СЕРИАЛОМАНИЯ

Все про сериалы и околосериальные разговоры.
Текущее время: 29-03, 22:13, 2020

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:25, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Название: Место встречи изменить нельзя
Рейтинг: R
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: Драмеди


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:26, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
1.

САЙТ ЗНАКОМСТВ КУПИДОША.RU

Здравствуйте! Добро пожаловать в службу знакомств КУПИДОША!

Десятки тысяч девушек и молодых людей, желающих обрести друг друга, разместили свои анкеты и фотографии на нашем сайте знакомств. Многие из них уже нашли свое счастье. Мы рады видеть и Вас.
А также у нас вы найдете: гороскопы, психологические тесты, диеты, организация свадеб, тексты поздравлений, сценарии праздников, кальяны оптом, фотограф на праздник и не только, видеосъемка для вас, венки, гробы, памятники, тамада, квартиры в новостройках.


НИК «Казанова». Выдержки из «анкеты».

Самое поразительное открытие в Вашей жизни: Женщины.
Что для вас значит романтика и важна ли она: Цветы и все такое…
Какие качества Вы цените в людях: Доверие.
Есть ли Вам, чем гордиться в жизни: Я так много достиг, что не знаю, чем и гордиться.
Какую цель Вы ставите сейчас перед собой: Очень хочу найти девушку, которая согласилась бы на интим. Страстную, бурную ночь. С продолжением интимных отношений, вплоть до женитьбы.
Где Вы мечтаете жить: Я не мечтаю, я там живу.
Что для Вас одиночество: Редкая возможность отдохнуть от повседневной суеты.
Хотите ли вы иметь детей? Не сегодня. Сейчас и вплоть до следующего месяца я занят. Очень плотный график, знаете ли.
Ваше любимое занятие: Смотреть на океан с верхней палубы своей яхты.
Ваше главное достоинство: Так много, что затрудняюсь с выбором.
Ваш главный недостаток: Нехватка времени. Вот опять некогда позагорать на Багамах, нужда зовет в Канны.
Какие качества Вы цените в мужчинах? Напор.
Какие качества Вы цените в женщинах? Внешность.
Что Вы больше всего ненавидите: Деньги. У меня их столько, что я начал сомневаться в искренности чувств окружающих.
Вы оптимист или пессимист? Максималист и идеалист.
Что для Вас главное в работе: Чтобы работа не мешала жизни.
Что Вас раздражает в телевизоре: У меня его нет.
Есть ли у Вас девиз или лозунг: Видеть цель, верить в себя, не замечать препятствий!


Ник «Дюймовочка». Выдержки из «анкеты».


Самое поразительное открытие в Вашей жизни: Настаиваю на первенство в открытии точки G, за которую меня ненавидят все мужчины.
Что для вас значит романтика и важна ли она: Ах, я такая романтичная!
Какие качества Вы цените в людях: А что кроме меня есть еще люди? Фантастика!!!
Что Вы могли бы простить другим и себе: Любвеобильность.
Есть ли Вам, чем гордиться в жизни: Вы будете шокированы.
Какую цель Вы ставите сейчас перед собой: Дописать анкету, чтобы не застукала секретарша.
Где Вы мечтаете жить: Как ни странно, в доме. На улице зимой холодно
Чем бы Вы хотели заниматься: Ничем, и чтоб за это не хреново платили
Как вы относитесь к людям нетрадиционной ориентации: Ахтунг! я к ним не отношусь.
Что для Вас одиночество: Фантастика.
Хотите ли вы иметь детей? Больше нравится сам процесс.
Ваше любимое занятие: см. предыдущий пункт.
Ваше главное достоинство: Покраснела.
Какие качества Вы цените в мужчинах? Чувство юмора.
Какие качества Вы цените в женщинах? епрст. Внешность. У меня нет встроенного сканера по ай-кью.
Что Вы больше всего ненавидите: Гаишников и админа, который придумал эту анкету.
Вы оптимист или пессимист? Реалист.
Что в Вашем понимании "приключение": Опасность - моё второе имя
Что Вас раздражает в телевизоре: Эти бесчисленные фильмы которые мешают смотреть рекламу, Аншлаг и Ксюшу Собчак
Есть ли у Вас девиз или лозунг: Делай, что делается - сбудется, что суждено.

Чат.

<Крокозяблик> Дюймовочка! Айда на охоту! Мне 49 лет, но я молод душой и всем остальным.
<Казанова> Привет, незнакомка с очаровательным псевдонимом! Очень устал, играя на бирже, случайно зашел на сайт знакомств и увидел твое фото. Забавно, на каж-дой из твоих фотографий ты совершенно разная... Если не секрет, как тебя зовут?
<Дюймовочка> Пока просто Дюймовочка. Обожаю притворство.
<Казанова> Я понял, кого мне не хватало все это время. Мы встретимся?
<Дюймовочка> Такой напор меня смущает… Возможно… если мы пообщаемся подольше…
<Казанова> Я чувствую, ты – мой идеал. Не могла бы ты разместить свои фотографии не только со спины?
<Дюймовочка> Позже… возможно я тебе вышлю тринадцать своих фото – все ню.
<Крокозяблик> А другие что – не люди? Шли и мне – до кучи.
<Лось> Проблемы у меня. TCP-IP не стоит!
<Крокозяблик> А если Виагрой?
<Алла Борисовна> Совсем плохо в России с мужиками. Одна половина пьет, вторая – сидит за компами. И то, и другое ведет к импотенции.
<Лось> Рубинович как здоровье? Не дождётесь (с)
<Дюймовочка> Тем у кого не стоит даже TCP-IP убедительная просьба – не обращаться.
<Лось> Ну откуда у Вас столь завышенные требования???
<Казанова> Дюймовочка. Жду.
<Дюймовочка> Не знаю… я еще не готова… боюсь тебя разочаровать…
<Казанова> Завтра из страны улетает одно засекреченное лицо, прикрытием которого я занимался последние три месяца, и мы наконец-то сможем увидеться и быть вместе... и уже никогда не расставаться…
<Дюймовочка> Это всё очень серьёзно... и так неожиданно…
<Казанова> Милая, поверь, при встрече тебя ждет масса неожиданностей. Очень приятных неожиданностей…
<Дюймовочка> Ты меня заинтриговал. Я готова рискнуть… главное, что бы никто кроме нас двоих об этом не узнал..
<Казанова> Ради тебя я готов на все. Что я должен сделать?
<Дюймовочка> Сегодня вечером оденься попроще, повяжи на рукав черный платок и приходи на площадь трех вокзалов… Я буду ждать под семнадцатым столбом, на мне будет черный плащ и кеды "Адидас"... (это чтобы не привлекать повышенного внимания) и мы, наконец-то, сольемся в долгом, продолжительном, изумитель-ном поцелуе... и тут же, серьезно законспирировавшись, разойдемся в разные стороны, и встретимся через два дня… О месте я сообщу тебе заранее, голуби-ной спамерской почтой, либо через засекреченный телетайп... до встречи милый...
<Лось> Буду.
<Дюймовочка> Люблю животных.

На разных концах Москвы двое людей оторвались от экранов мониторов. Происходящее каждый из них оценивал по-своему. Кто-то, насвистывая арию герцога из оперы Риголетто, довольно решил, что окончившийся трудовой день, прошел не зря, и, похвалив себя любимого, с чувством выполнено-го долга отправился покорять ночной город. Кто-то, наоборот, остался в сети, и в надежде на скорые перемены в своей серой безрадостной одинокой жизни еще долго лазил по интернету. Впрочем, этого кого-то не покидало чувство, что недостающая половинка уже нашлась, еще немного терпения и фор-туна наконец-то постучится в забытые богом двери. Первый шаг уже сделан.


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 00:43, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:28, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
2.

- Этого и следовало ожидать!!!! – могучий ор разносился по опустевшему зданию «Зималетто», беспрепятственно проникая всюду - от подвала до крыши.
По причине позднего времени, большая часть сотрудников была лишена возможности насладиться происходящим. Так что сомнительное удовольствие от наблюдения президентской истерики выпало на долю двоих несчастных, присутствующих в кабинете. Андрею Павловичу Жданову зрители совер-шенно не мешали. Более того, он не смог бы прекратить орать, даже если бы его об этом попросили. Причина для такого неконтролируемого взрыва эмоций была очень даже веская. Новая коллекция, по-хоже, с треском провалилась, и не стоило обращаться к гадалке, чтобы понять, что в будущем компа-нию «Зималетто» ждут неприятности. Весь вечер Жданов чувствовал себя в роли главного героя, заг-нанного в ловушку преступниками. Причем мысль, что в провале коллекции есть доля его вины, об-легчения не приносила. Ну не думал же он, в самом деле, что избалованные представители зарубеж-ных торговых фирм с радостью бросятся закупать по бешеным ценам платьица и кофточки, сшитые из стопроцентной синтетики? Хотя модели были очень славными, в классическом соотношении «це-на-качество» значительно перевешивала цена. Падая в пропасть, больше всего хотелось зажмуриться, но у Жданова хватило сил выслушать вежливый отказ буржуйского фирмача, не захотевшего заклю-чить контракт. Он стоически хранил спокойствие, когда утешал бьющегося в истерике модельера. Он даже ни разу не нагрубил невесте, устроившей дежурный скандал, смысл которого сводился в основ-ном к тому, что прав был Сашка, отговаривая ее связывать свою жизнь с идиотом, у которого на уме одни модельки. Жданов тоже мог бы многое сказать о Сашке, но промолчал, до дна испив горькую чашу унижений. Вместо того, чтобы с высунутым языком бегать за модельками, кричала Кира, мож-но было бы уделять больше времени работе и советоваться с разумными людьми, с ней, например… ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ БЕГАТЬ ЗА МОДЕЛЬКАМИ!!!!!
Но зато потом…
Потом они с Малиновским вернулись в «Зималетто». И вот там-то, в родном президентском каби-нете, у Жданова наконец сдали нервы. Он начал орать буквально с порога и не останавливался вот уже целых двадцать пять минут. Андрей Павлович кричал о тупых западных капиталистах, которым плевать на трудности российских фирм; о катастрофической нехватке денег, вызванной ненормаль-ной дороговизной импортного оборудования, цены на которое бессовестно взвинчены жадными за-падными капиталистами, готовыми удавиться за копейку; о бессердечных банкирах, дерущих заоб-лачные проценты с представителей отечественного бизнеса, вбухавших все свои и чужие деньги в по-купку дорогущего западного оборудования, которое, к сожалению, совершенно необходимо, чтобы выпускать качественную продукцию, которая не может быть качественной, если она пошита из мерз-ких синтетических тканей, потому что на нормальные ткани уже не остается денег… Попутно доста-лось отечественным производителям, не способным выпускать нормальное оборудование, а также за-падным покупателям, не желающим носить синтетику. В глубине души Андрей прекрасно понимал западных покупателей, поэтому орал все громче и громче, вероятно надеясь таким образом заглушить внутренний голос.
Роман Малиновский, верный друг Жданова и вице-президент компании «Зималетто», сидел, разва-лясь в кресле, и с любопытством наблюдал за президентскими маневрами. Он молчал, по опыту зная, что Жданову нужно дать возможность выпустить пар, потому что сейчас он все равно не станет нико-го слушать. Наконец удобный момент настал. Наматывая очередной круг по кабинету, Жданов спотк-нулся о вытянутые конечности Малиновского и рухнул в соседнее кресло. От неожиданности он за-молчал, после чего произнес почти спокойным голосом:
- Я так и знал!
- Раз ты все знал, чему ты удивляешься? И орать так зачем? Подумал бы лучше, как использовать твои способности в мирных целях! – Малиновский пытался шутить. – Ну, хочешь, давай откроем бю-ро прогнозов. Я бы тебе клиентов подгонял, может быстрее бы с долгами расплатились…
- Шутишь, Малиновский? – Жданов постепенно повышал голос. – Шутишь, да? Тебе весело, да? Посмотрю я, как ты повеселишься, когда нас попрут отсюда! Когда нас с треском попрут! Хотя ко-нечно, на что ты еще способен кроме дурацких шуточек! Клоун!!!
И, поскольку Малиновский молчал, больше не рискуя вступать в беседу, пылающий президентс-кий взор немедленно нашел себе другую жертву.
В кресле, возле президентского стола, сидела молоденькая девушка. За все это время она не проро-нила ни слова, непроизвольно вздрагивая от наиболее громких воплей. Ей было неуютно и очень хо-телось сбежать, но, поскольку она была на работе, приходилось терпеть и ждать, когда начальство за-кончит свою истерику. Катя Пушкарева работала в «Зималетто» не первый месяц, но свидетелем по-добного скандала была впервые. Она уже собиралась домой, когда Андрей Павлович Жданов позво-нил ей и тоном, не терпящим возражений, попросил обязательно дождаться их с показа, чтобы обсу-дить создавшуюся ситуацию. Пока что конструктивного диалога не получалось…
- А вы, Катя, почему молчите? Вы ничего не хотите сказать? – ядовитый тон, которым Жданов произнес эту фразу, не сулил ничего хорошего.
- Может не стоит так … огорчаться, Андрей Павлович? В конце концов, когда мы составляли биз-нес-план, мы предусматривали подобный вариант развития событий, и…
Жданов вскочил.
- Конечно, как же я забыл! Бизнес-план! Замечательный план, исходя из которого, мы приняли Ге-ниальное решение экономить на тканях! А теперь скажите мне, Катя, как мы будем продавать эти синтетические шедевры? Если я не ошибаюсь, идея с тканями была ваша?
- Я говорила, что это рискованно… - глаза девушки медленно наполнялись слезами, но Жданов ни-чего не замечал. Окрыленный возможностью обвинить в сегодняшнем фиаско кого-то еще, он совер-шенно перестал сдерживаться.
- Вы понимаете, Катя, что сейчас мы попали в такую ситуацию и по вашей милости? В конце кон-цов, вы же женщина, вы должны были предвидеть, что вещи из таких тканей никто не захочет поку-пать, по крайней мере, по устраивающей нас цене? Хотя… - взгляд президента скользнул по скуко-жившейся в кресле фигурке помощницы, одетой в серую кофточку и бесформенную юбку, – хотя, ко-му я это говорю?! Чего можно ждать от человека, который абсолютно не разбирается в моде? Так что теперь, уважаемая Катерина Валерьевна, потрудитесь хотя бы подсчитать убытки, которые мы поне-сем в результате вашего непродуманного решения! До того, как я вас уволю!
Девушка не выдержала. Тихим, дрожащим от сдерживаемых слез голосом она ответила:
- У вас, Андрей Павлович, тоже кажется есть степень МВА. И я думаю, вы и сами смогли бы про-извести необходимые расчеты. Хотя… - она подняла взгляд на застывшего над ней Жданова, - хотя кому я это говорю? – Эту фразу она произнесла совсем тихо, почти шепотом, а потом продолжила уже чуть громче: - Но ведь вы, в отличие от меня, прекрасно разбираетесь в моде… и в тканях… и в моделях… Почему же вы не указали мне на эту ошибку, когда принимали мой бизнес-план?

Не ожидавший отпора, Жданов замолчал, уставившись на помощницу таким взглядом, как если бы с ним вдруг заговорил его президентский стол. Замешательство длилось недолго. Андрей уже набрал воздуха для следующего вопля, когда Малиновский вскочил с кресла и попытался погасить скандал.
- Андрей, успокойся! На следующей стадии болезни тебя может охватить мания убийства, а нам еще вместе работать, между прочим.
- А ты вообще молчи, миротворец!
- Но если честно, Катя права. Ты ведь разбираешься в тканях и в моделях… Особенно в моделях! – Малиновский хохотнул. – Хотя наши модели хороши и так. Без всяких там тканей, правда, Андрюша?
- И ты туда же? А не пошли бы вы все… Катя, вы куда собрались?! Я еще не закончил!
- Если я правильно поняла вас, Андрей Павлович, вы меня увольняете? Тогда я иду писать заявле-ние…
- Убегаете? Как крыса с тонущего корабля? Наворотили дел, а разгребать мне? Ну уж, нет, Катери-на Валерьевна. Никуда я вас не отпущу. В конце концов, нужно же нам как-то выбираться из этого… этого… из этой истории!
- В таком случае, Андрей Павлович, я хотела бы пойти домой. Мой рабочий день закончился четы-ре часа назад, и я не обязана выслушивать от вас оскорбления в свое личное время. Если хотите, вы можете высказать мне все претензии завтра в девять утра. – Катя понимала, что говорит с начальни-ком в недопустимом тоне, но смолчать просто не смогла. Из последних сил напоминая себе о субор-динации, она быстро прошла в свою каморку, чтобы взять пальто.
Мужчины застыли, озадаченно глядя друг на друга. Первым заговорил Малиновский.
- Ну, что ты… в самом деле… Нельзя же так с маленькой девочкой…
- Она первая начала… - тоном обиженного ребенка протянул Жданов. – Смолчала бы и все!
- Но ты ведь сам ей вопрос задал. Она и ответила.
- И все равно, Малиновский, все бабы – дуры. Даже самые умные!
Именно на этой фразе дверь каморки приоткрылась, и Катя направилась к выходу из кабинета, пы-таясь сделать вид, что она ничего не слышала.
- До свидания, Катенька! – Малиновский старался быть джентльменом.
- До свидания, Роман Дмитриевич!
Катя выскочила из кабинета, громко хлопнув дверью. И уже возле лифта все-таки пробормотала: «Сам дурак!»
- Заметь, со мной она не попрощалась. В конце концов, на кого она работает? На тебя или на меня? Уволю к чертовой матери!
- Знаешь, Жданов, - миролюбиво перебил его Малиновский, вытаскивая из сейфа бутылку виски. – Не хочу тебе мешать биться в припадке, но давай немного расслабимся. Не все потеряно. У Ромы Ма-линовского всегда в кармане спрятан козырный туз.
- Самое время его достать, - В данный момент Андрею был нужен не глоток виски, а глоток свеже-го воздуха, но он проявил силу воли, опрокинул стакан и откинулся на спинку комфортного прези-дентского кресла.– Нам сейчас может помочь только чудо. Возможно, именно оно у тебя там и зава-лялось.
- О делах завтра поговорим. Жданов, ты не умеешь релаксировать, сейчас я тебя научу. Слышал когда-нибудь такое слово: «интернет»?
Малиновский второй раз плеснул в бокалы виски, лениво потянулся и включил компьютер.
- Интер… что? – рассмеялся Жданов. – Опять ты со своими глупостями. Предлагаешь посетить порносайты? Я уже не в том возрасте. К тому же сегодня меня уже отымели все желающие.
- Не истери. Нравственность крепнет, когда дряхлеет плоть. Предлагаю всего один сайтик… сей-час… момент… вот – прошу любить и жаловать - «Купидоша.ру».
Жданов обалдело уставился на Малиновского. Ему не хотелось убивать друга, но другого способа избавиться от него он не видел. Рома Малиновский был непредсказуем, как… женщина за рулем. По-казывая поворот направо, он, в основном, ездил налево. А перестраивался он, вообще без предупреж-дения, не показывая поворота. Никогда нельзя было предугадать, что он выкинет в следующий раз.
- Издеваешься, да? Мало мне Киры…
- Кира – это Кира. Считай, что подобное испытание посылается тебе ради какой-нибудь благой це-ли. Без сомнения, оно возвысит тебя духовно.
- Спасибо, Малиновский. Я уже рыдаю от счастья.
- Сейчас ты зарыдаешь еще громче. Вот, почитай.

Чат

<Казанова> Я так и не дождался обещанного свидания. Что случилось, милая Дюймовочка?
<Дюймовочка> Ах, прости… занималась собой: обычные женские слабости.
<Казанова> Я считаю мгновения до нашей встречи. Уже начал отсчет… Это будет основным моим занятием! И знай, по первому же твоему зову я у твоих прелестных ножек…
<Дюймовочка> Обещаю сделать эпиляцию. А знаешь, мне нравится твоя настойчивость. Это очень возбуждает…
<Казанова> Ты еще не знакома со мной в реальной жизни! Надеюсь вскоре ликвидировать это досадное недоразумение. Жду!

- Ты думаешь это смешно? Под тупым ником выползать на идиотские сайты и морочить головы всяким дурочкам-дюймовочкам? Мало тебе их в реальной жизни?
- Обижаешь, начальник. Дюймовочка – это как раз я.
- Ты… кто? Ты сейчас что-то сказал или мне послышалось, а, Малиновский?
- А почему бы не поразвлечься? Давай уважать свободу и неприкосновенность личной жизни. Кстати, все твои беды, Палыч, произрастают от того, что ты не живешь в ногу с цивилизаций. Скажи спасибо, что у тебя есть я – луч, так сказать, света на сумрачном небе твоего убогого существования.
- Не хочешь ради разнообразия осветить своим присутствием производство? Я смотрю, тебе нечем заняться?
- Ну ладно, оставь угрозы. Подумаешь… Ну, не совладал я с любопытством - поборол природную стыдливость и залез на сайт знакомств. А знаешь, что радует? Там все сразу указывают свои намере-ния. Подробности об озабоченных подростках, атакующих новичков неприличными предложениями, лучше опущу.
- Ищешь приключений?...
- Между прочим, скажу без ложной скромности, потенциальных претендентов на мое сердце очень даже много.
- Озабоченные подростки, да, Малиновский?
- Ну, не без этого. Все хотят Дюймовочку.
- Ошибаешься, Малиновский. Я не хочу Дюймовочку. И сайта твоего дурацкого мне не надо.
- Ты вообще ничего не хочешь в последнее время. Жданов, ты болен, это я тебе как психиатр-лю-битель говорю.
- Вот что, психопат-любитель, оставь меня в покое!
- Оставлю, если прекратишь ныть и поддержишь меня в моем смелом начинании. Включай мозги и марш на сайт.
- Малиновский, какого черта ты ко мне прилип? Какие сайты?
- Хорошие сайты. Полезные. Сам развеешься и мне подыграешь. Давай-давай… Ну что, тебе лень анкетку что ли заполнить? Ладно уж, я помогу. Я сегодня добрый, а ты сегодня больной. Подвинься, начинаю спасательную операцию.
- Ох и достал ты меня! Черт с тобой, один раз появлюсь на этом шабаше озабоченных идиотов. Но только один раз!
- Заметано, начальник! – Малиновский отпихнул друга от ноутбука и сосредоточенно защелкал клавишами. Потом вдруг притормозил.
- Что случилось, подлый шантажист? Не знаешь, что писать о моих тайных пристрастиях?
- Тут как раз все просто. Но у меня возникла другая проблема. Нужно выбрать тебе ник. Знаешь, что это такое? Ладно, ладно, не размахивай руками. Предлагай. Это должно быть что-то простое, му-жественное и лаконичное. Характеризующее тебя с наилучшей стороны.
- Вот уж не думал, Малиновский, что ты у нас в душе Дюймовочка, – прыснул Жданов. - Хотя, ес-ли ты имел в виду не душу…
- Речь сейчас о тебе. Что писать?
- Пиши «Очкарик» и отстань.


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 00:46, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:28, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
3.

В детстве Катя очень любила сказки. Сначала - в исполнении папы с мамой, потом сама зачитала томик сказок народов мира практически до дыр. Ей нравились необычные повороты сюжетов, вол-шебные события, прекрасные принцессы и, конечно же, принцы. Куда уж без них. Золушка – самая любимая сказочная героиня, сладко нашептывала на ухо: «будь хорошей, скромной девочкой, много трудись, поменьше думай о мальчиках, и ОН придет». Прискачет на белом коне или прилетит на ков-ре-самолете, решит все проблемы, разгонит злую нечисть, подарит бабушке домик в деревне и орга-низует персональную пенсию, а потом увезет тебя в дальние края, помахивая алыми парусами. Вот так, вкратце. Когда Катя стала постарше, то подсознательно лепила все свои отношения с молодыми людьми по образу и подобию героинь любимых детских сказок. Точно следуя инструкции по обраще-нию с мужчинами, изложенной в «Золушке», она ждала, ждала, ждала до бесконечности, когда же принц проявит инициативу. Только вот принцы почему-то отказывались играть в эту игру. Один раз девушка все же дождалась, но когда инициатива была с грехом пополам проявлена, оказалось, что за сказочного принца Катя по ошибке приняла серенького козлика. Пролив немало слез и с трудом опра-вившись от воплощения сказки в быль, Катя поставила жирный крест на всех принцах сразу. Нет их, принцев. И вообще, поняла она, все мужики – подлецы и сволочи. И ей никто не нужен. Она и одна не пропадет. На худой конец, у нее есть Колька.
Колька обрадовал ее по мобильнику, сказав, что ему срочно требуется помощь. После сегодняшне-го не слишком томного вечера ей и самой требовалась помощь, но в том, что Зорькин пойдет ради нее на преступление и уроет Жданова, Катя сильно сомневалась.
- Чего тебе? – с порога спросила Катя непутевого дружка. - Денег занять? Сколько нужно?
- Нисколько, - отказался Коля, переобуваясь в тапочки. – Лучше покорми.
- Всего-то, - с облегчением вздохнула Катя, - А я уж испугалась.
- Это не все, - пробурчал Коля, запихивая в рот одновременно четыре пирожка. – У меня проблема. Я влюбился.
- Тогда это не твоя проблема, - легкомысленно ответила девушка.
Зорькин влюблялся часто и, как правило, безответно. Возможно, это происходило потому, что предметы своих воздыханий он находил, в основном, на обложках модных глянцевых журналов. Так что поражений на любовном фронте у него было значительно больше, чем побед, которых, если чест-но, до сих пор не было ни одной. К такому положению вещей Зорькин не то чтобы привык, но почти смирился. Однако сейчас, встретив от некогда верной подруги такой равнодушный отклик на крик из-мученной души, Колька моментально обиделся и, плюхнувшись в кресло перед Катиным компьюте-ром, немедленно предался отчаянию, всем своим видом демонстрируя вселенскую скорбь.
- Так в чем проблема? - наконец-то пожалела его подруга. – Девушка тебя не оценила?
- Вполне оценила.
- На тройку с минусом? – не выдержала Катя.
Зорькин показал ей кулак.
- На пять с плюсом.
- Тогда не понимаю… Кто она… откуда… как зовут?…
- Дюймовочка, - с придыханием мечтательно произнес Зорькин и задумался, глядя в монитор.
Душевные муки, в которые ввергли его последующие размышления, вырвали Колю из объятий уютного кресла, и он нервно забегал по комнате. Извилистый путь к себе не был пройден им до конца по причине довольно болезненного столкновения с книжным шкафом. Ушиб заставил мыслителя оч-нуться и, рассеянно схватив первый попавшийся журнал, Зорькин вернулся в кресло – чтобы успоко-ить нервы фотографиями моделей. Хотя в настоящее время мир гламура был для него временно зак-рыт, снимки стройных красавиц пробудили в нем меланхоличный интерес к жизни.
- Я придумал, Пушкарева! Я придумал, как ты мне можешь помочь!
- Вызвать бригаду из психушки? Хотя, конечно, тебе повезло, что ты не влюбился в Дездемону. С Дюймовочкой – только психушка, а с Дездемоной – пришлось бы мотать срок.
- Не ерничай, Пушкарева. Это тебе по барабану, что ты одна, а у меня Святой Валентин на носу, а я - без пары.
- Как, впрочем, и всегда…
- А где знакомиться? В ночные клубы меня почему-то не пускают...
- Еще бы… с твоим фейсом фейс-контроль не пройти.
- …кадрить коллег по работе я не могу ввиду отсутствия работы, а приставать к девушкам в метро - нет уж, уволь. Высиживать в кофейнях чревато ожирением от пирожных и учащенным сердцебие-нием от бесконечных латте – здоровье дороже.
- Да у тебя и денег нет на латте. Тебе одна дорога в библиотеку. – Катя прыснула. – Хотя, за сбор-ником сказок ты мог бы зайти и ко мне, братец-Иванушка.
- Зря смеешься…
- Ты был в библиотеке?
- Ну и что… был… но там девушек почти нет… одни бабушки. Господи, где в наше время прилич-ный молодой человек может познакомиться с порядочной девушкой?
- Наверное, там, где они обитают.
- Правильно! Схватываешь на лету! Хорошенько поразмыслив, я понял, что современные молодые люди обитают в Интернете. Одним словом, остается сеть. Но и тут… Поначалу я загорелся… запол-нил анкету, вставил в нее фотографию… Сейчас покажу, подожди.
- Какую? – Катя взглянула на экран. - Вот эту? Смонтированную в фотошопе? Кто-то знакомый… Коль, у тебя с головой все в порядке? Это же Бред Питт… Только что-то он слишком мускулистый… Коля, а у кого ты украл такое тело?
- У Шварцнеггера… Нравится?
- Коля… ты больной…. На эту чушь никто не клюнет….
- Да что б ты понимала - не клюнет… Ну да… еще как клюют. За неделю на электронную почту пришло почти 300 писем. Примерно двести посланий я удалил, даже не открывая. Мне предложили купить виагру, французский унитаз, базу данных ФСБ и сделать пожертвование на восстановление монархии в России. Примерно тридцать писем приглашали <Казанову>, это мой ник, - правда, очень мужественно? - найти спонсора с их помощью. Оставшиеся несколько посланий были от мужчин. Че-ловек пять возжелали нарядить меня в латекс и интересовались количеством пирсинга на моем теле. Двое сходу спросили, сколько я беру за ночь. Затем пришел вирус, и ящик "накрылся"...
- Очень печальная история. Ящик, говоришь, накрылся? А при чем тут Дюймовочка? Она тебе предлагала виагру? Или французский унитаз?
- Дюймовочку я встретил в чате. Нежная, удивительная и трогательная девочка. И представь себе, влюбилась в меня буквально с первой строчки.
Катя скептически хмыкнула.
- Ты прав… Удивительная девочка. И давно вы познакомились?
- Два дня, восемнадцать часов и тридцать пять минут назад. Вчера мы практически слились в дол-гом, продолжительном, изумительном поцелуе…
- Коля, ты целовал монитор? Это негигиенично!
- Смейся, смейся, Пушкарева! Она пригласила меня на свидание… если хочешь знать! Но, понима-ешь, мы не смогли встретиться. Она была очень огорчена, чуть не плакала. Я ее еле успокоил.
- Коля, ты меня удивляешь. Как можно серьезно относиться к подобным сайтам? Это еще хуже твоей вечной журналомании. А вдруг эта твоя Дюймовочка – старая толстая тетка, которой далеко за сорок? Ты не думал об этом? – Катя смотрела на вдохновенную физиономию приятеля с искренней жалостью.
- Пушкарева, я с тобой спорить не буду. Я просто покажу тебе ее фотографию. И ты сразу пой-мешь, что такие глаза не могут лгать. Подвинься! - Зорькин подсел к компьютеру и через некоторое время подозвал подругу.
- Ну как?
Катя поглядела в монитор.
- Коля, покажи мне пожалуйста, где на этой фотографии ты увидел глаза? Спина вроде бы непло-хая. И прическа тоже ничего. Если это, конечно, та самая Дюймовочка.
- У тебя совершенно не развита фантазия. В этом твоя беда, Пушкарева. Ладно, Фома ты неверую-щая. Внимание, входим в чат. Сейчас ты увидишь, как встречают настоящего мужчину…
И Зорькин немедленно ринулся навстречу с нежной и удивительной, но пока еще виртуальной подружкой. Каково же было его возмущение, когда он увидел, что его без пяти минут возлюбленная самым бессовестным образом болтает с невесть откуда взявшимся типом под мерзким ником «Очка-рик»! Этого Колька стерпеть не мог. Отвесив Дюймовочке несколько весьма изысканных комплимен-тов и не получив в ответ ни единого ласкового слова, он понял, что нужно действовать по-другому. Хитро поглядев на сидящую рядом Катерину, Колька начал воплощать свой коварный план в жизнь.
- Пушкарева, ты мне друг?
- Друг, - вздохнула Катя, предчувствуя неминуемый подвох.
- Согласна ли ты протянуть мне руку помощи? – торопливо продолжал Зорькин, прекрасно пони-мая, что его готовы слушать не больше полутора минут.
Катя устало протянула Зорькину правую руку.
- Ну как, помогло? Я могу пойти поужинать? Или хоть чайку попить…
- И не надоело тебе издеваться? Я ведь совсем о другом тебя прошу.
- О чем же, интересно знать?
- Выйди на сайт и отвлеки этого «Очкарика».
- Чем отвлечь? И зачем тебе это нужно?
- Как зачем, как зачем?! Пускай она поймет, что в этом жестоком мире, где все друг друга преда-ют, она может положиться только на меня! Значит так, сейчас мы регистрируем тебя на этом сайте. Зайдешь разочек, развлечешься, друга спасешь от личной драмы… И вообще, может этот «Очкарик» - твоя судьба?
Катя изумленно смотрела на приятеля, прикидывая, что время уже позднее, и если сейчас вызвать санитаров, то времени выспаться у нее уже не останется. А если учесть, что завтра в девять утра ее скорее всего ждет очередной разнос от истеричного шефа, то пожалуй проще согласиться на просьбу ненормального друга, быстренько поговорить с виртуальным собеседником и спровадить наконец Зорькина домой. В конце концов, у него свой компьютер имеется! Она мужественно подавила зевок.
- Давай, регистрируй, горе мое!
- Пушкарева, я знал, что ты меня поддержишь. За это я даже готов заполнить все анкеты… Фото-графию выкладывать будешь?
- Удачная шутка, Зорькин. И вообще, я делаю это первый и последний раз.
- Кать, ник себе выбери! Ну что-нибудь такое… интригующее…
Ничего интригующего в голову не шло. Больше всего Кате хотелось выгнать Кольку из комнаты, выключить компьютер и улечься спать, даже без чая. Послать к черту печальные мысли о сегодняш-нем вечере и провале синтетической коллекции и, наконец-то забыть, как ее - совершенно заслуженно - назвали дурой…
- Так что, Пушкарева? Какой ник выбираешь?
«О Господи, ник… Как же ты дорог мне, Зорькин!..» Катя отодвинула в сторону страдающего дру-жка, и ее пальцы быстро забегали по клавиатуре.
- Вот так-то, Коленька, - пробормотала она, отправляя анкету. – Вот так-то… потому что надо быть полной дурой, чтобы…
- Что ты там бормочешь, - не понял Зорькин, заглядывая через ее плечо в монитор, и тут же заорал. – Что ты наделала! Ты же все испортила!
- Не нравится? – ехидно спросила Катя с удовольствием глядя в монитор. – Хороший ник. Пусть не интригующий, зато полностью отражает мое сегодняшнее состояние. Ну, с кем тут надо пообщаться?
Так, на сайте знакомств появился новый зарегистрированный пользователь - «Синтетическая ду-ра».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:29, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
4.

Чат.

<Очкарик> Разрешите приземлиться?
<Дюймовочка> Заходите к нам на огонек. Как приятно видеть новое симпатичное лицо в этом болоте!
<Очкарик> Спасибо за теплый прием. Красавица, вы всегда так любезны?
<Дюймовочка> Не могу отказать настоящему мужчине. Не подумай что-нибудь ТАКОГО…
<Очкарик> ТАКОГО? Никогда!
<Дюймовочка> Не зарекайся. Когда я вышлю тебе свои весьма откровенные фотографии…

- Малиновский? Мне пора бояться? Твоих фоток в стиле «ню» я не переживу.
- Не отвлекай меня, я в образе…
- Тогда тебе в моем кабинете ничего не светит. Советую спуститься в мастерскую и обрадовать нашего гения.
- Отдай клавиатуру, пошляк!


Чат

<Казанова> Дюймовочка, сказка моя, я решил не ехать в командировку в Штаты, а провести это время с тобой… Мечтаю увезти тебя на Карибы…
<Дюймовочка> Я, право, не знаю…
<Лось> Выбери меня, выбери меня...
<Казанова> Радость моя, не лишай меня надежды…
<Синтетическая Дура> Казанова, сказки – ложь. Кстати, добрый вечер. Можно поучаствовать в вашем содержательном диалоге?
<Лось> Новенькая, привет! Ваш ник внушает.
<Синтетическая Дура> Не обольщайтесь.
<Лось> А, собссна, пачиму? Может, встретимся? Завтра, у фонтана.
<Синтетическая Дура> Скорее нет, чем да. Вы очень развязны.
<Лось> Я плачу. Да, я несколько раскрепощен. Взволнован обществом прекрасных дам.
<Очкарик> А кого вы ожидали здесь найти?
<Синтетическая Дура> Проще сказать, кого не ожидала. 1) козла 2) алкоголика 3) бабника 4) неудачника 5) слабака и нытика.
<Лось> Мы что – знакомы? И я настолько сломал вам жизнь, что вы ищете полную мне противоположность? :)
<Очкарик> С.Д., По-моему, вы ошиблись адресом.
<Синтетическая Дура> Если честно, я заглянула сюда в надежде поговорить с кем-нибудь о кванто-вой механике.
<Дюймовочка> Извини, подруга, это не ко мне. Пойду я… пожалуй… начерчу парочку фор-мул.
<Казанова> Не уходи… я безутешен. Как же Карибы?
<Очкарик> Очаровательная, куда же вы? Не бросайте меня в одиночестве!
<Дюймовочка> Милый, ты вполне можешь поговорить о квантовой механике. Чао, мой зяблик!
<Очкарик> До встречи, малышка!
<Синтетическая Дура> Представляю, как вы будете разочарованы, если окажется, что Дюймовочка – просто чокнутый бородатый мужик.
<Очкарик> Гммм….почему вы это решили?
<Синтетическая Дура> Я не верю, что на подобных сайтах кто-то всерьез рассчитывает найти свою судьбу.
<Очкарик> Но вы до сих пор здесь?
<Синтетическая Дура> Сама удивляюсь. Оправданием может служить мой ник.
<Очкарик> Но раз уж мы встретились, можно немного поболтать. Или у вас другие планы на остаток вечера?
<Синтетическая Дура> Нет. Меня никто не зовет на Карибы. Вы разбираетесь в квантовой механике?
<Очкарик> Не уверен. Поэтому предлагаю поговорить о чем-нибудь нейтральном. О погоде, о кино…
<Синтетическая Дура> Прекрасная погода, не правда ли? Вам действительно это интересно?
<Очкарик> На вас не угодишь. Как насчет моды?
<Синтетическая Дура> Никак. Эта тема закрыта.
<Очкарик> Сурово! Могу я узнать, почему?
<Синтетическая Дура> В этой отрасли я бесспорный эксперт. Поэтому подобные разговоры беспла-тно не веду. Здесь не время и не место. Еще раз предлагаю непринужденный диалог о квантовой механике…

- Палыч… выключай ящик, домой пора, - зевнул Малиновский.
- Погоди, Дюймовочка, еще минутку. Приляг пока на диван.
- Знаешь, это сродни мазохизму. Мало тебе сегодня синтетики, еще и виртуальную нашел.
- Отвали, малышка.

Когда Катя наконец оторвалась от монитора, часы показывали половину третьего, Зорькин ушел давно, как только понял, что сегодня к компьютеру он не прорвется. Первые полчаса он пытался оторвать подругу от новой забавы, громко возмущаясь и напоминая, что кто-то не собирался тратить свое драгоценное время на пустую болтовню с виртуальным собеседником. После того, как ему не-двусмысленно предложили покинуть помещение и поискать счастья за своим компьютером, Колька понял: интернет-зараза поселилась в этой девственно чистой комнате надолго. Церемонно попрощав-шись и услышав в ответ нетерпеливое мычание, означающее по-видимому «Пока», Зорькин ушел, провожаемый щелканьем клавиатуры.

<Синтетическая Дура> Ой, как поздно! Мне же на работу с утра!
<Очкарик> Вообще-то… мне тоже. Мы встретимся завтра?
<Синтетическая Дура> Завтра? Или уже сегодня?
<Очкарик> Да, вы правы, уже сегодня. Кстати, хотел вас спросить: почему вы выбрали такой странный ник?
<Синтетическая Дура> Роковое стечение обстоятельств. Да и не собиралась я тут надолго задержи-ваться, если честно. Впрочем… «Что значит имя? Роза пахнет розой…»
<Очкарик> «Хоть назови ее, хоть нет…» Не поверите, у меня та же история. Но раз уж мы здесь задержались, скажите, можно обращаться к вам как-нибудь по-другому? Простите, но ваш ник слишком длинный и, по-моему, вы себя недооцениваете. Это я по поводу «дуры». Хотя конечно…
<Синтетическая Дура> Спасибо за комплимент! Это я по поводу вашего последнего предложения… И как же вы собираетесь ко мне обращаться?
<Очкарик> Если позволите, я хотел бы называть вас Синди. Возражений нет?
<Синтетическая Дура> Практически Синдерелла? Даже смешно… я давно не верю в сказки, но пашу, как Золушка.
<Очкарик> До встречи, Золушка!
<Синтетическая Дура> Может быть…

Жданов потер лоб и огляделся. Полтретьего. Ничего себе! Малиновский похрапывал на диванчике. Андрей бесцеремонно растолкал дрыхнущего друга.
- Подъем, Дюймовочка! Пора домой.
Малиновский сладко потянулся, зевнул и посмотрел на часы.
- Ну и силен же ты трепаться, мой зяблик! Зацепил болтливую птичку?
- Ты же видел, Малиновский.
- Погоди… Эта… как ее… Дура что ли? Синтетическая? Ой, только не убеждай меня, что вы гово-рили о квантовой механике.
- Да, вот как раз до механики дело не дошло. Ладно, хорошего понемножку. По домам пора, хоть пару часов поспать перед работой.
Ромка, фыркая, встал, накинул куртку и пошел к выходу.
- И что смешного ты нашел в этот раз?
- Переклинило тебя сегодня на синтетике…


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 00:52, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:30, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Бывают в жизни моменты, когда хочется, чтобы время остановилось, и намек классика на то, что мгновение прекрасно здесь совершенно ни при чем. Просидев полночи за компьютером, Катя совер-шенно не выспалась, а мысль о том, что ей предстоит предстать перед гневными очами Жданова, ко-торый явно вознамерился сделать из нее козла, нет, козу отпущения, бодрости не добавляла. Этим ут-ром, если честно, у Кати вообще были проблемы с бодростью. Проснувшись, она несколько минут за-ставляла себя открыть глаза и посмотреть на часы, втайне надеясь, что может быть еще слишком ра-но, чтобы вставать. Когда же, с превеликим трудом, она все-таки взглянула на циферблат, то поняла, что не просто опаздывает, а опаздывает катастрофически, ужасно, невозможно. С этим нужно было что-то делать… И для начала, надо постараться хотя бы встать с постели. С закрытыми глазами, поч-ти на ощупь, она побрела в ванную, потом, как сомнамбула передвигаясь по квартире, снова посмот-рела на часы… И наконец взбодрилась, потому что увидела, что пятнадцать минут назад ей нужно было стоять на автобусной остановке. В последующие сорок пять секунд Катя оделась, успела про-вести расческой по волосам, поняла, что косички заплетать ей просто некогда, так же как и завтра-кать, порадовалась, что не нужно тратить время на макияж и пулей вылетела из квартиры. Папа был бы доволен – она вполне уложилась в армейский норматив. А что причесаться нормально не успела – никто и не заметит. Катя неслась к остановке наперегонки с автобусом. Если сейчас она не втиснется в раздувшееся транспортное средство, она точно опоздает. Кажется, успела! Толпа внесла девушку в салон. Удобно устроившись возле поручня, Катя не заметила как, убаюканная мерным покачиванием, снова задремала. Разбудило ее резкое торможение адской машины. Потирая ушибленный лоб, девуш-ка посмотрела в окно и увидела, что проспала свою остановку. Здание «Зималетто» осталось позади.
Мама дорогая! Будь проклят Колька, интернет и все сайты знакомств вместе взятые. Чтоб у них рух-нула база данных, чтоб их накрыл какой-нибудь вирус и оформил всем пользователям годовую под-писку на спам! Вот только опоздания ей сегодня и не хватало! Остается только молиться, чтобы про-несло. Она и не рассчитывала, что Жданов запрыгает от радости, увидев ее, но, по крайней мере, он мог бы показать себя мужчиной, если не джентльменом. Когда она влетела в кабинет, на бегу стаски-вая с себя пальто, Жданов, как раз, самозабвенно распекал за опоздание Клочкову с Тропинкиной. Машка, взглянув на Катю, сделала большие глаза и о чем-то попыталась ей просигнализировать взглядом. Заметив еще одну жертву, Андрей подскочил в кресле и хмуро уставился на Катю.
- Добро пожаловать, Екатерина Валерьевна! Каким ветром вас занесло в наши края?
- Извините… я немного опоздала…. транспорт… - чуть слышно пыталась оправдаться девушка, понимая, что разнос неминуем.
Долгое время Жданов молчал, пристально оглядывал Катерину с головы до ног. Потом его прорва-ло и в течение нескольких минут ей не удавалось вставить в его речь ни одного слова.
- Ах транспорт виноват… Вот что я вам скажу, дражайшая Катерина Валерьевна: если у вас нет возможности вовремя приезжать на работу автобусом, можете попробовать ездить на такси! Распус-тились! Бездельники! Боже, с кем приходится работать! Немедленно по местам! И запомните: этого бардака я больше не потерплю. Вы несете полную ответственность за развал работы в фирме. И счи-тайте это последним предупреждением.
- Катя, - на ходу просипела Тропинкина, вслед за Клочковой сматываясь с поля боя, - Ты откуда? Что случилось? У тебя кофточка наизнанку одета…
- Ну, Екатерина Валерьевна! Так и будете стоять, изображая жену Лота? – произнес Жданов, ис-черпав весь запас имеющихся у него угроз и ругательств. – Где смета по следующей коллекции? Где сводный отчет по продажам? Долго мне еще ждать, когда вы составите…..
- Я все подготовила еще вчера… - бормотала Катя, отступая к каморке.
- Я последний раз спрашиваю, - Жданов был явно настроен слышать только себя. - Вы собираетесь сегодня работать, или, как всегда, я должен сделать все за вас?
- Вы попробуйте, может, у вас получится. Хотя вряд ли… – не выдержала Катя, хлопая дверью.
- Отчет! – заорал ей вслед разъяренный президент. – Сейчас же! Немедленно!
Скрывшись в убежище, Катя перевела дух. «Боже, какой позор! Впрочем, ерунда… он даже не за-метил… он и не обращает внимания… какая разница, что надето на калькулятор, главное – чтобы правильно считал…» В спешке она стала расстегивать блузку. Пуговицы не поддавались, удивитель-но, как она вообще смогла застегнуть их с утра. Наконец, верхняя, не выдержав напора, отлетела и закатилась под стол. «Этого еще не хватало! Да что ж за день такой?» Швырнув на стол злополучную блузку, Катя полезла искать пуговицу. Дверь в каморку резко распахнулась, и на пороге возник Жда-нов.
- Сколько вы будете еще копаться, Екатерина Валерьевна? Вы что, издеваетесь? Почему я должен вас ждать? Где вы? С какой стати вы ползаете по полу? Вы ищете там недостающие цифры?
- Я сейчас… – вскочила Катя, больно ударившись головой об стол. – Отчет… вот… Ой!
Увидев на столе папку с отчетом, она схватила ее и попыталась прикрыться.
- Почему вы вламываетесь… вы… - прошептала Катя. От возмущения его хамством и от собствен-ной беспомощности, на глаза вдруг накатили слезы. Не хватало, чтобы она стояла перед ним практи-чески голая и оправдывалась неизвестно за что.
- Я не думал… извините… - остолбенело пробормотал Жданов, пятясь задом и не попадая в дверь. – Я просто хотел забрать смету....
«Господи, ну почему со мной все время все не так? Он когда-нибудь уберется отсюда? Вот влип-ла… хуже не бывает…»
В воздухе повисла неловкая пауза, которую разрядил телефонный звонок. Жданов прекратил мель-тешить около двери и замер. Катя, выругавшись про себя словами, о существовании которых до этого момента она и не подозревала, протянула руку к трубке.
- Коля? Привет! Как раз вовремя… Ничего… Я очень рада, что ты только что проснулся… - Было чертовски неудобно разговаривать по телефону, закрываясь от зависшего столбняке Жданова неболь-шой папочкой. - …Нет, не выспалась… Сам догадайся, почему…. Конечно на работе… Когда?… Да-вай, лучше ты ко мне… Извини, Коля, некогда.
С облегчением вздохнув, Катя положила трубку и гневно уставилась на Жданова.
- Андрей Павлович! Вам предоставить смету немедленно, или вы все же позволите мне одеться?
Наконец-то очнувшись и нащупав дверь, красный, как рак, Жданов скрылся в своем кабинете. «Черт! Как неудобно!» Но последнее слово должно остаться за ним.»
- Если вы закончили приводить в порядок свой гардероб, соблаговолите заняться делом, пожалуйс-та! – проорал он в сторону Катиной двери и уткнулся носом в бумаги. «Вот так! Пусть не забывает, кто здесь начальник!»
Когда, через несколько минут, Катя молча, упорно смотря в сторону, положила перед ним папку с обсчетом следующей коллекции, он, так же, не проронив ни слова, открыл ее и углубился в цифры.
- Что вы мне подсовываете? Бред какой-то! – наконец прорвало Жданова. Он неприязненно уста-вился на девушку. Как она могла вдохновлять какого-то Колю на любовь, было выше его понимания.
- Это не бред, – тихо сказала Катя, изучая конструкцию светильников на потолке.
«Мымра! Нет, конечно… уродиной ее не назовешь… вовсе нет…» Но сейчас он был твердо убеж-ден, что в жизни не встречал более неприятной особы.
- Бред, который необходимо немедленно переделать.
- Интересно, каким образом? – ее взгляд с потолка переместился на окна.
«Грубиянка!»
- Любым. А отчет по продажам? Вы предлагаете мне с этими цифрами выступить на Совете перед акционерами? Я подозревал, что вы меня терпеть не можете, но не знал, что настолько.
- Это реальные цифры продаж. И ничего изменить я не в силах. Если только вы не предлагаете мне скупить вашу коллекцию. «Чтоб ты провалился на этом Совете и не только на нем. Когда ты только успокоишься?»
«Кобра какая-то!»
- Я могу идти, Андрей Павлович?
- Идите. Очевидно, мне проще сделать все самому, чем разжевывать вам.
- Хотелось бы посмотреть на результат. Когда запутаетесь окончательно – обращайтесь, пожалуйс-та.
Получив столь сокрушительный удар, Жданов настолько растерялся, что Катя успела исчезнуть прежде, чем он смог ее уволить. Слегка отдышавшись, Андрей вскочил и начал бездумно слоняться по комнате. Он определенно возненавидел эту ужасную девицу. «И как только ее терпит этот… Коля! Ему можно только посочувствовать…»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:31, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
5.

Андрей Павлович Жданов не относился к тем людям, которые умеют скрывать свои эмоции. На-против, по его лицу легко можно было прочитать, все, что случилось. Поэтому Александр Воропаев, нанесший неожиданный визит президенту Зималетто, по кислой физиономии этого самого президен-та понял, что дела в компании идут именно так плохо, как он и предполагал.
- Здравствуй, Андрюшенька! Кого хороним? Никак твое недолгое президентство?
- Ты как всегда ошибаешься, Сашенька, милый! Чем обязан такому счастью?
- Заскочил выразить соболезнования по поводу провала коллекции и взглянуть на данные по про-дажам. Ты же не будешь спорить, что как акционер, я имею на это право.
- Данные… - Взгляд Жданова в растерянности забегал со стола, на котором лежала открытая папка с отчетом, на Катину каморку и обратно. - Данные…они…
Из каморки внезапно появилась Катя и улыбнулась Воропаеву.
- Мне показалось, или вы меня вызывали, Андрей Павлович?
- Вам показалось, - быстро среагировал Жданов, - идите, идите… работайте.
- Здравствуйте Екатерина Валерьевна, - прищурился Воропаев. – Не соблаговолите ли вы ознако-мить меня с кое-какими цифирками?
- Какие именно цифирки вас интересуют? – вежливо спросила Катя, с нескрываемым удовольст-вием любуясь, как лицо Жданова потихоньку приобретает нежный огуречный цвет.
- По продажам за последний квартал, – немедленно ответил Воропаев.
- Конечно, Александр Юрьевич. Вы с ними непременно ознакомитесь… - Катя не отрывала глаз от Андрея, который выглядел так, будто его только что ударили в респектабельном месте кастетом по голове, - … непременно... но… только завтра...
Андрей громко выдохнул, а Катя подарила Воропаеву в виде бонуса дополнительную сияющую улыбку.
- Что-нибудь еще, Александр Юрьевич?
- Больше ничего. Может вас это удивит, но как женщина вы меня не интересуете. Да и работник из вас, судя по всему, бестолковый. Под стать президенту.
Как ни странно, девушка внешне оставалась спокойной и на оскорбления не реагировала. Она с интересом рассматривала хамоватого акционера, как будто бы перед ней был прелюбопытнейший музейный экспонат.
- Жданов, почему она мне улыбается? Я уже боюсь за свое здоровье. Она смотрит на меня так, как будто собирается укусить.
- А ты не бойся, Сашка, Катя никогда не нападает без предупреждения. И впредь запомни: не стоит хамить моей секретарше, – ответил Андрей, испытывая к Кате неожиданное для себя чувство благо-дарности. Почему-то, ему вдруг захотелось придушить Воропаева.
- Жданов, последний раз по-хорошему предупреждаю: прекрати натравливать на меня свою по-мощницу. В конце концов, я не выдержу и обращусь в Совет Европы по правам человека.
- Лучше в общество по охране животных, - пробормотала себе под нос Катя и, громко фыркнув, вышла из кабинета, напоследок бросив на Жданова вредительский, по его мнению, взгляд.
- Ты все слышал, правда, Сашка? Так что не смею задерживать.
- Весь день насмарку. Я все слышал, Жданов. Завтра будет твоя очередь слушать и надеюсь, мало тебе не покажется.
Стоило только неудовлетворенному Воропаеву покинуть кабинет, как Андрей обессилено отки-нулся в кресле. Общение с будущим родственником вымотало его до такой степени, что, совершенно спонтанно, он решил утешиться единственным пришедшим в голову способом, и включил компью-тер.
Едва Катя закрыла за собой дверь каморки, улыбка моментально исчезла с ее лица. Уфф! А смеш-но было наблюдать за шефом. Горе луковое! От страха чуть заикаться не стал. Надо бы, конечно, пе-реписать отчет, но… Жданов подождет, время еще есть. Жданов… послал же бог начальника… Бес-толковый скандалист, все душевные и физические силы которого уходят на беготню за красотками! И к тому же, непонятно с какой стати, возомнивший себя экономистом. Однако... отчего-то... ей было неприятно наблюдать, как он растерялся перед этим мерзким самовлюбленным козлом, который дав-но заслуживает хорошего пинка. Из двух зол, девушка, не раздумывая, предпочла Андрея – по край-ней мере, он не вызывает такого отвращения, а к вечным истерикам она привыкла… почти… хотя… Устроить разнос за двадцатиминутное опоздание, но при этом не вспомнить, что вчера сам задержал ее на работе на четыре часа – вполне в его стиле. И теперь требует от нее новых документов, забыв, что обеденный перерыв ей положен по закону. В конце концов, Трудовой кодекс еще никто не отме-нял… Да, что и говорить: нет на свете ни принцев, ни рыцарей, ни джентльменов. Самый приятный представитель мужского пола, с которым ей пришлось общаться в последнее время - это тот вирту-альный Очкарик из интернета. Какой там адрес у этого сайта? Конечно, сейчас она вполне может нар-ваться на очередной скандал, но имеет она право на двадцать минут отдыха от Воропаева и Жданова вместе взятых! В нике, который она увидела на форуме было что-то от прямого отклика на молитву.

Чат.

<Синтетическая Дура> Что делать, когда вам хамит начальство, а вы не в состоянии ответить?
<Очкарик> Ваш начальник такой страшный монстр?
<Синтетическая Дура> Фреддди Крюгер отдыхает. Мой начальник - безмозглый осел, возомнивший себя великим кормчим.
<Очкарик> Знаете, и у начальников бывают критические дни. Кстати, представляете… меня сегодня тоже обхамили…
<Синтетическая Дура> И вам не повезло с руководством?
<Очкарик> Хуже… с подчиненными. Хочется завыть и начать биться головой об стол.
<Синтетическая Дура> У вас крепкий стол?
<Очкарик> У меня крепкая голова. А кем вы работаете?
<Синтетическая Дура> Да так… что-то среднее между подай, принеси, посчитай, выйди вон.
<Очкарик> Попробую угадать… Вы – секретарша?
<Синтетическая Дура> Почти. Секретарша-невидимка. Мой начальник на мебель обращает больше внимания, чем на меня.
<Очкарик> Знаете… если вы не в силах уволить своего начальника, испортить ему жизнь мелкими пакостями вы в состоянии. Отомстите ему за вредность. На-пример, вымойте чашку босса в унитазе, прежде, чем налить туда чай.
<Синтетическая Дура> Надеюсь, вы делитесь не личным опытом.
<Очкарик> Я тоже на это надеюсь. Кстати… я могу только мечтать, чтобы моя секретарша стала невидимкой.
<Синтетическая Дура> У вас такая ужасная секретарша?
<Очкарик> Не то слово. Гингема может спать спокойно.
<Синтетическая Дура> Тогда я рискну тоже дать вам совет. Способ, взятый на вооружение моим шефом. Почаще меняйте планы и собственное мнение. Лучше несколько раз в день, еще лучше – несколько раз в час. О своих новых идеях ни в коем случае никого не информируйте. И еще. Нужно научиться правильно гне-ваться: потренируйте перед зеркалом образ «кровь бросилась в лицо» – очень впечатляет.

Прочитав последнюю реплику Синди, Жданов не смог удержаться от улыбки. Повезло же кому-то с секретаршей! Умница, а чувство юмора какое! Надо бы ответить как-нибудь позабавнее, чтобы ста-ло понятно – он тоже умеет обращаться со словами. Собраться с мыслями так и не удалось. Дверь резко распахнулась, и в кабинете материализовался довольный жизнью Малиновский.
- Ку-ку, мой мальчик! – непонятно каким образом, Роман за секунду оказался возле президентско-го стола и теперь нахально подглядывал в монитор. – А чем это ты занимаешься? Неужели работой?
- Тебя это удивляет? – Жданов развернул ноутбук так, чтобы любопытный друг начисто лишился возможности что-либо прочитать.
- Что-то в последнее время я нечасто видел, чтобы ты изучал отчеты о продажах с такой милой улыбкой. – Голос Малиновского, казалось, был просто пропитан ехидством. – Вот я и подумал…
- Не нависай надо мной, умник. Садись в кресло, раз уж пришел. Минутку... Я файл сохраню… А с какой радости ты вообще сюда заявился? – Жданов справедливо рассудил, что лучшая защита – это нападение. – Заскучал от безделья и решил, что всем вокруг тоже делать нечего?
Андрей быстро напечатал: «Извините, я прощаюсь. Надеюсь, ненадолго», отослал сообщение и ворчливо продолжил:
- Ну... говори, балбес, зачем явился?
Малиновский закатил глаза и изобразил горький вздох.
- Я вижу, мне здесь не рады. А между тем, я принес замечательную весть. И даже готов пропустить мимо ушей несправедливые обвинения в ничегонеделании. С самого утра я тружусь не хуже пчелы, а может даже лучше.
- Ну и чем порадуешь? А то, знаешь, как раньше поступали с гонцами, необдуманно приносивши-ми всякие там вести? – Жданов обновил страницу и увидел, как внизу экрана появилось ответное сообщение: «Мне тоже пора. Всего хорошего» и отсоединился.
С сожалением оторвавшись от ноутбука, Андрей терпеливо приготовился выслушать очередную сагу о подвигах благородного героя, известного в миру под именем Романа Малиновского. Тянуть Ромка не стал.
- Итак, пока ты здесь пускаешь слюни над отчетом о продажах, кстати, не знал, что теперь это так называется, я переговорил с некоторыми людьми и получил отличную наводку. Есть одна фирмоч-ка…
- Какая еще фирмочка? «Зималетто» с фирмочками не работает.
- Я все помню. Но ты, кажется, забыл, что на нас висит куча обязательств. По которым, между про-чим, нужно рассчитываться.
- Сегодня, что - все встали с кровати с мыслью угробить мне настроение? Спасибо, и ты обо мне не забыл, мой зяблик. И что бы я без тебя делал? Жил бы себе припеваючи. – Такой словесный пинг-понг мог длиться вечно, поэтому Андрей решил не давать болтливому другу ни единого шанса. – Конкретнее, пожалуйста.
- Так вот, - Малиновский посерьезнел. – Есть возможность приобрести отличные ткани намного дешевле, чем у наших постоянных партнеров. Вот, смотри, у меня и прайсы есть. – С этими словами Роман извлек из заднего кармана джинсов несколько аккуратно сложенных листочков.
- Малиновский, а тебя не учили, что документы нужно хранить в папках? Ты бы их еще знаешь ку-да засунул? – Андрей взял листочки и принялся их изучать.
- Критиковать гения может каждый! Ты лучше на цены смотри! Попроси Катю, чтобы она другие прайсы принесла для сравнения…
- Без тебя не догадался бы… - Жданов оторвался от изучения бумажек и позвал: - Екатерина Вале-рьевна! Подойдите сюда! Вместе с прайс-листами наших поставщиков…
Катя прекрасно слышала все происходящее в кабинете Жданова. Стук открывающейся двери и бодрый голос Малиновского сразу же подсказали ей, что с виртуальными развлечениями пора закан-чивать. Поскольку сейчас, или через пять минут, но не позже, чем через двадцать, ее непременно вы-зовут пред ясны очи начальства. Она уже собиралась попрощаться с милым собеседником, когда уви-дела его сообщение. Бывает же такое, и его кто-то отвлек. Определенно, у них наблюдалось довольно много общего. «И достаются же кому-то такие начальники… не то, что у меня….» - размечталась Ка-тя, - «Странная у него секретарша, такого человека не ценит. Видимо, больная на всю голову». Даль-нейшие рассуждения пришлось прервать, потому что Жданов недовольным голосом вызвал ее к себе.
Собрав нужные бумаги, девушка, вздохнув, вышла из каморки и увидела Андрея Павловича и Ро-мана Дмитриевича, внимательно разглядывающих какие-то довольно мятые листочки.
- Катя, где прайсы?
- Вот они, Андрей Павлович, как вы и просили.
Жданов разложил принесенные Катей бумаги на столе, просмотрел некоторые позиции, после чего удивленно протянул:
- А ведь действительно дешевле…
- И намного, Палыч! Я же говорил! – Малиновский лучился довольством.
Катя прокашлялась.
- Если вам больше ничего не нужно, Андрей Павлович, я бы хотела вернуться к своей работе. Нуж-но подготовить отчеты для Александра Юрьевича…
- Я не пойму, чем вы занимались все это время? Мне казалось, что изменить несколько цифр – это не так сложно, - Жданов, осознавая, что придирается зря, остановиться уже не мог. – Почему вы так нерасторопны? Если бы вы работали хотя бы вполовину столь же усердно, как спорите, вам не было бы цены. Ладно, ладно, - опередил он девушку, уже было открывшую рот, - до завтра у вас еще есть время. А сейчас посмотрите...
Жестом он подозвал Катю поближе.
- У Романа Дмитриевича возникло любопытное предложение. По-моему его стоит рассмотреть. И я прошу вас немедленно просчитать возможные варианты.
Озвученный Малиновским вариант не вызвал у Катерины энтузиазма. Однако на все ее доводы и уговоры, на все сомнения, на все намеки о бесплатном сыре и мышеловках, друзья никак не реагиро-вали. Выгодное предложение, прекрасные цены, возможность получения дополнительных скидок – эти фразы звучали волшебной музыкой, заглушая любые доводы здравого смысла.
- Вы осознаете, что если эта фирма не выполнит своих обязательств, мы окажемся в такой яме, из которой ни за что не выберемся! – Отчаявшись достучаться до Жданова с Малиновским, Катя нес-колько повысила голос. – Тем более, что речь идет о стопроцентной предоплате. Это же сотни тысяч долларов! – В волнении она сняла очки, положив их на стол рядом с бумагами.
- В нашей ситуации, Катенька, надо рисковать! – Малиновский был настроен более чем оптимис-тически. – Но я совершенно уверен, все будет великолепно.
- Да как же вы не понимаете… - почти простонала Катерина.
Жданов тут же ее перебил:
- Это ВЫ должны понимать, что такое предложение сейчас – единственный шанс для нас выкараб-каться из болота, в которое «Зималетто» попало, кстати, не без вашего участия.
- Послушайте…
- Катенька, не нужно так нервничать! Вы лучше представьте себе: через месяц, благодаря этой опе-рации, мы решим все наши вопросы, после чего будем свободны и счастливы, как птицы!
Малиновский, желая, видимо, с максимальной наглядностью изобразить счастливую и свободную птицу, взмахнул рукой, при этом свалив со стола Катины очки. Жалобно звякнув, очки разбились.
- Ну вот… Да что ж за день такой сегодня! – От огорчения Катя всплеснула руками и застыла на месте, только сейчас сообразив, как ужасно она выглядит. В темноте каморки злосчастную пуговицу найти так и не удалось, волосы растрепаны, теперь еще и очков лишилась.
Это недоразумение в зародыше погасило наклевывающийся скандал. Роман перевел смущенный взгляд на расстроенную девушку.
- Простите, Катенька, я не хотел вас ослеплять. Готов искупить свою вину. Подбирайте свои диоп-трии и едем в магазин. Новые очки я оплачиваю без разговоров.
- Хорошо, Роман Дмитриевич… Вероятно, мне придется согласиться, иначе я не смогу работать. А дел еще много. Подождите пожалуйста, я сейчас.
Бедняжка неуверенно отправилась за пальто, но тут же была остановлена подчеркнуто равнодуш-ным голосом дорогого начальника:
- Вы ничего не забыли, Катерина Валерьевна? Простите, конечно, что вмешиваюсь в ваши пла-ны… Но, может быть, вам для начала стоило спросить у меня, не возражаю ли я против вашего отсут-ствия?
Катя развернулась, пытаясь справиться с нахлынувшей обидой. Ну что за человек! Она выгоражи-вает его перед Воропаевым - и никакой благодарности в ответ! Постоянно норовит указать, кто в до-ме хозяин.
- Простите, Андрей Павлович. Я не нарочно натравила Романа Дмитриевича на свои очки. Теперь, если вы все еще хотите получить отчеты для господина Воропаева, мне просто необходимо купить новые. Вы не возражаете?
- Что с вами сделаешь, езжайте! – Жданов и сам не мог понять, отчего только что опять набросился на девушку. День действительно выдался тяжелый, и если бы не виртуальная собеседница, он вообще мог бы всех поувольнять к чертовой матери. – Ну, что вы стоите?
Малиновский удивленно смотрел на друга:
- Палыч, какая муха тебя укусила? Катенька, не волнуйтесь. Наш президент последние два дня не в духе. Но, если он не может расслабиться, то нам это не возбраняется. Давайте, отвлечемся от мирской суеты. Я свожу вас в оптику, а после работы мы где-нибудь поужинаем. Какую кухню вы предпочи-таете?
- Домашнюю.
- А кроме шуток? Вам нравится «Кафе Пушкин»?
- Не знаю, я там не была… и… не стоит… Роман Дмитрич… вы совершенно не обязаны…
- Как старший по званию, я вам приказываю немедленно одеться и поступить в мое распоряжение. За пальто шагом марш!
Катя, услышав знакомый с детства приказ, без лишних разговоров скрылась за дверью, а Жданов открыл рот, чтобы в свою очередь, поинтересоваться у друга, какого черта на того неожиданно нака-тил приступ меценатства и как он смеет…, но вопрос повис в воздухе, прерванный вторжением в ка-бинет дамы, приятной во всех отношениях.
- Андрей! Билеты заказаны, гостиница тоже. Я договорилась, нас будут ждать в Минске через не-делю. Попробуем пристроить этот синтетический кошмар. И кстати, почему ты до сих пор здесь? Давно пора покончить с делами, Саша пригласил нас на презентацию своего проекта.
Жданов вздрогнул. По опыту он знал, что командный тон, которым его официальная невеста воз-вестила о своем прибытии, не предвещает ничего хорошего.
- Сашка? Презентация? Черт! Кира, дорогая… просто из голову вылетело… Наверное потому, что я не в состоянии лицезреть Сашку дважды в день… Может, отменим визит вежливости и поедем к те-бе?
Кира выслушала это гениальное, по мнению Андрея, предложение очень сдержанно, причем эта сдержанность сильно смахивала на мрачное недовольство. Напрасно Жданов пытался искупить свою вину, обнимая невесту и прибегая к заискивающей улыбке, которая должна была компенсировать его нежелание общаться с будущим родственником. Наконец, он не выдержал и бросил умоляющий взгляд на Романа: «Выручай!» Малиновский, за спиной Киры пожал плечами, словно показывая, что наука тут бессильна, и вместо помощи крикнул в сторону каморки:
- Катенька? Вы готовы? Нам пора!
- Я собралась, Роман Дмитриевич, можем ехать.
Катерина успела причесаться и стянуть волосы резинкой, подняв их в высокий хвост, что выгляде-ло довольно мило.
Скептически оглядев появившуюся девушку, Кира не преминула ее уколоть:
- Катя, решили сменить имидж? Это похвально. Я могу посоветовать вам…
- Извини, дорогая, мы с Катюшей очень торопимся, - попытался разрядить ситуацию Малиновс-кий. – Нас ждут великие дела!
- Вас? – удивилась Кира. – То есть, тебя и Катю?
- Наш Ромочка, забросив все на свете, ведет Екатерину Валерьевну в «Пушкин», - недовольно ска-зал Андрей, - какая работа устоит перед такой перспективой?
- Прошу прощения, Екатерина Валерьевна, - сказала Кира, ядовито посматривая на смутившуюся девушку. – Вы ведь не собираетесь в таком виде появляться в «Пушкине»?
- Почему? – растерялась Катя.
- Вы будете там слишком выделяться. Хотя... вы, возможно, к этому и стремитесь. Андрей! – Кира переключилась жениха. Я жду тебя еще десять минут. Если ты не приходишь – еду к Саше одна. – И, хлопнув дверью, гордо вышла из кабинета.


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 00:55, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:31, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Жданову стало неловко. Катя, сжимая в руках пальто, в растерянности застыла в дверях каморки, явно расстроенная насмешкой. «Черт, ну и язык у Киры… чего привязалась… не так уж и плохо Катя выглядит… конечно, в этом камуфляже ее фигурку не разглядишь, но…» - Андрей сам удивился, как подобная мысль пришла ему в голову, однако повернувшись к Малиновскому, он понял, что не оди-нок в своем наблюдении. Более того, Роман с нескрываемым интересом обрадовано изучал лишенную верхней пуговки Катину блузку, похоже, пытаясь производить в уме какие-то вычисления. От этого увлекательного занятия его оторвал неуверенный вопрос Катерины:
- Так мы едем?
Замечание Киры действительно выбило Катю из колеи. Ну почему, как только ты начинаешь чув-ствовать себя человеком, все норовят дать тебе по голове? И унизить… да еще при… Но показывать свое огорчение она не собиралась, поэтому старательно делала вид, что все в порядке. Роман, тем не менее заметив, как Катя сразу съежилась, вмиг растеряв всю свою уверенность, усмехнулся и достал из кармана визитку.
- Держи, Палыч, и не благодари.
- Что это?
- Телефончик аптекаря. Круглосуточно снабжает бесплатным цианидом. Очень рекомендую – воз-можно, тебе сегодня пригодится, когда пойдешь к Воропаеву. А если не пойдешь – тем более.
Малиновский галантно распахнул перед дамой дверь, и они вышли из кабинета. Андрей, чертых-нувшись, смял Ромкину визитку и, нахмурился, прислушался к воркованию, доносящемуся из кори-дора. Кажется, Роман действительно вознамерился пригласить Катю поужинать. К чему бы это? Ка-теньку пожалел, а о друге и не вспомнил. «Пушкин», надо же… Странно, с чего бы ему играть в бла-готворительность, такая забота выглядит, как минимум, подозрительно… особенно, если учесть ха-рактер этого чертового плейбоя, который не в состоянии спокойно пропустить ни одной юбки. Не-ужели он решил… Идея Малиновского его совершенно не обрадовала.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:32, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
6.

Роман Малиновский даже не предполагал, что такая ерунда, как покупка очков может занять столько времени. В салоне оптики, куда он привез Катерину, из несложного мероприятия устроили целый спектакль. Для начала миленькая барышня пригласила Катю на подбор линз. К счастью, с этим заданием вышколенный персонал справился очень быстро, Роман даже не успел заскучать. Зато когда пришло время выбирать оправу, начался настоящий цирк. Катерина наотрез отказывалась даже под-ходить к чему-то дороже тысячи рублей, мотивируя свое решение тем, что ей, дескать, неловко, и что ее погибшая оправа стоила намного дешевле, поскольку приобреталась в обычной оптике, а не в до-рогом салоне. В итоге оказалось, что цены, на которую согласна упрямая девица, в этом заведении просто не существует. Катя совсем уж решила уходить, но тут Роман Дмитриевич показал себя насто-ящим бойцом. Деликатно взяв девушку под локоток, он обратился к ней с коротенькой, но запомина-ющейся речью.
- Катенька, - сияя произнес Роман, - вы меня очень обяжете, если примете от меня этот небольшой подарок. В конце концов, вы можете считать эту покупку моим вкладом в процветание нашей компа-нии. Поскольку я вас практически ослепил, то я и должен вернуть вам трудоспособность. Время идет, наш любимый президент звонил мне уже как минимум восемнадцать раз, невежливо спрашивая, ка-кого черта мы до сих пор не в офисе. Если мы сейчас поедем в другой магазин, это может закончить-ся для нас с вами слишком печально. Давайте не будем испытывать судьбу. Поэтому я предлагаю вам немедленно прекратить ломаться и позволить этой милой девушке, - тут Малиновский лучезарно улыбнулся хорошенькой продавщице, - помочь вам, наконец, определиться.
Будучи опытным психологом, Роман резко сменил тон с ласкового на предельно официальный.
- Возражений нет?
Перед Катиным взором материализовался призрак Жданова, который, изрыгая проклятия, грозился уволить ее немедленно и без выходного пособия. С тяжелым вздохом девушка подчинилась. Пока шла примерка, страдающий Малиновский решил перезвонить Андрею. Дело в том, что он совершен-но позабыл об одной вещи: на время его командировки сайт знакомств не должен остаться без при-смотра. Пустопорожний треп с олухом под ником «Казанова» стал неотъемлемой частью его вечер-них развлечений, и терять новую игрушку Ромка был не намерен. И коль скоро, он жертвует собой, ради «Зималетто» отправляясь в тьмутаракань, Андрей просто обязан оказать ему маленькую любез-ность. Не хватало только, чтобы пока Ромка в поте лица добывает для фирмы выгодных поставщиков, Казанова перекинул свою страсть на другой объект. Поэтому Роман совершенно серьезно намеревал-ся, как минимум, проинструктировать ничего не понимающего в культурном отдыхе друга и посвя-тить его в тонкости интернет-общения. В Ромкиной программе-максимум числился еще один пункт: уболтать Жданова заглянуть на сайт немедленно – просто для того, чтобы еще до отъезда проверить, хорошо ли бестолковый друг понял, что именно от него требуется.
- Палыч, послушай… да не ори ты так! Да, мы еще в оптике… Нет, скоро будем… Да я оглохну сейчас! Я ж не виноват, что тут оправ этих тыщи! И вообще, ты мне спасибо должен сказать за то, что я Катерину уболтал здесь очки эти покупать… Нет, хотела в другой магазин ехать… Нет, наоборот, сказала, что слишком дорого. Так, прекрати скандалить. Я тебе по другому вопросу звоню…
Произведя необходимый инструктаж, Малиновский с облегчением нажал на кнопку отбоя и уви-дел, как Катерине выдают новые очки, футлярчик и еще какую-то тряпочку для протирки стекол. По-радовавшись подобному сервису, Роман вытащил кредитку, расплатился и направился к выходу.
- Поторопитесь, Катя! Андрей уже наизнанку вывернулся, не может прожить без нас ни минуты, скоро голос со… рвет… - только сейчас он удосужился посмотреть на Катерину в обновке. Новая оп-рава идеально подходила девушке. Малиновский восхищенно присвистнул.
- Катюша, объясните мне, каким образом вам столько времени удавалось скрывать от меня такие чудесные глаза!
Непривычная к подобным комплиментам, Катя слегка порозовела.
- Поехали, Роман Дмитриевич. Суточную норму по получению выговоров от начальства я исчерпа-ла еще с утра, не хотелось бы давать новый повод для скандала.

***

В то время как Малиновский с Катериной были на задании, Жданов злился. Его раздражало реши-тельно все – нерадивый персонал, надоедливая невеста, ее злобный братец и даже пасмурная погода за окном. Он уже неоднократно, на автомате, заглядывал в каморку, но при виде пустой комнаты чер-тыхался и убегал, так хлопая дверью, что стенам «Зималетто» грозило немедленное обрушение. Убе-ждая себя, что ему просто необходимо хоть как-нибудь взбодриться, Андрей снова открыл ноутбук и вышел в интернет. Но и здесь его ждал полнейший облом. Милой девушки, с которой так приятно было общаться, в чате не наблюдалось. Видимо изувер-начальник все-таки припахал ее по полной программе. Жданов покачал головой, сетуя на собственную мягкость в обращении с подчиненными. И хоть бы кто-нибудь из них это ценил! Взять к примеру ту же Катерину… Андрей, периодически на-званивая Малиновскому, постепенно погружался в мрачные мысли. Так спокойно отправиться в сере-дине рабочего дня по магазинам! Это как же надо совершенно не болеть за фирму, это просто перехо-дит все границы… почему она так с ним поступает? В этот момент ждановский мобильник проснул-ся. Малиновский радостно сообщил, что они скоро будут, после чего без малого пятнадцать минут объяснял Жданову, что тот непременно должен зайти на известный ему сайт под ником «Дюймовоч-ка» и навешать лапшу на уши некоему «Казанове». Жданов даже не сопротивлялся, поскольку сейчас это было в его интересах. Кто знает, может Синди все-таки сумет освободиться и выйдет в чат. Поэ-тому он решительно набрал несложный пароль, и Дюймовочка не замедлила появиться в виртуале. Синди все еще не наблюдалось, но Казанова был здесь. Жданов вздохнул и приступил к исполнению долга дружбы.


Чат.

<Дюймовочка> Какие люди! Приветствую!
<Казанова> Здравствуй, моя радость! Вчера неотложные дела не позволили мне насладиться общением, но сегодня я готов искупить свою вину.
<Дюймовочка> Ничего страшного. Я понимаю, у деловых людей не бывает выходных…
<Казанова> Ради тебя я готов пожертвовать самым дорогим, что у меня есть – своим временем. Помнится, мы договаривались о встрече.
<Дюймовочка> К сожалению, наша встреча откладывается…. В данный момент я усиленно работаю над собой…
<Казанова> Тогда, с трепетом жду обещанного фото. У тебя прелестная спина, но в последнее время меня очень волнует вопрос: какого цвета твои глаза?
<Лось> Если у тебя трясется экран монитора, знай - я трепещу неподалеку.
<Дюймовочка> К сожалению, у меня нет под рукой подходящих фотографий… Но я что-нибудь непременно придумаю…
<Казанова> Буду ждать с нетерпением!
<Лось> А я-то…

Скучнейший диалог был прерван долгожданным появлением Кати и Малиновского. Андрей пона-чалу даже не сообразил, что же изменилось в облике его помощницы. Честно говоря, ему было абсо-лютно не до того. Крайне сварливым тоном он проговорил:
- Ну что, дорогие мои, нагулялись? Катя, рабочий день заканчивается. Я надеюсь, вы понимаете, что отчеты для господина Воропаева должны быть подготовлены сегодня?
«То завтра, то сегодня… Сам не знает, что ему надо…» Катя молча кивнула и пошла к своему ком-пьютеру, не вступая в дискуссию. Разочарованный тем, что поскандалить не удалось, Жданов проде-монстрировал Малиновскому интернет-страничку с бредовым диалогом.
- Ну что, Дюймовочка, ты удовлетворен?
- Для начала неплохо, - снисходительно ответил Роман. – Хотя твой тяжеловесный слог так отли-чается от моего искрометного стиля общения… - Жданов поднес к носу приятеля кулак, тем самым прекратив его словоизлияния.
- Послушай, этот лопух интересуется, какого цвета у тебя глаза. Какого черта ты пообещал ему фо-тографии?
- Я не пойму, в чем проблема? У нас тут полно снимков всяких красоток. Выбери одну и отправь.
- А ты чем собираешься заниматься? Почему я должен делать за тебя всякую ерунду?
- Потому, мой милый друг, что ничего серьезного тебе поручать нельзя. Да ты хоть бы с ерундой справился! И вообще, Жданов, если ты еще помнишь, мне завтра нужно лететь в командировку. Шу-рочка отбилась от рук и заказала билет на пять утра. Так что я домой… Ах, да! – Малиновский хлоп-нул себя по лбу. – Катенька! Можно вас на минутку?
Катя выглянула из каморки, и Жданов, наконец-то, смог ее рассмотреть. С высоко поднятыми во-лосами, в новых очках, девушка выглядела почти хорошенькой.
- Слушаю вас, Роман Дмитриевич!
- Катюша, сейчас я еду домой. Но хочу напомнить: наши планы на вечер не меняются. Сколько времени вам нужно, чтобы закончить работу?
- Думаю еще несколько часов…
- Отлично! – Малиновский посмотрел на часы. – Я заеду за вами в половине девятого, после чего мы отправляемся в «Пушкин». Так что идите, Кать, работайте. Я не хотел бы ждать вас слишком дол-го.
Изумленная девушка коротко кивнула и скрылась за дверью. Не менее изумленный Жданов уста-вился на друга.
- Ты что, сбрендил, Малиновский? Правда, поведешь ее в «Пушкин»?
- И поведу. Считай, что это благотворительная акция… Маленькое поощрение за то, что она рабо-тает на нас по двенадцать часов в сутки, да еще выслушивает твою ругань и Кирины оскорбления. Кроме того, она явно не безнадежна. Может, если ею заняться… ну там, переодеть, причесать, маки-яж там, то-се… Ты кстати заметил, какие у нее глаза?
- Заметил, Малиновский. Не слепой же я, в самом-то деле, - буркнул Жданов, потихонечку начиная испытывать неприязнь к чересчур глазастому другу.
- Удивительно, что хорошая оправа делает с человеком. Ладно, Жданов, заболтался я с тобой. По-ка! - Ромка небрежно махнул рукой и пошагал к выходу. Уже в дверях он обернулся и напомнил, - Ты главное о моей просьбе не забудь, – после чего испарился окончательно.

Наступила тишина. Андрей посмотрел в сторону каморки. Из-за неплотно прикрытой двери проби-валась полоска света. Катя работала, судя по всему, не собираясь выходить из-за стола, пока не закон-чит расчеты. Конечно же, настроилась на романтический вечер, вот и спешит… С тоской подумав о предстоящей ему сегодня каторге, Жданов вспомнил о ноутбуке и, тяжело вздыхая, пощелкал мыш-кой, обновляя страницу чата. Казанова все еще болтался здесь, наполняя виртуальное пространство нежными призывами к неизвестно отчего замолчавшей Дюймовочке. «А почему собственно мне од-ному должно быть плохо? «Пушкин», говорите?.. Хорошо, Роман Дмитриевич… Будет вам и «Пуш-кин», будет и Дантес…»

Чат.

<Дюймовочка> А вот и я… Не ждали?
<Казанова> Кто не ждал? Я? Я надеялся, я предчувствовал... И вижу, что не ошибся. Так как насчет фотографии?
<Дюймовочка> Не получается. Но знаешь, я могу предложить вариант поинтереснее. У тебя есть планы на вечер?
<Казанова> Я готов изменить все свои планы, если речь идет о нас с тобой!
<Дюймовочка> Отлично. Тогда мы могли бы встретиться… Сегодня… В девять вечера… «Пушкин»… в Библиотечном зале…
<Казанова> В читальном зале Пушкинской библиотеки? Дорогая! Буду! Мы прекрасно прове-дем время!
<Дюймовочка> Вообще-то я подразумевала «Кафе Пушкин» на Тверском бульваре.
<Казанова> За тобой – хоть на край света! Скажи только, как мне тебя узнать?
<Дюймовочка> Интуиция подскажет… Намекну, что мой любимый столик находится к северо-западу от Гонолулу.
<Казанова> Меня, надеюсь, ты узнаешь сразу – по пламенному взору и алой розе в правой руке.
<Дюймовочка> Предпочитаю кактусы. Я их развожу.
<Казанова> Твое слово – закон. Буду с кактусом. До встречи!
<Дюймовочка> Жду… надеюсь… горю…

Распрощавшись с безнадежно влюбленным лопухом, Андрей удовлетворенно улыбнулся. Все-таки удивительно, до чего поднимают настроение такие вот мелкие пакости. С другой стороны, надо же ему хоть как-нибудь взбодриться, до того как… Стоп! А почему он вообще должен куда-то ехать? Се-годняшний вечер по определению закончится скандалом. Или даже двумя: сначала с Сашкой, потом с Кирой. А раз так, то может стоит просто поехать домой и сократить обязательную программу до од-ного скандала – с Кирой? Ну и конечно, ему будет гораздо легче выслушивать упреки невестушки, зная, что его дружку сейчас тоже вовсю портят нервную систему. Нет, что ни говори, люди – отврати-тельные существа…


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 00:57, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:33, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
7.

О модном ресторане, скромно именующим себя «Кафе Пушкин» Катя, конечно, слышала, но бы-вать ей там как-то не доводилось. Собственно говоря, вход туда был открыт для всех. Для всех, у кого есть деньги. Выйдя из машины Малиновского около старинного особнячка в центре Москвы, Катя по-няла: даже чтобы просто попасть в «Кафе Пушкин», нужно обладать решимостью. При виде внуши-тельных швейцаров, ей отчего-то немедленно захотелось домой, на кухню к маме. Но, взглянув на Ромку, замороженные стражи моментально оттаяли и почтительно распахнули перед ними тяжелые двери, указав в сторону гардероба, похожего на подземную часовню. На вопрос менеджера, где бы они хотели сидеть, Ромка, улыбнувшись, ответил, что им вполне подойдет «Библиотека». Или, может, в «Аптеку», Катюш? Выбирайте. Молча удивившись, Катя выбирать не рискнула, решив во всем положиться на Романа. Пока их чинно и неспешно провожали к столу, Катя догадалась, что «Аптека» и «Библиотека» всего лишь название залов. В первом, на стойках бара расположились диковинные сосуды и реторты. Там же, в «Аптеке», она успела заметить развлекающуюся компанию эстрадных звезд, стайку часто мелькающих на экранах депутатов и парочку известных политиков, за которых она стойко, несмотря на папины запреты, голосовала на последних выборах. (Политикам, правда, ее голос не помог, но это уже к делу не относится). Все это требовало присутствия духа. «Библиотека» располагалась на втором этаже. Там было поспокойнее, редкие столики прятались друг от друга за ог-ромными гулливерскими книжными шкафами. Катя присела, огляделась и облегченно вздохнула, ус-покоившись, что никто не сможет недоуменно задрать бровь, глядя на ее неподходящую для столь изысканного места одежду.
- Ну, как вам, Катенька, правда, мило? - спросил довольный произведенным эффектом Малиновс-кий.
- Похоже на мистификацию…
- Почему? Все книги в шкафах дореволюционные издания, не возбраняется посмотреть… Впро-чем, мы ведь пришли сюда не для этого. Заказывайте.
- Спасибо, Роман Дмитриевич, только я бы лучше книги посмотрела или вон тот потрясающий глобус, а есть совсем не хочется…. – неуверенно ответила Катя.
- Не расстраиваете меня. Мы собрались поужинать. Вы глобуса никогда не видели?
- Такой? Нет.
- Тогда рассматривайте ваш глобус, а я сделаю заказ. Только - чур – не капризничать и все съесть!
Дальнейшая трапеза сопровождалась милым трепом Малиновского и ее жизнерадостным смехом. Это было странно, но неожиданно Катя поняла, что получает от вечера огромное удовольствие. Для полного счастья ей не хватало одного – запустить свой нос в соседний книжный шкаф – она так до конца и не поверила Ромке, утверждавшему, что книги здесь – настоящие библиографические редкос-ти. Но потом, все-таки, решила не форсировать события, с несвойственным ей легкомыслием поду-мав, что осмотр книжных шкафов можно бы и отложить до следующего посещения. Когда им принес-ли красиво оформленный десерт, Малиновский встал и извинился.
- Вы не возражаете, Катюш, если я оставлю вас на минутку? Когда мы сюда шли, на первом этаже я заметил Краевича. Мне надо бы перекинуться парой слов с этим деятелем – кое-что уточнить перед командировкой.
- Конечно, идите. А я пока… - Катя вожделенно взглянула на книги. – Правда, можно потрогать, вы не шутили, Роман Дмитриевич?
- Можно даже почитать, но на это сильно не рассчитывайте. Я мигом.
Малиновский вернулся назад быстрее, чем предполагал. Не успел он перекинуться с пуговичным бизнесменом парой дежурных фраз, как его взгляд наткнулся на знойную брюнетку, расположившу-юся у барной стойки и томно озирающую зал. Малиновский не стал испытывать судьбу и, отложив беседу с Краевичем до лучших времен, пулей помчался наверх, умоляя своего ангела-хранителя об одном: только бы Виктория Клочкова, а это была она, его не заметила. К сожалению, ангел-хранитель Малиновского в это время был очень занят, увлеченно охмуряя …… и поэтому, просьбу своего подо-печного не услышал. И напрасно. Дело в том, что Рома Малиновский был сыт по горло общением с Викторией. Примерно месяц назад он легкомысленно решил провести с этой феминой несколько при-ятных душе и телу вечеров. Получилось не совсем так, как рассчитывал Роман. Телу было очень даже неплохо, но вот с душой дело обстояло с точностью да наоборот. Непонятливая Вика сразу решила, что постельные утехи непременно должны пробудить в Малиновском тягу к созданию семьи. Тут она крупно ошиблась. Малиновский не имел ни малейшей склонности к гнездованию, поскольку в его ха-рактере не было совершенно ничего птичьего. Если уж сравнивать его с кем-нибудь крылатым, то был он в душе скорее Пегасом, то есть готов был дружить с музами, мог даже пробудить вдохнове-ние, но вот гнездиться упорно не желал. Потому что, где же это видано, чтобы кони вили гнезда? Жестоко обломанная в своих сокровенных чаяниях, Викуся устроила коварному соблазнителю весе-лую жизнь. Не заостряя внимание на подробностях, можно только сказать, что, когда Малиновскому удалось вырваться из цепких коготков разъяренной барышни, его пегасьи крылья существенно поре-дели, а кошелек значительно похудел. Раны еще не зарубцевались, заживая долго и мучительно. Не-смотря на формальный разрыв отношений, Виктория продолжала при каждом удобном случае пор-тить Малиновскому жизнь – что-что, а это она делать умела и любила. И вот теперь, в разгар милого вечера, снова нарваться, как минимум, на скандал, ему совершенно не улыбалось. На ошибках, как известно, учатся. А за опыт – сколько не заплатишь, не переплатишь. Малиновский справедливо счи-тал, что уже погасил свой кредит банку «Ненужных проблем». Представив, как Виктория опять вцеп-ляется в него мертвой хваткой, он чуть было не взвыл, но умело сдержал этот неконтролируемый по-рыв. Запыхавшись, он уселся за столик, не зная, как по тактичнее сказать Кате, что им пора отсюда бежать – и как можно скорее. Переведя глаза на свою спутницу, которая, искренне наслаждаясь уют-ной атмосферой ресторана, бросила ему в ответ благодарный взгляд, Ромка чуть не подпрыгнул от во-сторга. Идею, пришедшую ему в голову, он посчитал блестящей.
- Скажите, если бы я на ваших глазах тонул, вы бы рискнули кинуть мне спасательный круг?
- Я бы бросилась в воду и вытащила вас сама, – рассмеялась Катя.
- Так сделайте это! Будьте милосердны!
- Я не вижу поблизости воды. Что случилось, Роман Дмитрич?
- Не что, а кто… случилась Виктория, а, видите ли, мы с ней… то есть… я… Хорошо, я вам сейчас все объясню.
- Не затрудняйте себя, Роман Дмитрич, я в курсе.
- Да? А кто еще в курсе? – неприятно поразился Малиновский.
- Думаю, что все. Я всегда узнаю сплетни последней. Только… не понимаю… что вы хотите от ме-ня?
- Если Клочкова меня заметила, а она меня заметила – даже не сомневайтесь, живым я отсюда не уйду.
- Вы преувеличиваете.
- Я преуменьшаю. Спасайте утопающего, Катенька.
- Спасение утопающих, как известно…
- Катя! Промедление смерти подобно! От вас ничего и не требуется. Просто подыграйте мне. Сде-лайте вид, что вы моя девушка.
- Я… ваша… кто?
- Девушка… моя… вы…
- Я?
- Ну да… как будто у нас с вами… гммм… романтические отношения… Тогда, Вика, возможно, оставит меня в покое.
- Роман Дмитрич! У меня, конечно, не так развито чувство юмора, как у вас, но сейчас смешно да-же мне.
- Катя! Как приговоренный к смерти, я имею право на одно желание. Это всего лишь игра.
- Никто не поверит. И, прежде всего – Виктория.
- Поверит – не поверит… другого выхода я не вижу… давайте попробуем. Боже! Вот она! Это ко-нец. Передайте Жданову, что на смертном одре я ему все простил.
Малиновский схватил Катю за руку и перешел на умоляющий шепот:
- Некогда спорить. И помните: ни в коем случае не говорите мне «вы».
И тут же громко, с нескрываемой нежностью в голосе произнес:
- Ты сегодня устала, Катенька? Может, сразу поедем ко мне?
Катя вперила в него негодующий взгляд. «Каков нахал! А о ее репутации он подумал? Завтра эту фразу будет обсуждать все Зималетто», но выражение лица подошедшей Клочковой было настолько идиотско-ошеломленным, что Кате вдруг показалось забавным подыграть Малиновскому.
- Как хочешь, дорогой, - она надеялась, что обалдевшая Вика не заметит с трудом сдерживаемого смеха.
Малиновский жестом потребовал счет и повернулся к Клочковой.
- Кого я вижу! Добрый вечер, Викуся. Жаль, но мы с Катенькой уже отчаливаем. Впрочем, мы бы тебе только мешали… Снова в поиске? Сколько богатеньких буратинок удалось подсечь за вечер? Или клева нет? Хотя верно, рыбный день у нас четверг, а сегодня вторник…
- Роман! - Вика возмущенно смотрела на Пушкареву, делая при этом вид, что с ней не знакома. – Можно тебя на минутку?
- Извини, лапочка. Я с утра пораньше уезжаю, и нам с Катенькой надо успеть…ммм… ммм… обсудить кое-какие аспекты маркетинга.
- Ну-ну, - сквозь зубы ответила Клочкова, - знаю я, как ты обсуждаешь эти аспекты, - и, дернув плечами, с кислой физиономией подошла к окну, около которого на штативе стояла подзорная труба.
- Хороший выбор, Викуся. Предмет, жизненно необходимый одинокой женщине во время охоты, – не смог сдержаться Роман.
- Зачем вы ей сказали про маркетинг?
- Ты плохо знаешь женщин, Катюша. Так она скорее поверит, что мы любовники, неуклюже заме-тающие следы.
Расплатившись, наконец, по счету, Малиновский продолжил представление. Спиной ощущая на себе злобный взгляд Клочковой, он галантно помог Кате встать из-за стола и, обнимая ее за талию, повел к выходу, искренне надеясь, что Вика не набросится на него с кулаками. По крайней мере, сей-час. Большую часть пути к Катиному дому они ехали молча. Роман о чем-то напряженно думал, иско-са поглядывая на свою спутницу. Катя рассеянно смотрела на ночной город, вспоминая события се-годняшнего дня. Интересное кино… Клочкова непременно обо всем доложит Кире… А та – Ждано-ву… как-то… не хотелось бы, чтобы Жданов подумал, что… он, конечно, не поверит, но все же… Уже почти перед въездом во двор Роман притормозил и откашлялся. По его лицу было понятно: сей-час он скажет речь.
- У меня к вам еще одна просьба, Катенька.
- Вторая за вечер? Я чувствую себя золотой рыбкой.
- Катя, когда завтра в компании будет обсуждать наши с вами близкие отношения, не отрицайте ничего, пожалуйста. И, главное, ничего не говорите Андрею.
- Вы хотите, чтобы он считал меня вашей любовницей?
- Не он. Кира. Потому что, если Жданов проболтается Кире, что все это обычный розыгрыш, наши сегодняшние старания будут напрасны.
- Ваши… ваши страрания, Роман Дмитрич. Обещать я вам ничего не стану, поскольку не очень хо-рошо умею врать. Но если хотите, я могу просто молчать. Надеюсь, этого будет достаточно. – Катя усмехнулась – учитывая богатую фантазию наших сотрудников…
Катя не закончила фразу. Ее прервал телефонный звонок, доносящийся откуда-то из недр сумки. Пожав плечами, девушка вытащила на свет удручающих размеров мобильный телефон, перемотан-ный скотчем. Удивительное рядом, подумал Малиновский, глядя на этот реликт. Как ни странно, ре-ликт вполне оправдывал свое прямое назначение.
- Привет! – Катя улыбнулась, но потом сразу же нахмурилась. – Что? Говорила же я тебе, хватит заниматься ерундой! Так, Колька, прекращай орать… Да не брошу я тебя, куда ж я денусь! Где ты? Это я поняла, адрес давай… Да, знаю… Хорошо, сейчас еду.
Катя посмотрела на изумленного Малиновского:
- Роман Дмитрич, у вас деньги есть?
Не ожидавший такого вопроса, Роман, тем не менее, полез в бумажник и извлек оттуда несколько купюр. Катерина взяла у него несколько стодолларовых и со словами «Я отдам обязательно, завтра же» решительно вышла из машины. Уже захлопывая дверку, она сказала:
- До свидания, Роман Дмитрич, спасибо!
И потом мрачно добавила:
- Как вы думаете, сегодняшний день когда-нибудь закончится?
Малиновский только покачал головой, глядя, как девушка несется через дорогу и вскакивает в так-си, направляясь, похоже, в ту сторону, откуда они только что приехали.
- Чудны дела твои, Господи… - нерелигиозному Роману Дмитриевичу почему-то ничего другого в голову не пришло.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:34, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
8.

Окрыленный недвусмысленными авансами, столь щедро выданными ему чаровницей, скрываю-щейся под ником Дюймовочка, Зорькин моментально оторвался от компьютера и заметался по комна-те. Все складывалось просто замечательно. Если ему повезет, то чудесный вечер, о котором он так мечтал последние несколько дней, сегодня, наконец-то, станет явью. Девушка его грез ждет его… Как она сказала? «Пушкин»? Что-то знакомое… Впрочем, для чего напрягаться – есть интернет. Сейчас поглядим, что это за «Пушкин»… Информация, выданная по Колькиному запросу, не радовала. По всему выходило, что «Пушкин» - местечко шикарное и очень дорогое. Собственно, читальный зал библиотеки в качестве места для свиданий его бы устроил гораздо больше. Хотя конечно, для Милли-онера, какового Зорькин корчил из себя всю эту неделю, посещение подобных ресторанов является обязательным ритуалом. Н-да… хуже всего было то, что в реальной жизни у Кольки не хватило бы денег на покупку беляша в ближайшем гастрономе. Так… Свидание становилось проблематичным.
Этого Зорькин допустить никак не мог. А что, если к примеру сделать вид, что его обокрали по доро-ге в этот «Пушкин»? Ну да, в автобусе сперли все кредитки! Потому что лимузин как назло в автосер-висе… Колесо спустило… все четыре… да… а Хаммер, как на грех, одолжил шоферу. Ну а на люби-мом «Феррари» в это время года он по городу не ездит. Решено! Он скажет девушке, что сегодня и всегда он на диете. И предложит ей прогуляться по ночной Москве, подальше от всяких злачных мест, а в процессе пешей прогулки непременно покорит ее своим могучим интеллектом и бесспорным обаянием. Так, с этим, кажется, разобрались. Следующий немаловажный вопрос - как одеться. Зорь-кин осторожно подошел к шкафу и приоткрыл дверку. К сожалению, ничего нового внутри не обна-ружилось – все то же кладбище одного костюма. Ладненько, так даже проще. Раз уж выбирать не из чего, облачимся в то, что есть. Конечно, костюмчик знавал и лучшие времена… Да и рубашку тоже особо новой не назовешь. Строго говоря, новыми из всего обширного Колькиного гардероба были только шнурки. Но, почему-то Зорькин не сомневался, что произвести на девушку впечатление сво-ими новомодными шнурками ему не удастся. Ерунда! Из всякого положения можно найти выход. В конце концов, бывают же миллионеры, совершенно не зацикленные на внешнем виде. И, чистая прав-да, что многие богатые люди очень экономны. Например, этот мужик, владелец «Икеа»… Колька чи-тал о нем, тот вообще редкий жмот! Значит, так и поступим. Скромный миллионер-аристократ, кото-рому нет дела до собственного внешнего вида. И вообще, может вне работы он предпочитает демо-кратичный стиль одежды, чтобы не выделяться в толпе. А всякие там костюмы от Армани и Джорд-жио сиротливо ждут своего часа в огромной гардеробной… Зорькин облачился в костюм, который он, по какому-то непонятному недоразумению, считал аристократичным, пригладил волосы и посмотрел-ся в зеркало. Да… Миллионер-инкогнито. Очень-очень инкогнито… Однако, время идет, пора соби-раться. Хорошо хоть девушка оказалась оригиналкой и не настаивала на непременном букете. Кол-лекционирует кактусы! С этим ему, несомненно, повезло, потому что на подоконнике произрастал не-казистый полуметровый кактус. Мама, как пить дать, будет ругаться, но он постарается объяснить, что это несчастное растение – ничто по сравнению с его необъятной любовью. Заботливо упаковав, сопротивляющийся всеми своими колючками такому насилию, кактус в газетку, Колька сделал глубо-кий вдох и шагнул в ночную тьму навстречу судьбе.
Когда Зорькин добрался до «Пушкина», его часы показывали без пяти минут девять. Одного взгля-да на освещенный фасад ресторана хватило, чтобы понять: наихудшие его опасения, похоже, подтвер-ждались. Заведение было до отвращения респектабельным, от него прямо таки несло вызывающей роскошью. Сейчас он внедрится вовнутрь, встретит девушку своей мечты и немедленно уведет ее из этого гнезда чревоугодия! Походкой, которая, по его представлению, приличествовала любому ува-жающему себя миллионеру-инкогнито, Николай зашагал к дверям. Поднявшись на ступеньку, Колька замер под непонимающим взглядом швейцара. Что в таких случаях делают миллионеры? Что вообще делают миллионеры, которых не пускают в ресторан? Кажется, они говорят: «Возьмите пальто, ми-лейший!» и еще, кажется, дают швейцару на чай. Этот швейцар не заслуживал чаевых. Он, не мигая смотрел на Зорькина, загородив могучим торсом дверной проем. «Я на минуточку!» - пискнул Колька и попытался проскользнуть мимо шкафа в униформе. Шкаф заинтересованно приподнял бровь и с места не сдвинулся. Осознав, что втереться в узкую щель между швейцаром и дверным косяком не удастся, Зорькин решил изменить тактику. В конце концов, не будет же этот швейцар вечно загора-живать вход в ресторан! Сейчас еще кто-нибудь подъедет, и тогда, возможно, Кольке удастся проник-нуть в помещение. А пока никто не подъезжает, можно обойти здание по периметру и попытаться за-глянуть в окна – вдруг получится угадать, где же дама его сердца… Прижимая к груди кулечек с как-тусом, Колька начал обходить здание с тыла. В окне первого этажа он неожиданно увидел ту самую картину, о которой писала ему Дюймовочка. Правда, за столиком сидела какая-то пожилая пара…
Разочароваться Колька не успел, потому что вдруг заметил, как мимо искомого столика практически рысью бежит молодой человек, за которым неотступно следует яркая брюнетка. Бедное сердце Зорь-кина пропустило удар. Он почувствовал – это она! Его фея, его Дюймовочка! Бедняжка явно перепу-тала кавалеров. Кто знает, возможно, этот парень тоже притащил с собой кактус… Наглый самозва-нец куда-то исчез, а брюнетка разочарованно пошла к бару. Что же делать? Что делать? Зорькин, на-плевав на приличия, буквально прилип к стеклу. Его сердце, наперегонки с другими частями тела, рвалось навстречу любви. И в тот момент, когда Колька уже был готов брать неприступную цитадель штурмом, кто-то деликатно похлопал его по плечу.
- Что вы хотите, милейший? – Зорькин раздраженно обернулся и моментально понял, что подоб-ный тон здесь не уместен. Перед ним стоял молоденький, но преисполненный важности милиционер.
- Документики предъявите пожалуйста!
Дело было плохо. Кроме кактуса и талончика на метро, у Кольки не было ничего.
- Пройдемте…
Романтического свидания не получилось. В обезьяннике, куда бдительные стражи порядка доста-вили незадачливого Дон Жуана, было пусто. Зорькин осторожно присел на лавку, аккуратно размес-тив рядом с собой кактус. Перспектива провести всю ночь на нарах его не вдохновляла, поэтому, соб-равшись с мыслями, он стал анализировать сложившуюся ситуацию, прикидывая, как, воспользовав-шись рыночными отношениями, выйти из нее с наименьшими финансовыми потерями. Собственно, как раз финансов при нем не наблюдалось. Пришедшую в голову идею – всучить ментам в качестве взятки ценный кактус, он рассматривал… недолго, но потом, все-таки, отверг. По поводу кактуса ему еще предстояла разборка с мамой, а это было гораздо страшнее, чем ночь в тюряге. В конце концов, одно дело - объяснить дражайшей родительнице, что он вывел растение на прогулку, а другое – оп-равдываться от беспочвенных подозрений в продаже ценного семейного раритета. Короче, понял Ко-ля, надо трубить SOS. Кому – он примерно представлял, каким образом – пока еще нет. Попытавшись привлечь к себе внимание вялого милиционера, который по ту сторону решетки, лениво поглощал чай с бутербродами, Коля потерпел поражение. Мужик оказался далеко не идеальным собеседником, и на все попытки подозреваемого завести светский непринужденный разговор, не реагировал. В кон-це концов, служитель Фемиды, явно склонный к односложности, буркнул: «Заткнись, козел!» и вер-нулся к чаю. Впрочем, наблюдая, как по мере поглощения напитка, багровело лицо пьющего, Коля решил, что это был не чай. Примерно через полчаса Зорькин уже представлял себя декабристом, во цвете лет погребенным заживо на рудниках Нерчинска. Мысль, о том, что вскоре на первых страни-цах газет появятся его портреты, и пресса упоенно начнет трубить о новом узнике совести, немного грела душу. Единственной ложкой дегтя было воспоминание о вкусном ужине на пушкаревской кух-не. Изголодавшийся Коля начал плотоядно посматривать на кактус – говорят, он вполне съедобен… и если повыдергать колючки, то... От неминуемого тримминга кактус спасло появление в обезьяннике нового товарища по несчастью. Видевший до этого преступников только в сериалах на канале НТВ, Коля немного струхнул и, радуясь, что не успел оскопить растение, на всякий случай, пододвинул его к себе поближе – в умелых руках кактус вполне мог сойти за средство самообороны. Однако вновь прибывший выглядел довольно миролюбиво, поэтому Зорькин, чувствуя себя, в некотором роде, хо-зяином помещения, гостеприимно предложил ему сесть. Не понял, - набычился его потенциальный друг. Ты б ему «садиться» не предлагал, - ухмыльнулся, наконец-то покончивший с «чаем» страж по-рядка, - на то прокуроры имеются. А то враз по лбу схлопочешь.
- Иззззвиниттте, я не хотел вас обидеть, - испугался Коля, чувствуя, как карьера узника совести уп-лывает из под носа вместе с жизнью.
- Как твое погоняло, шенок? – миролюбиво спросил господин-соратник по несчастью, со всеми удобствами располагаясь на лавке.
- Что? – не понял гнилой интеллигент Колька.
- Ну, кликуха твоя какая?
- Казанова, - удивился Зорькин.
- Это какой? Тамбовский? Наслышан… – с уважением посмотрел на Колю мужик.
- Нет, - развеял подозрения Зорькин, - … виртуальный, ну, когда не в реале, а сети… - совсем за-путался он, - то есть я Казанова, когда чатюсь…
- С наркотиками завязывай, пацан, не дело это.
- Что вы, - быстро зачастил Коля, истосковавшись по интересному собеседнику. - Я чатился, а ме-ня Дюймовочка пригласила в «Пушкин» с кактусом, а кактус…
- Ты, Кактус, Пушкин и Дюймовочка? Эх, молодежь пошла.. - завистливо вздохнул дяденька, - были когда-то и мы рысаками, помню на Колыме лет пятнадцать назад мы с братками раз так начати-лись…
- Да нет, я с кактусом пошел в «Пушкин», а меня не пустили, - упорно пытался донести информа-цию до пустившегося в длинные эротические воспоминания собеседника, Коля.
- А Кактус, гнида, значит проскочил? Такое не прощают. Перо ему, и концы в воду.
- Да от него и так уже ничего не осталось, - обречено махнул рукой Зорькин. – Мама за него меня в порошок сотрет.
- А ты позвони старушке, успокой, - мудро сказал старший товарищ, видимо, опытный в таких делах. – Скажи, Кактус начатился, как отойдет – сразу приползет.
- Я бы давно позвонил, а как? – горько вздохнул Коля.
- Так что ж ты морозился столько времени? Лови мобилу, браток. Делов-то…


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:34, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Водитель такси был несказанно удивлен, когда увидел, куда так спешила его пассажирка. Ну ладно бы она мчалась в ночной клуб, в ресторан или хотя бы домой. Оказалось, что пределом мечтаний странной барышни было отделение милиции. Попав в здание, Катерина огляделась. Смотреть было особо не на что: стеклянная перегородка, за которой зевал скучающий милиционер, вертушка, длин-ный коридор. В затруднении девушка остановилась. Весь опыт общения с милицией у Кати сводился к визиту в паспортный стол. Это было конечно не совсем то, что ей требовалось в данный момент. Вспомнив какие-то фрагменты из сериала «Улицы разбитых фонарей», она робко подошла к стекляш-ке. Милиционеру по ту сторону стекла было, конечно, скучно, но не настолько, чтобы вот так вот все бросить и узнать у посетительницы, какого рожна ей, собственно говоря, надо. Катя кашлянула. Ми-лиционер посмотрел куда-то мимо. Девушка поняла, что так она рискует простоять примерно до ту-рецкой Пасхи, и решила все-таки обратить на себя внимание.
- Добрый вечер!
- Ну? – Страж порядка соизволил выглянуть из своего аквариума. – Вы к кому?
- Я, собственно, не знаю… Наверное… к дежурному…
- То есть как так – вы не знаете? Может вы, вообще, адресом ошиблись? – страж явно вздумал по-веселиться за чужой счет.
Катя рассердилась. Пока этот сонный толстолобик тут куражится, беднягу Зорькина, может, уже пытают зэки…
- Я не ошиблась адресом. Дело в том, что мне звонил мой друг.
- Отсюда?
- Отсюда. Его задержали…
Теперь милиционер смотрел сурово, всем своим видом выражая крайнее неодобрение подобным знакомствам.
- И что же вы хотите?
- Поговорить с кем-то, чтобы его выпустили. Так куда мне пройти?
Через пятнадцать минут аквариумный изверг, наконец-то, сжалился над Катериной.
- Прямо по коридору, комната два. Там спросите.
Преодолев первое препятствие, девушка миновала вертушку и прошла на следующий уровень ув-лекательной игры «Спасти друга». Комната номер два нашлась практически сразу же. Деликатно по-стучавшись и не услышав ни звука в ответ, Катя приоткрыла дверь. За столом сидел молодой лейте-нант и читал журнальчик. Увидев посетительницу, он отложил чтиво в сторону и вопросительно по-смотрел на девушку.
- Добрый вечер.
- Ну?
Объяснения пошли по второму кругу.
- Зорькин, Зорькин… Да, есть здесь такой. – Лейтенант пролистал какие-то бумажки. – Вот. Зорь-кин Николай. Задержан возле ресторана «Кафе Пушкин»…
- Где?! – не выдержала Катерина.
- «Кафе Пушкин». Знаете?
- Да, конечно… Я была там сегодня…
Взгляд лейтенанта стал каким-то очень уж внимательным. Похоже, сегодня вечером возле «Пуш-кина» терлась целая банда странных личностей. Удивительно, что поймать удалось только одного. Правильно истолковав молчание человека в погонах, Катя поспешила объяснить:
- Я была там… с другом… Мы ужинали.
Лейтенант, весь ужин которого состоял сегодня из омерзительной лапши «Доширак», невольно проникся к посетительнице классовой ненавистью. Развелось тут подпольных миллионерш. Денег - куры не клюют, раз в таких местах питается. Одета кошмарно – значит маскируется. Наверняка скры-вает доходы. Впрочем, это не его работа – пускай барышней занимается налоговая, но уж он-то нервы ей потреплет… Предположить, что такую девушку кто-нибудь способен просто пригласить поужи-нать, лейтенант не смог.
- У вас документы имеются?
Катя поздравила себя с переходом на третий уровень и вытащила из сумочки паспорт.
- Вот… Есть еще пропуск…
Сверив Катину фотографию в паспорте с сидящим перед ним оригиналом, лейтенант вроде бы ус-покоился.
- И что же вы хотите, Екатерина… э-э-э-э… Валерьевна?
- Я хотела бы узнать, где сейчас находится Николай Зорькин. И что нужно сделать, чтобы его от-пустили…
- Я же вам говорю, Зорькин ваш находится здесь. Кстати, а он вам кто?
- Друг.
- Странных друзей вы выбираете. Его задержали, возле «Пушкина» при попытке проникнуть в ок-но.
- Куда проникнуть?
- Девушка, вы плохо слышите? Я же русским языком говорю: в окно. Документов при себе у него не обнаружено, так что может это, вообще, кто-то другой, а Зорькиным только назвался. Посмотрев на часы, Катерина поняла, что с момента ее прихода в отделение прошел час, а она ни на йоту не про-двинулась в деле освобождения непутевого друга из узилища.
- Это он, я совершенно уверена. Он звонил мне отсюда.
- Ага! Еще и нарушение режима!
- Послушайте, - Катя заговорила умоляющим тоном, - вы же прекрасно понимаете, он никакой не преступник. Отпустите его, я могу подтвердить его личность, поручиться, бумаги какие-нибудь под-писать…
Лейтенант молчал, выжидательно глядя ей в глаза.
- Пожалуйста…
Лейтенант вздохнул и покачал головой. Все-таки непонятливый народ эти посетители…
- У нас есть основания подозревать подготовку теракта…
Несмотря на серьезность момента, Катя фыркнула.
- Вы считаете Кольку террористом? Да он и мухи не обидит, вы же его видели!
- Не скажите, девушка! – всем своим видом лейтенант как бы давал понять, что внешность бывает ой как обманчива. – К тому же при нем был очень странный пакет…
- И что было в пакете? Оружие? Наркотики? Ни за что не поверю!
- Кактус.
- Что?! – Нет, Катя, конечно, подозревала, что ее друг слегка не в себе, но не думала, что все так запущено.
Довольный произведенным эффектом, лейтенант торжествующе повторил:
- Кактус. В лабораторию пока не отправляли, но подозреваем наличие в кактусе психотропных вещества и наркотиков. А за хранение и распространение – статья. Произнеся эту явную ахинею, ми-лиционер замолчал, не прекращая сверлить Катю пристальным взглядом. И она, наконец-то, поняла, чего от нее добиваются вот уже второй час. Взяток давать ей не приходилось ни разу в жизни, но се-годня видимо был такой день – день новых впечатлений и приобретения опыта. Тяжело вздохнув, Ка-тя полезла в сумочку. Кажется, она перешла на четвертый уровень. Разборки со стражами порядка за-няли остаток ночи. В конце концов, Катины финансовые аргументы пересилили правоохранное рве-ние доблестных милиционеров, и помятый Колька был передан ей с рук на руки. Его умеренно потре-панная телесная оболочка не шла ни в какое сравнение с тем, что творилось в его измученной неспра-ведливостью этого мира душе. Напоследок, сатрапы конфисковали у него кактус, видимо, просто из вредности. Катя затолкала незадачливого товарища в автобус и строго-настрого велела не подходить к компьютеру ближайшие сто сорок восемь часов. Страшно хотелось спать, мобильный телефон раз-рядился, а, значит, родители перевернули полгорода, чтобы ее найти… Представив себе неизбежный разговор с отцом, Катя совсем приуныла. Но, поглядев на часы, поняла, что разговор с папой придет-ся отложить – домой заехать она не успевает, поэтому первым в очереди на сегодня явно будет скан-дал со Ждановым: она опять опаздывала. Остатка денег хватило на то, чтобы взять такси.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:35, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
9.

Мельком посмотрев на себя в боковое зеркало такси, Катя ужаснулась. Стиль ее прически невоз-можно было аргументировать никакими модными веяниями, разве только несчастным случаем, одна-ко, как ни странно, одежда была достаточно аккуратна - хотя ни блузка, ни юбка не скрывали того факта, что забыли, как вблизи выглядит утюг. К тому же, соображение, что она опять наверняка опоздала, не добавляло ей уверенности. А там, в кабинете - шеф, босс, высокий начальник, суровый президент. Бодр, свеж, чисто выбрит и полон решимости испортить ей настроение придирками и глу-пыми поручениями. И все потому, что невзлюбил ее с самого первого дня выхода на работу. При вос-поминании, как вчера Жданов отчитывал ее за опоздание, у Кати безвольно опустились руки. Она без колебаний заплатила бы любую цену, лишь бы только оказаться прямо сейчас где-нибудь в темной комнате, где есть кровать и нету часов. Пульсирующей жилкой у виска билась настойчивая мысль: «Что же делать?!», на смену которой тут же пришла вторая, спасительная: «Срочно искать новую Ра-боту!». «Приду и уволюсь!» - подумала Катя и немного успокоилась.
Как ни странно, этим утром президент тоже находился не в лучшей форме. Жданову так и не уда-лось выспаться. Голова гудела, и он был не в силах говорить достаточно быстро, чтобы поспеть за мыслями, которые со звоном перекатывались в ней с места на место. Андрей чувствовал, что даже смерть порадовала бы его, если бы только пришла прямо сюда и прямо сейчас. Он никак не мог со-средоточиться на бумагах, потому что сфокусировать оба глаза на чем-то одном пока не получалось. Ему хотелось заорать и позвать на помощь - но это бы привело к окончательной потере сил. Даже способность тихо разговаривать не входила сегодня в его опции. Он уже привык к тому, что Кира умела и любила вести длинные, занудные беседы. Его участия в этом процессе давно не требовалось. Обычно хватало ритуального «Доброе утро, дорогая», и он мог быть свободен на день. А если не уда-валось вечером вставить «Иди ко мне», то и на ночь тоже. Через десять минут после его признания в любви у нее наступала амнезия, еще через десять - депрессия, еще через десять - истерика. Краткой неустойчивой ремиссии не наблюдалось уже несколько лет. Кира свято блюла заветы Ленина: «Соци-ализм - это учет». И пусть социализм давно кончился, учет и контроль были постоянны.
Вчера она позвонила в одиннадцать вечера, и полчаса он объяснял ей, почему так и не появился у Сашки, хотя знал, что она на этом визите настаивала. Еще полчаса он отчитывался – когда вернулся с работы и почему на восемь минут позже обычного? Кто ему сейчас звонил, ведь телефон был занят? А, может быть, звонил он, тогда кому? Где и с кем он ужинал? И кого он привел к себе в квартиру, воспользовавшись ее отсутствием? Любому дураку ясно, что он и не поехал к Александру специаль-но, чтобы воспользоваться моментом и затащить в постель какую-нибудь модельку. А она, Кира, не дура и не позволит из себя таковую делать. Его оправданий невеста, как обычно, не слушала. Ждано-ву давно казалось, что звука собственного голоса ей достаточно. Дураком себя почувствовал он, но неосмотрительно решил, что попробует заснуть, и звонок в скорую психиатрическую помощь отло-жит на потом. Однако когда через двадцать минут Кира продублировала разговор, присовокупив к предположениям о свершившейся измене несколько угроз, его новопасситные нервы не выдержали и ответили вопросительным предложением о возрасте, номере ясельной группы, наличии умалишенных в генеалогии, а также об осведомленности о местонахождении САДА, куда ведет широкая дорога с указателями, кои приличному человеку и читать-то стыдно, не то, что произносить. Через час невеста перезвонила и сообщила, что пошутила - жениху она доверяет настолько, что сейчас приедет к нему в гости. Часы показывали четыре утра. На семнадцатом звонке Андрей окончательно взбесился, и как можно вежливее попросил не радовать его, как существо с ограниченным чувством юмора, среди но-чи своим появлением, принимать успокоительное, и навечно стереть номер его мобильника из запис-ной книжки. Ответив еще на пару ее звонков, в пять утра он понял, откуда берутся женоненавистни-ки, вытащил из бара бутылку виски и сделал несколько глотков прямо из горлышка. Нервы ненадолго расслабились, но лишь только для того, чтобы передать эстафету голове, которую вскоре скрутило в бараний рог.
Когда Катя, предвкушая неминуемый разнос и твердо решив, что этот разнос будет последним в ее трудовой биографии, волнуясь, вошла в кабинет, Жданов сидел за своим столом, обхватив голову ру-ками, и не реагировал на внешние раздражители. «Вроде пронесло», - поняла Катя, внимательно взглянув на медитирующего начальника. Андрей ничего не сказал ей по поводу опоздания, похоже, вовсе не заметив ее появления. Его поза выражала настолько неприкрытое страдание, что девушка, неожиданно для себя, безмолвно подошла поближе и молча опустилась на соседнее кресло. Немного помолчав и собравшись с духом, Катя тихо спросила:
- Андрей Палыч, все в порядке?
- Что? Ах, да… доброе утро, Катенька… если утро вообще может быть добрым.
Удивившись, что Андрей впервые обратился к ней подобным образом, Катя немного замешкалась от смущения.
- Извините, я опять опоздала. Это вышло случайно… Я не…
Жданов оторвался от созерцания гладкой поверхности пустого стола, тоскливо посмотрел на де-вушку и махнул рукой.
- Да ладно, бывает. Идите, работайте. Хотя… вы же вчера все сделали, можете отдохнуть.
У него был такой несчастный и разочарованный вид, что Кате захотелось его успокоить:
- Не волнуйтесь, Андрей Палыч. Еще не все потеряно. Возможно, у Романа Дмитрича все удачно сложится с дешевыми тканями, ну и… мы что-нибудь придумаем…
Взглянув ей в лицо, он тотчас же отвел глаза и ничего не ответил. Пару минут они молчали, затем Катя, в каком-то непонятном порыве, вдруг быстро положила свою руку на руку Андрея, и тотчас же испугавшись содеянного, моментально скрылась в каморке.
Рабочий день начался.
Чат.

<Синтетическая Дура> Ау?
<Очкарик> Ау?
<Синтетическая Дура> Привет!
<Очкарик> Куда вы пропали? Я уж испугался, что вы последовали моему совету и вас уволили…
<Синтетическая Дура> Я, и вправду, думала об увольнении, но…
<Очкарик> Не увольняйтесь, я могу подбросить вам еще парочку рекомендаций, как извести босса.
<Синтетическая Дура> Не стоит. У меня такое чувство, что я ими не воспользуюсь.
<Очкарик> Отчего же? Вы нашли себе другого советчика?
<Синтетическая Дура> Нет. Просто…
<Очкарик> Тогда, в чем дело? Неужели вы позволите вашему монстру продолжать над вами издеваться?
<Синтетическая Дура> Он не монстр.
<Очкарик> С каких это пор?
<Синтетическая Дура> Ну… даже не знаю…
<Очкарик> Вы влюбились в своего начальника?
<Синтетическая Дура> Вот еще. Конечно, нет.
<Лось> Как пить дать, влюбилась.
<Синтетическая Дура> Что за глупости?
<Лось> Или пусть мне все рога пообломают.
<Очкарик> Это мысль.
<Синтетическая Дура> Конечно нет.
<Очкарик> Слава богу, а то я, почему-то расстроился.
<Синтетическая Дура> Мне стало его жалко.
<Очкарик> Кто бы меня пожалел! Кошмарное утро.
<Синтетическая Дура> У нас в компании трудные времена.
<Очкарик> Кому сейчас легко? Вы верите в любовь с первого взгляда?
<Синтетическая Дура> С моим зрением это невозможно. А почему вы спрашиваете?
<Очкарик> Если бы я знал… Извините за плохое настроение, не хватало, чтобы оно передалось и вам.
<Синтетическая Дура> Вы не в духе? Тогда, пожалуй, я пойду и поработаю.
<Очкарик> Не исчезайте надолго. Посадите перед столом своего начальника двенадцать кустов красных роз и возвращайтесь.
<Синтетическая Дура> Боюсь, что это займет слишком много времени… Сегодня я тоже не в лучшей форме. А как поживает Гингема?
<Очкарик> Синди… вы о ком?
<Синтетическая Дура> О вашей секретарше.
<Очкарик> С «Гингемой» я погорячился. Она довольно мила.
<Синтетическая Дура> Неужели? Помнится, совсем недавно вы писали, что эта жуткая стерва вас изводит.
<Очкарик> Вы ошибаетесь. Я тогда переборщил, но не до такой же степени.
<Синтетическая Дура> Уж не влюбились ли вы в свою секретаршу?
<Очкарик> Конечно, нет. К тому же, она не обращает на меня никакого внимания.
<Синтетическая Дура> Вас это огорчает?
<Очкарик> Нет, я еще не сошел с ума. Хотя, подозреваю, что это ненадолго…

Задушевную беседу прервал телефонный звонок. Валерий Сергеевич Пушкарев, добрый от приро-ды человек, иногда вспоминал, что в прежней докапиталистической эре служил настоящим полковни-ком. Это воспоминание периодически будоражило ему кровь, а его домашним – нервы. После сытно-го завтрака и прогулки вокруг старой «Волги», зажигание которой в очередной раз напомнило своему владельцу об их общем пенсионном возрасте и ушло в самоволку, Валерий Сергеевич решил трях-нуть стариной и навести порядок во вверенном ему подразделении. Утреннее явление Кольки, пове-давшего о своем ночном приключении, несколько успокоило Пушкарева. Его девочка была цела и не-вредима, всю ночь ухлопав на проблемы этого ходячего недоразумения. Зорькина, как человека ни-когда не нюхавшего пороха, Валерий Сергеевич не уважал и категорически отказывал ему в праве на дружбу с Катериной. Это он и не преминул незамедлительно высказать дочери. Катя вполуха слуша-ла жужжащий в телефонной трубке недовольный голос отца, даже не пытаясь отвечать на его спра-ведливые, но несвоевременные замечания. Однообразные интонации убаюкивали и, пробормотав «Потом, папочка, вечером поговорим», Катя нажала на кнопку отбоя. Препираться с папой можно до бесконечности, или уж точно, до конца рабочего дня, а ей было необходимо подумать о вещах более важных. Судя по настроению Андрея… то есть, Жданова… положение дел в компании угрожающее. Дай-то бог, чтобы она ошиблась со своим прогнозом по поводу дешевых тканей и бесплатного сыра. А если нет? Неожиданно она осознала, что ей небезразличен этот мальчишка, ставший с бухты-барах-ты президентом. Пусть он старше - это ничего не меняет, в бизнесе он мальчишка. И она просто обя-зана помочь... ему… нет, компании… ну при чем здесь Андрей Жданов? Ему бы она уж точно помо-гать не стала… вот еще… с какой стати…. Конечно, он был в чем-то прав, обвиняя ее в провале кол-лекции… Она совершенно не разбирается ни в моде, ни в тканях… Она его подвела… значит, должна все исправить… как?.. надо подумать… в любом случае, стоит дождаться приезда Малиновского... и подумать…с Колей посоветоваться… Коля умный, хоть и дурак… а Андрей… Павлович… Катя обес-силено опустила голову на руки. Не спать две ночи подряд у нее никогда не получалось, поэтому не-заметно для себя девушка задремала.
Андрей поискал глазами отчет, решив заранее подготовиться к Сашкиной атаке. В конце концов, сегодняшний совет акционеров никто не отменял. Папки нигде не было, и, не мудрствуя лукаво, он направился к единственному человеку, который был в состоянии ему помочь – к Кате. Взявшись за ручку двери, он немного помедлил, а затем несколько нерешительно постучался. Так как ответа не последовало, Андрей осторожно приоткрыл дверь. Вопрос замер у него на губах: положив голову на руки, девушка сладко спала прямо на рабочем месте. Жданов задержал дыхание и почувствовал себя извергом – надо же, как замордовал бедняжку, совсем измучалась, пусть поспит. Еще немножко по-стояв в дверях, раздумывая, стоит ли ему разбудить Катю и отправить ее домой, Андрей решил, что все же не стоит, и аккуратно прикрыв за собой дверь, пошел искать в отчет самостоятельно. Не успел он найти нужную папку, а в дверях показалась улыбающееся лицо Тропинкиной.
- Компаниязималеттомоднаяодеждамашаздравствуйте! – поприветствовал ее Жданов.
- Здрасьте, Андрей Павлович. Я к Кате на минуточку пройду?
- Пройдите лучше на ресепшен, Маша, коль скоро сегодня Зималетто так повезло, что вы неожи-данно решили порадовать нас своим присутствием.
Тропинкина огорченно пожала плечами и скрылась, а Андрей, наконец-то выудив необходимые документы, погрузился в их изучение. Долго напрягаться ему не пришлось, потому что тут же в дверь заглянула Кривенцова и сообщила, что ей срочно-важно-спешно необходимо видеть Катю.
- У Кати неотложная работа, - прошептал Андрей, кляня про себя зычный голос Ромкиной секре-тарши. – Рекомендую и вам, наконец, заняться делом.
- Так Роман Дмитрич в командировке, - громко удивилась Шурочка.
- Как только приедет, я посоветую ему вас уволить, - раздраженно бросил Жданов нахальной иери-хонской трубе, удовлетворенно глядя на моментально закрывшуюся дверь, вновь делая попытку вникнуть в цифры.
Последующие десять минут прошли относительно спокойно. Жданов сумел взять себя в руки и да-же сделал несколько заметок для выступления на Совете, когда в кабинет снова постучали. В этот раз нелегкая принесла Татьяну Пончеву. Прижимая к груди какую-то папочку, она попросила позволения переговорить с Катей по поводу «этих вот бумаг». Единственным достоинством Татьяны было то, что просьбу свою она высказала гораздо тише, чем Шурочка. Тем не менее, Жданов был непоколебим, и отправил Таню изучать «эти вот бумаги» без Катиного участия. Еще одна попытка вникнуть в свои бумаги провалилась с большей скоростью, чем предыдущие. Дверь медленно приоткрылась и в узкой щели появилась голова Светланы.
- Андрей Павлович, вы не могли бы на минутку отпустить Катю в бухгалтерию? Надо уточнить кое-какие данные для пенсионного фонда.
- Ей настолько далеко до пенсии, что фонд вполне может подождать пару часиков.
- Вы не понимаете, Андрей Павлович…
- Это вы не понимаете, - сорвался Андрей на свистящий шепот. – Идите. Я все передам, она загля-нет к вам попозже.
Нет, это не модный дом, а какой-то детский сад. У президента важное мероприятие, между про-чим. Совет акционеров. И вопрос серьезный – неужели им не все равно, под чьим руководством рабо-тать? Какое там! Барышни устроили из компании филиал разведшколы. Решили, во что бы то ни ста-ло, добраться до Катерины. Поувольнять их всех, что ли, к чертовой матери? Очередной подход к от-чету прервали в самом зародыше. Раздался рев телефона, и невинным голосом Амура сообщила Жда-нову, что Кира Юрьевна желает немедленно видеть его у себя в кабинете. Заскрежетав в трубку зуба-ми с такой силой, что на другом конце провода Кирина секретарша немедленно оглохла, Жданов пе-редал Амуре, что каждый, кто позволит себе в ближайшее время ворваться к нему в кабинет или, не дай бог, станет доставать его глупыми звонками, вылетит из Зималетто немедленно и без выходного пособия. Восстановив, таким образом, порядок на рабочих местах, Андрей с удовлетворением занялся отчетом, решив не тратить драгоценное время на разгадывание тайн женсовета, по опыту зная, что за-нятие это бессмысленное и неблагодарное. Тем более, когда до Совета меньше часа.
У дамочек везде были уши, поэтому возмущение, высказанное Клочковой Кире Юрьевне пусть и за закрытыми дверями, но достаточно громко, не стало для них секретом. Сначала девушки, собрав-шись на внеочередное заседание, как всегда, перемыли Виктории кости. Затем – остановились на ее умственных способностях, удивляясь, как в такой крошечной головке может помещаться столько не-здорового воображения. Надо же придумать парочку – нашу скромную Катю Пушкареву и главного плейбоя России Романа Малиновского. Такого быть не может, потому что не может быть никогда. Ну, просто по определению. Вскоре женсовет задумался.
Клочкова уже часа полтора требовала вызвать Малиновскому скорую психиатрическую помощь, по пятому разу пересказывая Кире, как по-хамски Ромка обошелся с ней в «Пушкине». Вряд ли, у этой курицы хватит мозгов на столь длинную домашнюю заготовку, решил Женсовет. Мнения при-сяжных разделились. Таня и Шура настаивали на полной невменяемости подсудимой Виктории, что, естественно, ни коем образом не могло повлиять на окончательный приговор высокого многоуважае-мого суда. Маша, томно глядя в потолок, заметила, что все возможно в этом лучшем из миров, и Катьке давно пора, наплевав на викторианское воспитание, сменить образ старой девы на что-нибудь более привлекательное для мужиков и попытаться жить сегодняшним днем. Не обращая внимание на споры подруг, Амура пристально изучала карты. «Странно, девочки», - неуверенно сказала она, - «вокруг Кати вьются три короля, но вот кто у нее на сердце – я понять не могу, как-то все в тумане, странно…» Подошедшая Ольга Васильевна, которую тут же ввели в курс дела, посоветовала не га-дать и обратиться за разъяснениями к самой Кате. Идея была хороша, и ею не преминули воспользо-ваться. Но на подступах к Кате обосновался Жданов, и жестко отбивал атаку за атакой, поэтому быст-ро достичь желаемого результата дамочки не смогли. Президент компании был суров и решителен, не позволяя любопытным секретаршам отвлекать свою помощницу от срочной работы. Как будто можно было придумать что-то более срочное, чем дача подругам чистосердечных показаний относительно невероятного романа! Горько сетуя на то, что против лома нет приема, расстроенные разведчицы ра-зошлись по рабочим местам, сговорившись взять реванш за обедом в «Ромашке».


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 01:02, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 00:36, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
10.

Через час, немедленно вслед за отбытием грозного начальства на ковер к акционерам, Катя была изъята из каморки и препровождена в соседнее кафе для снятия с нее допроса по всем правилам воен-ного времени. Уверенно отставив в сторону капустно-морковные салатики, дамочки окружили нес-частную жертву плотным кольцом и, пропустив мимо ушей жалобы на усталость и отсутствие аппе-тита, грозно спросили, не хочет ли она им что-нибудь рассказать.
- Кать…скажи честно… ты сегодня ночевала дома?
- Если честно, то нет, - легко ответила девушка, не чувствуя за собой вины.
Барышни понимающе переглянулись.
- Ну и правильно, - одобрительно кивнула Тропинкина. – Давно пора.
- Только не с ним, - категорически возразила Машке Светлана. – Разве он подходит для создания семьи?
- Какой семьи? - ужаснулась Катя, на секунду представив себе совместную жизнь с Зорькиным. – Мы просто друзья.
- Сказки про дружбу рассказывай папе с мамой. Нам-то зачем? – сбить Шурочку с намеченного курса еще не удавалось никому.
- Мы, Катюш, предупредить тебя хотели. Конечно, можешь и не слушать, дело твое, – задумчиво вступила в разговор Амура. - Только будь во всеоружии и не расслабляйся
- Почему? – от подобного разговора остатки аппетита стремительно улетучивались, и Катя тихонь-ко отодвинулась от стола.
– Разбитое сердце быстро не восстанавливается, – грустно вздохнула Таня, покончив со своим са-латиком и принимаясь за Катин.
- А между вами было? Когда? Где? Как? Сколько раз?… - требовала подробностей неугомонная Тропинкина.
- Ты о чем? – не поняла Катя.
- Все о том же. Только говори, что ничего не было, когда ты осталась с ним фейс-на-фейс, - заржа-ла Шурочка.
Чувствуя себя в каком-то Зазеркалье, Катерина силилась понять, чего от нее добиваются неугомон-ные подружки. В какой-то момент она решила, что весь этот разговор – галлюцинация, вызванная по-стоянным недосыпанием… Да… Шурочка права в одном… надо было все-таки прибить Зорькина се-годня… фейс-на-фейс… прямо на выходе из отделения милиции… собственная доброта когда-нибудь ее погубит…
Истолковав Катину задумчивость как всегда превратно, дамочки, возбудившись сверх всякой ме-ры, затрещали, перебивая друг друга.
- Известный дамский угодник.
- Скажи лучше - ловелас и прожженный циник.
- Попрыгунья-стрекоза.
- Стрекозел.
- Совесть которого при рождении отрезали вместе с пуповиной, – подытожила Светлана.
- Зато все остальное у него на месте… - Мария Тропинкина знала, о чем говорит.
- Хотя многие дорого бы заплатили за то, чтобы это «все» у него отрезали. Вместо совести… - Светлана терпеть не могла бабников и не скрывала этого.
- Да уж, - агент Пончик наконец-то закончила жевать Катин салатик, и теперь была открыта для диалога. – Этого поганца не одна девушка недобрым словом вспоминает. И правильно. К нему же на пушечный выстрел подходить нельзя, обычно это плохо заканчивается.
От таких обвинений Катерине совсем поплохело. Они, что сошли с ума? Коля далеко не идеал, но все же…
До глубины души потрясенные столь явным невниманием к совершенно правдивым и искренним словам, женсоветчицы разочарованно надулись. Почему она молчит? – возмущались дамочки. Поче-му не делится с ними? Это не по-людски – таиться и скрывать свою интимную жизнь от лучших под-руг. Всем известно, что обиженная женщина способна на многое. Пять обиженных женщин способны на все. Дамы отчаянно ломанулись в последнюю и решительную атаку. Сверля Катю пронзительны-ми взглядами, они вдохновенно вещали о женской дружбе, о необходимости хоть иногда облегчить душу, о взаимовыручке и чувстве локтя. Они обещали всяческую поддержку и понимание, намекали на дальнейшее приобщение Кати к сокровенным тайнам бытия, а также выражали готовность отве-тить на любые ее вопросы относительно их личной жизни. Взамен им требовалась самая малость: все-го лишь мизерная капля информации обо всех подробностях сегодняшней Катиной ночи. Без купюр.
Все еще не понимая, почему ее подруги вдруг разом сбрендили, Катя в ужасе попыталась спря-таться за пустой тарелкой: она никого не любит! Совсем никого!
Но, вообразив себя внучками Штирлица, дамочки не сбирались сдаваться без боя – кровь, как из-вестно, не водица, а пленных брать не время.
- Просто не хочешь с нами ничем делиться, подруга называется.
- Вешаешь нам лапшу на уши?
- И не рыдай потом, что мы тебя не предупреждали насчет Малиновского.
Поняв, что предыдущие бомбовые удары наносились по Малиновскому, Катя рассмеялась и уж совсем было решила развеять сомнения любопытных подружек, но, вспомнив обещание, данное Ром-ке после «Пушкина», прикусила язык.
- Девочки, я понимаю. Спасибо, что вы за меня переживаете. Но поверьте, тут не о чем волновать-ся!
- Как это не о чем! Мы в курсе, на что способен этот типчик! Ты расскажи нам все, не стесняйся. А мы посоветуем…
- Девочки, ну что вам рассказать? – Кате стало смешно. – Да вы и так все уже знаете.
Вариант оказался беспроигрышным. Обрадованные Катиной покладистостью, барышни момен-тально ринулись в обсуждение. Через двадцать минут они сообразили, что обеденный перерыв закон-чился и, распираемые полученной информацией, рванули по рабочим местам. Никто из них не заду-мался о том, что за все это время Катя не проронила ни слова, предоставив им возможность выдви-гать самые неправдоподобные версии. Казалось, ее все устраивало и даже забавляло. Следуя за взбу-дораженными подругами, девушка улыбалась, поздравляя себя с удачной придумкой. Ну что ж, Ма-линовский, так Малиновский, хотя… Представив, как сплетня об ее мифическом романе, словно снежный ком, обрастая увлекательными подробностями, докатывается до ушей Андрея, она покрас-нела… Почему-то ей вдруг стало не по себе.
Следующий день прошел на редкость тихо: новые коллекции не разрабатывались, старые – не про-давались. Ничего особенного не происходило, так что все новости касались только погоды. Компа-ния, словно в такт с природой, медленно погружалась в сон. Даже Жданов, который все утро метался по кабинету в ожидании вестей с полей, в конце концов, успокоился и без движения осел в кресле. Конечно, в этом мире никогда не знаешь, что может произойти в следующую секунду, но если когда-нибудь Андрею и казалось, что он заслужил право на краткую передышку, так это после восторжен-ного звонка Ромки, в котором тот отчитался о полном успехе ювелирно проделанной операции. Жда-нов догадывался, что подводных камней на пути выхода из кризиса предостаточно, но все же было приятно осознавать, что главное препятствие они миновали – предприимчивый гений Малиновского практически вывел фирму из тупика.

***

Кто как, а неугомонный женсовет был не в состоянии долго существовать в таких невыносимых условиях. Любое отсутствие новостей барышни воспринимали как дерзкий вызов своим дедуктивным способностям. Ибо всем известно: в тихом омуте чего только нет, а уж за стенами начальственных ка-бинетов всегда что-нибудь да происходит. Вооружившись, по самое не могу пикантными вопросами, дамочки, возомнив себя, по меньшей мере, агентами национальной безопасности, продолжали терро-ризировать Катерину: для полного философского осмысления произошедшего, им не хватало допол-нительных подробностей. Добывая нужную информацию, разведчицы не пренебрегали ничем, поэто-му от неминуемой гибели Катю спасло только явление сияющего вице-президента, который, щедро даря улыбки вставшим в охотничью стойку дамам, бодро прошагал по «Зималетто» и неделикатно постучал в кабинет Жданова.
- Как дела? – хором спросили друг друга акционеры.
- Это был мой вопрос, Малиновский, придумай себе другой.
- Все в шоколаде, мой мальчик. Как бы ты обходился без Ромы Малиновского?
- Договор привез?
- Добрые дела – мое кредо. Все подписал, привез контракт и образцы тканей. Заметь! Восхититель-ные натуральные шелка и, что самое главное, дешевы до неприличия. Ну, как скажи, при такой разни-це цен можно поддерживать отечественного производителя? Только одна небольшая заминочка – по-ставщик по-прежнему настаивает на стопроцентной предоплате.
- Плохо. Нам это совсем ни к чему… Катя!
- Да, Андрей Павлович? – Девушка выглянула из каморки и улыбнулась Ромке. – Добрый день, Ро-ман Дмитриевич! Как съездили?
- Роман Дмитриевич вернулся со щитом. Посмотрите контракт, пожалуйста, и скажите, что вы о нем думаете.
- Не обо мне, Катенька, о контракте, - уточнил довольный Малиновский, растянувшись в кресле.
Некоторое время Катя вдумчиво изучала бумаги. Наконец, аккуратно положив их перед Ждано-вым, она резко произнесла:
- И о вас, Роман Дмитриевич, и о данном контракте у меня одно мнение: это безумие!
- Безумству храбрых поем мы песню! – засмеялся Малиновский.
- Это очень плохая песня, и называется она «Траурный марш»! А вас не смущает полная предопла-та? Так сейчас никто не работает… и… нам придется брать кредит… а финансовое положение Зима-летто…
- Катя, - мягко перебил ее Жданов, - у нас нет другого выхода.
- Есть. Найти более надежных поставщиков.
- Не будьте пессимисткой, Катюша, надо срочно оформлять кредит, - уверенно добавил Малиновс-кий.
- Андрей Палыч! Это вопрос не одного дня! – Катя все еще пыталась спорить.
- Вы правы, время не терпит. Поэтому я настоятельно прошу вас заняться этим сейчас же. И вот еще что, было бы неплохо, чтобы вы договорились о встрече в банке на завтрашнее утро.
Обречено вздохнув, девушка приступила к подготовке документов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:03, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Ничто не предвещало катастрофы. Благодаря расторопности Катерины, кредит был получен, про-платы сделаны, и представители фирмы клятвенно обещали немедленно доставить ткани. Впервые за много дней Андрей решил, что жизнь налаживается. Как раз в это время в коридоре послышались то-ропливые шаги, и в кабинет ввалился бледный до зелени Малиновский. Жданов оторвал взгляд от бу-маг – внезапно ему показалось, что друг как-то уж слишком серьезен.
- Что стряслось?
Роман, метнув безумный взгляд на Андрея, заметался по кабинету.
- Спокойствие! - воскликнул он, натыкаясь на стол. - Только спокойствие! - И, опрокинув стоящий в углу фикус, обессилено плюхнулся в кресло. - Палыч… ты не поверишь, Палыч… - слова с трудом покидали его речевой аппарат. – Нет…
- Что «нет»? – тихая истерика друга постепенно передавалась Жданову.
- Тканей нет… Фирмы нет… Денег наших нет… кажется…
Шипение Малиновского достигло наконец президентских ушей, однако сознание Андрея упорно сопротивлялось, отказываясь верить в происходящее. Первым делом он вскочил и, в свою очередь, пробежался по комнате. Потом зачем-то схватился за органайзер, будто пытаясь найти в своем распи-сании на сегодняшний день пункт «Убийство друга». Отшвырнул органайзер, и медленно взял со сто-ла бронзовую статуэтку орла. Поставил птичку обратно и только после этого осознал: все происходя-щее абсолютно реально. Но вот что с этой реальностью делать – Жданов совершенно не понимал. И немедленно обрушился на и без того полумертвого от ужаса Малиновского.
- Что ты сидишь? Немедленно… - что «немедленно», Андрей пока не придумал, но это было не главное. – Немедленно… - Не сумев продолжить фразу, Жданов снова упрямо повторил: - Немедлен-но! Я сказал…
Малиновский, казалось, понял, что от него требуется. Вскочив, он пробормотал:
- Конечно, Палыч! Уже бегу… Я сейчас же… - что «сейчас же» Роман тоже не договорил, видимо заразившись косноязычием от друга и начальника.
Когда за Малиновским захлопнулась дверь, Андрей в отчаянии упал на кресло. Он вдруг подумал о том, как будет сейчас все рассказывать Кате. Ну почему они не послушали предостережений? Из них троих она – самый разумный человек. К сожалению… Оттягивать тяжелый момент не было смысла, поэтому Жданов собрал остатки мужества и тихим жалобным голосом позвал:
- Катя! Каааатя….Катя, подойдите, пожалуйста…
- Андрей Павлович? – Катя вышла из каморки, озадаченная непривычным тоном шефа. Увидев его лицо, девушка встревожилась еще больше.
- Катенька… вы были правы… Эта фирма… с тканями… Нас обманули. Ни тканей, ни денег боль-ше нет. Фирмы тоже нет.
Девушка побледнела, и начала медленно сползать по стеночке на пол.
Катин обморок вывел Жданова из ступора. В одну секунду перелетев через стол, он схватил по-мощницу на руки и побежал к двери, намереваясь позвать на помощь. Однако моментально переду-мал, поскольку какого-нибудь приемлемого объяснения происходящему изобрести бы не смог. Не-долго пометавшись по кабинету с обмякшей Катей на руках, лихорадочно вспоминая правила оказа-ния первой помощи, Жданов решился самостоятельно привести девушку в чувство. Положив ее на стол, он, для начала, кинулся расстегивать на ней блузку. Дрожащие пальцы не справлялись с зада-чей, плюнув на чертовы мелкие пуговицы, Андрей схватил папку с документами и стал разгонять воз-дух перед бледным лицом бездыханной девушки. Девушка не реагировала. И тогда Андрей решился на крайность. Искусственное дыхание он делать не умел, но надеялся, что опыта, почерпнутого из кинофильмов, ему должно хватить. На всякий случай сняв очки, он склонился над лежащей на столе Катериной и приступил к операции «дыхание рот в рот». К сожалению, Андрей, несколько увлекшись спасением девушки, совершенно не заметил, как дверь в его кабинет распахнулась, поэтому и случи-лось непредвиденное. Впрочем, любому, хоть немного знакомому с Кирой Юрьевной Воропаевой, это показалось бы закономерным. В способности выбирать самый неподходящий момент для выясне-ния отношений, ей не было равных. А еще она умела делать выводы и строить умозаключения, кото-рые всегда были не в пользу морального облика жениха. Однако, честно говоря, то, что Кира увидела сейчас, ей бы не могло присниться в самом страшном кошмаре. Андрей присосался к губам своей ва-ляющейся на столе секретарши. Он уже успел расстегнуть ее блузку и явно готовился к чему-то еще более безобразному. Растеряв остатки самообладания, Кира Юрьевна заорала. Ее крик заставил Жда-нова отскочить от стола. Временно забыв о Кате, он бросился утихомиривать невесту, но не учел од-ного обстоятельства: слишком близко подходить к Кире сейчас было не в его интересах. Оказавшись от нее на расстоянии вытянутой руки, он моментально получил полновесную пощечину. Хорошая ре-акция спасла его от второго удара: он успел перехватить руку невестушки возле самой щеки. Физи-ческие упражнения вернули Кире Юрьевне дар речи. С ненавистью глядя на Жданова, она закричала:
- Ты рехнулся?! – и, явно не нуждаясь в ответе, продолжила: - Лучшего занятия ты найти не мог? Хоть бы дверь закрыл, если уж не терпится!
И, так как Жданов ошеломленно молчал, распалилась еще больше:
- Что вы все находите в этой уродине?! Сначала Малиновский, теперь ты… Ненавижу! – она раз-рыдалась.
Жданов, наконец, открыл рот. Но его ответная реплика только подлила масла в огонь:
- Малиновский? При чем здесь Малиновский? Ты хочешь сказать, что у них с Катей что-то…
- Андрей, для тебя так важно, есть ли у нее с Малиновским что-то? Важнее, чем мои чувства? Или, можно подумать, ты не знал, что у твоего дружка с этой… с этой… нимфоманкой… роман?
- Кира, я уже ничего не понимаю! Малиновский мне ничего не говорил. И Катя тоже…
Упоминание имени «Катя» послужило причиной для нового вопля:
- Катя! Опять Катя! Жданов, ты допрыгался! Я отменяю свадьбу! Ты понял? ОТ-МЕ-НЯ-Ю!!! Ра-дуйся, ты совершенно свободен. Я ухожу! – Произнеся эту фразу, Кира застыла у дверей, явно наде-ясь на то, что ее сейчас начнут останавливать. Конечно, ее ожидания оправдались.
- Кирюша, не горячись! Ты ничего не поняла! – Жданов был само обаяние. – Посмотри на меня, Кира! Неужели ты думаешь, что между мной и Катей что-то может быть? Ты прекрасно понимаешь, что она не в моем вкусе… что она совершенно не интересует меня как женщина…
В этот момент за его спиной раздалось тихое шевеление. Катерина, наконец-то, пришла в себя. Усевшись на столе, она с изумлением оглядывалась по сторонам.
- Что… что случилось, Андрей Павлович?
Жданов моментально отвернулся от невесты.
- Катюша, как вы?
- Все понятно, Жданов! И можешь не доказывать мне, что эта маленькая дрянь не в твоем вкусе. Мне достаточно того, что я увидела. А вы… - Кира Юрьевна перевела полный ненависти взгляд на Катерину, - вы еще ой как пожалеете, что решились на такое!
Дверь за разгневанной женщиной с треском захлопнулась.
- Катенька, вы меня напугали… Все в порядке?
- Кажется да… - девушка поспешно застегивала блузку. – Простите меня, пожалуйста.
- За что, Катюша? Вы оказались правы насчет этой фирмы. Если и винить кого-то в произошед-шем, так исключительно нас с Малиновским…
- Я не об этом… Кира Юрьевна… я же слышала… Андрей Павлович, бегите…. Совсем несложно будет убедить вашу невесту, что я для вас не женщина, а ходячий калькулятор…
- Катя… вы не так поняли… - Андрей растерянно переводил взгляд с Кати на дверь и обратно. – Я не…
Девушка, не слушая, медленно слезла со стола и направилась в свою каморку. Плотно затворив дверь, она почувствовала, как по ее щекам катятся слезы. А что еще делать в этой ситуации? Только реветь.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:04, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
11.

Реалии были таковы: после непродолжительного, но бурного объяснения с невестой Андрей был окончательно деморализован. Кира ничего не хотела слушать, продолжала кричать об отмене свадь-бы и заодно отказалась ехать с ним в запланированную командировку, заявив, что с этой секунды не подойдет к бывшему жениху ближе, чем на километр. И вообще: она устала и собирается отбыть на недельку на отдых. Куда-нибудь к морю. А если ему что-то не нравится, пожалуйста – она уволится сию же секунду. И вообще, ядовитым тоном заявила Кира Юрьевна – если он, Андрей Жданов, не в состоянии сам исправить свои же ошибки, пускай берет с собой помощницу. Тем более, что они от-лично спелись! Обессиленный Жданов вернулся в кабинет. Катя мышкой сидела в своей каморке, со-вершенно не собираясь выходить. Малиновский провалился сквозь землю. Лавры одинокого стра-дальца Андрея категорически не устраивали. Оставалась последняя попытка хоть у кого-нибудь найти сочувствие и понимание.

Чат.

<Очкарик> Что за день!!! Меня кто-то проклял, а я не знаю?
<Синтетическая Дура> Как, и вас?
<Очкарик> Застрелиться? Повеситься? ААА!!! Выброситься из окна!
<Синтетическая Дура> Подождите, я с вами.
<Очкарик> За компанию? Право, не стоит. Вот, если бы вам было, хотя бы вполовину, так же хреново, как мне…
<Синтетическая Дура> Обидно, когда тебе дают понять, что ты – пустое место, никому не нужна, и всем на тебя плевать.
<Очкарик> Подождите! Постойте! А как же я? Мне? Вот я с вами пообщался, и сразу стало легче.
<Синтетическая Дура> Не сомневаюсь. Приятно, когда кому-то хуже, чем тебе.
<Очкарик> Зачем вы так? Я вас обидел? Простите, только не уходите. Хорошо?
<Синтетическая Дура> Ладно. Просто мне очень-очень плохо.
<Очкарик> Все наладится.
<Синтетическая Дура> Что у меня может наладиться? Программа в компьютере?
<Очкарик> Слушайте, так нельзя. А знаете что? Давайте встретимся?
<Синтетическая Дура> Плохая идея.
<Очкарик> Почему? Мне кажется, у нас много общего. Даже неприятности.
<Синтетическая Дура> Много. Но, увы… Не хочу вас потерять… Знаете, у меня ведь никого нет. Ну, то есть, конечно… родители, знакомые, даже друг, но я не все могу им рассказать. Понимаете?
<Очкарик> Друг?
<Синтетическая Дура> Ну, да. Только у него куча своих проблем. Так и живем: два дурака с двумя кучами.
<Очкарик> А мой постоянно норовит подкинуть свои проблемы мне. Хотя, если честно, я тоже хорош…
<Синтетическая Дура> Ваш друг?
<Очкарик> Не пугайтесь. Не в том смысле, что у вас.
<Синтетическая Дура> Так и у меня не в том.
<Очкарик> Извините, я уж было решил…
<Синтетическая Дура> Ничего. Разве у золушки может быть возлюбленный? У нее же все ненастоящее, даже карета из тыквы.
<Очкарик> Вы забыли о принце.
<Синтетическая Дура> Бросьте. У принцев давно есть свои принцессы. На то они и принцы, чтобы не замечать золушек. К тому же, за всю жизнь мне еще ни разу не довелось встретиться с настоящим принцем, если уж на то пошло. Может, их просто не существует?
<Очкарик> Глупости. Вы просто не умеете их различать в толпе.
<Синтетическая Дура> Все так просто? Научите, что ли…
<Очкарик> Все элементарно. Вам надо просто потерять перед ним туфельку. А потом часы пробьют полночь, и он влюбится в вас.
<Синтетическая Дура> Я бы потеряла. Только, боюсь, моя туфелька никому не понравится. Да и в полночь я обычно сижу дома, а не бегаю по городу, где попало разбрасывая свою обувь.
<Очкарик> Сидите дома? Сколько вам лет?
<Синтетическая Дура> Много, сударь, много. Двадцать четыре.
<Очкарик> Забавно. Совпадение, надо же… И вы тоже секретарша…
<Синтетическая Дура> Не я одна. У нас в стране, знаете ли, немало секретарш. Среди них попада-ются даже двадцатичетырехлетние старушки. Ладно, до встречи в сети.
<Очкарик> А… место встречи изменить нельзя? Подумайте.
<Синтетическая Дура> Уже подумала. Нет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:08, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Синди исчезла из чата. Одиночество надвигалось на Жданова с неумолимостью асфальтового кат-ка. «Нужно что-то делать… срочно что-то делать… куда смылся Малиновский? Чуть что – сразу в кусты…» Андрей ткнул пальцем в селектор.
- Шура!!
- Да, Андрей Палыч.
- Срочно ко мне Малиновского!
- Андрей Палыч, я вас не слышу!
- Где этот вице-балбес??
- Вы имеете в виду Романа Дмитриевича? – переспросила непонятливая Шура.
- Да я уже сорок минут имею его в виду!! Где он?!
- Ой, я вас не слышу… Андрей Палыч… Да что ж такое…
Андрею показалось, что весь мир сошел с ума. Он не знал, что на данном этапе будет более гуман-но: разбить телефон или поубивать всех секретарш в «Зималетто».
- Шура! Ты надо мной издеваешься??!!
- Странно… Может, электрику вырубили?.. Хотя, лампочка горит…
- Нет, я сегодня же прекращу этот бардак!
От насилия Шурочку спасло появление вышеупомянутого вице-президента – подозрительно помя-того, со всклоченной головой и тревогой в глазах.
- Где тебя носит? Зови Катю, необходимо составить план действий.
Роман, чувствуя вину, немного забеспокоился.
- А ты в спину не выстрелишь?
- Подумаю.
Рома скрылся у девушки. Жданов недовольно прислушался. Из-за тонкой фанерной перегородки доносилось Ромкино воркование, перемежающееся Катиными всхлипываниями. Ну, сколько можно разводить телячьи нежности! Нашел время, чертов бабник! В руке хрустнул, переломившись попо-лам, карандаш. Пинком отправив президентское кресло в сторону каморки, ставшей неожиданно гнездом разврата, Жданов, сильно пожалев, что не выстрелил негодяю в спину, нервно распотрошил пачку сигарет. К дьяволу! Уже прошло десять минут! С мыслью прекратить этот бардак, он реши-тельно направился к закрытой двери, из которой тут же, как ни в чем не бывало, вышел Роман, волоча за собой упирающуюся девушку.
- Вы нас не ждали, а мы пришли.
Заботливо усадив Катю в кресло, Ромка продолжил гнусный треп.
- Катенька, дорогая! Что с нами случилось, за те несколько минут, пока меня не было рядом, поче-му мы такие бледненькие? Этот мерзкий тИран вас истязал? Бил? Заставлял работать по ночам?
Катя, метнув виноватый взгляд на Жданова, покрылась легким румянцем.
- Все нормально… если к нашему положению вообще применимо такое определение.
Жданов мрачно взглянул на друга. Ему было не до шуток. При виде Ромки, мило беседующего с его собственной помощницей, Андрей рассердился. Вот ведь… В компании неприятности, а этот пав-лин распустил хвост. И перед кем - перед Катей! Мало ему разномастных красоток вне работы, он еще и здесь решил развлечься. Морочит девчонке голову… Дюймовочка хренов! И Кира что-то кри-чала по поводу их романа…
- Достаточно соплей. Мы собирались подумать, как расхлебывать эту кашу. Иначе «Зималетто» светит участь «Титаника». Со мной в заглавной роли. И если мы быстро не найдем выход – финал вы досмотрите из первых рядов партера. - Андрей встал и протянул девушке стакан с водой, - Выпейте и успокойтесь.
- Одну минуточку, Андрей Павлович. Сейчас… Вы правы, не время расстраиваться. Пора вешать-ся. – Катя снова всхлипнула.
- Катюша, к чему эти похоронные шуточки? – в разговор снова встрял Малиновский. – Да, при-знаю, виноват. И нет мне прощения. Но все равно, нужно что-то делать, иначе нас сожрут с потроха-ми, и фирма обанкротится. А этого никто не хочет, правда?
С момента начала мозгового штурма прошло больше часа. Когда основная часть совещания - с воплями, угрозами и обещаниями покончить с собой - осталась позади, участники действа выглядели измученными. Катя понуро сидела в кресле, безадресно уставившись куда-то в угол. До сих пор ника-ких свежих идей у троицы не появилось. Все казалось предельно ясным: нужны деньги для закупки тканей. Нужны новые кредиты. А вот дальнейшие размышления стопорились, потому что никто не знал, где эти деньги раздобыть.
- Значит так… - сказал Андрей, - виновато поглядывая на Катю.
- Значит так, - перебил его Ромка. – Свежие идеи приходят только в свежие головы – обо всем по-думаем завтра, а сейчас сядем, без ора и скандала, и тихонько расслабимся.
- Каким образом? – вяло поинтересовался Жданов.
- Традиционным, Андрюша. Традиционным. Как расслабляются мужчины?
- Мне уйти? – тихо спросила Катя, предчувствуя начало мужского разговора, не предназначенного для ее ушей. – Поздно уже, да и придумать ничего не получается. Тем более, что я окажусь пятой лишней, когда вы начнете… расслабляться…
- Катюша, вы не так поняли. Ничего особенного я не предлагал. Всего лишь выпить по пятьдесят грамм. Для бодрости. А потом – снова за работу…
Жданов поморщился и махнул рукой.
- Наливай!
- Кать, вы будете? - Роман полез в шкафчик с документами. Отодвинув несколько папок, он извлек из глубины офисной мебели бутылку виски.
- Я не пью.
- Зря, очень способствует улучшению цвета лица. Вам бы не помешало. Ну давайте, хоть водички. Держи, Палыч… Пьем, не чокаясь… все ж таки поминки…
Через час после того, как мужчины решили взбодриться, в бутылке осталось чуть больше полови-ны содержимого. Почему-то, несмотря на все ожидания, алкоголь бодрости друзьям не прибавил, хо-тя они уже выпили за то, чтобы проклятые кидалы подавились их деньгами, злорадно пожелали им следующий десяток лет встречать Новый год в Воркуте, а остаток жизни провести в больничной па-лате. Теперь они оба сидели, погруженные в меланхолию, и Катя тщетно пыталась призвать алкашей к порядку.
- Хватит пить! Попробуем еще поработать. Вы же не собираетесь сдаваться?
- Сдаваться? Сашка пленных не берет. - Жданов одним глотком влил в себя содержимое стакана.
- Конечно, Катюша, - к чести Малиновского следовало отметить, что пить он умел. По крайней ме-ре, до сих пор с речью у него все было в порядке, равно как и с координацией движений. – Конечно, мы не сдадимся. Еще водички?
- Пожалуйста… - Катя рассеянно протянула руку, чтобы взять стакан, не отрываясь взглядом от бумаг. Поэтому она не могла увидеть, как коварный вице-президент от души плеснул в ее тару пол-стакана жидкости. Отнюдь не воды.
Сделав солидный глоток, девушка закашлялась. На ее глазах выступили слезы.
- Вы… вы …да вы с ума сошли! Воды, немедленно!
- Упс… извините… ошибочка вышла… стаканы перепутал… – и, взяв со стола другой стакан, Ро-мка передал его девушке. Как оказалось впоследствии, это был стакан Жданова. И тоже не с водой.
- Вы нарочно… Я же не пью совсем! – Катя с трудом отдышалась и с негодованием посмотрела на Малиновского. Но не тут-то было. Роман Дмитриевич был опытным бойцом, и его давно уже не тре-вожили негодующие девичьи взгляды.
- Да что здесь такого, Катенька! Вам тоже не помешает расслабиться!
Роман встал с кресла и, делая непонятные пассы руками, заговорил с интонациями сумасшедшего оракула:
- Не позволяй мелким бесам нижнего мира залягать тебя копытами. Закрой глаза и почувствуй, как живая вода очищает каждую твою клеточку до последней чакры. А теперь закуси молодильным яб-лочком и немедленно повторим.
- Вы издеваетесь… я… с утра… ничего не ела… - Катя откинулась на спинку кресла. Контрабанд-но подсунутый организму виски начал свою подрывную деятельность. Доза была небольшая, но де-вушка чувствовала, что ей этого вполне достаточно.
- Ну, Катенька, раз уж так получилось… - Малиновский хитро улыбнулся. – Еще по одной?
- И потом вы сразу же отнесете меня домой…
- Да без проблем! Тем более, я уже знаю, где вы живете!
- Ты у нас все знаешь, не правда ли Малиновский. – Жданов, наблюдавший за действиями своего дружка с явным, хотя и молчаливым неодобрением, вступил в разговор. – Уважаемые знатоки, теле-зрители интересуются, на кой черт вам понадобилось спаивать девушку?
Спиртное с хорошей спринтерской скоростью распространялось по непривычному Катиному ор-ганизму и, убив в первую очередь двигательный аппарат, наконец, достигло мозга. А в самом деле, что она потеряет, если выпьет… чуть-чуть… Уважаемые начальники приговорили больше половины бутылки и не собираются останавливаться на достигнутом. Значит, все не так и страшно – ей доста-нется не больше глотка. Так почему бы не поддержать компанию… Катя махнула рукой:
- Только немножко!
Ромка, подмигнув Андрею, учись, мол, девушек уговаривать, торжественно разлил остатки виски по стаканам и провозгласил:
- За нас!
Сделав первый, за этот ужасный вечер, сознательный глоток спиртного, Катя снова сморщилась:
- Фу-у-у! И как вы пьете эту гадость!
- Вот так и пьем, Катенька! Не бережем себя совсем! То есть со-вер-шен-на… - Малиновский ста-рательно выговорил такое длинное слово и замолчал. По-видимому, утомился.
Зато у Жданова, который до сих пор почти безмолвно накачивался виски, исподлобья наблюдая за этим странным междусобойчиком, снова прорезался дар речи.
- Да что с тебя возьмешь… Нашел, что девушке предлагать… А вы… вы, Катя! Виски! Не ожи-дал…
- Я же случайно! - смутилась она. - Это Роман Дмитрич…
- Да уж… - Андрей был мрачен, как никогда.
- О, что я слышу! Первые разумные слова за сегодняшний вечер! А ведь прав, прав, Палыч! Айн момент… - Ромка пулей вылетел из кабинета. Через минуту он вернулся. Торжествующе посмотрел на присутствующих и жестом фокусника достал из-за спины бутылку.
- Катенька, сюрпрайз!
- Что это? – при виде совершенно полной посудины Кате стало по-настоящему плохо.
- Вино! «Черный доктор», прошу! Мне этот… как его, забыл… ну… который… а, неважно! Для Киры передал.
- Малиновский! Ключевое слово – для Киры, – моментально встрял Андрей.
- Палыч, так она же такое не будет пить. Не комильфо… - Ромку сбить с намеченного курса было практически невозможно. - А Катя будет! Оно сладенькое…
- Не будет, я сказал! Малиновский, ты что – сбрендил? Градус понижать? Ну ладно, Катерина в этом деле не разбирается, а ты…
Катя слушала перепалку друзей и тихо обижалась. Конечно, ее мнение никому не интересно… Да, возможно, она не собиралась пить это дурацкое вино. Но до чего неприятно второй раз за день убеж-даться, что она в глазах шефа – не человек… Сначала ей объявили, что она никому не интересна как женщина, теперь вот отказывают в глотке вина. Не то, чтобы она собиралась тягаться с Кирой Юрьев-ной, но… С каких это пор Жданов позволяет себе лезть в ее жизнь?
- Я согласна. Буду пить!
- Вот и правильно…- Малиновский заулыбался. - Чего от коллектива отрываться!
- Катя, прекратите немедленно! Какая муха вас укусила?!
- Ах, извините… Это же для Киры Юрьевны…
- Черт с вами! Делайте вы что хотите! Меня только не трогайте! – Жданов надулся и демонстра-тивно, с легким полупоклоном, пододвинул к распоясавшейся парочке чистый стакан.
Ночь давно вступила в свои права. В президентском кабинете царил тот живописный бардак, кото-рый обычно сопровождает спонтанные неумеренные возлияния. К одинокой бутылке из-под виски, стоявшей под столом, только что прибавилась еще одна: Роман Дмитриевич вспомнил о неприкосно-венном стратегическом запасе, хранившемся у него в кабинете «на черный день». Малиновский без проблем доказал другу, что дня чернее у них никогда не было и, даст Бог, уже не будет, а значит, са-мое время достать заначенный НЗ. С такими железными аргументами Андрей согласился, но пить не стал, задумчиво вертя в руках стакан и думая какую-то горькую думу. Зато Роман Дмитриевич рас-слаблялся от души, не забывая при этом подливать Кате вина, которое, действительно оказалось го-раздо вкуснее виски.
В итоге Жданов практически протрезвел и теперь крайне неодобрительно смотрел на то, как мало-вменяемые Ромка с Катериной тихонько переговариваются и хихикают. Как ни странно, ему было очень обидно: сидят, пьют в его кабинете, шепчутся о чем-то, а на него - ноль внимания… Да, похоже Кира была права – между ними действительно что-то есть. Ну хорошо, допустим у них роман… Ради бога! Какое, собственно, ему до этого дело? И вообще – что такая рассудительная девушка, как Кате-рина, могла найти в этом шуте гороховом? Вот ведь как разулыбалась, щебечет чего-то, а с собствен-ным начальником общается только по работе…
Между тем Малиновский, вступив в следующую стадию алкогольного опьянения, веселиться пре-кратил, видимо решив, что самое время пожаловаться на судьбу:
- Не-е-е, Палыч… и почему тебе так везет? Вот скажи? Особенно с Кирой!
- Да уж! Это ты попал… не в бровь, а в глаз!
- Кира! Да на Киру ващще молиться надо! Она хоть деньги из тебя не тянет. А мне… ты знаешь, как досталось… Клочкова эта… У-у-у-у-у! Вы-мы-га-тельница! Сердце до сих пор екает! Ыххх… как жив остался, не знаю!
Катя терпеливо слушала этого нытика и не понимала, что его не устраивает. У нее, например, все намного печальнее. Но она же молчит! А почему, кстати, она молчит?
- Вы… да что вы понимаете в неприятностях… А я… а у меня… и у меня тоже есть сердце… толь-ко никому… никто… никогда… вот… – девушка прижала руку к груди, примерно в районе сердца. Резкое движение стоило ей полной потери координации, и, упав прямо на Малиновского, она горько всхлипнула, по-прежнему прижимая руку к груди.
Несмотря на изрядное количество выпитого, Роман все еще оставался джентльменом. Ну, кем бы он был, если бы не попытался утешить расстроенную девушку. Обняв Катю за плечи, Ромка погладил ее, успокаивая, как бы говоря: конечно, все понимают, что у вас есть сердце… И незачем так растра-иваться… Разумеется у вас есть… Ооооо! Невзначай, совершенно ненамеренно, Малиновский прое-хался рукой по Катиной груди, и был приятно удивлен. Да-а-а… Однако! Как говорил мультяшный ослик, «мой любимый размер»! Надо же…
Из приятной задумчивости Романа вывел Андрей. При виде вконец обнаглевшего Малиновского, в организме Жданова виски смешался с кровью, и вся эта гремучая смесь бросилась ему в лицо.
- Малиновский, скотина, сдурел? Руки убери!
- Я сердце ищу… - ничего умнее Ромка просто не придумал.
- Малиновский! Ты пьян… Хочу напомнить: у всех людей сердце обычно слева!
- Да-а-а? – искренне удивился Малиновский. – А справа что?
- Да! Усади Катю на место, я сказал!
- Я могу сделать девушке приятное, а, Палыч?
- Это не девушка! ЭТО МОЯ СЕКРЕТАРША! Катя! Вставайте сейчас же! Пора по домам!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:09, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Дальнейшие события Катя помнила урывками. Кажется, оделась она самостоятельно… они пошли к лифту.... точнее, ее повели к лифту… Жданов… или Малиновский… словом, кто-то из них… трога-тельно поддерживая, чтобы не споткнулась. Следующим воспоминанием было до крайности удивлен-ное лицо Потапкина, когда он увидел почти трезвого президента волокущего на себе абсолютно не-трезвую секретаршу. Процессию завершал в дрезину пьяный вице-президент, старавшийся идти стро-евым шагом, громко насвистывая «Марш энтузиастов». Потом Малиновский, почему-то, отказался садиться в машину Андрея. Ему вдруг взбрело в голову, что провожать Катю до дома нужно непре-менно на извозчике. При этом доводы насчет того, что в такое время все кони спят, им решительно отметались ввиду их полной несостоятельности. После недолгой дискуссии решено было все-таки вызвать такси. Ну, чтобы не ссориться по пустякам.
- А куда мы ее везем, Палыч?
- Как куда? Домой…
- К кому домой? – Малиновский икнул.
- К ней домой. Ты же говорил, что знаешь куда… Кстати, Малиновский! Почему ты все знаешь, а я ничего? Объясни мне, пожалуйста.
- Шшшш… Я знаю все, потому что я умный. И дальновидный. Но! Ничего не объясню. Тебе. Ни-че-го!
- Это почему?
- Потому что я пьяный… - Роман глупо захихикал.
Бредовый диалог прервал недовольный водитель.
- Так куда едем, уважаемые?
Друзья уселись в авто. Малиновский, изображая штурмана, устроился на переднем сиденье, Жда-нов – сзади. Катя тихонько посапывая, притулилась лбом к стеклу. Неожиданно для себя, Андрей то-же отключился. Очнулся он от радостного вопля Малиновского:
- О! Вспомнил! Шеф, поворачиваем во двор! Вот тут это!
Водитель резко свернул. Машину качнуло, девушка, врезавшись в Жданова, недовольно замычала, и не желая просыпаться, поудобнее устроилась у него на груди. Андрей осторожно потряс спящую красавицу.
- Кать! Ну, очнитесь же, Катя! Приехали.
Девушка приоткрыла глаза. Она явно не понимала, как очутилась в такси и почему сейчас обнима-ет шефа. Впрочем, последнее ее совершенно не смущало.
- Что?
- Катя! Знаете, где мы?
- Где? – девушка покрепче прижалась к Андрею, норовя снова уснуть.
- В Караганде. Вы приехали домой.
- Да? – Катя потрясла головой. - Ой, я пойду, ладно? – и попыталась выйти, теряя при этом, то оч-ки, то туфли, и совершенно не обращая внимания на то, что выбрала не самый легкий путь – через ко-лени Андрея.
- Кааатя! Оооо!! Мммм!!! Куда вы наступаете? - простонал Жданов. – Смотреть же надо! Да поси-дите хоть секунду спокойно, я вас обую, не идти же вам босиком! Сумку не забудьте! Надо же было так нарезаться… горе мое!
Проявив поразительное терпение, Андрей наконец выволок девушку из машины и теперь стоял ря-дом, держа в руках ее сумочку и мучительно соображая, что делать дальше. Судя по всему, самостоя-тельно передвигаться Катерина все еще не могла.
Малиновский вполоборота наблюдал, как Катя пытается удержаться в вертикальном положении, и решил немедленно прийти к ней на помощь. Вываливаясь из машины, он широко распахнул дверку, едва не сбив с ног какого-то пенсионера-полуночника.
- Ой, извините, папаша… Катенька, вашу ручку!
Реакция пенсионера удивила Ромку. Громко икнув, он даже слегка протрезвел. Сурово засопев, мужик отпихнул Романа от дверки и взял растрепанную Катерину за плечи. Некоторое время он смот-рел на девушку. Потом выдернул Катину сумку из рук обалдевшего Жданова. На слабую попытку Малиновского отговорить престарелого грабителя от покушения на имущество боевой подруги, му-жик рявкнул:
- Молчать! Смирнааа!
А потом схватил девушку в охапку и, перебросив ее через плечо, прихрамывая, зашагал к подъез-ду. До изумленного Ромки донеслась фраза:
- А с тобой, красавица, я дома поговорю!
Роман еще разок икнул:
- А кто это был, Палыч? Ты не в курсе?
- Надо полагать, папа. Ну что, герой-любовник, поехали?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:09, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
12.

Катя проснулась от настойчивой трели телефонного звонка и некоторое время неподвижно лежала на диванчике, боясь пошевелиться. Ей почти удалось снова впасть в нирвану, как вдруг сигнал повто-рился. Пытаясь понять, звенит у нее в ушах от дикой головной боли или этот противный звук идет от-куда-то извне, Катя попробовала на ощупь, не открывая глаз, поискать рукой будильник. «Будиль-ник… будильник… у нее был будильник… кажется… или не было?.. в сущности… наплевать… а… вот вроде он…» Девушка потрясла будильник, а потом и вовсе уронила ни в чем не повинную вещь на пол. Несмотря на все ее старания, гадкий трезвон никуда не делся. Плохо. Значит, все же мобиль-ный… Еще одно усилие – разлепить глаза. Нет, не хочу. Умирать лучше с закрытыми глазами… Оооо… как же тошнит. Очки… где очки? Здесь точно должны быть очки… черт… нету… хотя… да … вряд ли они на полу… не совсем же она вчера… нееееет!!!! Именно, совсем!
Часы показывали двенадцать, и девушка с ужасом подумала, что опять, в который раз, опоздала на работу. Вслед за мыслью о работе, в голову опять пришли воспоминания о вчерашней пьянке. Пол-ностью восстановить цепь событий Катя была не в состоянии, но отчетливо осознавала, что вчера в кабинете Жданова произошло нечто такое, за что ей должно быть стыдно. Очень стыдно. Боже! Как она могла! Она даже плохо помнит, как попала в квартиру. Видимо, у Жданова с Малиновским дос-тало сил довезти ее до дома. Скорее, только у Жданова, ибо Роман к концу вечеринки был уже совер-шенно невменяем... Если, конечно, она правильно оценивает ситуацию… Как она взглянет теперь в глаза Андрею, что он будет думать о ней! Ужас, ужас, ужас! Катя засунула голову под подушку. Вот так бы и лежать всю жизнь, спрятавшись, словно страус и не видеть укоризненное, или, того хуже – презрительное выражение на лице Жданова. Но даже через подушку до нее донесся непрекращаю-щийся, отвратительно настойчивый звонок. «Господи! За что?»
- Мммм… - еле разлепив пересохшие губы, просипела Катя в трубку, внезапно осознав, что речью она не владеет. – Мммдааа?..
- Катя? Здравствуйте. Извините за ранний звонок, – раздался в ответ на зависть бодрый голос лег-кого на помине Жданова.
- Я опять опоздала… вы меня уволили да?… за вчерашнее… - зашептала Катя.
- Опоздали? Куда? Сегодня суббота. А у меня к вам просьба. Вечером я отбываю в Минск. Ввиду некоторых обстоятельств, гммм… Кира Юрьевна поехать не сможет, а в нашем положении клиента-ми не разбрасываются. Так что, извините, но сопровождать меня придется вам. Поезд номер 29, в семь тридцать с Белорусского вокзала.
- Аааа… что… нееееет….
- Катя! Что вы там бормочете? Вы меня поняли?
- Да… В Минск? Но я же не… А почему поездом?
- Так захотела Кира. В девятнадцать тридцать. До вечера.
Семь часов до поезда… Надо успеть собраться и хоть немного прийти в себя. Совершенно точно – начальство дается нам в наказание за кармические грехи. Если так, то в прошлой жизни она была как минимум серийным убийцей – с таким-то шефом… Ох, как же болит голова! Катя с трудом уселась на кровати. Стараясь не делать резких движений, она осторожно нащупала тапочки и попыталась встать. Со второй попытки ей это удалось. Поздравив себя с удачным почином, девушка медленно направилась в ванную.
- С добрым утречком! – ехидный папин голос казался еще громче обычного. – Рассольчику?
- Привет… - Катя отодвинула родителя и скрылась в ванной.
Полчаса под душем. Два раза почистить зубы. Лучше три. Не смотреть на себя в зеркало. Не ду-мать о папе, который явно сидит в засаде под дверью… Ох… Никогда больше не пить ничего крепче сока! В конце концов, Кате немного полегчало, и она рискнула выбраться из временного убежища. Конечно, за дверью ее ждали. И, конечно же, не с букетом алых роз.
Скандал, разразившийся на пушкаревской кухне, во много раз превзошел все ссоры и разборки, случившиеся в этой квартире за последние четыре года. Валерий Сергеевич разошелся не на шутку. Елена Александровна отчаянно пыталась успокоить мужа и хоть как-то разрядить ситуацию. Беспо-лезно. С тем же успехом можно было попытаться удержать на поводке бешеного носорога.
- Да что ты себе позволяешь! Соплячка! Распустилась! Я в твои годы…
Каждый отцовский крик отдавался в Катиной голове болезненным эхом. Наконец, девушка не вы-держала:
- Что, папа? Что ты в мои годы? Между прочим, мне двадцать четыре. Ты сейчас скажешь, что в мои годы ты совсем не пил?
Валерий Сергеевич побагровел, но замолчал. Правда, ненадолго.
- А ты не равняй! Не равняй! Я – мужик. Вот мать в твои годы…
- Мать в мои годы уже замужем была. И жила отдельно от родителей…
- Ах, вот ты как заговорила! Мать, ты слышишь? Катька-то у нас, оказывается, самостоятельности хочет… А все работа эта негодящая! Моды-шмоды… Торчит там до ночи! Им теперь никто не указ – ни трудовой кодекс, ни папа с мамой! И что, может, ты домой и ночевать перестанешь приходить? Или будешь напиваться каждый вечер? Ленка, ты бы видела, как ее вчера из машины вынимали!
- Папа, успокойся… Это начальники мои… Так уж получилось…
- Ах, начальники? Что ж ты раньше не сказала? Я бы им показал, начальникам этим… Завтра же пиши заявление и увольняйся!
- Завтра воскресенье…
- А ты не цепляйся, не цепляйся к словам! Взяла, тоже, моду! Увольняйся, я сказал!
- Пап, извини, мне некогда. В командировку надо собираться. Час назад Андрей Павлович зво-нил…
- Андрей Павлович? Это который? Тот, кто тебя из машины вытаскивал и на ноги ставил, или дру-гой, который на меня постоянно заваливался?
- Пап, да какая разница… Президент распорядился, и я поеду.
- А я твой отец! И никуда тебя не пущу!
- Не кричи… пожалуйста… у меня голова болит…
С трудом, но Кате все же удалось объяснить родителям, что увольняться она не намерена, а вот ехать в командировку придется. До крайности огорченная мать помогла ей собраться. Отец надулся и демонстративно ушел в другую комнату. Было видно, что обиделся он сильно, и что после Катиного возвращения ее ждет второй раунд битвы с родителем.
Девушка выскочила из подъезда, на ходу пытаясь сообразить, как быстрее добраться до вокзала - ловить машину или ехать на метро - и на полном ходу врезалась в какого-то мужчину. Бормоча изви-нения и с трудом выпутываясь из его расстегнутого пальто, она вдруг поняла, что незнакомец отни-мает у нее сумку. Безобразие! Средь бела дня около родного подъезда ее пытается ограбить, судя по всему, вполне приличный молодой человек. Катя, возмущенно пискнув, ткнула грабителя под дых и, по раздавшейся в ответ ругани, наконец-то поняла, что на ее багаж покушался президент компании Андрей Жданов.
- Это вы? – не нашла что еще сказать Катя. – Но… мы так не договаривались.
- И поэтому вы решили меня избить? – сухо спросил в ответ Жданов, наконец-то овладевая сумкой и зашвыривая ее в багажник. – Или я вас категорически не устраиваю в роли шофера?
- Конечно, нет. То есть, да… то есть…. – совсем запуталась Катерина. - Я просто хотела сказать, что не понимаю, зачем... и…
Сгорая от стыда за свою неловкость, она замолчала и уселась на переднее сиденье, представляя, о чем сейчас думают родители, без сомнения, наблюдающие за происходящим в окно. Жданов обошел машину, занял место водителя и нажал на газ.
- Если вас не устраивает мой водительский стаж, можете пристегнуться, - ядовито бросил он Кате.
С таким трудом обретенное сносное настроение моментально испарилось. Жданов молча вел ма-шину, с бесстрастным, даже хмурым выражением лица. Катя робко замерла рядом с ним, положив ру-ки на колени и наблюдая за проносящимися мимо вывесками магазинов. «Дура! Грубиянка… не мог-ла просто сказать спасибо… » - кляла она себя. Ей вдруг стало неуютно, и она съежилась. Автомо-биль свернул с Тверской и осторожно въехал на автостоянку.
- Мне очень жаль, что вам придется терпеть мое общество три дня, - наконец сказал Андрей холод-ным официальным тоном. Возможно, вместо меня следовало бы поехать вашему кавалеру…
Катя удивленно взглянула на Жданова.
- … тогда вам было бы веселее, но, во-первых, необходимо мое личное присутствие, а, во-вторых, Роман Дмитриевич...
Катя поежилась. «Дался ему Малиновский. И как долго он будет припоминать мне эту глупую пьянку?»
- Ну и ехали бы с Малиновским, вам с ним было бы гораздо удобнее, чем со мной, - не выдержала Катя, обижаясь на сухой голос Жданова.
Жданов искоса посмотрел на нее и внезапно виновато спросил:
- А как вы себя чувствуете? Ну… после вчерашнего?.. Вам сильно дома попало?
Вспомнив скандал, Катя отвернулась и молча кивнула.
- Не переживайте, это мы с Малиновским виноваты, два дурака... - Еще один быстрый взгляд. Он вдруг как-то неожиданно улыбнулся и произнес совершенно другим тоном.
- Если мы еще немного простоим, то опоздаем на поезд. Побежали?
Несмотря на холодный ветер, на перроне царило веселье: Жданов напрасно волновался, опасаясь не попасть в Минск – посадку не объявляли. Платформа постепенно заполнялась народом. Вокруг звучали шутки, и даже, что удивительно, песни. Провожающе-отъезжающая публика была довольна собой, комфортабельным экспрессом и жизнью. Пассажиры, готовясь к дальней и нудной дороге, пы-тались заранее расположиться со всеми возможными - при данных обстоятельствах - удобствами. На-иболее голодные ужинали прямо на чемоданах. Наиболее замерзшие пили водку. Одержимые жаждой спасались пивом. Но больше было таких, которые объединяли обед, пиво, водку и задушевный разго-вор. Народ прибывал и прибывал. Тюки, тележки, рюкзаки, бабки, дети, мужики, - все слилось в одну серо-пеструю массу.
«Граждане пассажиры, скорый поезд Москва-Минск отправляется...» Дождавшиеся своего часа гражданепассажиры ломанулись по вагонам, сметая с пути зазевавшихся проводников.
- Слава богу, у нас СВ, - с облегчением вздохнул, заходя в двухместное купе, немного ошалевший от прелестей народной жизни, Жданов. – Здесь этого бардака не будет.
- Уверены, Андрей Павлович? Вы когда последний раз путешествовали поездом? – ехидно спроси-ла Катя.
Минутная пауза, и перрон поплыл за окнами вагона. А по вагону поплыли коробейники, торгую-щие газетами, книгами, пивом и мороженым; беженцы, собирающие деньги на квартиру в Москве; больные, которым не хватает пяти долларов на лечение в США, и простые честные нищие. «Московс-кий Комсомолец! Завтрашний выпуск! Только в розницу. Сенсация! Народные советы: как правильно любить своего президента ...»
- По-моему, вам стоит купить эту газетку, - рассмеялся Жданов.
Катя залилась румянцем.
- По-моему, это о другом президенте…
«Сборники анекдотов! Про Петьку и Василь Ваныча, Штирлица и Винни Пуха».
«Скандалы! Павел Глоба предупреждает: через два года и пятнадцать дней в Москве снова объя-вится маньяк, выдающий себя за Жириновского!»
«Нет, не любил он...» зазвучало вдруг под дверью их купе. Масса чувств и переживаний нежной струйкой полились в узкую щель. «Ты у меня-а-а-а одна завет-ная…» призналось им из коридора ко-лоратурное сопрано.
«Живет моя отрада!...» - совершенно без паузы сменил певицу мужской голос. Гармонь в руках вокалиста-самородка ревела сама по себе, совершенно не следя за мелодией. В песне Кате были зна-комы только слова. Мелодия была скорее всего народной, поскольку мужик тоже был частью народа. Правда, остальной народ пел эту песню совершенно по-другому. Но это не важно.
- Катя! Сие трудное счастье нас будет сопровождать всю дорогу? Вернусь - Кире не жить.
- Нет, не волнуйтесь. Отъедем подальше, они сами испарятся. – Катя достала сумку и робко взгля-нула на Андрея. - Хотите кушать? Мне тут мама собрала… пирожки и вообще… всякую всячину...
- Я бы лучше выпил чего-нибудь, а вы?
Катин румянец приобрел зеленоватый оттенок.
- То есть, я имел в виду воду, или кофе… - поспешно извинился Жданов.
- А можно… сока?
- Сока, так сока, - согласился Андрей, вставая. – Сейчас принесу.
Поезд продолжал свой путь. Торговцы, нищие и музыканты перестали беспокоить пассажиров. Чем дальше от Москвы, тем тише и спокойнее становилось в вагонах. Через некоторое время Андрей вернулся с двумя бутылками минералки и пакетом вишневого сока.
- Вы вишневый пьете, Кать? – неуверенно спросил он, ставя покупки на стол и плюхаясь на диван-чик. – Пришлось покупать на свой вкус – вы же не сказали, какой любите.
- Спасибо, Андрей Палыч, - Катя потянулась за стаканом.
Внезапно поезд дернулся и остановился. Не удержав равновесие, Катерина рухнула Жданову на руки, быстро попыталась вскочить, поезд тронулся, и подлая сила инерции снова толкнула девушку в объятия Андрея. Зеленоватый цвет ее лица опять сменился ярко красным.
- Как-то у вас до сих пор не получается устойчиво стоять на ногах, вы, определенно, со вчерашнего дня облюбовали мои колени, - улыбнулся Андрей.
- До сих пор? – Стараясь отодвинуться от Жданова, Катя вспомнила вчерашний вечерочек и уко-ризненно взглянула на своего спутника. «Ну что за человек? Не может промолчать. Обязательно надо мной поиздеваться…» - Извините, это поезд… я… не собиралась… нападать на ваши коленки…
- Вот и не суетитесь, отдыхайте спокойно, - Жданов взял ее за плечи и усадил рядом с собой. – Не смущайтесь, не стоит извиняться за капризы железной дороги, я пошутил.
Аккуратно налив в стакан сока, он протянул его девушке.
- Вот видите. На самом деле, все очень просто.
По иронии судьбы, поезд снова резко затормозил. Жданов подался вперед, и вишневый сок, поки-нув стакан, благополучно приземлился на Катин жакет. Девушка охнула – единственный приличный пиджак! - Андрей открыл рот, чтобы извиниться, но по объективным причинам, сделать это не успел, потому что голова вдруг загрохотала и сообщила ему, что на нее приземлился чемодан.
- Черт! – как никогда лаконично выразился Жданов, в свою очередь, оседая на Катю.
- Андрей Палыч! Что с вами? – Испугалась девушка, моментально забыв про испорченный жакет.
- Ничего… страшного… бандитская пуля... но очень... очень крупного калибра...
- Как вы себя чувствуете? – Катя осторожно выбралась из-под раненого президента.
- Ну что вам сказать? Прежде всего, я рад, что не вожу в чемодане кирпичи. Но, совершенно оче-видно, я, все-таки, погорячился и набрал массу лишних вещей.
Наконец поезд тронулся, заскрежетал и снова покатился, набирая скорость.
- Поезд-пароход, – заметил Жданов. – У меня уже началась морская болезнь. И дурашливо пропел: «А когда на море качка-а-а-а, и бушует урага-а-а-а-н…»
- Андрей Палыч, вам плохо? у вас нет сотрясения мозга? - решительно нависла над ним Катерина. – Я сейчас постелю вам диванчик и выйду, чтобы вы спокойно могли лечь, договорились? А то мы живыми из этой командировки не вернемся.
- А сказку расскажете? – пробормотал Жданов.
- Какую еще вам сказку?
- Про Золушку…
- Я не помню ни одной сказки, Андрей Палыч. Спокойной ночи.
- Напрасно… - прошептал Андрей, заваливаясь на подушку, - совершенно напрасно... не уходи-те…постойте… а хотите… я вам расскажу… почти сказку… о Синдирелле и о…
- Тссс… вы бредите… никаких сказок… вам надо поспать…голова болит?
- Нет… нормально… раскалывается и только. Не бросайте меня. Посидите рядышком, проявите человеколюбие к раненому.
- Хорошо. Вы, честное слово, как маленький… Только, чур, спать, ладно?
- Ну… что с вами поделаешь… спать так спать…
Амплитуда раскачивания вагона явно выходила за рамки, заложенные в технические характерис-тики данного вида транспортного средства. Катя, пошатываясь в такт ходу поезда, давно уже стояла в узком коридоре и следила за огнями, с большой скоростью проносившимися за окном. У проводника работало радио, и незаметно для себя, девушка, уткнувшись носом стекло, едва шевеля губами, стала повторять за певицей какие-то ненавязчивые слова.
Ночь в поезде… Кто-то засыпает, кто-то тихонько переговаривается, а большинство просто мол-чит, погрузившись в собственные мысли. Кажется, что чем дальше от Москвы, тем спокойнее и неза-метней становится жизнь во всех ее проявлениях и, в конце концов, затихает вовсе, оставаясь только лишь в чьих-то затаенных мечтах.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:10, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
13.

Машина привезла их к серому тяжеловесному зданию в стиле сталинского ампира: с колоннами, лепниной и скульптурными изображениями рабочих и колхозниц. Было совершенно ясно, что гостиница украшала облик города уже много десятков лет и достаточно повидала на своем веку. За скрипящей входной дверью оказался огромный, обшитый дубовыми панелями холл, скромно украшенный узкой затертой красной дорожкой.
- Добрый день, - поздоровался Жданов, подойдя к обшарпанной стойке и недовольно оглядываясь по сторонам. – Для нас тут заказан номер. - И назвал фамилию.
В этот момент их настиг сюрприз, который, надо сказать, доброхотливая Кирина секретарша при-готовила отнюдь не для Кати. Возможно, Амуре, близко к сердцу принимавшей охлаждение отноше-ний между президентом и свой непосредственной начальницей, перед бронированием номера стоило посоветоваться, ну, хотя бы, с картами и разложить пасьянс. Но любимая колода осталась спокойно отдыхать в сумочке и не смогла уберечь незадачливую Купидоншу от необдуманного поступка.
- Господин Жданов с супругой? – портье посмотрел на экран компьютера и любезно улыбнулся. – Добро пожаловать! Номер-люкс для новобрачных приготовлен.
- Для новобрачных? - Катя в таком ужасе оглянулась на Жданова, что тот обиделся. – Это… какая-то ошибка…
- Обстоятельства изменились, - спокойно сказал Андрей. Надо же… и чего она так распережива-лась… можно подумать, за него уже и замуж страшно выйти… да любая… - Пожалуйста, два отдель-ных номера, можно и не для новобрачных, - и хмыкнул. - К этому мы пока не готовы.
- К сожалению, - замешкался портье, - свободных номеров нет. Мы очень популярны.
- Андрей Павлович! – Катя в панике уцепилась за Андрея. - Это же не единственная гостиница в Минске…
- Такой комфортабельный отель, как наш, в городе один, – гордо ответил портье.
- Не нужен комфортабельный. Я согласна ночевать на вокзале.
- Не перебарщивайте, Катя. Мы торопимся. Необходимо привести себя в порядок, а не бегать по всей Беларуси в поисках свободных номеров. Или вы боитесь, что я буду к вам приставать? – ехидно добавил он. - Поверьте…
- Вот еще, - дернула плечиком девушка. – Ничего я не боюсь, но…
- И отлично. Давайте паспорт. Вместо споров займемся делами, а о ночевке подумаем вечером, возможно, что-нибудь и появится.
Вид номера радости не добавил. Во-первых, не две комнаты, а одна… Кто там говорил про люкс? Ну, да… зала гмм… нескромных размеров, но ширмочку посередке не поставишь. Во-вторых… самое неприятное. Добрую половину помещения занимала огромная, в стиле модерн, кровать - что было прекрасно для пылких молодоженов, но совершенно не подходило сотрудникам, вынужденным тер-петь общество друг друга исключительно в силу служебной необходимости. Затолкав сумку в зер-кальный шкаф-купе, девушка несколько минут побродила по комнате, разглядывая обстановку, а, за-одно, пытаясь унять дрожь в коленках, пока, наконец, не уселась в кресло, всем своим видом показы-вая, что, если им не предоставят второй номер, здесь она и заночует. Жданов, напротив, развлекался. В свою очередь, пройдясь по люксу, он с любопытством уставился на неподвижную помощницу.
- Так и будете сидеть?
- Если вам это интересно, то – да. Так и буду.
- Не хотите принять душ? Переодеться?
- Спасибо, нет. Потому что не во что.
- До переговоров три часа. Подождите меня минут пятнадцать, и мы пройдемся по магазинам, если я испортил ваш пиджак – куплю другой, – бросил на ходу Андрей, направляясь в ванную комнату.
- Я и сама в состоянии это сделать.
Выскочив из кресла, Катя обогнала его на полпути.
- Мне показалась, или минуту назад вы пропускали даму вперед?
- Я? – удивился Жданов, пытаясь обойти девушку. – Вам показалось. И, вообще, я контуженный. У меня провалы в памяти.
- Лишний повод немного отдохнуть, - дверь ванной комнаты захлопнулась перед самым прези- дентским носом.
- Ну, знаете, Екатерина Валерьевна! – не нашелся Жданов. – Черт знает что! А где же субордина-ция?
Через час, в огромном универмаге неподалеку от отеля, под неодобрительными взглядами Ждано-ва, Катя примеряла серый в коричневую клеточку пиджак местного производства.
- Не страдайте так, Андрей Павлович. Вы сами захотели со мной пойти.
- Немедленно снимите с себя это безобразие, - поморщился, как от зубной боли, Андрей.
- А, по-моему, мило, - обиделась Катя. Еще не хватало, чтобы он делал ей замечания по поводу одежды. Пусть своей невесте указывает, что носить…
- Очень, очень мило. Если вы собрались изобразить бабу на чайнике – лучше не придумаешь. Но нам нужно другое.
- Не знаю, что нужно вам, а меня вполне устраивает и это. Неброско, удобно, практично.
- Боже, - простонал Жданов. – Откуда вы только свалились на мою голову!
- Это вы свалились. Я вам в эту командировку не навязывалась. И вообще… Кира Юрьевна…
- Прекратите мне постоянно тыкать в лицо Кирой Юрьевной! Сейчас речь не о ней…
- Я? Вам? Тычу? – возмутилась Катя…
- …немедленно одевайтесь и попробуем найти в этом городе нормальный бутик…
- Бутик? Да вы хоть представляете, сколько стоит в вашем бутике похожий костюм?…
- Я все прекрасно представляю! И даже надеюсь, что ничего похожего на этот, с позволения ска-зать, костюм, мы там не обнаружим. Прекратите со мной спорить, иначе мы опоздаем на встречу.
Пошушукавшись с продавщицами, Жданов схватил Катю за руку и практически бегом поволок ее куда-то вверх по улице, рассматривая по пути вывески бесконечных магазинов.
- Ну, вот, наконец, что-то приличное. Нам сюда.
Взглянув на элегантную витрину, Катя резко затормозила и остановилась, как вкопанная.
- Да вы с ума сошли, Андрей Павлович. Вы, хоть отдаленно, представляете себе мою зарплату? И догадываетесь, какие тут цены?
- Догадываюсь, но Кира, как раз… - Жданов осекся.
«Ну, конечно. Кира! Кира… Кира…Кира…»
- Но я не Кира и не могу…, - было слишком поздно. Крепко взяв Катю под руку, Андрей уже та-щил ее внутрь.
- Добрый день, - небрежно бросил он ослепительно улыбающейся продавщице. – Вы не могли бы подобрать моей спутнице деловой костюм?
- Конечно, – еще больше расплылась девушка, обращаясь исключительно к Андрею. – У нас новая коллекция, вам изумительно подойдет.
- Не мне, - нахмурился Андрей, - вот этой барышне. И учтите, мы очень спешим.
Расстроенная продавщица небрежно взглянула на Катю, которая от страха вцепилась в своего ше-фа мертвой хваткой и, упорно делая вид, что все происходящее ее не касается, бормотала:
- Пойдемте отсюда, прекратите этот цирк, все равно я ничего покупать не буду…
- И не надо, - отчего-то неожиданно легко согласился Андрей, - но примерить что-нибудь вы в сос-тоянии? Ну… хотя бы… вот это… - окинув быстрым взглядом ряды вешалок, он мгновенно выхватил из середины светлый брючный костюм. – Давайте, Катя, не трусьте.
Девушка нашла ценник и охнула.
- Три тысячи евро? Как это может столько стоить? В нем что, убили Версаче?
- Вы еще долго собираетесь со мной пререкаться? Успокойтесь. Я испортил ваш пиджак…
- Пятно можно вывести.
- Испортил. И вам, очевидно, доставляет удовольствие мысль, что перед вами в долгу…
- Ничего подобного! Ну, ладно, - согласилась Катя, выхватывая у него из рук злополучный кос-тюм. – Только примерю и все.
Спустя несколько минут, Катя, изумленно смотрела на себя в зеркало. Вот оно как бывает… «На-пяливаешь дорогущий наряд и - пожалуйста: Золушка превращается в принцессу. Можно идти на бал». Катя состроила гримасу в зеркале и показала себе язык. Какого черта! Она купит этот костюм и все! А сказка… все равно никто не подарит ей хрустальные башмачки! Когда она вышла из приме-рочной, смущенно одергивая слишком обтягивающий пиджак и думая о непозволительно глубоком декольте блузки, Андрей наклонил голову и улыбнулся.

- О… привет! Удивительно… впервые вижу такой моментальный эффект от вложенных денег. Я тут вспомнил, что к костюму неплохо было бы купить туфли… Эти подойдут?
Катя открыла рот, чтобы ответить, потом глотнула воздух и сжала губы, потому что не смогла бы сказать ни слова, даже если бы очень старалась. Ей показалась, что она выглядит как школьница, ко-торую застали за чем-то недозволенным, и она поняла, что краснеет. Девушка молча взяла из рук шефа туфельки, примерила их и кивнула:
- Спасибо, только дорого…
- Я и не знал, что вы такая меркантильная, Екатерина Валерьевна. Почему вас так волнуют деньги?
Не ответив, пошатываясь с непривычки на слишком высоких каблуках, она пошла к двери, пыта-ясь обойти Жданова. Но он не уступал ей дорогу - просто стоял столбом и чего-то ждал, словно соби-рался оставаться в таком положении весь день. Катя нерешительно шагнула вперед и остановилась перед ним.
- Мы куда-то торопились?
- Не убегайте, дайте на вас посмотреть, - Андрей говорил мягко, но его смеющийся тон заставил ее покраснеть еще сильнее и поднять на него глаза.
- Вычтите из моей зарплаты.
- Непременно. Ваши старые вещи уже упаковали. Они вам дороги, как память, или оставим их на благотворительность?
Андрей искренне рассмеялся, а Катя, прикидывая в уме, в течение скольких месяцев ей придется расплачиваться за ждановский бзик, и как она объяснит родителям уменьшение своей зарплаты, тяже-ло вздохнула и молча вышла из магазина.
Белорусы оказались на удивление сговорчивыми, и после трех часов препирательств, лихорадоч-ных подсчетов и жонглирования спецификациями, высокие договаривающиеся стороны пришли к консенсусу. Катерина показала себя стойким бойцом, исподволь навязав изумленным такой прытью представителям братского народа самые выгодные для «Зималетто» условия. Президент не отставал от помощницы. Усталые, но довольные, они вернулись в гостиницу, где им слегка подпортили наст-роение. Вернее, Кате, поскольку Жданов, радуясь удачному контракту, пребывал в эйфории и каза-лось, что испортить настроение ему невозможно ничем. Ни одного номера так и не освободилось. Ка-тина попытка немедленно уехать на вокзал, чтобы заночевать в зале ожидания, была решительно пре-сечена. В итоге, надутая барышня и ее неоправданно радостный начальник поднялись в тот самый злосчастный номер. Катя застыла в дверях, вновь с ужасом оглядывая здоровенную кровать и поти-хоньку прикидывая, как с наименьшими потерями для здоровья разместиться в кресле. Жданов, на-против, был бодр и лучился довольством.
- Как насчет ужина?
- Я не голодна.
- Ради бога. Тогда последний вопрос… - Андрей откровенно веселился. – С какой стороны кровати вы предпочитаете спать? Все-таки, вы – дама, вам и право выбора!
- Ни с какой, Андрей Павлович. Я собираюсь спать в кресле.
- Свежая идея. Главное – оригинальная… Может тогда уж просто в углу, на коврике? Чего мело-читься?
- Я подумаю над вашим предложением.
- Насчет кровати?
- Насчет коврика.
Андрей улыбнулся.
- Хорошо. В любом случае, время есть. А пока, - он достал ноутбук, - если вы не возражаете, я хо-тел бы немного поработать.
Это совершенно не входило в Катины планы. Не ожидая от шефа подобного трудового энтузиазма, она надеялась приватизировать компьютер и немного посидеть в чате. После сегодняшних стрессов ей просто необходимо расслабиться. Хотя бы немного. Тем более что она давненько не заглядывала на сайт…
- Андрей Павлович…
- Слушаю вас, Катя! – Жданов не отрывался от монитора, досадливо хмурясь. Видимо, что-то у не-го не получалось.
- Андрей Павлович… я могла бы сама… посмотреть проекты договоров…
- Катя, вы достаточно наработались. Сегодня воскресенье, отдыхайте и забудьте о компьютере.
Вот так всегда – то заставляет пахать по двенадцать часов в сутки, то вдруг проявляет трогатель-ную заботу о ее здоровье. И как раз тогда, когда эта забота ей напрочь не нужна!
- Андрей Павлович, но действительно…
- Катя, еще раз говорю: ничего не нужно. Ноутбук мой, и работаю за ним я. Понятно?
- Странно! – девушка все еще пыталась отстоять свое право на сверхурочный труд. – Почему-то раньше вы спокойно позволяли мне делать вашу работу за вашим же ноутбуком. Что-то изменилось?
- Изменилось. Повторяю в последний раз: за мой компьютер вы сегодня не сядете. Если вам нечем заняться – прогуляйтесь. Я ложусь поздно, так что в номер вы сможете попасть.
- Большое спасибо за заботу! Так и поступлю!
Катерина встала и пошла к двери. Жданов не отреагировал: он был весь по ту сторону монитора… Спустившись на первый этаж, девушка внимательно огляделась. Если память ее не подводила, где-то она видела именно то, что ей нужно… Ага, конечно, вот! Пройдя несколько метров по коридору, она подошла к дверям, на которых висела табличка «Интернет-кафе».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru