ошейник?
- Не знаю, - растерялась девушка.
- Вот и я не знаю. Значит, куплю еще пару книжек. В конце концов, я тоже несу ответственность за эту хвостатую тва... милашку. И не спорьте.

Катя фыркнула.

- Я и сама в состоянии за все заплатить, но идея хорошая. Как раз думала, куда ее пристроить на ночь – с любой коробкой она расправляется за пятнадцать минут.

Ромка, довольно насвистывая, уже разворачивал машину. Тема для беседы на некоторое время обеспечена.
А главное, есть контакт. Кормление пирожным придется отложить – не страшно, никуда она не денется. Через недельку будет лапку давать, как миленькая.
И тапочки приносить.

Оказалось, круглосуточных зоомагазинов не бывает в природе.

- Безобразие! – громко возмущался Ромка. – Куда катится мир? Я Путину напишу! В ООН! В общество защиты животных! Даже предположить не мог, что зоомагазины закрываются в такую рань.
- Давайте попробуем заехать в супермаркет. Там есть отделы для животных, может, повезет…

Малиновский украдкой глянул на часы. Вот зануда! Супермаркет значит… Черт! Укрощение – процесс захватывающий, но окончательно жертвовать личной жизнью он не готов. Разве что, еще минут двадцать.

- Только ради вас, Екатерина Валерьевна… Катенька…

Проходя мимо бесконечных полок с кошачьим и собачьим кормом, Катя приуныла. Этот супермаркет был третьим по счету. Им с радостью предлагали «Вискас», «Педигри», игрушечные косточки и корм для попугайчиков. Также нашлись переноски для кошек, костюмы для собак, ошейники и поводки. Ничего похожего на клетку для крысенка обнаружить не удалось даже после того, как Малиновский довел до истерики консультанта из звериного отдела.
Очевидно, все супермаркеты снабжались крысоненавистниками.
Катя уже приготовилась капитулировать, когда Ромка, ускакавший далеко вперед, вернулся, с радостным воплем размахивая клеткой чудовищных размеров.

- Ну? Кто ищет, тот всегда найдет! Берем?

Катя с сомнением оглядела предполагаемый крысиный домик.

- Что-то кособокая она… И великовата для крысенка.

Но Малиновский, почуявший сладкий воздух свободы, сдаваться не собирался.

- Да, есть крен влево. Наверное, лепили с Пизанской башни. Так это ерунда – плоскогубцами чуток подправить, дверку выровнять и все! А что большая – великолепно! Крыска сможет свободно гулять. Ну что, берем?
- Давайте попробуем туда Фенечку посадить? Вдруг ей не понравится? – нерешительно предложила девушка.

Малиновский мысленно взвыл. Не хватало еще размахивать этим грызуном на весь супермаркет! И вообще, он – не мать Тереза. Святой великомученик, но не мать. Хммм… по чисто физиологическим показателям. Почти одиннадцать, а он непонятно чем занят! Решено: бунт пресекаем в зародыше.

- Если клетка не подойдет, торжественно обещаю забрать ее себе. Буду там документы хранить. Вместо сейфа. Берем, а? В конце концов, вашей питомице давно спать пора, а она из-за нас режим нарушает.
- Вы думаете? – забеспокоилась Катя.
- Уверен. – Роман мог быть чертовски убедителен, если ему это было необходимо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:38, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Катя устало поднималась по лестнице, вполголоса ругая сломанный лифт. Ноги гудели, тяжеленный кулек с документами немилосердно оттягивал руку, норовя зацепиться за ступеньки. Клетка вела себя не лучше.
Хотелось принять ванну и улечься спать.
Роман подвез ее к подъезду, после непродолжительных раздумий сделал вялую попытку поднести пакет и радостно смылся, как только услышал, что помощь не требуется. Катя не жалела, что отказалась от услуг Малиновского: она привыкла справляться с трудностями самостоятельно. Подумаешь, большое дело – пакет наверх дотащить. А клетка практически невесомая – килограммов пять. Ерунда, говорить не о чем.
Подбадривая себя, девушка доползла до родного порога. Доставая ключи, она обнаружила, что Фенечка задремала - этот полный неожиданностей день утомил и крысенка.

Выглянув на шум в прихожей, засуетилась мама:

- Катюша, да где ж ты так задержалась? Работы много? И конечно не ужинала… Давай-ка, быстренько руки мой и к столу.

Отец демонстративно зевнул, поглядел на часы и закрылся в спальне. Время от времени он выражал свое неудовольствие именно так – в форме молчаливого протеста. Честно говоря, сегодня это очень устраивало Катю – объясняться с разгневанным родителем не было сил. Осторожно поставив сумку с крысенком на телефонный столик и пристроив внизу клетку и пакет, девушка сполоснула руки и прошла в кухню.

Зорькин окопался на своем любимом месте – в уголке, рядом с холодильником. Против обыкновения, он ничего не жевал, а напряженно размышлял, даже не пытаясь стащить с тарелки бутерброд с колбасой.

- Привет, Колька.– Катя уселась рядом.
- Привет, - с некоторым опозданием отреагировал Николай.
- О чем задумался?
- Считаю…
- На голодный желудок? Тебе же без колбасы раньше не работалось…

Зорькина передернуло.

- Не напоминай мне о колбасе. И так еле сдерживаюсь.
- Коленька, ты не заболел?
- Здоров. Сегодня целый день калькуляции составлял на эти чертовы колбасы…
- Что? – прыснула Катя.
- Смейся, смейся… Меня уже тошнит от норм и порций.
- Коля, это не твоя работа! Ты должен бизнес-планы составлять перспективные, бумаги для банков готовить, стратегию экономическую вырабатывать.
- А я и вырабатываю. Представь, какая наглость: за ерундовую работу бухгалтера сумасшедшие деньжищи требуют! Совесть потеряли. Ну… я и сказал Михаилу, мол, обойдемся. Пока не раскрутимся – сам займусь. На полставки. С холодными закусками уже закончил, завтра буду горячие блюда считать…

Мама, хлопотавшая у плиты, неодобрительно покачала головой:

- Нельзя так, Коленька. Экономия – это хорошо, это правильно, но себя загонять не следует. Кстати, дядя Валера мог бы вам помочь…
- Не-не, я сам, - поспешно перебил ЕленСанну Колька, не на шутку испуганный перспективой сотрудничества с дядей Валерой. Ехидных замечаний Пушкарева Зорькину хватало и здесь, а допустить, чтобы его хилый авторитет ежедневно подрывался на глазах у всего ресторанного коллектива, Колька не соглашался даже в мыслях.

В коридоре зазвонил телефон. Елена Санна вышла, и неприятный разговор прервался по вполне объективным причинам.

- А ты, Пушкарева, чего такая? Прямо выжатый лимон. Эксплуатация человека человеком? Детский труд на фабрике?
- Работы много. А еще, - Катя перешла на шепот, - меня чуть не ограбили.
- Что? – Колька даже не заметил, как стянул с тарелки бутерброд. – А зачем?
- Ха! Чтобы познакомиться. Не будь идиотом. Козел какой-то сумочку отобрать хотел.
- Ну и дурак, - резюмировал Зорькин, заглатывая половину бутерброда. – И как он? Жив?
- То есть, меня тебе не жалко, - не на шутку разобиделась Катя.
- А чего тебя жалеть? Сидишь тут, целая и невредимая, а сумку твою я до сих пор вспоминаю. Неделю потом голова болела…
- Нечему там болеть, - рассердилась девушка. – Я из-за того наглеца чуть Фенечку не потеряла.
- Кого? – изумленный Зорькин взял второй бутерброд.
- Сейчас покажу. Чай допью. Она в сумке спит. Колька, ты не знаешь, чем крысят кормят?
- Крысиным ядом. Нас тут недавно санэпидстанция проверяла… Кстати! Танцуй! У нас завтра «Новый русский буржуин» проводит вручение каких-то премий. Так и быть, приходи, я столик забронировал - посмотришь на столичный бомонд.
- Спасибо, но…
- Выручай, Пушкарева. Событие года, а я без дамы. Только… оденься погламурнее – чтобы мне краснеть не пришлось.

Вернувшаяся Елена Александровна спасла Зорькина от неминуемой смерти.

- Кто звонил, мам?
- Не туда попали. Кто ж в такое-то время трезвонить станет? Ох, новый аппарат бы купить…

Колька с Катей понимающе закивали. Пушкаревский телефон был изделием в некотором роде уникальным. В свое время, это чудо техники Валерий Сергеевич реквизировал со склада на память о службе в Забайкалье. Огромный черный монстр весил примерно полтонны, а звонил так, что не услышать его было невозможно. И неважно – спал ты, был в обмороке или на другом конце города. «Вот это – техника», - любил повторять Пушкарев, – «не то, что Самсунги эти и ЛыЖи новомодные... Те пиликают, а тут – сила!»
За долгие годы соседства с телефоном, ЕленСанна так и не привыкла к командному звонку и, втайне мечтая о дне, когда адская машина умолкнет навеки, каждый раз страдальчески морщилась, заслышав противный рев. Пару раз она предлагала Валерию Сергеевичу подарить аппарат кому-нибудь из бывших сослуживцев и раз в неделю во время уборки роняла чудовище на пол. На паркете образовалась солидная вмятина, бронированный корпус блестел по-прежнему, а отставной полковник наотрез отказывался расставаться с любимой игрушкой.

Катя допила чай и споласкивала чашку, когда телефон взвыл вновь. Всплеснув руками, мама поспешила в коридор. В ту же секунду, как вой прекратился, из прихожей донесся дикий крик. Кричала Елена Александровна. Судя по громкости вопля, на нее напал, как минимум, голодный тигр. Колька и Катя, толкаясь, бросились на помощь.

Их взорам предстала удивительная картина. Бледная, как мел, ЕленСанна с тапком в одной руке и рожком для обуви в другой, не переставая орать, пыталась прихлопнуть бегающую по телефонному столику Фенечку. По всей вероятности, зверька разбудил пронзительный звонок, и недовольный крысенок решил разобраться, что за мерзкие звуки не дают спать порядочным животным. Выбравшись из сумки, крыска попыталась перекусить телефонный шнур, но противный аппарат вновь ожил. Испуганный зверек не успел довершить свое правое дело - к телефону подошла Елена Александровна.

- Мама! – Катя подбежала и схватила Феньку на руки. – Что ты делаешь? Зачем?
- Мышеловка… Где-то я видела мышеловку… - срывающимся голосом проговорила тетя Лена.

На шум выскочил Пушкарев.

- Что происходит? С ума посходили? Ночь, а вы орете!
- Валера, где наша мышеловка? – не унималась ЕленСанна.
- Мама, зачем тебе мышеловка? Это же Фенечка, мне ее сегодня подарили…
- Тебе подарили крысу? – нахмурился Валерий Сергеевич. – И ты притащила ее в дом?
- Катенька… - стонала Елена Александровна.
- Ну ты даешь, Пушкарева, - подал голос Колька. – Что-то раньше я за тобой любви к животным не замечал.
- А что было делать? Не выбрасывать же. И потом, она умная. Сейчас я ее в клетку пересажу. Мам, ты не знаешь, чем их кормят?

Невинный вопрос оказался последней каплей, переполнившей чашу терпения Елены Александровны. Стальные интонации, зазвучавшие в ее голосе, ясно давали понять, что она – настоящая жена командира.

- Чтобы завтра же этой пакости в моем доме не было.
- Но мама…
- Завтра же, - повторила ЕленСанна, обмахиваясь тапком.

Валерий Сергеевич укоризненно посмотрел на дочь.

- Катерина, давай-ка спать, а завтра уноси зверюгу откуда взяла. Вон как мать разволновалась.
- Это негуманно, - встрял Зорькин, вступаясь за подругу.

Пушкарев помрачнел.

- Вот что, гуманист. Иди-ка ты отсюда… Детское время кончилось. Брысь! А ты, Катерина, забирай эту хвостатую к себе в комнату, и дверь прикрой как следует. Чтоб не просочилась… Вот ведь, не было печали…

Домик, который Кате впарил подлый Малиновский, оказался абсолютно негодным. Нет, для какой-нибудь морской свинки клетка была бы в самый раз, а ушлая Фенька без труда проходила между прутьями, и, видимо решив, что добрая хозяйка придумала новое развлечение, упоенно сновала туда-сюда, не прибегая к помощи дверки.
О том, чтобы завтра оставить крыску дома, не было и речи. Девушка вздохнула: придется тащить бедную Фенечку на работу.
Поселив крысенка в бельевом бачке, тайком украденном из ванной, Катя мстительно представила, как утром торжественно подарит негодную клетку Малиновскому.
Даже бантик на дверку повяжет.
Розовый…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:39, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
9.

День не задался с самого утра.

Андрей явился на службу в прескверном настроении - внушительная ссадина на лбу добавляла гордому жителю подземелья суровости, но не способствовала повышению жизненного тонуса.
Несчастный заработавшийся идиот не нашел ничего умнее, чем обратиться с невинным вопросом «Как замаскировать телесное повреждение?» к женсовету. В ответ добрые девушки устроили вокруг него такой переполох, что с фикуса облетели последние листья.
Когда замордованному Жданову почти удалось вырваться из цепких лап Красного креста, позвонила Шестикова и радостно сообщила, что вечером он обязан быть на вручении премии медиа-холдинга «Новый русский буржуин» - его, дескать, ждет приятный сюрприз. Уставший от сюрпризов Андрей сослался на невероятную занятость, но тут на ресепшене не вовремя нарисовалась Пушкарева, ядовито пожелала Жданову доброго утра и громко посокрушалась в сторону, что кого-то вчера напрасно не добили – у дамочек был бы повод забыть про работу на неделю.
И эту змеюку он вчера спасал от грабителя? В следующий раз подержит милому человеку зонтик.
Оскорбленный Андрей в долгу не остался. Зыркнул на Пушкареву, откашлялся, с выражением продекламировал в трубку, что счастлив, будет непременно, отключил мобильный, длинно выругался и помчался к лифту, чуть не сбив с ног неприлично довольного Малиновского.

Роман, чудесно проведший остаток вечера, а также ночь и утро, спокойно выслушал Андрюхины проклятья в адрес Пушкаревой, Шестиковой и женсовета, пообещал на церемонии быть и потопал на рабочее место.
Там его поджидал облом.

Лопающаяся от любопытства Шурочка передала шефу нарядный пакет, намекнув, что это сюрприз от новой финдиректрисы. Желая собственной секретарше преждевременной смерти, Ромка рискнул распаковать презент прямо в приемной. В пакете оказалась покосившаяся клетка, судя по размерам, предназначенная для перевозки карликовых слонов. На дверке был аккуратно повязан кокетливый розовый бантик, а внутри скотчем приклеена бумажка: «Для документов».
Шурочка радостно таращилась то на сувенир, то на начальника, предвкушая сладостные часы обсуждения странного подарка с подругами.

Молча затолкав клетку под стол, Малиновский купил в баре шоколадку и решительно направился к Катерине. Каково же было его удивление, когда Светлана извиняющимся тоном сообщила, что Екатерина Валерьевна занята, принять не может, просила не беспокоить и не звонить.
Гмм…
Гмм… гмм… гмм… Объект оказался диким, строптивым и слабо приручаемым.

Возможно, вечером Малиновский и рискнул бы еще разок попытать счастья в дрессуре, но свою поддержку Андрею он уже гарантировал, а лишний раз нервировать полувменяемого друга не стоило.
Слопав пакостную пластилиновую шоколадку, Ромка сделал пару звонков и, обеспечив себе приятную компанию, отправился в ресторан. И спокойно бы успел к началу шоу, если бы не природное человеколюбие - на остановке мерзла прекрасная незнакомка, и Малиновский просто не смог проехать мимо. Увлеченный актом милосердия, он совершенно забыл о времени, за что теперь и расплачивался: парковка у «Приюта комедианта» была забита напрочь.
Выискивая свободное местечко, Ромка с удивлением заметил знакомую фигурку, торопливо бегущую ко входу.
Черт, только этого не хватало!
И он еще сомневался в возможности одомашнивания дикого существа. Вот она, голубушка. Вырядилась в жуткое рубище, цветок к воротнику пришпилила и несется наперерез. Выследила, что ли?
Малиновский задумался, как потактичнее намекнуть объекту, что его здесь не ждали, когда обнаружил, что спешит подопечная не к нему. Ошивающийся у ресторана малохольный хлюпик при виде Пушкаревой обрадовался и запрыгал, будто увидел Клаудиу Шиффер.
Забавно.
Вечер переставал быть томным.
Малиновский дождался, когда хлюпик увлечет объект внутрь, бросил машину и, маскируясь за колоннами, прокрался следом.
Парочка топталась в фойе. Хлюпик сердито выговаривал объекту, упрекая ее в нездоровом увлечении современным искусством, и тыкал пальцем в какую-то авангардную картину. Здраво рассудив, что дохляк нам не конкурент, Роман успокоился, информацию о заскоке объекта на почве искусства принял к сведению и прошмыгнул в зал.

Жданов, с кислым видом сидящий в компании прекрасных дам, то и дело поглядывал на часы, дергался и, вообще, вел себя нервно. При виде заблудшего друга Андрей несколько оживился, показав тому кулак.

- Где тебя носит?
- Не поверишь, был занят делом государственной важности. Привет, девчонки, ослеплен вашей красотой… Ну-ка, ну-ка, чем нас здесь порадуют? - с этими словами Ромка цапнул из рук Жданова меню, стилизованное под программку.

Взыскательной публике предлагались на выбор салат «Маскарад», икорное ассорти «Бешеные деньги», отбивная «Трофей Ланцелота» с гарниром из спаржи и брокколи, суп от шеф-повара «Быть или не быть» и двухслойное желе «Ромео и Джульетта». Запить кулинарные шедевры можно было фирменными коктейлями «Бедный Йорик» и «Слезы профессора Хиггинса».

Радостно озираясь и подмигивая очаровательной барышне, вышедшей на сцену, Ромка порекомендовал другу расслабиться, не нервничать, а размяться, к примеру, напитком «Гроза» и с чистым сердцем принялся обхаживать своих соседок.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:40, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

К началу церемонии Катя опоздала. Колька суетился у входа, поминутно глядя на часы.

- Я же просил! К восьми! А сейчас полдевятого.
- Что, все уже съели? – пошутила Катя. - Тогда я домой поеду…
- Вот еще! Ты чего задержалась?
- Возникло непредвиденное обстоятельство…
- Ладно, потом оправдаешься. Я тебе лучший столик забронировал – в самом углу.
- А что, в углу – это лучший? – удивилась Катя.
- Конечно, - убедительно кивнул Колька. – По крайней мере, лучший из тех, на которые я мог претендовать… Не привередничай! И потом, Пушкарева, ты же никогда не стремилась быть в центре внимания!

Войдя внутрь, Катя с любопытством огляделась.

- Коль, а кто у вас оформлением занимался?
- Дизайнера пригласили. С киностудии. – Колька напыжился от гордости. – Нравится?
- Интересно… Очень творческий подход. А почему у вас Кандинский боком висит?

Зорькин испугался.

- Кто висит? Где?
- Зорькин, нельзя быть таким необразованным. Картину за что боком повесили?
- Которую?
- Вот эту. – Девушка указала на авангардное полотно.

Николай неожиданно замялся.

- Тут такое дело… Дизайнер слишком много запросил. Зал он оформил полностью, а фойе мы закончили своими силами. Что тут сложного – парочку картинок на стены повесить? Тем более, абстракцию. С чего ты взяла, что она висит неправильно? По-моему, - Зорькин скептически посмотрел на репродукцию, - так гораздо симпатичнее.
- Колька, жадность тебя погубит, - вздохнула Катя.
- Я экономный, как и положено финансисту. Хватит критиковать. Пойдем, а то дел невпроворот.

Колька уверенно провел подругу к столику, находящемуся почти в углу зала, возле тяжелой портьеры. По пути Катерина с огорчением обнаружила среди публики Жданова с Малиновским. Друзья веселились в обществе очень раскрепощенных девиц. Спрятавшись за Зорькина, Катя поджала губы: девиц она не одобрила. Куры накрашенные. Отсутствие интеллекта компенсируют длиной ног.
И это Колька называет бомондом. Бедняга…

На маленькой сцене манерные ведущие вручали премию журнала «Новый русский буржуин» модному политику.

Раздувшись от собственной значимости, Колька кивнул на сцену.

- Знаешь, кто это? А за соседним столиком известный ресторанный критик. Леопольд Сурков, слышала? Так почему ты опоздала?

Катя открыла рот, но Зорькин уже отвлекся, прицепившись к официанту, который, по его мнению, неправильно держал поднос.

- Располагайся. Меню сейчас принесут, я угощаю… за счет заведения. Продукты свежие, за качество отвечаю, лично дегустировал, но креветки лучше не бери. – Колька сморщился и схватился за живот, вспомнив что-то неприятное. - Побежал… Позже подойду.
- Коля…
- Потом, потом…

Если бы Колька удосужился выслушать Катю, он бы узнал, что пришла она в храм питания не одна. Контрабандным грузом в сумке сидела Фенечка.

Заработавшись, девушка напрочь забыла об эпохальной вечеринке. В полседьмого разобиженный до глубины души Зорькин позвонил и сварливо поинтересовался, почему подруга до сих пор торчит в «Зималетто», вместо того, чтобы хоть как-то облагородив свой жалкий внешний вид, пулей мчаться в «Приют комедианта».
Поэтому, с сожалением отложив покупку крысиной клетки, девушка рванула домой – переодеваться. Обижать Зорькина не хотелось, да и любопытно было взглянуть на обещанный «бомонд».
Эх, знала бы, что типичными представителями этого бомонда окажутся Жданов с Малиновским – выбрала бы зоомагазин. Но что сделано, то сделано.

Сменив официальный темно-коричневый костюм на легкое светло-коричневое платье в крупный горошек, девушка пришла к выводу, что выглядит вполне достойно. А с приколотой эмалевой брошью – даже гламурно.
Оставалась малость – уговорить маму понянчиться с Фенькой.
Тут получилась загвоздка: мама, обычно чуткая и понимающая, проявила небывалую твердость ни за что, никогда, ни на секунду не пожелав остаться в одной квартире с маленьким крысенком, которому нерадивая хозяйка не удосужилась купить клетку. После двадцатиминутных переговоров Катя поняла: мама не отступит. Фенечку придется брать с собой.

Крыска уютно устроилась в сумочке, тихонько хрустела сухариком, и девушка искренне надеялась, что все обойдется.

От вдумчивого изучения меню Катю отвлек мобильный. Папа ненавязчиво интересовался, не пора ли домой. Скоро девять, в это время приличные девушки по ресторанам не шастают. Украдкой бросив взгляд в зал, Катя молча согласилась с родителем. Какая-то девица, наглая блондинка, уселась Жданову на колени, видимо, перепутав его со своим стулом. Безобразие! Это не приют, а притон комедиантов.
Тихонько объясняя папе, что до конца мероприятия несколько часов, публика… мммм… приличная, и обратно они с Колькой поедут на такси, Катерина забыла про сумочку.

Шкодливая Фенька момент не упустила.

Выбравшись на волю, зверушка поводила по сторонам розовым носом и быстренько пробежалась по пустому столику. Отовсюду доносились упоительные ароматы. Отовсюду, кроме того неуютного места, где в данный момент находился крысенок. Непонятливая хозяйка что-то говорила в дурацкую штуковину, не обращая ни малейшего внимания на терзания крысиной души. Жестокая!
Фенечка не собиралась ждать милости от природы и аккуратно шлепнулась на пол. Прошмыгнув между официантами, она очутилась возле стола, с которого только что упал кусочек аппетитного картофеля. Перед любимым деликатесом Фенька устоять не смогла и схарчила его тут же, удобно примостившись между чьими-то ботинками.
Картошка закончилась возмутительно быстро. Больше сверху ничего не падало, что очень огорчало.

И крыска решилась.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Ва-Банк
СообщениеДобавлено: 07-09, 23:40, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Леопольд Сурков вяло тыкал вилкой в цыпленка «Недоросль», размышляя, что для птицы пенсионного возраста, которую пустили под нож за минуту до естественной смерти, название слишком вызывающее. К тому же, картофель фри абсолютно не подходил к курятине… тут были бы хороши цуккини… и непонятно, зачем его пригласили в ресторан именно сегодня… шумиха отвлекает от вдумчивого приема пищи… хотя… та птичка на сцене устроила бы его больше «Недоросля». Однозначно.

Длинноногая модель, прикрытая лишь небольшим кусочком шелка, вскрыла очередной конверт.

- Поощрительная премия в номинации "Золотой гламур" вручается… Андрею Жданову! Как самому мужественному представителю модной индустрии!

Катерина быстренько распрощалась с папой и недовольно уставилась на сцену. Разве можно быть таким клоуном! Раскланивается, будто Нобелевскую премию получил. И зачем целовать эту пошлую девицу? Три тонны макияжа, а вместо платья – нижнее белье… Катя внимательно прищурилась и покраснела. Господи! Нет там никакого белья! Кошмар!
Надо быть такой дурой! Забросить дела, чтобы полвечера любоваться, как Жданов тискает стриптизершу. Впрочем, ей абсолютно все равно.
Фенечка? Как ты там, моя девочка? Съела сухарик?
Катя демонстративно повернулась к сцене спиной, заглянула в сумочку и с ужасом обнаружила, что Феньки на месте нет.
Внутренне холодея, девушка приготовилась к худшему.

И худшее не замедлило начаться.

Уцепившись за штанину ничего не подозревающего потребителя картошки, Фенечка ловко вскарабкалась наверх, перебралась с брюк на пиджак, прошмыгнула по рукаву и уже практически достигла вожделенного блюда, когда несознательный гражданин заметил, что на гарнир появился еще один претендент. Такое положение вещей в корне не устроило жмота и, огласив приличное заведение совершенно неприличным воплем, он взмахнул рукой, отправив крысенка в беспосадочный перелет «рукав – на кого Бог пошлет»,

Насладиться чувством невесомости Феньке не удалось. Выяснилось, что летать она панически боится. Не желая глупо погибать во цвете лет, крыска спикировала на голову гражданину, расточающему комплименты залу. Шевелюра гражданина благополучно самортизировала падение, Фенечка принюхалась – запах был какой-то знакомый – и успокоилась. Поняв, что сиюминутная гибель ей не грозит, путешественница попыталась осмотреться в поисках любимой хозяйки.

Раздался дикий визг, перемежаемый руганью. Визжала ведущая, ругался Андрей Павлович Жданов. Костеря «пафосную столовку», кишащую грызунами, он тщетно пытался выдрать упирающуюся Фенечку из собственных волос. Фенька, не желая терять удобный обзорный пункт, цапнула привереду за палец.

«Воспитанные люди не употребляют идиоматических выражений в общественных местах», - с негодованием подумала Катя.
Впрочем, о ком это она?
Задавив принципы на корню, девушка рванула спасать беглянку.

Журналисты выудили фотоаппараты и лихорадочно отщелкивали один кадр за другим.

Подскочив к Жданову, который, без сомнений, собирался удушить бедного крысенка, Катя чудом успела выхватить питомицу из рук изверга.

- Немедленно отдайте животное!

Андрей уставился на девушку, будто получил неожиданный хук слева.

- Выыыы???? Что вы себе позволяете? Мало того, что ежедневно измываетесь надо мной на работе, теперь решили отравлять мне вечера!
- Не воображайте! Ничего я не отравляла! Иди сюда, малышка.
- А зачем вы науськали на меня своего бешеного грызуна?
- Сами вы бешенный. Из-за малейшей ерунды устраиваете скандалы.
- Эта тварь меня укусила!
- Бедняжка! Надеюсь, она не заразится.
- Как вы вообще сюда попали? Вы за мной следите?
- Прекратите истерику, - у Кати задрожал голос, - это досадное недоразумение.
- Почему в последнее время все недоразумения в моей жизни случаются из-за вас?

Люди за столиками хохотали, Малиновский ржал, прикрывшись салфеткой, и украдкой показывал Кате большой палец, его спутницы аплодировали, а фотоаппараты щелкали, как заведенные.

Крепко прижав Фенечку к груди, девушка, сгорая со стыда, побежала к выходу, попав по дороге в лапы разъяренного Зорькина.

- Пушкарева, ты специально решила испортить мне вечер? Сказала бы, что не хочешь идти, я бы и не настаивал. Ты зачем крысу притащила?
- Коль, прости, Коленька… Я не думала, что так получится. Мама отказалась с Фенечкой оставаться, пока она без клетки… Коля, я не нарочно… - и Катя наконец-то разревелась.
- Нечего сырость разводить. Пойдем, - Зорькин потащил ее в сторону подсобных помещений.
- Кудаааа? Коль, я домой поеду, я есть не хочуууууу…
- А кто говорит о еде? Придется тебе с моим шефом объясниться. Ты хоть понимаешь, что из всех посетителей твоя террористка выбрала именно Суркова?
- Ой, критика?..
- Именно. Сейчас он скандалит у Михаила в кабинете. И можешь быть уверена – после того, как завтра в газетах напишут, что по «Приюту комедиантов» свободно гоняют летающие крысы-мутанты, мы можем забыть о том, что был такой ресторан. Так что иди и делай что хочешь, но Суркова успокой.
- Я?!
- Пушкарева, ты совсем одичала в своем «Зималетто»? Не позорься, вытри нос и топай за мной. Иначе, я за себя не ручаюсь.

Под конвоем грозного Зорькина, Катя подошла к двери, из-за которой слышались громкие разраженные голоса, сделала глубокий вдох и шагнула на Голгофу.

Рассерженный Сурков нависал над хозяином ресторана – молодым смущенным парнем.

- По-моему, уважаемый, вы несколько перестарались в стремлении разнообразить меню! Или вы получаете удовольствие, наблюдая, как по залу разгуливает армия грызунов? Если действо задумывалось, как комический трюк, смею заверить – шутка не удалась. Так и вижу заголовок своей статьи: «Репортаж из зоопарка». Или вам больше понравится вариант: «Приют комедиантов» - крысиный заповедник»?
- Это недоразумение, – молодой человек развел руками. – Недавно нас проверяла санэпидстанция. Все было в порядке…
- Тогда чем вы объясните появление в моей тарелке усатой гадости? «Крыса с картофелем по-домашнему»? Такого блюда в меню не значилось!

Катя собралась с духом и вмешалась в беседу.

- Простите…

Молодой человек устало улыбнулся.

- Девушка, вы тоже пострадали от грызунов? Подождите минуточку…
- Нет, что вы, как раз… наоборот… - от смущения Катя готова была провалиться сквозь землю, но, чувствуя себя единственно виноватой, тихо продолжила. – Это мой крысенок.
- Ваш?! – критик резко повернулся. – Барышня, а не кажется ли вам, что брать с собой в ресторан крысу – несколько экстравагантно?
- Я готова возместить ущерб, - твердо проговорила девушка, старательно выбрасывая из головы мысль о возможной сумме компенсации. – Фенечка совсем маленькая, я не могу оставлять ее одну. У нее тонкая душевная организация, как и у всякого породистого животного.
- Что вы несете! – возмутился критик. - Породистыми могут быть лошади, коты, собаки. Но породистая крыса – это нонсенс.
- Фенечка… она… - Катя с ужасом осознала, что повторяет бредовые слова Малиновского. – … она… шиншиллоид… синебрюхий… непальский… на всю Москву единственный экземпляр…

Мужчины с недоумением уставились на девушку. Воцарившуюся тишину нарушало недовольное попискивание Феньки, замурованной в сумке.

- Фенечка любит картофель. Я на секунду отвлеклась и не заметила, как она сбежала. Это получилось не намеренно, честное слово.

В подтверждение Катиных слов, из сумки высунулась любопытная мордочка: Фенька отчаянно рвалась на волю.

- Ну что с вами делать? – критик шумно вздохнул. – Даже не знаю. Настроение испорчено, аппетит пропал…
- Надеюсь, мы сможем компенсировать вам стресс. Предлагаю аперитив. После чего вам принесут любое блюдо по вашему усмотрению. Прошу… - Михаил вышел из-за стола.

Критик потихоньку успокаивался, забыл о крысе и начал разговор на сугубо профессиональные темы. Катя попятилась к двери, но была остановлена ресторатором.

- Задержитесь, пожалуйста. Мы не договорили…

Оставшись одна, девушка с любопытством огляделась. Обстановка скромная. Видно хозяин помещения - не сторонник излишеств. Единственной деталью, вносящей некоторое оживление в убранство кабинета, была роскошная пальма, зеленеющая в здоровенной кадке. На белоснежной стене горделиво расположились профессиональные сертификаты числом две штуки, на столе рядом с компьютером стояла фотография толстого усатого мужика в смешном поварском колпаке. Кто это? Знаменитый кулинар?

Ресторатор не торопился. Скорее всего, критик до сих пор находился под впечатлением от встречи фальшивым шиншиллоидом и нуждался в повышенном внимании.
Когда за дверью послышались шаги, Катя вздохнула с облегчением: сейчас она еще раз попросить прощения и вежливо откланяется. А если Кольке позарез нужно будет задержаться в этом вертепе еще на какое-то время, уедет самостоятельно.

- Простите, что заставил ждать. Меня отвлек Николай Антонович. Ваш…
- Друг.
- Ваш друг принял случившееся слишком близко к сердцу, - улыбнулся Михаил, – и так разнервничался, что пришлось его успокаивать.

Колька – настоящий товарищ. Верный и надежный. Обязательно надо будет перед ним извиниться.

- Не сердитесь на Колю, это я во всем виновата. Он не знал, что я возьму с собой Фенечку. Это получилось случайно.
- Собственно говоря… именно это он мне и объяснил. Но я в любом случае не сержусь. Инцидент исчерпан, критик накормлен, гости довольны. Мы с самого начала хотели, чтобы «Приют комедианта» был таким… немного…
- Ненормальным?
- Эксцентричным. И эта история сыграет нам на руку. Реклама – двигатель не только торговли.

Катя встала. Гадский гад Зорькин даже не думал за нее заступаться? Себя выгораживал? Да уж, настоящий друг, ничего не скажешь…
Раз так - извинения отменяются.
Квиты.

- Тогда я пойду. У вас и без меня много дел, презентация, гости…
- Все, что нужно, я уже закончил. Мы можем выпить по чашечке кофе, и вы расскажете мне, что за экзотический зверь посетил сегодня мое скромное заведение.

Через десять минут Катя с Михаилом непринужденно болтали. Хозяин ресторана оказался милым собеседником, ненавязчивым и спокойным. Он с интересом выслушал Катину историю о синем крысенке, попутно поделившись небогатым опытом общения с грызунами, в основном – негативным.

В кабинет заглянул взъерошенный Зорькин.

- Михаил Алексеевич, я по поводу… Пушкарева, ты еще здесь? Тебя арестовали?
- Мы с Катей пьем кофе и разговариваем о крысятах. Все в порядке.
- Катерина… тут… такое дело… Сурков визитку передал. Хочет приобрести потомство от твоего шиншиллоида. Волнуется, долго ли ждать. Так я пообещал, что мы его вне очереди отоварим. По блату и со скидкой.

Зорькин важно кивнул и исчез, напомнив, что будет ждать Катерину у входа.

Михаил улыбнулся.

- Господин Зорькин – истинный финансист. Иногда я даже побаиваюсь его предприимчивости. При этом, каждый счет на оплату он воспринимает как личное оскорбление. Экономия необходима, однако после того, как он чуть не убил меня молотком, вешая репродукции, я немного пересмотрел свои взгляды на этот вопрос.
- Так Кандинский в фойе - его работа? Вот почему картина висит боком.
- Понимаете, - Михаил смущенно развел руками, – я не силен в живописи, а Николай Антонович был так убедителен, что я не стал спорить.
- Да, с Колькой лучше не спорить. Особенно, если у него в руках молоток… Что ж, всего хорошего.
- Заходите в любое время. Только… одна просьба: если надумаете прийти сюда с Фенечкой, сообщите заранее. Чтобы я успел приготовить для нее порцию картошки.

Распрощавшись с милым молодым человеком, Катя поспешила к Зорькину. А ведь Колька оказался прав. Этот ресторатор действительно симпатичный. И самое главное - блондин. Хватит с нее брюнетов.

Отбиваясь от ехидных насмешек Малиновского, Андрей пробирался к выходу, запрещая себе думать о том, какие фотографии появятся в завтрашних газетах. Поощрительную гадость в номинации «Золотой гламур» он оставил благодарному официанту.
Интересно, крысиную террористку уже арестовали? За такую выходку штрафом она не отделается, это тянет на пятнадцать суток, не меньше.
Вот! Хоть какое-то счастье в беспросветном мраке сегодняшнего дня. Ради того, чтобы две недели не видеть ужасную девицу, можно перетерпеть и еще одну атаку грызунов…

Черт!

Они столкнулись нос к носу.
Катя испуганно вздрогнула, поплотнее прижала к себе сумочку и быстро схватила Зорькина под руку.

Жданов проводил мымру ненавидящим взглядом.
Все-таки нет в жизни справедливости.

Хмм…. Что за урод вокруг нее вертится?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 61 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru