СЕРИАЛОМАНИЯ

Все про сериалы и околосериальные разговоры.
Текущее время: 25-02, 01:18, 2020

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:20, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат.


<Дюймовочка> Есть кто живой? Ау!
<Казанова> Добрый вечер, радость моя! Как я счастлив нашей встрече!
<Лось> Добрый вечер, радость моя!
<Дюймовочка> Уйди, животное!
<Казанова> Надеюсь, ты не мне… Хотя я заслужил, признаю. Но прошу у тебя проще-ния и готов искупить свою вину.
<Лось> Я тебя прощаю…
<Дюймовочка> О чем ты?
<Казанова> О Пушкине.
<Дюймовочка> Хочешь сказать, что это ты его застрелил? Боюсь спросить, сколько же тебе лет…
<Казанова> Если ты шутишь, значит не сердишься? Я был там, видел тебя, но, к сожале-нию, меня остановили буквально в полушаге. За мной приехали и срочно вызвали в одну госорганизацию… Совершенно невозможно спокойно от-дохнуть!
<Дюймовочка> С этого места поподробнее… Где ты был, еще раз?
<Казанова> Ну как же, в «Пушкине», как и договаривались. Должен признаться, я был просто потрясен. Ты прекрасна…
<Дюймовочка> Гмм… Думаешь? Любопытно. Как же ты меня узнал, если не секрет?
<Казанова> Для любящего сердца нет ничего невозможного…
<Лось> Проще было фотографию попросить. Или взять подробное описание внешности. А вдруг это была не она?
<Казанова> Я уверен – я не ошибся. Высокая, стройная, изящная брюнетка… Очень темпераментная… Я прав?
<Лось> Он прав?
<Дюймовочка> Практически… можно так сказать… Потрясена твоей интуицией.
<Казанова> Но ты, к сожалению, меня с кем-то перепутала. У него тоже был кактус
<Дюймовочка> У него было… что?
<Казанова> Ну как же, ты шла за каким-то типом в белом свитере с белочкой. Прене-приятнейший субъект… Удирал от тебя так, как будто привидение увидел. Идиот!
<Дюймовочка> Почему сразу идиот? Может я не в его вкусе?
<Казанова> Кретин! О каком вкусе здесь вообще может идти речь? Отвергнуть такую девушку может только извращенец! А если вспомнить его свитер…
<Дюймовочка> Модный свитер, между прочим… Так, закрыли тему. Поговорим лучше о нас.
<Очкарик> Ба! Знакомые все лица! Кстати… насчет извращенца… Поддерживаю!
<Дюймовочка> Какими судьбами?
<Очкарик> Ну, как же… многим хочется приятно провести время. Морочить людям головы – чего уж лучше! Скучаете в одиночестве?
<Дюймовочка> Одиночество и я – понятия несовместимые!
<Очкарик> Ни капли не сомневаюсь.
<Казанова> По меньшей мере бестактно вмешиваться в чужой разговор, вам не кажется, милейший?
<Синтетическая Дура> Вы совершенно правы, милейший!
<Очкарик> Добрый вечер, Синди, очень рад вас видеть. Я и надеяться перестал. Вас так давно здесь не было!
<Дюймовочка> Извините, друзья, к сожалению не могу продолжать нашу беседу. Меня ждет сеанс иглоукалывания, чао!
<Очкарик> Почему меня это не удивляет…
<Синтетическая Дура> Казанова, вас, я надеюсь, не ждет сеанс иглоукалывания? Вы предпочитаете другие способы расслабления?
<Очкарик> Синди… Мне кажется, или вы на что-то сердитесь? Или на кого-то?
<Синтетическая Дура> На одного идиота, которого жизнь ничему не учит.
<Очкарик> Вы о своем начальнике? Сегодня же выходной… Может мне удастся хоть ненадолго отвлечь вас от грустных мыслей?
<Синтетическая Дура> Возможно… Хотя… сейчас я говорила не о начальнике.
<Казанова> Мне, к сожалению, пора… Срочная работа…
<Синтетическая Дура> Понимаю. Хорошо, когда людям есть чем заняться помимо интернета, правда? Не смею задерживать.
<Очкарик> Всего хорошего. Ну что, Синди, кажется, теперь мы можем поболтать?
<Лось> С удовольствием!
<Очкарик> Позвольте, я хотел бы пообщаться с Синди.
<Лось> Ну, если я вас не устраиваю…
<Синтетическая Дура> Простите. Мы просто давно не встречались.
<Очкарик> Кстати, а почему мы так давно не встречались? Изверг-начальник всю неделю вообще не отпускал вас с работы?
<Синтетическая Дура> Действительно, было много дел. И начальник, конечно, тоже поспособст-вовал.
<Очкарик> Слушайте, а может ему объяснить? Ну так, по-мужски… Если по-другому не понимает? Как же можно так издеваться над людьми?
<Синтетическая Дура> Вы собираетесь вызвать моего шефа на дуэль?
<Очкарик> Зачем же так? Можно обойтись и без оружия…
<Синтетическая Дура> Конечно, спасибо, но думаю, не стоит.
<Очкарик> Вы так переживаете за своего шефа?
<Синтетическая Дура> Прежде всего, я переживаю за вас. Мой шеф довольно крепкий мужчина.
<Очкарик> Откуда вы знаете, может я не слабее.
<Синтетическая Дура> В любом случае, это не метод. И потом, в самом деле, мой начальник не такой уж плохой. Истеричный и бестолковый, но, в общем-то, незлой. И даже довольно симпатичный.
<Лось> Рогами пробил монитор. Он уже симпатичный?
<Синтетическая Дура> Лось!
<Очкарик> Хотел бы я, чтобы моя секретарша отзывалась обо мне хоть такими словами…
<Синтетическая Дура> Да? Она до сих пор продолжает портить вам нервы? Так увольте ее и дело с концом.
<Очкарик> Нууу… Она на самом деле неплохая девушка. Чересчур языкастая, правда, и упрямая, но очень грамотная. И я ей благодарен…
<Лось> Короче, она тебя удовлетворяет, а ты ее нет.
<Очкарик> Лось!
<Синтетическая Дура> Надеюсь, когда-нибудь она оценит вас по достоинству. Все наладится, поверьте!
<Очкарик> Спасибо! Вы такая милая, не то, что… некоторые.

В приятной беседе прошло несколько часов. Через какое-то время Катя услышала деликатное по-кашливание.
- Девушка, мы закрываемся…
- Да, конечно. Одну минуточку. Я заканчиваю.
Она быстро набрала и отослала сообщение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:21, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат

<Синтетическая Дура> Пора бежать.
<Очкарик> Куда вы все время спешите? Синди, вы действительно ведете себя как Золушка. Но ведь двенадцати еще нет!
<Синтетическая Дура> Если я немедленно не отойду от компьютера, моя голова точно превратится в тыкву. Простите, устала. Тяжелый день…
<Очкарик> Знаете, я пожалуй, тоже отдохну. Не поверите, за всю неделю - ни одной спокойной минуты.
<Синтетическая Дура> Аналогично. Что ж, до встречи.
<Очкарик> Договорились. Когда?
<Синтетическая Дура> Точно не знаю. Но постараюсь при первой возможности.
<Очкарик> Буду ждать.

Попрощавшись, девушка со вздохом оторвалась от монитора и покачала головой. Надо же, как она засиделась. Мобильный остался в номере… А вдруг звонил папа? Не хватало еще одного скандала...

Увлеченный беседой, Жданов не заметил, как прошел вечер. Спохватившись, он взглянул на часы: половина двенадцатого. Интересно, где носит его помощницу? Может, он и был немного резковат, но ведь это не причина, чтобы сбегать так надолго! Куда она могла подеваться? Чужой город, время позднее… На смену раздражению пришло беспокойство. Без двадцати двенадцать. Решено: еще пять минут – и он идет искать Катерину. Через четыре минуты Андрей стоял в дверях. Из номера он выйти не успел – раздался тихий стук. Жданов отпрыгнул от двери и плюхнулся в кресло. Не хватало еще, чтобы эта злючка поняла, как он волновался!
- Открыто, входите, Катя!
Дверь приоткрылась, и Катя вошла, с удивлением глядя на сидящего в кресле начальника.
- Где вас носило? Вы соображаете, который час?
- Какое это имеет значение? Я ведь не спрашиваю, удобно ли вам сидеть на папке с документами.
Жданов смущенно приподнялся, и переложил слегка помятую папку на журнальный столик. Катя усмехнулась.
- Андрей Павлович, я уже ничему не удивлюсь, скажите правду: вы теперь и ноутбук станете от меня прятать таким оригинальным способом?
Не дожидаясь ответа, девушка, подхватив халат, направилась в ванную комнату. На полпути, вспомнив о чем-то, обратилась к шефу:
- Мне никто не звонил?
- Да нет, вроде бы… - не объяснять же ей, что он был слишком занят беседой в чате, чтобы обра-щать внимание на всякие посторонние звуки.

Катя достала из сумки жуткого вида мобильный.
- Да, действительно… Странно… Но так даже лучше.
Когда за девушкой закрылась дверь, Андрей задумался. Значит, она весь вечер ждала звонка… А гад Малиновский в это время развлекался в чате… Чертов Дюймовочка! С другой стороны, не похо-же, что она чересчур расстроена. Странные у них отношения. Да! Ведь есть еще какой-то Коля… В этот момент Катин телефон громко затрещал. Жданов поморщился: ну и противный же звук у этого аппарата, и машинально нажал на кнопку приема. Он был уверен - звонит Ромка, который сейчас и получит от него по полной программе, поэтому, когда в трубке послышался чей-то незнакомый, но очень сердитый голос, Андрей растерялся.
- Это кто? – заорала трубка. – Где Катерина?
- В душе, - ляпнул Жданов, и моментально понял, что сделал это зря. В трубке что-то булькнуло, и связь прервалась.
Кажется, он подложил Кате очередную свинью. Поэтому, когда девушка выглянула из ванной, он, немного поразмыслив, не стал распространяться о глупом звонке. Зачем ее расстраивать? Да и мало ли кто это мог быть? Может… номером ошиблись… Мало ли на свете Катерин…
- С вашего позволения, я - в душ. А вы располагайтесь, где удобно. Хотите – с правой стороны, хотите – с левой. И без возражений, поняли? На этой кровати еще восемь человек поместится.
Выйдя из ванной, Андрей увидел, что его распоряжение, естественно, проигнорировали. Девушка, укутавшись в розовый махровый халат, свернувшись калачиком, крепко спала в кресле. К кровати она даже не подходила. Странно, но Жданов был совершенно не удивлен. Спит? Ну и хорошо, что спит. Пусть спит. Он слишком устал, чтобы препираться. Андрей тихонечко снял с девушки очки. Сейчас она казалась совсем малышкой – улыбалась во сне, ресницы подрагивали. Осторожно, стараясь не разбудить, подхватил на руки, удивившись, насколько она легкая. Подошел к кровати, немного поду-мал и опустил ее на левую половину. В конце концов, ей честно предлагали выбирать. Она отказа-лась. А значит – будет, как он решил. Хоть раз, когда дело касается Катерины.
Спокойной ночи, Катенька.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:22, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
14.

Солнечный луч уже давно и настойчиво пытался ее добудиться. Катя, зажмурившись покрепче, пе-ревернулась на другой бок и подумала, что вставать не хочется, да и торопиться некуда. Давно она так хорошо не высыпалась. Сладко потянувшись, девушка открыла глаза и, немедленно подскочила, возмущенно оглядываясь по сторонам. Где… где… где… этот… подлый… Она лежала под одеялом почти в самом центре огромной двуспальной кровати для новобрачных. От травмы Жданова спасло только то, что вместо него, Катя обнаружила рядом с собой одинокую примятую подушку. Вскочив с постели и посильнее запахиваясь в халат, который, слава богу, на ней присутствовал, хотя и выглядел несколько растерзано, девушка, как ураган, пронеслась по номеру. Значит, вот как он с ней поступа-ет! Воспользовался тем, что она ненадолго задремала, подло приволок ее в кровать, а с утра пораньше просто сбежал! «Ну, доберусь я до тебя… только попадись мне под руку!» - шептала Катя, прикиды-вая, как бы посильнее отомстить Жданову за грубый произвол и нарушение прав личности. Только в голову, как ни странно, ничего не приходило. Девушка нашла на тумбочке очки, нацепила их и по-внимательнее огляделась вокруг. Так… что мы имеем… Одеяло одно на двоих, обе подушки рядом… Представив, кого она, возможно, обнимала этой ночью, перепутав с любимой мягкой игрушкой, Катя, яростно пнув ждановскую подушку, обессилено присела на смятую простыню и схватилась за голову. Какой ужас! Разгулявшуюся фантазию прервал телефонный звонок.
- С добрым утром! Как считаете, час дня можно назвать утром? – раздался в трубке веселый голос Жданова. – Я правильно понял, что завтрак вы пропустили?
- Вы? Да как вы…
- Проснулись? Не стал будить, вы так славно спали.
- Как вам только в голову пришло…
- Не надо, поблагодарите после. Сначала о делах. У меня через час обед с белорусскими партнера-ми, затем культурная программа – казино, не хочется, но отказываться нельзя, а вы, Катя, постарай-тесь поменять обратные билеты, хорошо? Еще одну пытку поездом я не вынесу. Об исполнении доло-жите.
Открыв рот, Катя собралась рассказать начальнику все, что она думает о нем и огласить краткий список подходящих ему пыток, но не успела – в ответ раздались короткие гудки. Предусмотритель-ный президент дал отбой первым. Горестно вздохнув, девушка решила заняться делами. Объясниться со Ждановым можно и позже. Поменяв билеты, Катя возвращалась в гостиницу. Попытки сообщить шефу, что они улетают сегодняшним ночным рейсом, успехом не увенчались. «Ах, да! Он же в кази-но, а там звонки запрещены». Что ж, не беда. Придется отлавливать разгулявшееся начальство в злач-ных местах.
- У вас много казино в городе? – со вздохом поинтересовалась она, обращаясь к пожилому водите-лю.
- Понастроили. Никуда от этой заразы не денешься. А тебе, дочка, зачем? Деньги лишние появи-лись?
- Что вы! Начальник потерялся. Отвезите меня… в самое приличное, какое тут у вас....
- Значит в «Приют Цезаря». Самое что ни на есть пакостное место. Все «крутые» там. Буржуи, миллионеры проклятые, нет, чтобы пенсии увеличить! – выругался таксист, сочувственно глядя на Катю, как будто выход на пенсию грозил ей завтра же.
«Приют Цезаря» завлекал потенциальных жертв неоновой вывеской с четырьмя вздыбленными лошадками. Судя по расположению их ног, скорее всего, клячи сильно выпили и теперь радостно от-плясывали разухабистый канкан. Что довело благородных животных до такого плачевного состояния, сказать было сложно. Катя с опаской вошла в огромный зал «Приюта», уставленный бесконечными рядами игровых автоматов, и внезапно растерялась, осознав, что до сих пор представляла себе посе-тителей казино как-то иначе. Вместо вальяжных миллионеров в смокингах и миллионерш в вечерних платьях, которых она видела в кино, помещение было забито очень странной публикой. Примерно две трети посетителей составляли лица мужского пола, подозрительно смахивающие на дальнобой-щиков, кое-где среди них мелькали одинокие дамочки пенсионного возраста. Расположившись перед автоматами, игроки дергали «одноруких бандитов» за выдающиеся части механического тела, напря-женно всматривались в комбинации фруктов или карт на экранах и, зачарованно прислушиваясь к во-допаду монет, сыплющихся где-то по соседству, потягивали баночное пиво. Почти все эти предпола-гаемые миллионеры-дальнобойщики и миллионерши-пенсионерки были одеты более чем скромно. Катин костюм от Версаче смотрелся среди них вызывающе, и ей тут же стало стыдно за свой капита-листический вид.
Да, это вам не Лас-Вегас…
Внимательно оглядев игроков, девушка поняла, что ее президент предпочитает «одноруким банди-там» более сложное времяпрепровождение и, миновав с непроницаемо-равнодушным лицом мигаю-щую лампочками шеренгу гнусных вымогателей денег у мирных слоев населения, отправилась на по-иски Жданова. Около одного из «фруктовых» автоматов, Катя неожиданно остановилась. Парень, си-дящий возле пестрого монстра, неуловимо напоминал Зорькина. Такой же взъерошенный, в потрепан-ной курточке и смешных очках, он поминутно сверялся с какими-то записями в блокнотике, время от времени, скармливая прожорливому механизму жетончики. Заметив, что его рассматривают, парниш-ка обернулся. Удивленно оглядев Катерину, он вдруг задал девушке странный вопрос:
- Впервые?
- Вообще-то, да. – Катя не видела смысла врать.
- Отлично! Тогда есть просьба. Секунду, только не исчезайте… - он вытряхнул из кармана остатки жетонов и затолкал их в автомат. – На сегодня мой лимит исчерпан. Не могли бы вы сейчас нажать на эту клавишу?
- Зачем?
- Нужно кое-что проверить. Если я прав – все получится. Если нет… а… все равно жетоны закон-чились.
Пожав плечами, Катя ткнула в клавишу. На экране замелькали цветные картинки. Когда они в кон-це концов остановились, ей показалось, что автомат сошел с ума. Жуткая машина с сумасшедшей скоростью начала выплевывать кругляшки. Парень подпрыгнул почти на метр вверх.
- Ура!!! - Он порывисто вскочил, чмокнул Катю в щеку и начал впихивать ей в руки жетоны. – Это вам. На удачу! Не отказывайтесь, иначе я больше никогда не выиграю…
В итоге Катерина сумела отвязаться от психа, став счастливой обладательницей примерно сотни долларов. Как бы там ни было, но Жданова следовало найти. Рулетка, баккара и другие всевозможные игры, смысл и название коих ей были неведомы, концентрировались в другом зале, где царила совсем иная обстановка. Публики было не так много, как возле автоматов, зато предположительных миллио-неров на квадратный метр помещения - явно больше. Внимательно обведя глазами зал, девушка заме-тила Андрея возле стола с рулеткой. Попался, голубчик! Незаметно встав у него за спиной, она с лю-бопытством погрузилась в процесс игры.
Аттракцион человеческой жадности функционировал вовсю: было забавно смотреть, как люди нервничают, пока крутится рулетка. Некоторые крестились, другие плевали через плечо, третьи в экстазе целовали фишки, перед тем, как навсегда с ними расстаться. Около соседнего стола откачива-ли алчную старушку-божий одуванчик, в один момент спустившую 6000 долларов. Непроницаемо-спокойными оставались только крупье. И правильно: в отличие от остальных, они зарабатывали день-ги.
Перед Андреем лежала небольшая кучка фишек. Играл он неровно. Только что поставил на восемь и выиграл. Немного подумал, бросил несколько фишек на черное – и снова удачно. Кате стало инте-ресно, и она пододвинулась поближе. Исключительно для того, чтобы увидеть, как Жданов поставил очередную порцию фишек куда-то на линию между цифрами – и в один миг все продул. «Кто так иг-рает?» - раздраженно подумала девушка, - «никакой системы». Крупье вращал колесо однообразным механическим движением. «Интересно, насколько зависит вероятность попадания шарика в ячейку от скорости вращения колеса?» Она почти застонала, вспомнив, как совсем недавно издевалась над Колькой. Тогда возбужденный Зорькин хвастался, что открыл верный способ, как обыграть казино. Ну, не кретинка ли?! Надо было слушать друга внимательнее, а не обзывать его безумным мартовс-ким зайцем. Жданов, тем временем, уже безнадежно проигрывал.
- Андрей Павлович, - наклонилась к нему Катя. - Вам не пора остановиться?
- Последний раз, - ответил Жданов, не оборачиваясь.
- Как знаете, но, по-моему, незачем радовать казино. Если вам некуда девать деньги – помогите беспризорным детям.
Жданов вздрогнул, резко развернулся и с негодованием уставился на Катю.
- Вы? Здесь? В этом притоне? Марш в гостиницу!
В ярости он схватил девушку за руку и поволок к выходу.
- Как только вы додумались? Явиться? Сюда? Уходим немедленно!
- Андрей Павлович! – Катя выдернула руку и упрямо остановилась посреди зала. - Если вы не в курсе, хочу сообщить вам, что я давно совершеннолетняя и не нуждаюсь в опеке. К тому же, слава бо-гу, вы не мой папа. Хотя и ведете себя…
- Катя! Даже не спорьте. Господи! Надо было запереть вас в шкафу!
- Вы бы этого не смогли сделать – место уже занято вашим драгоценным ноутбуком. – Катя реши-ла, что самое время припомнить шефу вчерашнее. – В любом случае, я просто хотела сказать, что по-меняла билеты. Мы улетаем сегодня ночью. А сколько вы проиграли?
- Пустяки. Долларов триста.
- Отыгрываться не будем?
- Катя! Не верю своим ушам. Это говорите мне… вы? Да вы с ума сошли.
- Ничего подобного. Понимаете… – зашептала девушка, - …мой друг… Коля… он… он придумал систему…
- Поздравляю, ваш друг, наверное, миллионер.
- Не сказала бы. Он, скорее, теоретик, а не практик. Ну… давайте… чуть-чуть… Тем более, что деньги у меня есть. Долларов сто.
Жданов удивленно уставился на девушку.
- Откуда, интересно знать?
- Вы не поверите. – Катя рассмеялась. – По дороге нашла. Так как?
- Хорошо. Но только один раз, обещаете?
- Тогда, рискнем!
- Боже, от кого я это слышу… с вами определенно что-то происходит.
Бог игры непредсказуем. Давно известно, что новичкам везет. Неожиданно повезло и Катерине. Несмотря на то, что в суть рулетки она старательно вникала по ходу игры, стопка фишек росла на глазах. Когда через пару часов они сделали паузу и вышли подышать на улицу, Катина сумочка и ждановские карманы были забиты до отказа. Выигрыш превышал изначально поставленную сумму в сотню раз.
- А ваш друг и вправду гений, - восторженно сказал Андрей, подставляя разгоряченное лицо под прохладный свежий ветер.
- Может быть… Я так и не вспомнила его метод.
- Так вы меня обманули? Вы… знаете вы кто? Вы настоящая авантюристка!
- Ну… извините пожалуйста, - улыбнулась ему девушка. – Я больше не буду. Зато теперь я могу вернуть вам долг за костюм и туфли. Пойдем отсюда?
- Вот уж нет. Теперь моя очередь, – упрямо сказал Жданов.
- Андрей Павлович! Это безумие! Вы все спустите, - Катя умоляюще посмотрела ему в глаза.
- Ерунда. Все равно вы не дадите мне проиграться.
Понимая, что сейчас спорить с шефом бесполезно, Катя молча пошла в помещение.
В зале крупье энергично предлагал делать ставки. Несколько человек, протянув руки с фишками, клали их - кто куда. Видимо чувствуя, что ставок больше не будет, крупье крутанул рулетку и вбро-сил шарик.
- Господа, последняя возможность, - механически сказал он.
Андрей, достав горсть фишек, обернулся к Кате.
- Назовите число.
- Восемнадцать, - не задумываясь выпалила девушка, тут же прикусив язык.
Жданов бросил фишки на восемнадцать. «Господа, ставки сделаны, ставок больше нет». Играю-щие заворожено следили за маленьким шариком, который, весело прыгая из ячейки в ячейку, посте-пенно замедлял ход. Шарик сделал еще три или четыре оборота и медленно остановился в лунке с цифрой 18. Над столом прокатился тихий вздох. Крупье объявил о выигравшем числе и поставил маркер на поле. Не веря своим глазам, Жданов изумленно смотрел то на Катю, то на фишки. Потом, когда они обменяли фишки на деньги, у девушки начался мандраж. Она только что осознала произо-шедшее, и от внезапно нахлынувшего ужаса ее непрерывно била крупная дрожь. Мамочки! Триста тысяч долларов – да их пристрелят в ближайшие полчаса! Что чувствовал Андрей, она не представля-ла, но по тому, как он сжимал ее руку и по яркому блеску его глаз, было видно, что он возбужден не меньше.
- Куда мы со всем… этим? – испуганно теребила его Катя.
- Успокойтесь, - Андрей обнял ее за плечи. – Казино при крупных выигрышах выделяет охрану. Сейчас, для начала, заедем в банк… а потом… думаю, нам стоит это отметить.
Когда они, уже налегке, выбежали из банка, эйфория все еще не покидала их. Так начался самый чудесный вечер в Катиной жизни. Пережитый шок, страхи, обиды – все было забыто. Они отлично поужинали в каком-то не очень роскошном ресторане. Еда была прекрасная, на них никто не обращал внимания, и, как девушка ни упиралась, Андрей все же вытащил ее танцевать. Жданов, от души весе-лясь над Катей, учил ее выделывать замысловатые па и радовался, как ребенок, когда у нее получа-лось. Получалось редко – высокие шпильки не способствовали дополнительной координации движе-ний, после каждого виража Катя норовила упасть, но с завидным постоянством оказывалась в креп-ких объятиях Андрея, который, потешаясь над ее неуклюжестью, тут же закручивал свою неумелую партнершу в новый невероятный виток. Жданов был явно воодушевлен, от него исходили такие мощ-ные волны обаяния, что девушка не могла отвести от своего спутника зачарованных глаз. Катя рас-сеянно улыбалась, пытаясь целиком и полностью сосредоточиться на музыке. Потом они долго гуля-ли по вечернему городу, выпили по бокалу вина в уютном подвальчике, гордо именующим себя «Президент-кафе», и опять много смеялись. Была поздняя ночь, когда они добрались до гостиницы и, мгновенно собрав вещи, сели в такси, доставившее их в аэропорт. Катя, пребывая в трансе, совершен-но не помнила, как оказалась в самолете. Забыв свой страх перед полетами, она, удобно устроившись на плече Андрея, мгновенно уснула. Вряд ли на нее так подействовало вино, хмель давно испарился. В головокружении виновато было нечто гораздо более сильное и опьяняющее. Это было очень глупо, абсолютно безумно и совершенно безнадежно. Но так уж случилось.
Кажется, она по уши влюбилась в Андрея Павловича Жданова.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:24, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
15.

Двор утонул в темноте. Третий час ночи - самое глухое время. Даже наиболее неугомонные граж-дане наконец-то успокоились, накапливая силы перед неизбежным рабочим днем. И только один че-ловек в доме не спал. Он был занят делом. Даже не одним. Во-первых, он сидел в засаде. А во-вто-рых, он гневался. Валерий Сергеевич Пушкарев битый час торчал на кухне и, спрятавшись за занаве-сочкой, выглядывал в окно, ожидая непутевую дочь. Свет он не включал, поскольку так было лучше видно, что делается во дворе, и, кроме того, яркие окна обязательно привлекли бы чье-нибудь внима-ние. Этого Валерий Сергеевич категорически не хотел, предпочитая до поры до времени оставаться незамеченным. Причин для такого нетипичного поведения у Пушкарева имелось море. Как и любой другой родитель, он искренне переживал за единственную дочь и столь же искренне желал ей добра. Другое дело, что представления о добре у Валерия Сергеевича были довольно своеобразными. Нет, его требования можно было бы считать справедливыми, если бы Катерина вчера пошла в первый класс. Ладно, в одиннадцатый. Но папа упорно не замечал, что его дочь давно совершеннолетняя и до сих пор пытался контролировать каждый ее шаг. Надо сказать, что до недавнего времени ему это вполне удавалось: Катя выросла послушной девочкой, одевалась скромно, с молодыми людьми по танцулькам не шастала, после работы не задерживалась, короче говоря, не давала родителям ни мА-лейшего повода для беспокойства. Ровно до того злосчастного дня, когда Катюша объявила маме с папой, что из банка (замечательное место, работа с девяти до шести, обеденный перерыв и перспек-тивы карьерного роста) она уволилась и теперь будет работать в этом (тьфу!) модном доме… Вино-ват. Не выяснил диспозицию, не просчитал последствия, во время не пресек. В результате дочка отби-лась от рук, поддавшись тлетворному влиянию чуждого нормальным людям мира. Ну что же это та-кое: домой является неизвестно когда, то ей нужно отчеты готовить, то у них совещание, то какие-то непонятные «показы». О том, что можно показывать среди ночи, у Пушкарева давно сложилось впол-не определенное представление. И в это представление Катюша совершенно не вписывалась. Короче говоря, папа был крайне недоволен новой дочкиной работой. Он неоднократно пытался ласково с ней поговорить на предмет поиска другого поприща, зачитывал выдержки из Трудового кодекса, особо напирая на статьи о продолжительности рабочего дня и трудовом распорядке, и даже пересказывал наиболее запомнившиеся ему отрывки из телепередач о нравах (тьфу!) представителей всяких там творческих профессий. Катя только смеялась и уходила на работу к девяти утра, чтобы вернуться до-мой в лучшем случае в девять вечера… В лучшем случае… События последних дней вообще ввергли Валерия Сергеевича в состояние, близкое к предынфарктному. Началось все с того, что три дня назад Катерина явилась домой совершенно пьяная. Мало того – ее привезли на такси двое здоровых и не менее пьяных мужиков. Якобы начальники. К сожалению, выяснилось это только на следующий день, иначе этим, с позволения сказать, начальникам не удалось бы так легко отделаться. А так Вале-рий Сергеевич был вынужден ограничиться двухчасовым кухонным скандалом, в ответ на который дочка преспокойно заявила, что ей некогда. И упорхнула в командировку, да не одна, а с каким-то мерзким типом. Якобы начальником. Мерзкого типа Пушкарев успел рассмотреть в бинокль все из-за той же кухонной занавесочки. Молодой, здоровый, наглый. Типичный «новый русский». (Тьфу! тьфу!) И машина пижонская. Нет, решил Валерий Сергеевич, таких начальников нам не надо. Как только Катюша вернется, нужно будет усилить натиск и убрать ее с этой дурацкой работы. Первый день дочкиной командировки прошел относительно тихо. Жена убедила Пушкарева, что не стоит тре-вожить Катеньку днем – вдруг она на важных переговорах, а в это время телефонные звонки неумест-ны. Валерий Сергеевич для порядка поспорил, но потом решил, что действительно надо бы проявить выдержку. Целый день он, воспитывая силу воли, не подходил к телефону. Вечером начался футбол, и нелегкая принесла голодающего Зорькина. Любимый «Зенит» - вторая боль после Кати, неожидан-но прыгнул выше головы и свел матч к ничьей. Расслабившийся Валерий Сергеевич позволил супруге покормить вечно голодного оболтуса, после чего с удовольствием издеваясь над Колькой, отругал его за преступный образ жизни, намекая на недавнее приключение с милицией. Наконец, когда разоби-женный Колька попрощался и ушел, Пушкарев вспомнил, что давно собирался созвониться с дочкой. Дело близилось к двенадцати – очень удачное время для телефонного разговора. Вот тогда-то и слу-чилось самое страшное. Трубку поднял какой-то мужик и сказал, что Катюша в ванной. Не где-ни-будь, а именно в ванной! Почему-то этот факт вверг Пушкарева в ступор. Машинально дав отбой, Ва-лерий Сергеевич задумался. Мысли в голову лезли самые неприятные. Итак, в Катенькином номере окопалось постороннее лицо мужского пола. Причем, явно с нехорошим умыслом. Ждет Катюшу из ванной, чтобы… Что?!! Решено, он срочно, немедленно, сию секунду едет в Минск! До тех пор, пока не случилось непоправимое… Разбуженная Елена Александровна никак не могла взять в толк, поче-му ее весьма скудно одетый супруг носится по квартире и, потрясая паспортом, ищет чемодан. Когда она, наконец, поняла, в чем дело, то принялась уговаривать мужа не горячиться, подождать утра и спокойно перезвонить Катеньке. Все не так страшно, говорила Елена Александровна. Может быть, он просто ошибся номером. Или Катюша специально оставила мобильный телефон начальнику, чтобы тот ответил на звонок – не брать же трубку в душ! Или… еще что-нибудь… И незачем так нервни-чать, все обязательно выяснится. В конце концов, накормленный тройной дозой валерьянки, Пушка-рев забылся неспокойным кошмарным сном. Проснувшись поздним утром – примерно к обеду, - Ва-лерий Сергеевич с неудовольствием выслушал информацию о том, что Катенька уже перезвонила и сказала, что прилетает сегодня ночью. О точном времени прибытия она не доложила, объясняя, что не успела поменять билеты, но обещала сообщить, как только все прояснится, после чего пропала из зоны действия сети. Вот такое безобразие. К тому же, российское представительство отказалось пере-давать ноту протеста, которую, разъяренный папа требовал донести до белорусских сотовых операто-ров, угрожая навести военный порядок в их бедламе. Все прояснилось часа полтора назад. Именно в это время Валерий Сергеевич самостоятельно дозвонился до Катерины, и услышал, что она в Москве, встречать ее не нужно, она возьмет такси и приедет сама… Сама, как же! Военного человека не про-ведешь! Он выяснит, что это за хлыщ, с которым связалась его дочка. И вот тогда-то им мало не пока-жется…
Вот что привело Пушкарева в такое странное время на наблюдательный пункт, расположенный за стратегической занавесочкой. В засаде он находился уже больше часа, неотрывно глядя во двор и страшно гневаясь. Время тянулось невообразимо медленно. Наконец Валерий Сергеевич заметил, как во двор въезжает такси. Машина удачно остановилась под фонарем, и взбодрившийся Валерий Серге-евич чертыхнулся, увидев вместо ожидаемой дочери незнакомого мужика. Мужик подал кому-то ру-ку, помогая выбраться из машины. Этот кто-то показался Валерию Сергеевичу смутно знакомым. Ес-ли бы не бесстыдно облегающий наряд, виднеющийся из-под расстегнутого пальто, и туфли на высо-ченных каблуках, Пушкарев мог бы поклясться, что у дверей подъезда стоит Катерина. Тем време-нем, мужик достал из такси дорожную сумку. Уж что-что, а сумку Валерий Сергеевич не перепутал бы ни с какой другой – он лично покупал ее пятнадцать лет назад в военторге. Сомнений не остава-лось – бесстыжая фифа оказалась его собственной дочерью. Пушкарев приник к стеклу и увидел, как мужик держит дочку за руку. Держит. Все еще держит. Продолжает держать. Валерию Сергеевичу немедленно захотелось сменить бинокль на ружье. Вдоволь наигравшись на папиных нервах, дочка все же скрылась в подъезде. Настала пора перемещаться от окна ко входной двери.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:24, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Катя замешкалась, доставая из сумочки ключи, время позднее, родители наверняка видят десятый сон. Неожиданно дверь гостеприимно распахнулась, и Катя обнаружила перед собой угрожающе бод-рого папу. Радостно поздоровавшись и не услышав ни слова в ответ, она с удивлением поглядела на родителя. А он продолжал вести себя очень странно. Вместо того чтобы, как обычно, обнять дочку, он стоял перед ней столбом и, вроде бы, принюхивался.
- Папа, что с тобой? Я ничего не пила…
- Теперь у тебя другие развлечения!
Все еще, ничегошеньки не понимая, Катя удивленно молчала. А отец, похоже, начинал сердиться всерьез.
- Кто это был? Я тебя спрашиваю…
- Пап, что ты? Андрей Павлович… просто подвез, нам оказалось по дороге.
- По дороге, значит… - отец продолжал обнюхивать Катину одежду. – А хороший у него одеко-лон… Стойкий…
- Неужели ты подумал, что я… что мы с ним… Папа! Между прочим, у него есть невеста.
- И поэтому он ночует у тебя в номере?
- Откуда ты… - Катя спохватилась и замолчала на полуслове, но было поздно.
Такие мелочи, как время, никогда не останавливали Валерия Сергеевича, если ему почему-то хоте-лось поскандалить. Был бы повод. А тут повод был, и еще какой! Единственным отличием ночного скандала было то, что Пушкарев ругался шепотом – чтобы не разбудить жену. Потому что его супру-га обладала уникальной способностью гасить скандалы почти сразу. Этого не хотелось, и Валерий Сергеевич голоса не повышал. Кате досталось по первое число: за неподобающее поведение, за то, что позволяет себе неизвестно чем заниматься в подозрительных командировках, после чего является домой, благоухая мужским парфюмом. И кстати, что это за безобразие на ней надето? Почему она, порядочная девушка, одета как…гммм… как…ммм… как непорядочная девушка?
Катерине удалось утихомирить папу. Да, она подумает над своим поведением. Да, спрячет неугод-ные вещи подальше c его глаз. Да, прекратит всяческие неуставные отношения с начальством. Мечтая побыстрее остаться наедине со своими переживаниями, она готова была согласиться на что угодно, лишь бы ее не донимали придирками и упреками. Притащив под одеяло плюшевого мишку, она по-крепче прижала его к себе, немного поворочалась, устраиваясь поудобнее, и покраснела, вспомнив предыдущую ночь. Интересно, она обнимала Андрея или нет? Остается надеяться, что он крепко спал и тоже ничего не помнит. Наверняка, так и есть… И слава Богу… А иначе… Нет, конечно же, он спал. Катя задумчиво поглядела на игрушку, зажмурилась и представила рядом с собою Жданова. Но тут же открыла глаза - «Прекрати, не будь идиоткой». Странно все это… Странно и необычно… Она уже и не верила, что способна влюбиться... Видимо, прав был Очкарик – нужно внимательно смот-реть по сторонам, и тогда встреча с тем самым – единственным и любимым – вполне возможна… Господи, откуда взялось в ней это чувство, а главное, какая глупость, ведь он никогда ее не полюбит. Но неважно, что реальность далека от сказки… возможно ей повезет… ну да… конечно… размечта-лась… А так хочется побыть счастливой… недолго… совсем чуть-чуть… хотя бы до утра… На сон осталось чуть больше трех часов…

Он, швырнув чемодан в прихожей, неприкаянно прошелся по пустой квартире, и, затянувшись си-гаретой, устроился на подоконнике, глядя на ночное небо. Происходящее казалось бессмыслицей, в голове крутилась странная мешанина из воспоминаний прошлого и переживаний последних дней. Од-нако… какая поездка… Впору снова поверить в сказки… И Катя… Катя… Катя… да… Катя... А она молодчина, замечательно справилась с Кириными обязанностями. Господи, ведь Кира вот-вот должна вернуться. Совсем скоро. А он уже успел отвыкнуть от бесконечных скандалов и неурочных телефон-ных звонков, и возвращаться к ним не хочет… Проклятье! Что же делать? Не найдя среди звезд ни одного ответа на смутные, неясные вопросы, накрепко засевшие в голове, он прибегнул к ставшему уже привычным ритуалу: достал ноутбук и нырнул в виртуальное пространство.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:26, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат

<Лось> Ах, эти че-е-е-рны-и г-лаза! В миииииня влюби-и-и-и-лись! Да што ж такое! Где все? Я скоро одичаю тут! Людииии!!!! Ауууууу!!!!
<Очкарик> Ты вообще спишь когда-нибудь? Синди не заходила?
<Лось> Я вместо нее.
<Очкарик> Хороша замена.
<Лось> А зачем тебе Синди? В такое время порядочные родители дочерей в интернет не выпускают.
<Очкарик> Хотел посоветоваться. Насчет невесты.
<Лось> Так у тебя еще и невеста. Силен.
<Очкарик> Достала.
<Лось> Так брось.
<Очкарик> Три раза пытался.
<Лось> Пусть она тебя бросит.
<Очкарик> Пусть.
<Лось> Хочешь научу? Я сегодня открыт для общения.
<Очкарик> Уже заметил. Ну?
<Лось> Дай повод.
<Очкарик> Я не давал?
<Лось> Значит, плохо давал.
<Очкарик> Достаточно, поверь.
<Лось> Верю. Так скажи ей, что у нее много недостатков, но ты – самый основной.
<Очкарик> Она знает. Это для нее не повод.
<Лось> Возвращаясь с работы, запули в ее окна кирпичом, а когда она выглянет по-смотреть, кто это хулиганит, ори во всю глотку: «Я пришел к тебе с приветом».
<Очкарик> Допустим, я перебил все окна, а ее нет дома.
<Лось> Накрой стол на двоих, зажги свечи, а когда она придет, удивись и скажи: «Ты?»
<Очкарик> Устроит скандал и останется на ночь.
<Лось> Срочно хватай трубку и страстно говори: «Милая, отложим встречу до завтра. Целую в ушко, буду ждать! Твой котик». И не забудь произносить все низким хриплым голосом. И обязательно с придыханием. После чего объясни невес-те, что завтра задержишься на работе.
<Очкарик> Она сначала устроит скандал, потом задержится на работе вместе со мной, по-том опять устроит скандал, а потом будет приставать ко мне по поводу списка приглашенных на нашу свадьбу.
<Лось> Зайди к ней в три часа ночи и, глупо счастливо улыбаясь, бормочи «Работал, работал, устал как собака».
<Очкарик> Это мы уже проходили.
<Лось> Знаешь, я удивляюсь, как ты еще жив. Может, тебе читать ей несколько ней подряд на ночь хронику дорожных происшествий с летальным исходом? А через недельку подарить машину?
<Очкарик> Глупая затея.
<Лось> Привереда.
<Очкарик> Вот Синди бы придумала.
<Лось> Ну хочешь, я спрошу у нее, если зайдет. Я сегодня добрый!
<Очкарик> Не надо. Сам спрошу.
<Лось> Было бы предложено.
<Лось> Эй, нытик! Ты где?!!
<Лось> Предатель… Ну и ладно. Тэкс… На чем мы остановились? Ах, эти че-е-е-рны-и г-лаза!!!!!

Глядя на лосиные безобразия, Жданов впервые за этот час улыбнулся. «Много даров посылает су-дьба». Кто это сказал? Впрочем, неважно. Надо же, и говори после этого, что чудес не бывает. В голо-ву опять полезли мысли о поездке. И было странно, что эти непрошеные воспоминания опьяняли его, переполняя невесть откуда взявшимся счастьем. Докурив, он, не раздеваясь, бросился на диван. Спать, пожалуй, не стоило – уже совсем скоро наступит утро.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:26, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
16.

Катя проснулась от противного треска будильника, с грустью констатируя тот факт, что все мечты о ежедневном, эххх... хотя бы шестичасовом сне, похоже, так и останутся мечтами. Под дверью разда-валось грозное папино покашливание. Осознав, что и с утра ей не будет покоя, девушка прошмыгнула в ванную. Стоя перед зеркалом, она грустно всматривалась в свое отражение и размышляла о прев-ратностях судьбы, вытворяющей странные пируэты. Мало ей было мороки, теперь еще две проблемы добавились, и какие! Ну, допустим, с папиными скандалами она разберется, все-таки не первый год знакомы. А что прикажете делать с глупым иррациональным чувством, неожиданно поселившимся в душе? Это же надо так вляпаться! Ну почему она такая... И пучок ей совсем не идет. Катя поджала гу-бы и распустила волосы. Не годится. Господи, она если проторчит тут еще немного, то обязательно опоздает. Нет, чтобы влюбиться в кого-то более подходящего. Не дура же она… Ага, как же! Именно, что дууура… Причем Синтетиииическая... Собрав волосы в ставший уже привычным хвост, Катя по-мчалась одеваться.
Грозный папа выглядывал из кухни, всем своим видом намекая, что если только она посмеет… ес-ли только попробует… если осмелится хотя бы посмотреть на те ужасные вещи, в которых она яви-лась домой… Словом, все было понятно. Катя молча достала из шкафа привычный наряд – серенькую блузку и мешковатую юбку, обречено напялила на себя это радующее папин взор великолепие и пош-ла на работу, привычно отказавшись от завтрака. Она бы и так ни за что в жизни не показалась в офи-се в обновке, но как-то неприятно осознавать, что решение опять принято за нее. И Жданов может спросить… Отставить! При чем тут Жданов! Никаких Ждановых! Работа, работа и только работа.
На ресепшене было пусто – уже счастье. Поздравив себя с удачным началом дня, девушка спокой-но двинулась к рабочему месту, радуясь, что хоть сейчас удалось избежать расспросов настырных подруг. Все время, с момента исторического допроса в «Ромашке», женсовет не давал ей прохода, требуя новых пикантных подробностей и детальных описаний всех свиданий с Малиновским. Надо сказать, что отбиваться становилось все труднее. Катя уже пересказала им две мелодрамы, которые недавно показывали по телевизору, и всерьез подумывала, а не прикупить ли ей несколько любовных романов. Фантазия начинала давать сбои, и любая передышка становилась прямо-таки подарком судьбы. К сожалению, на этом везение закончилось.
Виктория Клочкова умудрилась сегодня появиться на работе не просто вовремя, а несколько рань-ше, чем нужно. И к тому же, в данный момент она скандалила не с кем-нибудь, а с Романом Мали-новским. Что привело его в офис в такую рань, тоже оставалось загадкой. Два одиночества встрети-лись в президентской приемной, и Катя сразу поняла, что она здесь лишняя.
- Рома, у меня закончились деньги!
- Печально. Скорблю вместе с тобой. Ничем помочь не могу. Прости, мне надо бежать!
- Рома, ты меня не понял: денег нет совсем!
- Хорошо! То есть, конечно, плохо… Но к счастью, то есть, конечно, к сожалению, я здесь уже не при чем. Ты не забыла, милая? Мне есть на кого тратить деньги!
- На эту мымру? Не смеши меня, Малиновский! Неужели в секонд-хэндах подорожание?
Заметив Катерину, Клочкова победно ткнула в нее пальцем.
- Ромочка, не убеждай меня, что ты тратишь много денег на это убожество. Хотя, конечно, если вы копите на пластическую операцию твоей красавице…
О такого откровенного хамства Катя растерялась.
- Боже, как я скучал! – Ромка бросился к Кате. - Жалко, что у нас не делают операций по пересадке мозга, – пробормотал он ей на ухо.
Клочкова изумленно замолчала. Воспользовавшись повисшей паузой, Рома деликатно подхватил Катерину под локоток и впихнул в президентский кабинет.
- Катюша, само небо послало вас сюда!
- Роман Дмитриевич, сюда меня послало не небо, а трудовое законодательство. Достаточно, мне надоел этот цирк. – Она прошла в свою каморку и включила компьютер, твердо намереваясь углуби-ться в расчеты.
Однако Малиновский сдаваться не собирался.
- Одна просьба! Катенька, последняя просьба, и я оставлю вас в покое!
- Что на этот раз?
- Не здесь… - с заговорщическим видом Роман Дмитриевич поманил Катю к двери. – Помните, у стен есть уши, за дверью бдит Клочкова, и вот-вот явится хозяин кабинета, чтобы завалить вас нуд-ной работой. И мы не сможем спокойно поговорить. Пойдемте ко мне…
В этот момент у Малиновского зазвонил мобильный. Прижав трубку к уху, Роман недовольно вы-шел из каморки, жестами показывая: он еще вернется. Облегченно вздохнув, Катя снова попыталась заняться делом, но не успела она обосноваться за компьютером, как в каморку заглянул улыбающий-ся Андрей.
- Доброе утро! Выспаться не удалось? – поинтересовался он и тотчас же обиженно нахмурился, моментально заметив, что Катя сменила подаренный им костюм на свои старые одежки. – Почему же вы опять… ну хорошо, не хотите, и не надо… у нас много дел, а вечером... Катя, вам придется задер-жаться. Не видели… Малиновского?
- Романа Дмитрича? Конечно. Только что. – Впервые она чувствовала себя неловко наедине с Анд-реем.
- Дааа?… аааа.... - отчего-то еще больше расстроился Жданов, глядя на Катю, как будто пытаясь ее о чем-то спросить, - ну, да… - Открыв первую попавшуюся папку, он уселся на стул, боком привалив-шись к Катиному столу, и уткнулся в бумаги, временами искоса посматривая на девушку.
Ну, почему бы ему не поизучать документы в своем кабинете? Она могла бы ему их даже принес-ти. Чего ради он тут сидит и с улыбкой на нее пялится? И почему ей кажется, что он читает ее мысли, или она это только себе вообразила? Она подняла глаза и встретилась с ответным внимательным взглядом. Ее щеки сразу же стали пунцовыми. Да что же такое с ней происходит? Может быть, он и в самом деле читает ее мысли? Не дай бог! Андрей отложил папку, скрестил руки на груди и теперь рассматривал ее серьезно, даже, как ей показалось, изучающе. Девушка судорожно перевела дыхание, чувствуя, как под пристальным взглядом шефа ее будто бы окатило горячей волной. Сердце вдруг за-колотилось, и Катя, не зная, куда деваться от смущения, уткнулась в монитор.
- Катя…. ээээ…. Катя…. вы не забыли… о деньгах? – немножко закашлявшись, спросил Андрей.
- О чем? – от неожиданности она оторвалась от спасительного компьютера.
- Да о вашем выигрыше…
- По-моему, это был наш общий выигрыш…
- Ничего подобного. Выиграли вы, и я хочу вам сказать, что не собираюсь присваивать деньги и сегодня же...
«Деньги… ну конечно… о чем с ней еще можно разговаривать… только о деньгах…»
- Это не мои деньги, - перебила его девушка. – И я не нуждаюсь в вашей благотворительности. Там половина честно принадлежит вам… даже больше половины… потому что я должна вам за костюм…
- …который, по-видимому, вам не понравился, иначе бы вы… так что извините, если не угодил.
- При чем тут… Я же сказала, что оплачу все сама!
- Извините, что ввел вас в такие расходы. Может, напрасно вы оставили свой любимый пиджачок в Минске? Страшно подумать, как вы теперь без него…
- Я не понимаю, чем вас не устраивает мой гардероб? – Катя неожиданно для себя вдруг обиде-лась.
- Скажем, он достаточно однообразен. – Андрей уже и сам был не рад, что завел этот дурацкий разговор. Надо было молча перечислить ей все деньги и не о чем не спрашивать.
- Вы что, издеваетесь надо мной?
- Ни в коем случае. Итак, вы согласны?
- С чем? Если вам так стыдно за мой внешний вид, то увольте меня по собственному желанию. Сразу станет легче и вам и мне.
- Может, вы все-таки не будете меня перебивать и выслушаете до конца?
- Чихать я хотела на ваши деньги. Это вы ни о чем другом и думать не можете – только о день-гах… и еще о тряпках… - упрямо твердила Катя, мечтая провалиться сквозь землю. Значит, она плохо одета, надо же… дура, дура, дура!
- Черт бы вас побрал! Если вас раздражает тот дурацкий костюм – выбросите его в помойку! Прос-тите великодушно, я-то по наивности посчитал, что… - Андрей сжал губы, было видно, как у него на скулах ходят желваки.
- Кто дал вам право на меня орать?
- Я не ору, - заорал, наконец-то, Жданов, - это вы! вы! вы постоянно пререкаетесь! Сегодня же по-лучите свои деньги и делайте с ними что хотите: тратьте, пропивайте, жертвуйте на строительство идиотских монументов, подарите Малиновскому – мне наплевать!
- Почему вы все время меня оскорбляете?
Девушка уже была готова разрыдаться, но в этот момент в ждановском кабинете раздался спаси-тельный голос:
- Люди, ау? Вы еще не успели сгореть на работе? Жданов, прекрати терроризировать Катеньку с утра пораньше.
- Не надейся, - буркнул Андрей, оборачиваясь к Ромке.
- О, господи! Если ты нас всех убьешь работой, с кем ты останешься? Дай людям отдохнуть. Де-вушка только что с самолета, и ты уже атакуешь ее своими идиотскими заданиями. Иди, остынь, а я украду у тебя Катюшу на минутку. У меня к ней серьезный разговор, заодно напою девушку чаем. Пойдем, Кать. Пусть этот монстр подумает о своем поведении.
Катя неуверенно поднялась и растерянно взглянула на Жданова, но тот лишь, недовольно пожав плечами, отвернулся.
- Как хотите, - бросил он непонятно кому.
Проследив, как девушка удаляется вслед за Ромкой, он раздраженно покачал головой. Все же… за-чем она переоделась? Что за манера упрямо прятать свою фигуру под нелепыми одежками? Он вдруг почувствовал сильный горячий пульс в висках и подумал – а собственно, почему его должна заботить Катина фигура? Пусть об этом волнуется любезный друг Малина. И со злостью повторил: да-да, вот именно, Малина.
Проведя Катю через строй вытянутых женских шей, Рома, по-хулигански подмигнув вставшим в охотничью стойку дамочкам, тщательно прикрыл дверь своего кабинета и со всей серьезностью, на которую только был способен, обратился к девушке.
- Катенька, пообещайте не сердиться.
- Я заинтригована, Роман Дмитриевич.
- Понимаете, жизненно важно, чтобы вы поддержали меня еще немного времени… У Виктории в очередной раз закончились деньги, и она ступила на тропу войны. Честно говоря, не хотелось бы, чтобы мой скальп стал первым ее трофеем.
- Понимаю… Мне жаль, но… по-моему, пора уже прекратить этот спектакль.
- Но почему? – завопил Малиновский. – Все складывается просто чудесно, на нас практически не обращают внимания… Никаких неудобств, никаких затруднений!
- Не считая того, что девочки не дают мне прохода, Кира Юрьевна обозвала нимфоманкой, а Клоч-кова только что не плюет в мою сторону! Очень удобно, правда, Роман Дмитриевич?
- Они завидуют, Катенька, поверьте моему опыту. И, кстати, я не понимаю, чем вас не устраивает моя кандидатура. Ваше сердце занято другим?
- Вы претендуете на мое сердце?
- Всего лишь на толику внимания. Пару недель, не больше. Надеюсь, за это время милейшая Вику-ся решит свои финансовые проблемы, и мы с вами сможем официально «расстаться». Конечно, мы останемся друзьями, как цивилизованные люди. А хотите… Хотите, мы скажем, что это вы меня бро-сили? – Роман театрально вздохнул. – Видите, я согласен даже на такой позор.
Катя не выдержала и рассмеялась. «Действительно… пусть Жданов поймет… что…»
- Надо отдать должное, Роман Дмитрич, вы умеете уговаривать. Хорошо, я согласна. Но только на пару недель, не больше. Потом будете искать другой выход, если Виктория не найдет новую жертву.
- Вы спасаете мне жизнь, – засиял Малиновский. – И последняя просьба…
- Как? Еще одна? – нахмурилась Катя. - Вам кто-нибудь говорил, что у вас нет совести?
- Говорили, причем неоднократно. Зато я очень обаятельный. И это действительно будет совсем несложно.
- Я уже боюсь. Что вы задумали?
- Понимаете, Катюша… - Роман замялся, подбирая слова. – Ваш стиль, он… безусловно… уника-лен… Но… моя девушка… она должна выглядеть… мммм… несколько иначе.
- Интересно… - в Катином голосе зазвучали ледяные нотки. «И этот туда же!» – Значит, я выгляжу слишком убого, чтобы считаться девушкой Романа Малиновского?
- Зачем же так, Катюша! Я прошу вас об этом одолжении… Само собой, если вам не понравится новый облик, вы всегда сможете вернуться к этому… к своему теперешнему внешнему виду. У меня есть очень хороший стилист… Конечно, все исключительно за мой счет…
- Вот что, Роман Дмитриевич! – Катя встала, намереваясь выйти из кабинета. - Все наши догово-ренности отменяются. Это уж слишком.
Малиновский неожиданно рухнул перед ней на колени.
- Не губите, умоляю! Моя благодарность будет безграничной!
Он схватил Катю за руки, продолжая ерзать по полу. И конечно же, именно в этот момент дверь открылась и вошедший, - а это был не кто иной, как Жданов Андрей Павлович, собственной персо-ной, - в полной мере смог насладиться уникальным зрелищем.
- Ром, ты не знаешь, где… - он прервался на полуслове и умолк, глядя на коленопреклоненного Малиновского и смущенную Катерину. - Простите… не буду вам мешать!
Резко развернувшись, ошарашенный Жданов вылетел от Малиновского и помчался к себе, так сильно лягнув ногой дверь, что она тотчас же распахнулась опять. Таким образом, кабинетный спек-такль получил еще одного благодарного зрителя: Шурочка Кривенцова упоенно смотрела на застыв-шую парочку, предвкушая, как сейчас соберет подруг на внеочередное сортирное заседание. Первым опомнился Малиновский. Он встал, деловито отряхнул брюки и бодрым голосом заявил:
- Ну вот. Похоже, отступать некуда. Так что, после работы мы едем к стилисту. Договорились?
- Хорошо. – Теперь Кате было все равно. Стилисты, визажисты, косметологи, кто угодно… Она выставила себя перед Ждановым полной идиоткой, так что какая, в сущности, разница!
Вот так. Впервые в Москве – Малиновский на коленях! Спешите видеть! Конечно, перед таким ни одна не устоит. Даже самая умная… А ты сиди за своим пустым президентским столом и воровато поглядывай, как по твоему кабинету ходит чужая женщина. Впрочем, ему нет никакого дела до Ека-терины Валерьевны Пушкаревой. Вполне возможно, после того, как он отдаст ей выигрыш, она, вооб-ще решит покинуть компанию. Дались ей эти руины «Зималетто» и их невезучий президент. Минут через двадцать Катя вернулась, молча прошла мимо него, постояла несколько секунд перед каморкой, словно собираясь ему что-то сказать, вдруг вздохнула и обречено потянула на себя дверь. А он вско-чил с кресла и возбужденно стал мотаться по кабинету, иногда замирая и прислушиваясь к тишине за тонкой фанерной стенкой. Смешно. Только утром он был по-детски, совершенно бездумно счастлив. Сейчас его грызла невыносимая тоска. По какому, позвольте поинтересоваться, случаю?

«Он меня ненавидит. Этого и следовало ожидать», - внушала себе Катя, дрожащей рукой закрывая за собою дверь. Наивная Золушка вырвалась из-под контроля строгого разума и пустилась во все тяж-кие. А что, собственно, произошло? Просто мужчина, чья внешность, положение в обществе и обая-ние давали возможность без особых усилий обольстить любую приглянувшуюся ему женщину, под-давшись хорошему настроению, подарил одинокой никому не нужной замухрышке приятный вечер.
Ничего не обещая и не требуя взамен. Потому что он не развлекал, а развлекался сам. А она… Она получила свою сказку, только оттого, что, благодаря причудам судьбы случайно оказалось рядом. По-этому, прежде всего, надо успокоиться. Взять себя в руки. Не напоминать ему ни о чем, и как можно реже вспоминать об этом самой. И никаких грез. Больше здравого смысла – только работа и деловые отношения. Потому что уже сегодня – все по-другому, все, как прежде: он – равнодушный начальник, она – исполнительная серая мышка. Господи, кому ты врешь? Катя устало прислонилась спиной к двери, прислушиваясь к торопливым шагам Жданова. Ничего уже не будет – как раньше.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:29, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
17.

Поднятые по тревоге условным сигналом «911», женсоветчицы собрались на внеочередное сортир-ное заседание. Заслушав краткий пятнадцатиминутный доклад резидента Кривенцовой, дамы переш-ли к дебатам. Итогом бурных обсуждений стала выкуренная пачка сигарет, один случайно сломанный ноготь и с трудом принятое решение: Катерину срочно нужно спасать. Судя по той позиции, в кото-рой застала их Шурочка (ах! ну почему некоторым так везет!), Малиновский окончательно сошел с ума. Потому что никто и ничто ранее не могло поставить гордого Романа Дмитриевича на колени. А уж если он решился на такой нетривиальный ход – дело пахнет какой-то грандиозной пакостью. В том, что Малиновский задумывает именно пакость, никто из дам не усомнился ни на минуту.
- Надо что-то делать. – Светлана, как женщина решительная и крайне недоверчивая, настаивала на принятии срочных мер.
- Может надо, а может и нет… - романтичная Тропинкина погрузилась в приятные воспоминания. – По крайней мере, Катька счастлива. Все-таки Роман Дмитрич – мужчина видный.
- Видный, тоже мне! – фыркнула Шурочка. – Метр семьдесят пять, не больше. Хотя конечно, и Катька наша – не баскетболистка. Но КАК он перед ней на коленях ползал, девочки! Я прям обалде-ла!
- Что же случилось? Это так непохоже на Малиновского. А вдруг… а вдруг Катя – того? – вступи-ла в разговор Татьяна.
- Кого – того? – Тропинкина была явно на своей волне.
- Не кого, а что… А вдруг она… ну… в положении? И Малиновский просил ее… того…
- Таня, это ты «того»! В смысле, сдурела! – Шурочка была категорична. – Скушай бутерброд, сразу очнешься. Чтобы Роман Дмитрич забыл об элементарных вещах! Тем более после этой истории с Клочковой!
- Да, Танюш, ты явно преувеличиваешь, - задумчиво произнесла Амура, выпуская струйку дыма к потолку.
- Девочки, о чем мы говорим! Сейчас может все и в порядке, но со дня на день идиллия закончит-ся. Вы же знаете Малиновского! – сказала Светлана. – Нужно немедленно прекращать этот глупый роман, пока не разразилась катастрофа!
- Да, пожалуй. Катька у нас совсем неопытная. И если не мы, то кто ей поможет… - Татьяна взвол-новалась не на шутку. – Но что мы можем сделать?
- Я знаю! – Машка вернулась в реальный мир. – Мы попросим Жданова! В конце концов, Катька – его помощница, а Малиновский – его друг. И вообще… Он же не дурак, должен понимать, что вот-вот потеряет ценного сотрудника. Пускай объяснит Роман Дмитричу, что незачем Катерине голову морочить.
Предложение было принято единогласно. Парламентером решили избрать Татьяну – к ней у Жда-нова явных претензий вроде не было, и он вполне мог выслушать ее без истерики. Удовлетворенные итогами заседания, дамы перешли к культурной программе: в сортир, на ее беду, принесло Викторию Клочкову, и женсоветчицы провели великолепные десять минут, издеваясь над вечно голодной и без-денежной бесталанной красоткой. Дополнительную прелесть процессу придавало то, что Виктория забежала сюда в силу жесткой необходимости, а значит, была несколько ограничена в возможности дать нахалкам достойный отпор. Тщательно вымыв руки и пнув напоследок дверь, скрывавшую Клочкову от посторонних глаз, дамочки шумно отправились по рабочим местам, попутно инструкти-руя Татьяну относительно переговоров со Ждановым.

Чат.

<Очкарик> Это вы? Как дела?
<Синтетическая Дура> Это я. Ужасно. Ну почему со мной все не так?
<Очкарик> Что-то случилось? Опять ваш начальник постарался испортить вам настроение?
<Синтетическая Дура> Ему не пришлось. Я все сделала сама.
<Очкарик> Поздравляю. Вы сделали это? Окончательно отравили ему существование?
<Синтетическая Дура> Себе. Ладно, чего скрывать. Вы же, слава богу, не он. Я влюбилась.
<Очкарик> Давно это подозревал.
<Синтетическая Дура> Давно? Отчего?
<Очкарик> Вы слишком не равнодушно о нем отзывались. Вот так живешь и не замечаешь, что где-то рядом бродит любовь.
<Синтетическая Дура> Знаете, раньше для меня любовь была абстрактным понятием, хотя иногда я грустила из-за этого. А теперь мне кажется, что лучше бы все оставалось по-прежнему.
<Очкарик> Понимаю. Бывает: работаешь с человеком, а потом вдруг оказывается, что он – единственный, кто тебе нужен.
<Синтетическая Дура> Ну да. Только он тебя совершенно не замечает.
<Очкарик> Точно.
<Синтетическая Дура> А когда замечает, начинаешь думать – что лучше: сразу провалиться сквозь землю или сначала врезать ему по башке, а потом уже провалиться.
<Очкарик> Очень похоже. Только хуже. Она замечает твоего друга, и ты ничего не можешь поделать.
<Лось> Привет, нытики!
<Очкарик> Принесла нелегкая.
<Синтетическая Дура> Только вас и не хватало.
<Лось> Разом влюбились и страдаете? Смешно. А что? Родился тост! Щас спою! Выпьем за любоооовь, ля-ля-ля! За любовь с первого взгляда!
<Синтетическая Дура> Никакой любви с первого взгляда.
<Лось> Хорошо, с пятого скандала.
<Очкарик> Скажите: почему в голове у современных девушек есть такой специальный фильтр, свободно пропускающий болтливых ловеласов, но зато абсолютно непроницаемый для нормальных людей из нормальной жизни, которые относятся к ним по-доброму и с пониманием?
<Синтетическая Дура> Ловеласов? Нет, что вы.
<Очкарик> Речь не о вас, а моей секретарше.
<Синтетическая Дура> Вы ей не нравитесь? Не может быть. Или она полная дура.
<Очкарик> Не дура. Просто я опоздал.
<Синтетическая Дура> Уверена, что нет. У меня все гораздо печальнее…
<Лось> Госссподи! Ну, это же глупо – сидеть, грызть ногти и тупить в монитор. По-ка весь маникюр до локтей не обкусали, пойдите к нему, скажите – мущщи-на, я вас хочу! Делов-то.
<Синтетическая Дура> Вы сошли с ума!
<Лось> Встала! Собралась! Пошла!

- Ээ.. извините, Андрей Павлович... я... ээээ.... ммм.... ммможно степлер?..
- Что? – нервно подскочил Андрей, быстро закрыв на экране какую-то страничку. – Ссстеплер? Да… вот… возьмите… аааа…. то есть… у вас разве нет?
- Куда-то делся… спасибо, - пробормотала Катя, покрываясь от стыда липким потом. «Чертов Лось!» Что Жданов о ней подумает?! Бегом назад! Быстрей, к себе в каморку, пока он не увидел ее красную физиономию - ни дать не взять, школьница при первом поцелуе! Проклятье, сейчас инфаркт случится - и все из-за какого-то поганого степлера. Да не нужен ей Жданов, совсем не нужен! «Найду себе другого, у меня вон Коля имеется. И вообще… не надо мне никого».


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:30, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат

<Синтетическая Дура> Лось, вам не жить.
<Лось> Блин! Очкарик! Я теряю веру в людей! Ну, не будьте так безнадежны! Поче-му вы не в состоянии просто подойти к ней и предложить куда-нибудь схо-дить, потом проводить ее, потом подняться, потом чашечка кофе, потом ди-кий и разнузданный секс на кухонном столе, в ванной, прихожей, в спальне, снова в ванной!.. Ааааа!..
<Очкарик> Издеваетесь.
<Лось> Для начала - вперед, просто посмотрите на неё. Ещё. И ещё разок. Она обязательно почувствует ваш взгляд, точнее, уже давно его почувствовала, просто, как хорошо воспитанная барышня не хочет этого показывать.

- Эээээ…. Катя… - запинаясь пробормотал Жданов, заглядывая в каморку. - Я хотел вам сказать… вернее, хотел спросить… вы… ввам степлер не очень нужен?.. Он у меня пока полежит, ладно?..
- Сссстеплер… какой ссстеплер? Ах, да… степлер, - Катя трясущимися руками протянула Андрею злосчастный степлер, - можете не возвращать.
- Это не мой… - с трудом выдавил Андрей, проклиная собственный кретинизм, Лося и все чаты вместе взятые.
- Простите, да… конечно… ваш…. вот…

Чат

<Очкарик> Лось! Вам крупно повезло, что вы по ту сторону монитора.
<Лось> Взглянули?
<Очкарик> К сожалению. Спасибо, теперь она будет думать, что я идиот.
<Лось> Смотреть надо правильно — не пялиться на её ноги. И уж тем более не раз-глядывать её грудь и прочие запретные места. Иначе... В общем, не рассмат-ривайте и всё.
<Очкарик> То рассматривайте, то не рассматривайте. Можно подумать, я пялился. У меня от напряжения очки вспотели.
<Лось> Так, немедленно протер очки, пошел и улыбнулся ей, как нормальный му-жик. Только, ахтунг! Это не так просто, как кажется. Даже если ты только что оставил в стоматологической клинике целое состояние и у тебя в два раза больше зубов, чем у Джулии Робертс, не торопись демонстрировать бедной девушке ослепительный оскал. А то она примет тебя за торговца лампочками.
<Очкарик> Сам иди.
<Лось> Тогда вы, Синди. А то мы про вас забыли.
<Синтетическая Дура> Почему-то меня это радовало. Пока вы развлекались, ко мне заглянул на-чальник. Из-за ваших советов, я теперь не могу нормально смотреть ему в глаза.
<Лось> Дура и есть дура! Так и будешь сидеть на месте? Иди, улыбнись ему! Улыбка должна быть мягкой, дружелюбной и немного смущённой.
<Синтетическая Дура> Вы в детстве мультиков не пересмотрели? Помнится, был такой «Крошка Енот».
<Лось> Умная, да? Ладно, сиди пока. Потренируешься сначала дома перед зерка-лом. Если не выйдет, улыбаясь, незаметно ущипни себя за ногу - это при-даст улыбке некоторую растерянность. Только не увлекайся, а то вместо приветливой улыбки получится жуткая гримаса.
<Синтетическая Дура> Я бы с удовольствием ущипнула вас. И не стала бы ждать до дома.
<Лось> Вы оба отбились от рук. Меня будет кто-нибудь слушать, я вас спрашиваю? Очкарик! Сию секунду сделай что-нибудь забавное и неловкое. Урони на нее чашку кофе. Споткнись. Стукнись локтем о стену. А потом виновато улыбнись и разведи руками. Вот, мол, какой я бестолковый, люди добрые. Какой забавный, симпатичный и смешной. Саааавсем-саааавсем не страшный. Она наверняка улыбнется в ответ. А это уже половина дела.
<Очкарик> Не выйдет. Практически все это я уже недавно проделал. Причем, не нароч-но. К тому же, я уверен, что не способен споткнуться и свернуть себе шею достаточно элегантно.
<Синтетическая Дура> Тем более, что есть множество менее членовредительских способов выглядеть милым и забавным.
<Лось> Спелись, да? Не понимаю, зачем вам далеко ходить? Вы уже нашли друг друга.

Несмотря на непрекращающиеся попытки Лося учить жизни двух необучаемых идиотов, беседа как-то сошла на нет. Никому из парочки не хотелось заражать собственным пессимизмом и без того невеселого собеседника. Поэтому, распрощавшись, каждый их них сделал вид, что собирается немно-го поработать.
Катя поднялась из-за стола и стала торопливо раскладывать по полкам папки с документами. Она нервничала. Напористость Малиновского ее раздражала, поведение Жданова - озадачивало. Перекла-дывая папки с места на место, она никак не могла заставить себя сосредоточиться на делах. При пол-ном отсутствии средств на счетах как-то не работалось. Какие-то деньги от белорусов вот-вот должны были начать поступать, но этого явно недостаточно. А ведь до очередной выплаты процентов остава-лось совсем немного, и нужно прикинуть, как убедить банкиров дать отсрочку. Или с кем бы догово-риться о перекредитовке… Замерев, она прислушалась к невнятному бормотанию Андрея за дверью. Бормотанию, как ей показалось, с раздраженными интонациями. С кем он там разговаривает? Он что-то упоминал утром о необходимости задержаться… Но оставаться с ним наедине – выше ее сил. А, в сущности, наплевать. Скажет ему, что рабочий день закончился и уедет с Малиновским. Наконец, Андрей появился в каморке – так и есть, смущенный и злой.
- В чем дело? – как можно спокойнее поинтересовалась Катерина.
- Может, сначала вы ответите мне на этот вопрос. Я собирался съездить с вами в банк, но Мали-новский сообщил мне, что у вас другие планы на вечер.
- Разве банк не может подождать?
- Банк может.
- Вот и прекрасно. – Катя перевела дух. – Значит... пусть подождет.
- Значит… как хотите…
Он еще немного потоптался в каморке, чувствуя себя бестолочью, хотел было объяснить что-то, но только вздохнул и пошел к себе.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:32, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
18.

Деньги, деньги… Почему их никогда не бывает достаточно? Хм… вопрос, конечно, риторический. Но… Хотя ей, например, совершенно не нужно много денег. Она и потратить-то их толком не смогла бы – фантазия слишком бедная. Жилье есть, путешествовать некогда, с учебой покончено, семью со-держать не надо, одежда… ну, о грустном не будем. Вспомнив сегодняшние беседы по поводу собст-венного внешнего вида, Катя разозлилась. Ладно, с Клочковой что возьмешь – дура и есть дура, Ма-линовский – понятно, о собственном имидже заботится, вот ведь ввязалась в авантюру, а Жданов… он обиделся, конечно. Где уж ему понять, что это такое, когда папа длину юбки чуть ли не с линейкой меряет. Представив Андрея в юбке, а рядом стоящего с линейкой Павла Олеговича, Катя фыркнула. Определенно, Жданову ее проблем не понять. Интересно, он действительно собрался отдать ей весь их выигрыш? И тут в голове у девушки как будто просветлело. Выигрыш! Триста тысяч! Это ведь ре-шение проблем! Не всех, но многих. Хватит на первоочередные проплаты, более того, триста тысяч - неплохой стартовый капитал. Если вложить эти нечаянные деньги в дело… Новая идея захватила Ка-тю не на шутку. Не думая более ни о чем, она решительно выскочила каморки и с довольным видом уселась в кресло напротив неизвестно с какой стати страдающего Жданова.
- Андрей Павлович!
Жданов вздрогнул, потом быстро перевел взгляд на степлер, потом испуганно заглянул Кате в гла-за и вроде бы улыбнулся. Ну, по крайней мере, попытался выдавить из себя улыбку, но очевидно раз-думал. С удивлением глядя на явно заработавшегося шефа, Катя некстати вспомнила последнюю пор-цию лосиных советов. Ответная попытка изобразить на лице мягкую и смущенную улыбку с треском провалилась. Может правда, стоит дома порепетировать? Мотнув головой и строго-настрого запретив себе отвлекаться от темы, Катерина заговорила.
- Андрей Павлович, я придумала, что делать с нашим выигрышем.
- С вашим, Катя. Напомните номер счета на который перевести деньги.
- Только не забудьте вычесть мой долг за костюм.
- Вы опять!..
- Простите. Но деньги нужно будет перевести не мне. И не сегодня.
- Ради бога! Кому? Детям? Малиновскому?
- Скажите еще, Клочковой. Для решения ее насущных финансовых проблем. Андрей Павлович, ну при чем здесь Малиновский?
- При вас, видимо. – Андрей чувствовал, что его заносит, но ничего не мог с собой поделать.
Однако Катерина совершенно не отреагировала на эту фразу. Нетерпеливо отмахнувшись, она про-должила.
- Деньги мы используем для работы. Нужно все взвесить, но я думаю, мы могли бы часть выигры-ша пустить на погашение очередных выплат по кредиту, а на остальные…
- Катерина Валерьевна, я ценю вашу преданность делу, но это слишком!
- Почему? Судите сами, вы свою долю брать не хотите, а мне такие деньги тратить некуда. С дру-гой стороны, у «Зималетто», где я с удовольствием работаю, большие проблемы. И кстати, как вы не-давно говорили, проблемы эти возникли и по моей милости…
- Катя! ну, сколько можно припоминать!
- Я в самом деле хочу помочь фирме. И… руководству, если уж на то пошло… - запнувшись, Катя покраснела и опустила глаза.
- Понимаю... – Жданов глубоко вздохнул. – Конечно… тем более, что Роман Дмитриевич не толь-ко вице-президент, но еще и один из акционеров.
Катя быстро посмотрела на шефа, но ничего не сказала.
«Бог с ней, решил Андрей, не хочет говорить о Малиновском – и не надо. Люди же не слепые, ви-дят все и так. По крайней мере, он-то уж точно не слепой!»
Девушка поправила очки.
- Да… вот… я считаю, что на остальные деньги нам нужно организовать еще одно предприятие. Это очень простая схема… Даже не так. Нужно сначала организовать предприятие, потом часть средств, необходимых на погашение первоочередных обязательств, перечислить «Зималетто» в виде ссуды, после чего…
- Катя! Между прочим, вы толкаете меня на финансовые махинации!
- Никуда я вас не толкаю. Мы ведь никого обирать не будем! И чужими деньгами рисковать не со-бираемся. Конечно, сейчас я всех выкладок вам дать не смогу, нужно еще подумать, с Колькой посо-ветоваться…
- Коля? Это тот ваш друг, который рассказывал, как обыграть казино?
- Ну да. Он такой умница… Во всем, что касается финансов, я доверяю ему полностью.
- А как… ээээ… Малиновский относится к вашей… дружбе? – Андрей не успел проконтролиро-вать свой болтливый язык до того, как ввернул эту совершенно дурацкую и не относящуюся к делу фразу.
- Малиновский? – Катя, похоже, начинала злиться. – При чем здесь Малиновский? Колька – это Колька. Роман Дмитрич – это Роман Дмитрич. «А вы, Андрей Палыч – дубина, каких свет не видел! Вот ведь угораздило!»
- Кто здесь говорил о Малиновском? – Дверь открылась, и в кабинет ввалился несказанно доволь-ный Ромка.
Как всегда, без стука, раздраженно подумал Андрей. А вдруг они с Катей тут… Да, Жданов, тебя явно заносит. А все треклятый Лось с его идиотскими советами! Между тем, Роман нагло уселся ря-дом с Катей и с отвратительной фамильярностью похлопал девушку по плечу.
- Катюша, до конца рабочего дня осталось пятнадцать минут. Напоминаю, вечер – мой. Вы не за-были о наших грандиозных планах?
- Забудешь, как же… - Катя снова покраснела.
- Отлично! Значит, собирайтесь, а я вас подожду. А то нашего шефа – хлебом не корми, дай только задержать ценного сотрудника после работы!
- Малина, между прочим, у нас серьезный разговор! – раздражение Жданова нарастало, как снеж-ный ком.
- Извращенец! Я же тебя предупредил, что украду Катеньку. А ты, как специально, устроил серьез-ный разговор в конце рабочего дня. Это диверсия! Палыч, ты горишь на работе! Съездил бы куда-ни-будь, пока твоя ненаглядная на солнышке нежится. Развеялся… Тебе помочь? Явки, пароли, адреса, телефоны? Их есть у меня…
Катя покраснела еще больше и скрылась в каморке.
- А ты, Ромио, надо понимать, определился с планами на вечер?
- А как же, друг мой, а как же! Ты себе не представляешь, какие у меня планы! И заметь, не только на вечер. – Ромка мечтательно закатил глаза. - У меня уже расписана культурная программа до утра!
Представив себе эту культурную программу, Жданов разъярился окончательно.
- Тебя не смущает, что девушке еще и работать надо?
- Кому? Ей? Нет, что ты! Андрюша, по ночам Катя не работает, по крайней мере, когда она со мной! – и, не дожидаясь ответной реплики, Малиновский развернулся в сторону каморки и радостно завопил: - Катюша! Ну, где вы там? До старта двадцать секунд, включаю обратный отсчет!
- Какой же вы громогласный, Роман Дмитрич! – вышедшая из каморки девушка улыбнулась. – Я готова. Извините, Андрей Павлович, надо бежать. Предварительные расчеты я постараюсь подгото-вить до завтра.
- Ну что вы, Катерина Валерьевна! Не стоит утруждать себя такими глупостями, как работа. Я не собираюсь ломать ваши обширные планы. – Жданов, как ни старался, ничего не мог поделать. В безо-бразно сварливом тоне, которым он произнес: «Развлекайтесь!» - явственно сквозили интонации ос-лика Иа: «Конечно! Кому какое дело до моих проблем!»
- Пока, дружище!
- До свидания, Андрей Павлович!
Дождавшись, пока за счастливой парочкой захлопнется дверь, Жданов аккуратно уронил голову на руки и куда-то в стол произнес длинную и совершенно непечатную фразу. Если бы у стола были уши, он бы точно покраснел. Оставшись один на один с неизвестно за что обруганным столом, Андрей предпринял последнюю отчаянную попытку поднять себе настроение.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:34, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат

<Очкарик> Синди! Ау?
<Лось> Опять ты, нытик? Смотри, не потеряйся в виртуале.
<Очкарик> А ты чего здесь забыл?
<Лось> Чего-чего? Живу я тут.
<Очкарик> Синди не видел?
<Лось> Не пробегала. Спорим, барышня оказалась проворнее тебя и вовсю кадрит начальника?
<Очкарик> Скорее всего, ушла домой. Она – девушка умная и дурацких советов слушать не будет.
<Лось> Судя по неоправданно резкому тону, твоя красотка тебя бортанула. Ты плохо улыбался?
<Очкарик> Иди… в лес!
<Лось> Грубый и склочный! Что толку бескорыстно помогать людям? Никакой благодарности.
<Казанова> Добрый вечер. Дюймовочка не объявлялась?
<Очкарик> Глаза б мои ее не видели!
<Казанова> Она была? Как жаль, что мы разминулись! Послушайте, если вы встрети-тесь, узнайте, когда она снова появится. Я зайду завтра в это же время.
<Очкарик> Мужик, нашел бы ты себе другую подружку! Эта – явно не для тебя.
<Казанова> На что вы намекаете?
<Лось> Чтобы ты отвалил. Наш друг Очкарик хочет и эту малышку оставить для себя. Ух, какой горячий парень!
<Очкарик> Умолкни, копытный! Казанова, это не более чем дружеский совет.
<Казанова> Позвольте мне самому решать, как поступить.
<Лось> А вот и не подеретесь!
<Казанова> Раз уж вы постоянно встреваете в разговор, тогда и вас попрошу: увидите ее здесь – передайте, что я мечтаю взглянуть в ее глаза! Завтра зайду, узнаю как тут дела.
<Очкарик> Я бы пожалуй сейчас тоже посмотрел… в эти глаза…
<Лось> Друг мой, ты непоследователен. Только что ты сказал, чтоб глаза твои ее не видели.
<Очкарик> Пойду я. Увидишь Синди – ничего не передавай. Я ее сам найду.
<Казанова> Чего это он?
<Лось> Страдает.

Краем глаза углядев, как два виртуальных извращенца перемывают ему кости, Жданов захлопнул ноутбук. В дверь робко постучали.
- Войдите! – Жданов был искренне удивлен, когда в ответ на его приглашение в кабинет аккуратно всунулась Татьяна Пончева. Откровенно говоря, ее он ожидал увидеть меньше всего.
- Катерины нет. – Андрей проговорил это так, будто бы это не он сам, а кто-нибудь другой отпус-тил ее недавно с Малиновским.
Вопреки ожиданиям, Татьяна не отреагировала на полученную информацию. Более того, она сде-лала пару шажков в направлении президентского стола, но потом снова застыла на месте.
- Таня?
- Я? А, ну да… Вообще-то я к вам. Видела, что Катя ушла, ну и… решила зайти…
- То есть, вы хотели остаться со мной наедине? Интересно. Это что-то новенькое. Присаживайтесь, не стойте, как изваяние.
Пончева оценила президентское великодушие и немедленно уселась в кресло. Теперь она молча глядела на Жданова, явно собираясь с духом. Заинтригованный Андрей не стал держать паузу.
- Внимательно слушаю.
И, поскольку ответное молчание начинало напрягать, добавил в голос немного раздражения.
- Татьяна, смею заметить, что до конца рабочего дня еще есть время. Поэтому если вы хотите мол-чать – можете делать это на своем рабочем месте. А у меня, между прочим, полно дел.
- Я не молчу! – Пончева видимо оскорбилась от одной только мысли, что кто-то может заподоз-рить ее в сознательном молчании. – Просто… понимаете… Это такое дело… Словом, я по поводу Кати.
- По поводу Кати? А что с Катей? – удивился Жданов.
Пончева еще немного помолчала, и, сделав страшные глаза, полушепотом произнесла:
- Влюбилась…
При мысли, что сейчас он вот так просто будет обсуждать с яркой представительницей женсовета Катины амурные похождения, Андрею стало плохо. Но с другой стороны, судьба давала ему уникаль-ный шанс докопаться, наконец, до истины. Уж кто-кто, а эти дамочки своего не упустят. И он точно узнает, что там такое происходит между Катериной и Малиновским… А если повезет, то вдобавок получит дополнительную информацию о таинственном Коле. Ну а там, чем черт не шутит, может ему каким-то образом удастся деликатно выспросить, не говорила ли Катя что-нибудь о своем начальни-ке… О нем, то есть… И если говорила, то что именно… Да, не иначе, Пончеву послало сюда само не-бо. А такими подарками разбрасываться – грех. Поправив очки, Жданов ласково посмотрел на посе-тительницу.
- Не желаете выпить? Виски? Коньяк?
- Что? Я? Нееет… я…
- А то давайте. – Жданов перегнулся через стол и навис над Пончевой. – По сто пятьдесят – и все.
- Я замужем…
- Да что вы говорите, надо же! Так что там с Катей? Влюбилась? Но… это ведь совсем не плохо? Знаете, я где-то читал, что счастливые люди гораздо лучше работают. Вот вы, Таня…
- Я? А что я? – Пончева вздрогнула.
- Вы счастливы в браке?
- Я? А… я – да. Конечно.
- Это заметно. Ваш трудовой энтузиазм… - Андрей несколько замялся, прикидывая, не воспримет ли Татьяна его слова как неприкрытое издевательство. – Ваш энтузиазм впечатляет. – И, пока посети-тельница не успела среагировать на то, ЧТО именно о ней только что сказали, торопливо закончил мысль. - Вот я и говорю: счастливая личная жизнь сотрудников – залог хорошей работы компании. Так что я совершенно ничего не имею против! Если Катин избранник достоин ее.
Пончева слопала наживку, не поперхнувшись.
- Андрей Павлович! Так я здесь именно поэтому! Может, вы не поняли, но речь идет именно о том, что Катя влюбилась не в того!
Жданов нахмурился.
- Как это – не в того?
- Простите меня, я конечно понимаю, что Роман Дмитриевич – ваш друг… Но… мы тут посовето-вались и решили просить вас о помощи. Катька – она очень упрямая, вы же знаете!
Как раз это Жданову было доподлинно известно. Он сурово кивнул. Ободренная Татьяна продол-жала:
- Ну вот. Она упрямая, а Малиновский – бабник! Мы предупреждали, советовали, отговаривали! А она – ни в какую! Смеется и все!
- Может им просто хорошо вместе.
- Им? Им не может быть хорошо вместе! Он поморочит ей голову, а потом бросит! Да, да, бросит! Как тех, которые были раньше. Андрей Палыч, вы же понимаете, Катька этого просто не переживет! Тем более, что он над ней издевается!
- Издевается? Это как?
- Ну… Шура говорила, он перед ней на коленях стоял недавно…
- Да, знаю, видел. – Жданов не счел нужным скрывать свое присутствие при этой сцене, тем более что языкатая Ромкина секретарша явно уже доложила своим подружкам обо всех подробностях того утра. – Но что в этом издевательского?
- Если бы речь шла о нормальном человеке… ой, простите, Андрей Палыч… - Пончева смешалась, но все-таки храбро продолжила, - так вот… Если бы речь шла о нормальном человеке – все было бы прекрасно. Но это же Малиновский! Он никогда просто так перед девушкой на колени не опустится! А это значит… - Татьяна со значением поглядела Жданову в глаза.
- Объясните мне, ради всего святого, что же, по-вашему, это значит?
- Это значит, что тут дело серьезное!
- Какое дело? – Андрею начинало казаться, что он медленно сходит с ума.
- Я не знаю, какое дело, – призналась честная Пончева. – Но что-то явно серьезное и неприятное. Знаете, я думала, что Катя – того… ну… что у них… у нее… Но девочки так не считают. Но вы ведь понимаете – всякое может быть! А после того, как он ее… ну он ведь никогда не согласится, чтобы она… Он обязательно ее бросит! А она упрямая!
- Так, стоп! – Жданов хлопнул ладонью по столешнице. – Еще раз, и почетче! Я уже ничего не понимаю. Она – того, он – не того, Таня, вы с ума меня сведете!
- Забудьте, - сжалилась Пончева. – Я все-таки не думаю, что там так далеко зашло. Но вы же пони-маете, в случае чего – Катерина от ребенка не откажется.
Андрей покрылся холодным потом. Не в силах произнести ни слова, он умоляюще смотрел на страшно довольную произведенным эффектом Пончеву. Он уже не хотел ничего – ни продолжения этого разговора, ни дополнительной информации. Но выгнать визитершу у него просто не было сил. Истолковав молчание шефа, как несомненный знак согласия, Татьяна покивала и продолжила издева-тельство:
- Конечно, я немного сгустила краски. Но вы же понимаете, лучше сейчас перегнуть палку, чем по-том разбираться с последствиями. Мы вообще думаем, что Малиновский уже намекает ей на то, что она ему надоела. А она переживает. И явно старается его удержать. А он ей не нужен!
Изо всех сил сдерживаясь, чтобы не вздохнуть с облегчением, Андрей все-таки высказался:
- То есть… погодите… Значит – она – не того… Ну, я имею в виду, что вы точно не знаете, что у них – это… - Он перевел дыхание и в упор посмотрел на ошарашенную таким красноречием Пончеву. – Таня, вы меня заразили вашими «того» и «не того». То есть вы не уверены, что их роман зашел на-столько далеко, чтобы всерьез волноваться, и хотите предотвратить неприятности, которых, возмож-но, нет и не будет?
- Да. – Татьяна радостно кивнула. – И поэтому девочки попросили меня с вами переговорить. Вы все-таки Катин начальник.
- Я конечно Катин начальник. Но вы же понимаете, что я не могу приказать ей перестать любить Малиновского. Мне очень жаль…
На какое-то мгновение Андрей действительно страшно пожалел о том, что нельзя издать подобный приказ: «Пушкаревой Екатерине Валерьевне, помощнику президента, немедленно прекратить влюб-ляться в Малиновского Романа Дмитриевича, вице-президента. Контроль за исполнением приказа ос-тавляю за собой». Бред какой-то! Он потер лоб и налил водички из графина.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:34, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Пончева, которая к этому времени чувствовала себя в президентском кабинете почти как дома, попросила:
- И мне тоже, пожалуйста!
Получив из президентских рук стакан с водой, Татьяна с максимальным удобством расположилась в кресле и продолжила философствовать.
- Да, сердцу, к сожалению, не прикажешь… Но вы могли бы хоть как-то повлиять. Катерине на-мекнуть… Тонко, деликатно… А Малиновский - ваш друг, ну так поговорите с ним по-дружески, чтобы оставил девушку в покое. А мы постараемся ее с кем-нибудь другим познакомить. Мало ли хороших парней, не сошелся же свет клином на этом бабнике!
Такой поворот событий совершенно не входил в планы Жданова. Малиновский конечно гад, но гад свой, родной, доподлинно изученный. Может, если поговорить с ним, он действительно отстанет от Катерины. А вот что он станет делать, если Катину личную жизнь бросится устраивать женсовет? Этого допустить нельзя было никак.
- Таня, подождите! Ну почему вы решили, что кроме Малиновского у Кати нет друзей! Я точно знаю…
Татьяна моментально навострила уши.
- Вы? Откуда вы знаете? Она вам говорила? Хотя, конечно, она не стала бы с вами откровенни-чать… Если уж мы не в курсе дела… А мы ведь подруги…
- Почему это не стала бы? – обиделся Жданов. – Она говорила мне, что у нее есть друг. Николай, кажется.
- Вот что за человек! – Пончева искренне расстроилась. – Мы к ней со всей душой, а она ни сло-вечка не расскажет. А кто он – этот Николай? Он красивый? Богатый? Вы его видели?
Только в этот момент Жданов осознал, как крупно он прокололся. Вместо того, чтобы выпытать у Татьяны все, что ей известно о Катиной личной жизни, он сам стал источником информации для лю-бопытной дамочки. Душевная беседа себя исчерпала.
- Я ничего не знаю, Таня. Слышал как-то один телефонный разговор… - при воспоминании о сцене в каморке Жданов поморщился от досады. Надо же быть таким идиотом! Почему тогда его волновал исключительно отчет. Ну и, конечно, возможность лишний раз поскандалить.
Андрей загрустил окончательно и решил, что пора уже прекращать этот кошмар.
- Танюша, я все понял. Идите, работайте. Я постараюсь помочь.
В конец обнаглевшая Пончева поднялась с кресла и требовательно обратилась к начальнику:
- Пойду, пожалуй. Но вы держите меня в курсе.
Изумленный Андрей замешкался с ответом. Глядя на захлопнувшуюся дверь, он допил остатки во-ды и задумчиво поставил стакан на место. А ведь действительно пора пообщаться с другом Малиной. И как это раньше не пришло ему в голову! Решено. Они побеседуют. Завтра же вечером.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:35, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
19.

Каждый в детстве хотя бы раз испытывал то чувство ужаса и страха, когда, оглядываясь по сторо-нам, понимаешь, что потерялся: все вокруг чужое, рядом нет ни родных, ни знакомых, и земля ус-кользает из-под ног с той же скоростью, с какой на глаза наворачиваются слезы. Примерно так можно описать Катино состояние, когда Ромка завел ее в огромный магазин в центре Москвы и тут же отбе-жал на секундочку в павильон, куда девушка не смогла проследовать за ним по причинам этического характера. Зачем она добровольно решила подвергнуться такой пытке? Чувствуя себя неуютно под пренебрежительными взглядами снобов, наводнивших помещение, девушка впала в замешательство, затем – в панику. Попытку к бегству пресек вовремя появившийся Ромка, настроенный только на по-беду. Отпустив парочку шуток, он, не слушая возражений, подхватил комплексующую подругу под руку и поволок на Голгофу. Как оказалось, все это - цветочки. Уже через час после того, как Мали-новский привез ее в Смоленский пассаж, Катя была твердо уверена, что сильно погорячилась, согла-сившись на столь необдуманную поездку. Пометавшись по отделам, они так и не смогли прийти к об-щему знаменателю по поводу взглядов на новый Катин имидж, и готовы были убить друг друга пря-мо на глазах у изумленной публики.
- Роман Дмитрич, вы можете купить эту блузочку себе, если она вам так нравится! - Катя старалась говорить тихо, но Ромка давно кричал на весь магазин так, что весь обслуживающий персонал момен-тально сбежался и теперь суетился вокруг них, с энтузиазмом предлагая разные фасоны одежды.
- Неужели трудно просто примерить? - сердито фыркал Ромка. – Почему вы все принимаете в штыки?
- И незачем так орать. Я буду выглядеть в ней, как, как… как… она же вся прозрачная, вы что, не понимаете? - в ужасе шептала Катя.
- Я совершенно ошибочно полагал, что вам чуть больше двадцати, а вы, бабуля, вероятно, слиш-ком хорошо сохранились и зачем-то морочите мне голову, - сердился Малиновский. – К тому же вы обещали меня слушаться.
- Но до определенных пределов! Нельзя предложить человеку раздеться перед всеми догола, а по-том долго обижаться, что он против!
- Догола? Не смешите, ради Бога! Я теперь твердо уверен, что вы спите в пальто! Или… скажите честно – может, вы еще и пижаму поверх надеваете?
Посетители магазина, отложив свои дела, с удовольствием наблюдали эту сцену. К Кате подлетела очередная продавщица и предложила примерить черный шерстяной свитерок. Девушка обрадовано кивнула.
- Спасибо, то, что надо.
- Нет, уберите этот ужас, я не переношу зимой темные цвета, - закапризничал Ромка.
- О, Господи! - воскликнула Катя, хватаясь руками за голову и в очередной раз пытаясь сбежать. - Никогда я больше не пойду с вами по магазинам! Чем вам не угодила водолазка?
- Наряд, безусловно, неплох. Для монастыря. Идите в кабинку, я все выберу сам.
- Носить тоже будете сами!
- В кабинку!
- Ни за что!
Еще около часа ушло на взаимные упреки. Оба были в состоянии, когда эмоции нарастают как сне-жный ком, а любая мелкая неприятность ощущается страшной трагедией. Наконец-то, когда голоса охрипли, а силы иссякли, консенсус был достигнут. Ромка, заваленный ворохом кофточек, юбочек и платьев, радостно покрикивал на продавщиц, которые со всех сторон волокли ему все новые и новые вещицы разных фасонов и расцветок.
- Я просил вас подобрать одежду для молодой девушки, а не для огородного пугала!.. Что вы при-несли? Это вышло из моды, причем лет пятьсот назад!.. Да, конечно, милый пиджачок, отложите. Когда заведу собаку, непременно приобрету – пес будет на нем спать в коридоре!.. Данное безобразие купите себе - будете наряжаться по очереди с вашей бабушкой!.. - Малиновский не умолкал не на се-кунду, а бледные девушки в стрессе бегали взад-вперед, стараясь угодить недовольному клиенту. В конце концов, изрядно вымотав всем нервы и получив от этого огромное наслаждение, Ромка одоб-рил несколько моделей и запихал умирающую от усталости Катю в примерочную.
Через два часа, измученные, но вполне довольные, они пили кофе, и Катя удивлялась, как некото-рые умудряются делать из шоппинга хобби. Вспахать плугом пару-тройку гектаров целины ей пред-ставлялось милой забавой по сравнению с прогулкой по магазинам.
- Вам должно быть стыдно! – упрекнула Катя Малиновского. - Зачем вы загоняли этих бедных де-вочек и заставили меня перемерить весь склад?
Ромка усмехнулся:
- Результат оправдывает средства.
- Если в ближайшее время мне захочется умереть мучительной смертью, то я непременно отправ-люсь с вами по магазинам, - пообещала ему девушка.
- Здесь за углом неплохой бутик, зайдем? - весело предложил Малиновский.
- Это не смешно.
- Действительно, у меня на вас другие планы.
- Уже пора бояться? Или можно допить кофе?
- Допивайте и едем. Времени осталось немного.
В машине Катя немедленно уснула, так и не поинтересовавшись, куда теперь тащит ее неугомон-ный Малиновский – сил на это уже не оставалось.
- Просыпайтесь, мы приехали – Ромка потряс ее за плечо.
- Куда? Что это?
- Салон красоты. Будем стричься у Серебряных Ножниц мира.
- А почему не у Золотых? – усмехнулась девушка.
- У Золотых – в следующий раз. К ним запись за год вперед.
- Роман Дмитрич, сжальтесь, я устала, меня и так ждут дома крупные неприятности, хоть вы-то на-до мной не издевайтесь, - в ужасе заныла Катя.
- Почему неприятности, Катенька? – участливо спросил Малиновский.
- Ох… не надо… долго рассказывать, да и слишком сложно…
- А вы попробуйте. Как специалист по неприятностям, я готов вас выслушать.
- Вам этого не понять.
- Я постараюсь. К тому же… вы же обещали меня спасти, почему бы мне, не сделать вам алавер-ды? Решать чужие проблемы – мой конек. Не представляете, сколько раз я выручал Жданова…
- Если так, как с дешевыми тканями, то я лучше сама…
- И на старуху бывает проруха. И вообще, не знал, что вы такая злопамятная. Кто старое помя-нет… Говорите, не стесняйтесь, представьте, что я ваш личный доктор.
Представив Малиновского в роли врача, Катя смутилась. На ум приходил только один доктор, и, отнюдь не дантист.
- Ну, хорошо… Хотя, помочь мне не может никто. Понимаете… мой папа…
Пока девушка сбивчиво жаловалась, Ромка хмурился. Да, проблема, однако. И это в наше продви-нутое время. Но нет такой проблемы, которую бы не мог решить Роман Малиновский.
- Мы идем в салон, и пока вас приводят в порядок, я найду выход. Так что считайте, что у вас уже нет проблемы.
- Надеюсь, за это время с моим папой ничего не случится? – измученно улыбнулась Катя.
- Успокойтесь и вперед!
Как в тумане девушка села в кресло и закрыла глаза. От стилиста попахивало смесью дорогого парфюма с не менее дорогим коньяком. Он ее о чем-то спрашивал, но она лишь механически кивала, даже не вникая в вопросы. Поскорей бы все закончилось, а что, конкретно, с ней сделают – наплевать. Разве можно из нее сотворить что-то путное? Она далеко не в сказке, и рядом нет феи с волшебной палочкой. А жаль… Где-то вдалеке неуемный Ромка о чем-то громко спорил с мастером. Потом вок-руг Катиной головы защелкали ножницы. Она послушно, не открывая глаз, механически выполняла все указания парикмахера. Опять Ромкин голос что-то долго и нудно доказывал Серебряным Ножни-цам. В ответ на ценные указания, нервный мастер предложил настырному советчику пройтись так да-леко, что были бы у Кати силы, она бы непременно покраснела.
- Вуаля! – довольный стилист крутанул кресло с девушкой. – Пора, красавица, проснись!
«Издевается…» - поняла Катя и нехотя открыла глаза. Странно… кто там разглядывает ее в зерка-ле? Это точно не она. Откуда взялось грустное, утомленное, но при этом удивительно милое лицо? Катя робко огляделась. Стилист гордо улыбался, всем своим видом показывая – мастерство не пропь-ешь. Рядом, впервые в жизни потеряв дар речи, стоял абсолютно шокированный Малиновский. В кон-це концов, Ромка сумел справиться с эмоциями, взял себя в руки и галантным аристократическим жестом пригласил ее на выход.
- Вы убили на меня столько времени, Роман Дмитриевич, - извинилась Катя.
- Не волнуйтесь, - чуть помедлив, отозвался Ромка, искоса поглядывая на девушку. - Во всяком случае, это того стоило, честное слово. Эх, если бы я догадался пораньше… Впрочем, никогда не поздно… И… кстати… по-моему, я решил проблему с вашим монструозным папой…
- Интересно, как можно решить задачку, у которой нет решений? – удивилась Катя.
- Как всегда, гениально. Сейчас расскажу, - Ромка ободряюще подхватил ее под руку и повел к мА-шине. – Вы не хотели бы… пожить у меня?
- Пожить, простите, где? – Кате показалось, что она ослышалась.
- У меня, простите, пожить. – Малиновский обезоруживающе улыбнулся. – Не вижу радости. От-куда такой перепуг?
- Роман Дмитрич, мне кажется, вы окончательно сошли с ума. Я не давала повода…
- Стоп! Катя, за кого вы меня принимаете? – Ромка изобразил искреннюю обиду. – Выходит, по-вашему, я похож на насильника? Мои цели исключительно благородны и чисты. И, к тому же, если вас это утешит, я совершенно не собираюсь навязывать вам свое общество.
- Как это понимать? Вы уступаете мне свое жилище?
- Не переживайте, Катенька. Я не планирую ночевку на вокзале или под мостом. Дело в том, что как раз сейчас в Москве гостит одна моя… приятельница. Она здесь проездом, совершенно одна, ей, понятное дело, грустно…
- Ну да, а с вами ей, понятное дело, будет намного веселее? – рассмеялась девушка.
- Вы умница, Катюша. Именно веселее. К тому же… - Рома доверительно наклонился к самому уху Катерины, - она боится темноты. Представьте себе, бедняжка не может уснуть, если кто-нибудь не держит ее за руку.
- Роман Дмитриевич, вы благородный рыцарь!
- Именно, рыцарь. И почему все понимают меня превратно? Но я знал, что вы оцените мой порыв! – Малиновский открыл дверку машины, усадил Катерину и сел за руль. – Так как?
- Надо подумать. Нет… не выйдет… Как я папе объясню…
- А чего тут думать? Скажите, что ваша подруга уехала на две недели отдыхать и просила вас кор-мить кота и поливать фиалки. За это время мы решим наши маленькие насущные проблемы с Викто-рией, вы меня бросите, я буду невозможно страдать… Кстати, знаете, Катюша, я часто замечал, что девушки с большой охотой помогают бедным брошенным страдальцам… Так вот, я буду страдать, но пойму ваш поступок и прощу вас… А вы сможете вернуться к привычному образу жизни и, если за-хотите – к привычному стилю одежды, хотя, скажу вам по секрету, вы могли бы так не маскировать-ся…
- Почему?
- Хотя бы потому, что вы прекрасны…
- Роман Дмитрич, приберегите, пожалуйста, комплименты для вашей робкой приятельницы! – ре-шительно перебила Катерина зарвавшегося ловеласа. – А над вашим предложением подумаю. Может быть, оно и не лишено смысла.
- Да, Катюша, конечно! И так будет намного правдоподобнее… - Роман не договорил, поскольку его опять бесцеремонно прервали.
- Вот, значит, какова цена вашего гуманизма? И вашим, и нашим! – Катя искренне расхохоталась.
- А что? – Малиновский засмеялся в ответ. – Рыночные отношения. Ты мне – я тебе. Соглашай-тесь, дело того стоит! О, смотрите-ка, приехали! Счастливо, Катенька, до завтра. А я помчался, сейчас быстро темнеет…
Катя медленно поднималась по лестнице, всячески оттягивая момент, когда нужно будет предстать перед родителями с новой прической. Но ступеньки, как и следовало ожидать, закончились, и, сделав глубокий вдох, девушка нажала на кнопку звонка. Дверь открыл Зорькин. Поскольку время шло к ужину, Катя нисколько не удивилась. Пару секунд Колька ошарашено смотрел на подругу, потом протер очки и отступил от двери.
- Пушкарева, ну ты даешь! Если б я не знал тебя с детства, я бы в тебя точно влюбился.
- И бросил свою Дюймовочку? Колька, дай пройти! Кстати, хорошо, что ты здесь. У меня к тебе дело.
В прихожую выглянул отец.
- О, кто к нам пришел! Смотри-ка, почти не опоздала. – Валерий Сергеевич включил свет и удив-ленно уставился на Катерину. – Катюха, ты что, постриглась? Ленка, иди сюда!
Из кухни, вытирая руки о фартук, вышла мама.
- А что! Очень даже красиво! Современно. Косичек, правда, жалко… Ну ничего, не страшно. От-растут. Раздевайся, дочка, а я сегодня мясо сделала по новому рецепту – под шубой, как чувствовала перемены.
- Что-то она у нас в последнее время слишком уж современной стала, - проворчал отец. – Что за пакеты? Опять работу на дом взяла?
- Нет, пап. Это я… купила себе... Понимаешь, премию выплатили... Ну и я подумала…
- О чем? Как деньги побыстрее потратить? Тут ума не надо. А с чего это, интересно, тебя одежда твоя перестала устраивать? – Пушкарев явно настроился на очередной разминочный скандал.
- Что ты, папочка! Все устраивает… Просто… у нас на работе существуют определенные прави-ла… Дресс-код. Я же помощник президента - должна быть в деловом костюме…
- Скажите пожалуйста, нашлась деловая! А где этот твой код раньше был? – не сдавался папа.
- Нововведение. Корпоративная этика. – Катя решила быть предельно краткой, чтобы неосторож-ным словом не спровоцировать очередной взрыв родительского недовольства.
- Какая-какая этика?
Зорькин трусливо смылся в кухню при первых же признаках надвигающегося скандала, но мама все еще была здесь. Она и решила спорный вопрос.
- Валера, я передачу видела. Действительно, сейчас в крупных фирмах есть всякие правила, в том числе и насчет одежды. А Катенька-то у нас все-таки не уборщицей работает… Катюш, мой руки и быстренько ужинать. А то остынет!
После ужина, Катя решительно потащила Зорькина в свою комнату. Колька послушно пошагал за подругой, не забыв, правда, прихватить с собой тарелку с недоеденными бутербродами.
- И куда в тебя столько влазит? Нельзя быть таким прожорливым, Коля!
- Я жапасаюсь едой впрок. Тебе не понять, Пушкарева, - невнятно ответил Зорькин, прожевывая очередной кусок колбасы. – Ты ждесь живешь, а я должен ловить момент. Вдруг дядя Валера отлучит меня от кухни?
- Я буду носить тебе передачи, не бойся. Опыт есть. А у меня проблема, Коль… - и Катя поведала ошеломленному другу историю своего внезапного обогащения.
Некоторое время Колька молчал, видимо переваривая информацию вместе с бутербродами, после чего провел пятерней по волосам, взлохматив их еще больше, и завистливо протянул:
- Мне бы твои проблемы! Везет же тебе, Пушкарева!
- Коленька, при чем тут везение. Просто случай. Понимаешь, на эти деньги можно было бы орга-низовать предприятие, чтобы немного помочь «Зималетто».
- Ну и дура. На эти деньги ты могла бы жить и в потолок плевать. И прекрасно обошлась бы без любимого «Зималетто».
- Коля, если бы мне были нужны советы, как потратить выигрыш, я бы тебя, возможно, и послуша-ла. Или не послушала бы. Но я знаю, куда мне эти деньги девать, а от тебя мне требуется всего лишь профессиональная консультация.
- Что мне за это будет?
- Колька, вот скажи мне, в этом мире существует бескорыстие?
- Существует. Но не в данном случае. Конечно, я мог бы помочь. В принципе, ничего архисложно-го тут нет. Но…
- Зорькин, ты бессовестный. А… если бы я начала торговаться, когда ты мне звонил из своего КПЗ? Между прочим, я не спрашивала, что мне за это будет.
- Между прочим, очень неблагородно с твоей стороны напоминать об этом ужасе. Я и так еле-еле в себя пришел. А мама со мной до сих пор не разговаривает из-за того несчастного кактуса.
- Коля, в последний раз спрашиваю: будешь помогать или нет?
Моментально уловив, что интонации подруги несколько изменились, Зорькин пошел на попятную.
- А я что? Я ничего. Не отказываюсь. Хотя должность финансового директора могла бы мне и предложить.
- Ага. И ключ от квартиры… Коль, ну давай сначала прикинем, как это организовать. А если полу-чится, я обещаю поговорить со Ждановым. В конце концов, должен же кто-то работать на этой фир-ме. Я одна со всем не управлюсь.
- Пушкарева, я знал, что ты настоящий друг, – повеселевший Зорькин уселся за компьютер. – Так… что мы имеем?

Через несколько часов друзья-финансисты закончили работу. Результаты очередного ночного бде-ния были записаны на диск, чтобы с утра Катерина могла поделиться итогами мозгового штурма с на-чальником. Колька упорхнул домой - предвкушать, как совсем скоро он станет настоящим финансо-вым директором, и продумывать дизайн будущих визиток. Усталая, но довольная девушка убрала диск в сумочку. Наконец-то можно поспать… хотя… перед тем, как она выключит компьютер… Да, нужно заглянуть в чат. На одну секундочку. Просто убедиться, что в такое время там никого нет, и все. Мужественно подавив зевок, Катя ждала, пока загрузится нужная страничка. Наконец-то! Реши-тельно, этот жуткий модем доведет ее до сумасшествия. Может, поставить выделенку? Хмм… пожа-луй, нет. Иначе она навеки будет потеряна для реального мира. И вообще перестанет спать. Надо же, оказывается не одна она такая ненормальная – Очкарик тоже здесь. Ну, раз так, нужно хотя бы поздо-роваться. Пять минут, не больше. Или десять – потому что половину времени точно сожрет модем.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:38, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат.

<Синтетическая Дура> Не спится?
<Очкарик> Синди! И вам?
<Синтетическая Дура> Только что закончила работу и вот…
<Очкарик> И решили заглянуть сюда – вдруг встретите кого-нибудь знакомого, да?
<Синтетическая Дура> Откуда вы знаете?
<Очкарик> Сам поступил точно так же.
<Синтетическая Дура> Смешно, мы так похожи.
<Очкарик> Не представляете, как это радует. В последнее время мне отчаянно не везет. И если бы не этот чат – все было бы совсем печально.
<Синтетическая Дура> Понимаю. Вы опять грустите? Новые неприятности?
<Очкарик> Не сказал бы… Если, конечно, не считать того, что мне видимо никогда не удастся обратить на себя ее внимание.
<Синтетическая Дура> А вы пробовали?
<Очкарик> Не успел. Она сбежала на свидание с другим.
<Синтетическая Дура> Грустно, но не стоит расстраиваться. Все может измениться в лучшую сторону. Знаете, я почему-то подумала: странно, что Лося нет. Даже непривычно. Никто не пристает с дурацкими советами…
<Очкарик> Ничего странного. Это животное издевалось надо мной пару часов назад, утверждая, что в то время как я тут рефлексирую, вы активно кадрите своего шефа. Я дрался как лев, защищая ваше доброе имя. А, в самом деле, где вы пропадали, если не секрет?
<Синтетическая Дура> Ездила по делам, потом работала, не могла отвлекаться. Нужно было срочно закончить расчеты.
<Очкарик> Для шефа?
<Синтетическая Дура> Для него.
<Очкарик> Не устаю повторять, какой же он везучий.
<Синтетическая Дура> А вот он ничего не замечает.
<Очкарик> Замечает, я уверен. Поверьте мне, начальники – тоже люди… Синди, давно хотел с вами посоветоваться…
<Синтетическая Дура> Да?
<Очкарик> У меня есть невеста…
<Синтетическая Дура> Но, если я правильно поняла, вам нравится другая. Так?
<Очкарик> Приблизительно…
<Синтетическая Дура> И вы такой же, как все…
<Очкарик> Я вас разочаровал? Не делайте скоропалительных выводов. Попробую объяснить.
<Синтетическая Дура> Может, не стоит?
<Очкарик> У вас плохое настроение. Угадал?
<Синтетическая Дура> Устала. Что там не так с вашей невестой?
<Очкарик> Да все, все не так. Но, прежде всего, со мной.
<Синтетическая Дура> Тогда зачем морочить девушке голову?
<Очкарик> Вам этого не понять.
<Синтетическая Дура> Отчего же. У меня перед глазами пример моего босса.
<Очкарик> У него тоже невеста?
<Синтетическая Дура> Именно.
<Очкарик> И что вы собираетесь предпринять? Вы же в него влюбились.
<Синтетическая Дура> Ничего. Зачем лезть в чужую жизнь?
<Очкарик> А если сил нет смотреть, как один ловелас крутит мозги девушке, которую я… которая мне… небезразлична?
<Синтетическая Дура> Это вы сейчас не о невесте, правда?
<Очкарик> Правда.
<Синтетическая Дура> Ну так признайтесь ей во всем.
<Очкарик> Кому?
<Синтетическая Дура> Обеим.
<Очкарик> Во-первых, я ненавижу скандалы. Во-вторых, не хочу мешать чужому счастью.
<Синтетическая Дура> Во-первых, скандала вам не избежать. Зачем оттягивать? Дальше будет хуже. Во вторых, откуда вы знаете… Хотите расскажу? За мной сейчас ухаживает один молодой человек…
<Очкарик> Поздравляю, вам все-таки удалось меня запутать. А как же босс?
<Синтетическая Дура> Не перебивайте. Так вот. Ухаживает, да. Но это лишь видимость, понимаете?
<Очкарик> Нет.
<Синтетическая Дура> Для отвода глаз, понимаете? А все вокруг уверены, что у нас бурный роман. Может и у вашей секретарши что-то подобное?
<Очкарик> Нет, там все серьезно. Я точно знаю. Он буквально валялся у нее в ногах, можете себе представить?
<Синтетическая Дура> Вполне. И что? Уверяю вас, всякое бывает. Может, он просил у нее взаймы? Или искал на полу… ну, допустим, скрепку?
<Очкарик> Шутите?
<Синтетическая Дура> Конечно. Считаете – повалялся у девушки в ногах – и сразу в постель? Опасное заблуждение.
<Очкарик> Вы меня не успокоили, но развеселили.
<Синтетическая Дура> Я рада. С невестой объяснитесь, с ловеласом поговорите, а ваша секретар-ша… решайте сами, но, по-моему, вам следует приглядеться к ней повнима-тельнее. И почему я уверена, что она вас любит, не знаете?
<Очкарик> Ошибаетесь. Никто меня не любит. А впрочем… вот возьму и… приглашу ее куда-нибудь. А?
<Синтетическая Дура> Конечно, будьте поуверенней и все получится.
<Очкарик> Вы умница.
<Синтетическая Дура> Эх, знали бы вы, насколько проще давать советы, чем им следовать! А вообще, раз уж зашел такой разговор… Простите, можно вопрос?
<Очкарик> Конечно.
<Синтетическая Дура> Это нормально – по собственной инициативе помогать человеку?
<Очкарик> Человек хороший?
<Синтетическая Дура> Думаю, да. Неплохой.
<Очкарик> Помощь не потребует от вас сверхъестественных усилий?
<Синтетическая Дура> Не сказала бы.
<Очкарик> Конечно помогите.
<Синтетическая Дура> А если бы вам казалось, что он может неправильно расценить ваш поступок?
<Очкарик> Вы говорите о своем начальнике?
<Синтетическая Дура> Если честно – да. Понимаете, боюсь, что он обидится.
<Очкарик> На что? Кстати, вы же только что утверждали, что он вас не замечает… А если серьезно – вы ведь не делаете ничего плохого?
<Синтетическая Дура> Вроде, только хорошее.
<Очкарик> Тогда он поймет.
<Синтетическая Дура> А если нет?
<Очкарик> Ну… на обиженных воду возят.
<Синтетическая Дура> Спасибо. Как-то полегчало.
<Очкарик> Да не за что. Обращайтесь.
<Синтетическая Дура> Была рада встрече. С вами хорошо.
<Очкарик> Взаимно. Спокойной ночи.

С утра, несмотря на ворчание отца, Катя надела новый костюм, впервые в жизни с удовольствием посмотрела на себя в зеркало и, попрощавшись с родителями, умчалась на работу. Вдогонку ей по-неслось очередное замечание:
- Попомни мое слово, Ленка, завтра она еще и краситься начнет. Тьфу!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:38, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
20.

Сумрачная осенняя погода за окном показалась ему достойным оформлением вчерашнего дня.
- Что за паршивое утро, - пробормотал он и закрыл глаза.
«Черт! В чем дело? Собственно говоря, что с ним происходит?»
Он знал о ней очень мало. Он почти не обращал на нее внимания. До того утра в Минске, когда…
...он проснулся оттого, что ему вдруг стало жарко. Он даже не понял, с какой стати? - и слегка по-ведя плечами, пошевелился, освобождаясь от непрошеной тяжести. Катя спала, уютно устроившись у него на груди. Осторожно сняв с себя ее руку, он медленно поднялся, и его вдруг начал бить озноб. На приоткрытом окне ветер шевелил шторы и сквозь них уже пробивался бледный свет первых Лу-чей. Он тихонько укрыл ее одеялом и на несколько секунд застыл на месте. Волосы ее разметались по подушке, лицо светилось нежной улыбкой...
«Интересно… а она помнит?.. скорее всего, нет… Интересно… а она… так же обнимает Малину? Что ей тогда снилось? Или кто?» Он не был уверен, что ему хочется знать правду. Он попытался представить себе Катю рядом с Малиновским и тряхнул головой. Катя… Лицо ее всегда казалось тщательно вымытым, и вся она походила на школьницу. Гладко зачесанные волосы, перехваченные чуть выше затылка скромной заколкой. Хрупкое тело утопало в просторных одежках. Сколько ей? Двадцать четыре? А иногда нельзя дать больше шестнадцати. Позже, когда они закружились в эйфо-рии того необыкновенного вечера, чувствовалось, что она рада ему, Андрею Жданову. Он не мог ошибаться. По тому, как она смотрела, как ее губы чуть подрагивали в улыбке, как она двигалась под музыку... Ладонь ее была теплой, мягкой и такой родной. Удивительно, какие сильные чувства может испытывать человек, просто танцуя с девушкой в ресторане. Ведь ничего и не было… но почему так не хочется терять то, что все-таки было? А, может… и вправду? Послушаться Синди, набраться му-жества и пригласить Катю куда-нибудь? В кафе… или… в кино… Последний ряд, места для поцелу-ев… Господи, какой же ты дурак, Жданов… Очень ты ей нужен… со своим кино…

***

Впервые за двадцать четыре года безрадостного существования она искренне наслаждалась жиз-нью. Новая прическа, вкупе с осознанием факта, что под невзрачным пальто скрывается очень даже милый костюмчик, добавляли ярких красок унылому осеннему утру. Выйдя из автобуса и слегка уди-вившись тому, что совершенно незнакомый молодой человек подал ей руку, она бодро зашагала к «Зималетто». На подходе к зданию смелости несколько поубавилось, и девушка занервничала. Одно дело – щеголять в новом образе перед Колькой, родителями или незнакомыми людьми. А вот бес-страшно пройти на рабочее место – это, согласитесь, совсем другое. Уговаривая себя, что ничего страшного произойти не может, коль скоро в ее преображении самое деятельное участие принимал не кто иной, как Роман Малиновский, Катя на дрожащих ногах подошла к дверям. Реакция Потапкина была самой что ни есть положительной. Доблестный охранник сначала потребовал у нее пропуск, че-го уже давненько не было, а потом разулыбался и отошел в сторонку, поглядывая на чудесным обра-зом похорошевшую сотрудницу не хуже того галантного автобусного молодого человека. Женсовет встретил Катерину одобрительными визгами. Дамочки окружили ее плотным кольцом, оглушили, за-вертели, закружили, оглядывая со всех сторон: анфас, в профиль, с тыла… Явление Клочковой только подлило масла в огонь. Опоздавшая красотка позволила себе отпустить несколько недовольных заме-чаний по поводу собравшегося на ресепшне несанкционированного митинга, за что была моменталь-но сурово наказана. Расступившиеся дамы продемонстрировали обалдевшей змеюке радикально по-хорошевшую Катерину, злорадно выразив соболезнования внешности самой Виктории. Когда позеле-невшая от злости Клочкова позорно сбежала, барышни, проводив ее издевательским хохотом, собра-лись продолжить обсуждение. Тут их снова грубо прервали. На этот раз – окончательно.
Вышедший из лифта Жданов обычно воспринимал неизбежные сборища на ресепшне как суровую необходимость, закаляющую его президентские нервы и проходил мимо, почти не скандаля. Однако, привлеченный слишком уж активным галдежом, Андрей решительно раздвинул женсоветчиц и без-жалостно вмешался в процесс.
- Доброе утро, дамы! Не кажется ли вам, что на ресепшне достаточно одной сотрудницы?
- Доброе утро, Андрей Палыч! – бодро отозвалась Тропинкина, чувствовавшая себя лучше других, поскольку она единственная находилась именно там, где и должна была находиться. – За время ваше-го отсутствия ничего страшного не произошло.
Не оценивший Машкиного юмора президент сообщил дамочкам, что, если они сию же секунду не исчезнут с ресепшна, нечто страшное действительно произойдет. Барышни умели очень хорошо по-нимать начальственные интонации, поэтому, не вступая в дискуссию, быстренько разбежались по местам, бросив Катерину на съедение грозному шефу.
- Доброе утро, Андрей Павлович! – прошептала Катя севшим от волнения голосом и, по примеру более расторопных подруг, тоже попыталась удрать.
Жданов, направляясь к кабинету, рассеянно кивнул и вдруг резко оглянулся, в упор уставившись на девушку. Только сейчас он сообразил, что перед ним Катерина. Она робко подошла, не зная, куда бы спрятаться от его взгляда.
Стоило ей оказаться поблизости, с ним произошло нечто вроде припадка: в висках застучали мо-лотки, по спине побежали мурашки.
Она неуверенно взглянула ему в лицо и поняла, что краснеет. Кошмар! Неужели в его присутствии ей теперь всегда будет жарко и душно? Как работать в таких условиях? Правда, он всегда ворчит. Мо-жет, он опять поворчит, ну, хоть немного? Тогда станет чуть легче. Она с надеждой искоса посмотре-ла на Жданова, ну?... Вместо того, чтобы привычно заворчать, он, будто бы пытаясь взглядом охва-тить ее всю целиком, молча распахнул дверь кабинета, вежливо пропуская девушку вперед.
- Андрей Палыч! Я… сейчас… вам… одну минуту! – выдавила она, запинаясь, и прошмыгнула в каморку. К счастью, шеф не последовал за ней, а остался сидеть на месте. Катя, слегка отдышавшись, нетерпеливо включила компьютер, впихнула туда диск, и послала документ на печать.
Он ничего не сказал. Почему? Ему не понравилось, как она выглядит? Она не умеет все это носить, ему, наверное, смешно… Не надо было слушать Малиновского… Но теперь уже поздно… Выцарапав из принтера нужные бумаги, она, попыталась справиться с волнением и шагнула в кабинет Жданова. Эх, будь что будет…
На предложение обсудить создание новой фирмы, Жданов реагировал слабо, как будто слышал все впервые. Катя уже три раза пыталась втолковать ему суть идеи, подсовывая поближе к Андрею распе-чатки со всеми необходимыми выкладками. Может, теперь ему станет ясно? Шеф не реагировал. От-ложив расчеты, Катя удивленно взглянула на Жданова. Он молчал, пристально разглядывая даже не ее саму, а ее рот. Непонятно, что его так заинтересовало. Непохоже, чтобы раньше он сомневался в ее экономических способностях. Но смотрел он так, будто она разговаривала с ним по-китайски. Она за-пнулась, прервав свои рассуждения на полуслове. Ага, очнулся! Андрей резко моргнул и взглянул уже более осмысленно.
- Вы согласитесь теперь, что я права?
- Все, что вы сказали, очень разумно.
- Рада, что мне удалось вас убедить.
- Вы не знаете, где Малиновский?
- Что?.. Кто?.. Не знаю… у себя… наверное…
Она могла голову дать на отсечение, что он не слышал ни слова! Стоило так распинаться! Что слу-чилось? Нужно пойти посмотреться в зеркало, может… она губы не так накрасила? С непривычки? Иначе, почему он так пристально на нее уставился?
Жданов слегка помедлил, поднялся и молча покинул кабинет. Катя тут же выбежала в туалет, к зеркалу. Странно, но на лице у нее ничего ужасного не было. Губы, как губы, зачем он так смотрел?
Она растерянно вернулась в кабинет. Тут же следом появился Жданов, подошел к ней, и у Кати опять возникли проблемы с дыханием. Что же с ней происходит? Температура, что ли, поднялась? Конечно, она понервничала, и теперь ей очень жарко. Все стало на свои места. А то уж начала мерещиться вся-кая ерунда. А на деле... Господи! Докатилась! Скоро она будет пылать и плавиться в присутствии ше-фа.
- Малиновского до сих пор нет. Я вижу, вы неплохо провели время.
- Что? – не поняла Катя. – Ах, да! Удачно. Мы всю ночь с Колей ломали головы… - и осеклась, встретив ледяной взгляд.
- С Колей? А как же Малиновский? Вы же с ним вчера собирались…
- С Романом Дмитричем? Конечно! Сначала с ним, но после этого, ночью мы с Колей…
- Катя! Думайте, о чем говорите! Это переходит все границы!
Девушка отшатнулась и дрожащими руками оперлась на краешек его стола, будто пытаясь вник-нуть в смысл его слов.
- Вы с ума сошли? – пролепетала она. – Я не намерена выслушивать эту гнусность.
- Насчет гнусности вы, пожалуй, правы.
- Как вам не стыдно, Андрей Павлович! Что вы себе навоображали?
- Так вы же сами мне… сами! и даже не отрицаете!
- Почему я должна что-то отрицать и перед вами оправдываться?
- Потому что вы у меня работаете! И вы.. и ваш… моральный облик мне не безразличен!
- Мой облик! Да я.. полночи… ради вас… мы… с Колей!
- Ради меня! С Колей! Увольте от такого счастья! Может, вы рассчитывали, что я стану испыты-вать к вам благодарность?
На секунду она онемела, потеряв самообладание.
- А могли бы! Если бы не вели себя, как свинья!
- Дура!
Убить его. Немедленно! Треснуть по лбу вот это тяжелой пепельницей!
- Сам дурак!
- Ах, дурак? Вы уволены!
В бешенстве, сжав кулаки, он засунул руки в карманы пиджака. Она застыла с вытянутым лицом, словно продолжала вслушиваться в только что произнесенные слова.
- Что? Не дождетесь! Я уволюсь сама, и мне глубоко плевать на вас и ваше Зималетто.
- А мне на вас! Катитесь к своему Коле! Жаль, Малиновского нет, он бы вас с радостью подвез!
- Да! Потому что Роман Дмитрич он… он… он, в отличие от вас… он…
«Спокойно!» - приказала она себе. Фурией понеслась в каморку и принялась писать заявление. «Ну и гад! Только спокойно!» Последнее выполнить было довольно затруднительно, так как ее стала бить крупная дрожь. Поставив жирную точку, Катя поняла, что несколько перестаралась: ручка пробила листок насквозь. «Успокоиться! Меньше страсти, иначе сейчас и в столе сквозная дыра появится!» Вот так вот. «Прошу уволить… дата… подпись. Все!»
Жданов угрюмо застыл, в оцепенении глядя в окно. Она вышла и бросила заявление ему на стол.
- Подпишите!
- С радостью!
- Если бы я знала, что так легко могу доставить вам радость, Андрей Палыч, я бы сделала это дав-но.
- Отлично! – Жданов прочел нехитрый текст. – Только есть одно маленькое «но». Вам придется сейчас съездить в банк и отвезти пакет документов на пролонгацию кредита. Мы договаривались об этом вчера. Или после своих ночных приключений вы все позабыли?
- Я помню. В отличие от вас… - Кате страшно хотелось заорать, но она сдержалась. – Документы лежат у вас на столе. Но их нужно подписать. Я уверена, что до сих пор вы этого не сделали – были слишком увлечены лекцией о моем моральном облике.
Жданов подскочил к столу, выхватил из кучи бумаг нужную папку и завизировал все страницы лежащих в ней документов.
- Вот. После этого получите расчет и можете быть свободны.
- Так и сделаю.
Катя схватила сумочку, выдернула папку из рук практически бывшего шефа и выскочила из каби-нета, громко хлопнув дверью.

***

Взбудораженный широкими перспективами, открывающимися перед ним в ближайшем будущем, Колька сгорал от желания поделиться своей радостью хоть с кем-нибудь. Дражайшая родительница с раннего утра отчалила на рынок, к тому же Колька последнее время немного сомневался в способнос-тях мамы оценить его по достоинству – после конфискации кактуса она предприняла несколько роб-ких попыток ущемить сына в праве на самоопределение и отвести его к психотерапевту, а потом и во-все махнула рукой на неразумное чадо. Катерина убежала на работу, а, кроме того, Колька решил не радовать подругу раньше времени. Светлая мысль преумножить ее капитал путем биржевых спекуля-ций пришла к нему поздней ночью и требовала тщательной проработки. Оставалось одно – заглянуть в чат. Кто-нибудь там точно есть. Хотя бы этот ненормальный Лось. Не совсем подходящий собесед-ник, но все-таки… Открыв страничку, Колька подпрыгнул от восторга. Сегодня был явно его день!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:40, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат.

<Казанова> Неужели это ты!!!!
<Дюймовочка> Привет, давно не виделись.
<Казанова> Радость моя, ты пришла! Я знал, верил, надеялся!
<Дюймовочка> Мой верный рыцарь! Ты меня не забыл?
<Казанова> Кто? Я? Как я мог? Вчера проходил мимо ювелирного магазина. Думал о кольце.
<Дюймовочка> Всевластия?
<Казанова> Шутница. О маленьком обручальном колечке.
<Дюймовочка> Не пугай. Я в неволе не приживаюсь.
<Казанова> Разве я могу тебя неволить? На коленях молю о встрече! Стоит мне закрыть глаза, как передо мной встает твое волшебное лицо. И я начинаю сходить с ума от ревности. Скажи, что у тебя с тем отвратительным типом из «Пушкина»?
<Дюймовочка> Он надеется, что ничего.
<Казанова> Подлец тебя обманул и бросил? О, моя бедная наивная маленькая девочка!
<Дюймовочка> Спокойно, я переживу.
<Казанова> Негодяй, мерзавец, животное…
<Лось> Звали?
<Казанова> Сгинь, нечистый! Дюймовочка, восхищаюсь твоим мужеством.
<Дюймовочка> Сама восхищаюсь своим мужеством. Я вообще такая – стойко встречаю удары судьбы.
<Лось> Почему никто не восхищается моим мужеством? Читать все это, знаете ли…
<Казанова> Милая, поверь, твои невзгоды скоро закончатся.
<Дюймовочка> Заинтригована.
<Казанова> Планирую одно приобретение…
<Дюймовочка> Не томи.
<Казанова> В ближайшее время хочу купить модный дом. Ты могла бы стать лицом…
<Дюймовочка> Ах, неужели ты хочешь предложить мне стать лицом новой коллекции? В принципе, я могу…
<Казанова> Ты рождена для этого, поверь!
<Дюймовочка> Льстец!
<Казанова> Ты согласна? Когда мы увидимся?
<Дюймовочка> Гмм… подумаю.
<Казанова> После завершения сделки мы могли бы отдохнуть на пляжах Варадеро.
<Дюймовочка> Искуситель. Предупреждаю - я загораю только топлесс.
<Казанова> Может, мне забронировать отель заранее?
<Дюймовочка> Не спеши. Как, ты говоришь, называется этот модный дом?
<Казанова> Пусть это останется в секрете.
<Дюймовочка> Ты полон тайн… Но в таком случае, чао! Один злой дядька заставляет меня работать.
<Казанова> Безобразие! Ты создана для праздника!
<Дюймовочка> Не буду спорить.
<Лось> А я? Мне тоже нужен маленький праздник… У меня даже ТСР/ІР теперь стоит… Эх… нет в жизни справедливости!

Перевозбудившись после общения с ненаглядной Дюймовочкой, Коля понял, что неплохо бы и по-есть. Вчера Елена Санна обещала приготовить свой фирменный борщ. Кто знает, может, удастся без лишней нервотрепки пообедать в теплой и душевной обстановке. Хотя, это конечно, как повезет. Уж повезло, так повезло. Определенно, звезды повернулись к нему лицом. Правда, он получил по лбу резко распахнувшейся дверью, но сам виноват, нечего было медитировать, вкушая удивительный за-пахи, распространявшиеся с пушкаревской кухни по всему подъезду. Вместе с запахами, дверь извер-гла из квартиры решительно настроенного Валерия Сергеевича. Бросив на Зорькина уничижительный взгляд, Катькин папа ринулся вниз по лестнице, на ходу одергивая «парадный» пиджак с орденскими планками и бормоча себе под нос совершенно непонятные проклятья. Кому-то сейчас не поздоровит-ся, понял Колька и, сглотнув слюну, двинулся на свидание с добрейшей Еленой Санной и ее необык-новенным борщом.

***

Валерий Сергеевич принял решение. Давно пора навести порядок в этом гадюшнике, притоне, рас-саднике разврата. Отправить под трибунал негодяя-президента и разобраться со всей лавочкой, мас-кирующейся под именем «Зималетто». Охранник на входе даже не пытался его остановить, проявив уважение к старшему по званию. Бодрым строевым шагом, в полной боевой готовности Пушкарев на-правился на ресепшн, неодобрительно глядя на сидевшую там растрепанную девицу в откровенном наряде, абсолютно не скрывавшем ее прелестей. Рядом с распущенной девицей пребывало нечто в ро-зовом пиджаке и белых брюках. Крашеный мужик! Мерзость! Сразу надо было выяснить, где и с ка-кими типами работает его дочь! Упустил, не проконтролировал, вот результат!
- Где тут у вас к Жданову пройти? - буркнул Валерий Сергеевич Маше.
Милко, вяло ругавшийся с Тропинкиной, встрепенулся, развернулся всем корпусом к Пушкареву и заинтересованно принялся изучать столь непривычную для этих мест фигуру.
- Боже, вы видели этот взгляд? – Милко зашелся в экстазе, восторженно оборачиваясь по сторонам в поисках благодарных зрителей. – Вспышка! Огонь желания! Немедленная готовность сорвать с себя и других все лишнее! – Кутюрье резко рванул вперед и забегал, подпрыгивая и пританцовывая вокруг нечего не понимающего Валерия Сергеевича.
- Что это? – неприязненно рявкнул Пушкарев.
- Такая мужественная наивность! Очень актуальна в этом сезоне. Вам пойдет укороченный прита-ленный пиджак, рукав три четверти, обязательно закос под семидесятые и добавить немного гламу-ра… лацканы можно расшить шелком и бисером... Смесь агрессивного милитари с ретро-невиннос-тью…
- Как это? – ужаснулся Валерий Сергеевич, растерянно обращаясь к Тропинкиной. – Мне бы…
- Зачем вам Жданов? Мужлан, ничего не понимающий в мужской красоте, – озадачил отставного вояку распоясавшийся дизайнер, нежно поправляя Пушкареву галстук. – Такой узел сейчас не носят, рыбка моя. Не комильфо. Пройдем в мастерскую, я вас научу правильно завязывать галстук, кстати, заодно и познакомимся поближе.
- Смирна! - настоящий полковник все еще пытался призвать модельера к порядку.
- Он меня возбуждает! – Милко импульсивно потрепал задыхающегося Пушкарева по плечу, пол-ностью отдаваясь восторгу творчества. – Это срочно… необходимо… запечатлеть… и обязательно узкие брючки, сексуально обтягивающие… Кстати, я давно мечтал создать новую форму для воен-ных! В бледно-голубых тонах… такую воздушную, как облака… Моя форма принесет людям мир, любовь, в армии исчезнут, как там у вас… неусталые отношения…
- Скорее, исчезнут все другие отношения, - сползая от смеха с кресла, вставила Тропинкина.
- Смело, креативно… - наступал Милко на Пушкарева, постепенно вдавливая того в стойку ресеп-шена.
- Как вы смеете?
- Да-да-да! Именно, показная грубость и скрытая нежность. - Боже! Я уже вижу новую коллекцию! Она будет гениальна, как, впрочем, все и всегда от Милко, если в его творчество не вмешивается этот злобный тиран со своей мерзкой синтетикой! Дольче от зависти съест Габанну. Йоши Ямамото сдела-ет себе харакири! Келвин Кляйн умрет от голода! В мире высокой моды останется только великий Милко!
Этого было достаточно. Вспомнив, что выиграть сражение можно - просто вовремя отступив, спо-тыкаясь и сшибая других посетителей, Валерий Сергеевич, на ходу посылая громкие проклятия ком-пании «Зималетто», опрометью бросился к лифту.
- Куда же вы? У нас все впереди! Ну… вот… так всегда… – крикнул ему вслед разочарованный дизайнер, видя, как его загнанная в ловушку муза бьется в стеклянную дверь. - Обожаю военных: та-кой наив, непосредственность, - со вздохом сообщил он рыдающей от хохота Машке.
Это было последней каплей. Валерий Сергеевич понял: нужно принимать радикальные меры. Он спасет дочь. Если будет нужно – силой. Пушкарев он или нет?!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:41, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
21.

Стоит только порадоваться тому, что жизнь начинает налаживаться, как обязательно случается ка-кая-нибудь гадость! Встреча в банке прошла нормально, начальник кредитного отдела, хоть и без эн-тузиазма, но принял документы на пролонгацию, дежурно напомнив о необходимости вовремя прово-дить расчеты. Катя отвечала автоматически, особо не задумываясь о смысле слов. В конце концов, распрощавшись, она поехала в офис, искренне сожалея, что нельзя просто развернуться и исчезнуть, так и не появившись на рабочем месте. Точнее, бывшем рабочем месте. Перед лицом бывшего на-чальника. Господи, может он куда-нибудь испарится?
Возле входа девушку ожидал очередной сюрприз – стеклянные двери выбросили ее собственного родителя. Сейчас даже полный идиот, легко заметив, что Пушкарев в бешенстве, не рискнул бы попа-даться ему на пути. Судя по всему, в «Зималетто» папе не понравилось. Удирать было поздно, и Катя мужественно вступила на тропу переговоров.
- Папа?
- Вот так мы значит трудимся! Хороша работа – шляться неизвестно где…
- Папа, я по делу ездила…
- Знаем мы эти дела! Видели уже! Жаль, раньше я не поглядел, где ты работаешь! И главное, с кем! Чтоб ноги твоей здесь больше не было!
- Но я и так…
В намерения Валерия Сергеевича не входило выслушивание всяких глупостей.
- Молчать! Последний раз предупреждаю: или ты немедленно увольняешься, или домой не прихо-ди!
- Папа!
- Не папкай мне тут! Ясно? Выбирай!
Пушкарев круто развернулся и раздраженно зашагал прочь. Насколько Катя знала отцовский ха-рактер, сейчас он явно жалел, что под руку ему не попалось ничего бьющегося. От обиды у девушки задрожали губы. Какой-то проклятый день! Прошмыгнув мимо неподдельно заинтересованного По-тапкина, она бросилась к лифту, бормоча под нос:
- И ладно. И не будет. И уволюсь. И домой не приду…
Пролетев мимо ресепшна, не обращая никакого внимания на подпрыгивающую от нетерпения Тропинкину, которая явно порывалась что-то ей рассказать, Катерина вошла в президентский каби-нет. К сожалению, Жданов никуда не испарился. Глаза бы его не видели… Сидел и пялился в мони-тор, старательно делая вид, что кроме него и компьютера в кабинете никого нет. Хоть бы голову по-вернул в ее сторону! Самодур! «Спокойно подойди и небрежно брось ему на стол бумаги».
- Все сделано. Я ухожу.
«И не смей на него смотреть!»
- Вообще-то… вы должны отработать две недели…
«Это ты своему монитору скажи, если он тебе так нравится».
- Вообще-то… пару часов назад вы сказали, что, как только я закончу дела с банком, могу катиться на все четыре стороны.
«Не смей реветь, дура!»
- Да, но…
- Впрочем, если вы решили сэкономить – пожалуйста. Я уволюсь без выходного пособия, чтобы не обременять вас и вашу компанию лишними тратами.
- Да как вы… - Жданов побагровел и вскочил с кресла. – Где там ваше заявление? Я распоряжусь насчет денег, не сомневайтесь!
- Не стоит беспокоиться! Проживу и без ваших подачек!
- Конечно, как я мог забыть! Вы же теперь в зарплате не нуждаетесь! У вас тьма обеспеченных по-клонников!
«Нет, это переходит все границы!»
Катя побледнела. Задохнувшись и от возмущения растеряв все слова, она решительно разверну-лась, бросившись вон. Далеко сбежать не удалось: сильная рука схватила ее за локоть и грубо дерну-ла назад. С трудом подавив в себе желание двинуть гада так, чтобы он навсегда зарекся хватать по-сторонних девушек, она попыталась вырваться. Не тут-то было. Жданов еще крепче сжал ее руку и, яростно сверкая глазами, буквально подтащил к столу.
- Нет, уж. Вы меня выслушаете. Полагал, у вас хватит совести не бросать фирму в такой момент.
- У меня нет совести? Да как вам не стыдно!
- Интересно, почему мне должно быть стыдно? Вы... вы…
- Ну, говорите, говорите. Так кто я?
- Дура! Которая совершенно не разбирается в людях!
- Послушайте, немедленно прекратите меня оскорблять! Вы забыли, что я женщина? А вы… вы… вы… вы мне даже не начальник!
- Именно поэтому, я выскажу все, что думаю…
- Вы думаете обо мне? Не утруждайте себя! Я прекрасно проживу и без этого.
- Это мы еще посмотрим, кто без кого прекрасно проживет!
Уговаривая себя не опускаться до рукоприкладства, Катя развернулась и выбежала из кабинета. Жданов немедленно выскочил следом.
- Куда? Вы обязаны доработать сегодняшний день!
- Объявите мне строгий выговор!
Только явление в приемной улыбающегося Малиновского, предотвратило перерастание конфликта в полномасштабную войну.
- Добрый день, Катюша! Палыч, привет. Замечательный денек! Что стряслось, почему вы опять скандалите без меня?
- Ничего особенного, Роман Дмитрич. Я ухожу. Да, если вы не передумали - я принимаю ваше предложение.
- Катенька, ничуть не сомневался. Уверяю – вы останетесь довольны! Позвольте ручку! – и Ромка, сверкая улыбкой в сторону онемевшей Клочковой, припал к Катиной руке в галантном поцелуе.
- Тогда до вечера! Жду вашего звонка.
Андрей бросил свирепый взгляд в ее сторону, нервно сглотнул и совершенно спокойным голосом, чуть повернув голову к Ромке, произнес: "Не смею мешать. Как освободишься, зайди ко мне, Мали-новский". Еще раз мрачно посмотрел на Катю, как к полу припечатал, повернулся и хлопнул дверью.
Малиновский пожал плечами, быстро огляделся вокруг и, приобняв Катерину за плечи, от чего Клочкова скисла окончательно, тихо спросил:
- Катенька, что вы сделали с нашим шефом?
- Роман Дмитрич, это не ко мне, а к психоаналитику, - так же шепотом ответила Катя. – До вечера.
Рассеянно послав Катерине воздушный поцелуй, Ромка еще раз пожал плечами и шагнул в пре-зидентский кабинет. Жданов, казалось, не отходил от двери и теперь, буравя Малину глазами, поз-волил себе один единственный вопрос:
- Что ты ей предлагал?
- Палыч, это нескромно. Если расскажу – так и тебе захочется! Ну, я побежал.
- Стой!
- Пока, пока! Много будешь знать – скоро состаришься. К тому же, через двадцать минут у меня важная встреча!
Так и не добившись от вероломного друга правдивого ответа, Андрей сидел за столом, нервно пе-рекладывая бумаги. Господи, почему все так паршиво закончилось? Натыкаясь взглядом на Катино заявление, он испытывал приступ раздражения. Скандалистка! Предательница! Какая муха ее укуси-ла? Как она могла наплевать на все, что их связывало, и просто так уволиться? Развернулась и ушла, швырнув ему в лицо этот несчастный листок. И даже не потрудилась подумать, как он будет… без нее… Жданов заглянул в опустевшую каморку. При виде заваленного папками стола, он ненадолго воспрянул духом. Если она все бросила в таком беспорядке, значит, одумается и вернется. Ага, со стола убрать! Размечтался! Нужен ей этот стол, эти папки, эта каморка… Особенно теперь… А рань-ше… Господи, как все было замечательно! Ровно до тех пор, пока не вмешался этот осел со своей благотворительностью. В этом весь Малина – думает только о себе. Просто нарывается на неприят-ности, скотина! Почему так долго тянется время? Господи, и поговорить не с кем… А может не отда-вать ей деньги? То есть, конечно, отдать, но не сразу… Частями… Выплачивать два раза в месяц – как аванс и зарплату… Бред! Она вообще откажется от выигрыша, будет думать о нем черт знает что и окончательно разобидится. Нет, если он хочет ее вернуть, о деньгах заговаривать не стоит… Он хо-чет ее вернуть? Ну да, конечно, а что здесь такого? Катя – ценный специалист, в курсе всех дел ком-пании, они сработались. И дело совсем не в том, что с некоторых пор он просто не в состоянии смот-реть, как за этой девушкой хвостом таскается лучащийся довольством Малиновский. Катя совершен-но необходима ему, Андрею Жданову, а не какому-то ветреному Малине. И позвольте - президент он здесь или дворник? Вот возьмет и не завизирует это заявление. Или еще лучше - уничтожит пакост-ную бумажонку!
Андрей схватил заявление и с наслаждением разорвал отвратительный листок на две аккуратные половинки. Потом – еще на две. И еще. Чем мельче становились клочки, тем лучше он себя чувство-вал. Заявление? Какое заявление? Где оно? Катенька, вы явно перетрудились! Ах, вы уволились? Кто это, интересно, вас уволил? Когда? Ха! Жданов лихорадочно смел обрывки со стола и швырнул их на пол. И так будет с каждым ее заявлением! Вот именно!
После того, как злосчастное заявление исчезло из поля зрения, он ощутил внезапный прилив тру-дового энтузиазма. Пора бы посмотреть на Катины выкладки. О чем там она говорила? Он ничего не слышал, как помешанный представляя ее в объятиях Малины. А уж когда она вспомнила о своем Ко-ле… Жданов схватил первый листок и с интересом начал читать. Гммм… Неплохо придумано! Мо-жет сработать. И верно ведь – сидела над этим всю ночь… Черт! Дурак, трижды дурак! Ее надо вер-нуть. Срочно. Да, разыскать и извиниться. При воспоминании о безобразном скандале, разгоревшем-ся здесь по его милости несколько часов назад, Жданов скривился от досады. Кретин! Она была пра-ва! Зачем-то орал, как ненормальный! Устроил дикую сцену в лучших Кириных традициях. Вот уж действительно, с кем поведешься… Но Катя! Катя! Тоже хороша! Не могла объяснить, что занима-лась ночью расчетами? Зачем было играть у него на нервах? Он, конечно, идиот, кто спорит, но у не-го была уважительная причина… неужели она не понимает, что… что он… что ему… неприятно слу-шать про этих ее… А потом, как нарочно, сговорилась о чем-то с Малиновским. Она, видите ли, при-нимает предложение! Какое предложение может исходить от Малины? Только одно! Черт! Время не терпит! Немедленно найти Катю и объяснить ей, как она была не права… то есть он был не прав… то есть они оба… Ну нельзя же так, в самом деле… Стоп. Нужно взять себя в руки, иначе все попытки помириться заранее обречены на провал. Значит, он находит ее, просит прощения и предлагает вер-нуться на работу, а потом, если все пойдет, как надо, пригласит поужинать. Где она живет – он в кур-се, номер квартиры узнать не проблема, вот прямо сейчас поедет - и извинится. Или не сейчас – чуть позже. Должна же и она немного успокоиться… Да, да, да! Замечательно придумано. Катя – ответст-венный человек, она захочет довести дело по организации нового предприятия до конца. А потом он предложит ей возглавить это предприятие. Но при этом, конечно, она останется и его помощницей то-же… так, ну, это детали… Теперь главное – найти Катерину. Жданов нажал на кнопку селектора.
- Таня! Принесите мне пожалуйста личное дело Екатерины Пушкаревой!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:41, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Услышав, как в прихожей щелкнул замок, Валерий Сергеевич выглянул из кухни.
- О, явилась! Какими судьбами?
- Отпросилась. – Катя решила пока не объявлять родителям об увольнении. Сегодня на повестке дня планировался скандал по поводу ее переезда на временное место жительства к Малиновскому. – Ты недоволен?
- Интересно, как же они с тобой расстались? С незаменимым работником! Тебя ведь хлебом не корми – дай в «Зималетте» этой задержаться! А-а-а-а! – Валерий Сергеевич торжествующе рассмеял-ся. – Или перепугалась, что домой не пущу?
- Нет, папа. Я сама перееду… На две недели. Поэтому и пришла пораньше – вещи собрать.
- Что-о-о? Да как ты… это что же… куда это? – отец начал заикаться, что было очень нехорошим признаком, поскольку предвещало неминуемую бурю.
- Подруга уезжает на две недели, попросила пожить у нее. За квартирой присмотреть… Там кот не политый… и фиалки… Ой, то есть, я хотела сказать, фиалки и кота нужно кормить… То есть, фиалки, конечно, поливать, а кота…
- Ты… ты мне зубы не заговаривай! Знаю я, эти фиалки! – Пушкарев побагровел. – Видел я сегод-ня…
- Кого? – испуганно спросила Катя, припомнив свое столкновение с отцом в дверях «Зималетто». – Кстати, что ты делал у меня на работе?
- Это не работа! Это притон! Бордель! Мужики крашеные… Девицы бесстыжие! Да чтоб ноги твоей…
- Папа!
- Я сказал!!!! Ты оттуда уволишься, или я за себя не отвечаю!
- Успокойся, пожалуйста!
- Она меня успокаивает! Пигалица! Распустилась тут!
- Папа, не будем ругаться…
- Не будем! А как же, конечно не будем! Вот я сейчас ремнем…
- Папа, мне не десять лет. Я прошу тебя, хватит… Я уже пообещала…
- Та-ак! Отставить! Что значит – пообещала? Пообещала она… А ну-ка, где телефон? Телефон давай! Подруги этой! Что-то я не слышал ни про каких подруг! Никуда не поедешь, я сказал! Не пущу!!
Привлеченная скандалом, в коридоре появилась Елена Александровна.
- Опять ссоритесь! Катюша, не огорчай папу! Валера, ну зачем ты так кричишь? У тебя давление поднимется! Ну-ка возьми… - она протянула мужу заранее заготовленное лекарство и сунула ему в руки стакан с водой. – Глотай, глотай… Разве можно так нервничать?
Пушкарев, чуть не подавившись таблеткой, залпом выпил воду, откашлялся и раскричался опять.
- Ты слыхала? Нет, Ленка, ты слыхала? Дожили! Дочь из дома уходит!
- Каждое утро уходит. Чего раскипятился?
- Да при чем тут утро? Она «отдельно пожить» собралась! Как тебе это нравится?!!
- Катюша, - всплеснула руками Елена Александровна. – Дочка! Куда ты собралась?
Стараясь не обращать внимания на негодующие отцовские вопли, Катя вновь озвучила заготовлен-ный текст насчет подруги, кота и фиалок и устало добавила:
- Мама, помоги мне. Пожалуйста…
Сборы были недолгими. Обновки, туалетные принадлежности, любимый медвежонок и несколько книг перекочевали в знаменитую дорожную сумку. Мама настояла на том, чтобы обеспечить ребенка продуктами питания на первое время – то есть на все две недели - и поспешила к плите. Отец осип и теперь лишь тихо шипел, время от времени, выхватывая из Катиных рук какие-то вещицы и упрямо утаскивая их на привычные места. На другие формы протеста его уже не хватало. В семь вечера Катя попрощалась с мамой, быстренько поцеловала отца и, не дожидаясь новой порции упреков, взяла сумку с вещами и кулек с продуктами. При этом, как и следовало ожидать, кулек был примерно в во-семнадцать раз тяжелее сумки. Пообещав перезвонить немедленно, как только доберется до места, девушка покинула отчий дом.

***

Внимательно изучив Катино личное дело, Жданов аккуратно переписал домашний адрес упрями-цы в блокнот. Оставалось дождаться конца рабочего дня, чтобы отправиться к ней домой. Андрей почти не сомневался, что Катерина, немного поостыв, согласится его выслушать. Значит, нужно по-терпеть несколько часов, а пока поработать. Или… поразмыслить, что он ей скажет… Ровно в семь Жданов, прихватив Катину папку и забыв попрощаться с сотрудниками, пулей вылетел из кабинета.
Въезжая во двор, он заметил знакомую машину. Черт! Неужто Малина его опередил?.. Не может быть…. Мало ли в Москве похожих автомобилей… Поздравив себя с появлением навязчивой идеи, он решительно приказал себе успокоиться и не забивать голову бредом. Бреда сегодня было достаточ-но. Некоторое время он просидел в машине, соображая, с чего бы начать разговор. Полдня ушло на подготовку покаянной речи, и только сейчас он понял - все не то. И, конечно, стоило купить цветы. Как он мог забыть про цветы? Кретин! В конце концов, издеваясь над собой за неизвестно откуда взявшуюся робость, Жданов направился к знакомому подъезду. Чудеса в решете! Ну точь-в-точь восьмиклассник перед первым свиданием! Недолго постояв перед Катиной дверью, он все же позво-нил, из последних сил напоминая себе: ты – президент компании, взрослый человек, который явился к сотруднице по важному делу. Очень-очень важному. Делу. Дверь открылась молниеносно. Перед Андреем стоял немолодой мужчина, явно Катин отец и явно не в настроении. Выражение его лица было сложно описать – создавалось впечатление, что он кого-то ждал, но только не Жданова, и те-перь готов пристукнуть непрошеного гостя просто за то, что гость оказался не тем.
- Вы к кому? – сердито спросил мужик, не двигаясь ни на сантиметр.
Жданов понял, что в квартиру его никто приглашать не собирается, и максимально вежливо отве-тил:
- Добрый вечер. Моя фамилия Жданов. Я – президент компании «Зималетто» и хотел бы перегово-рить с Екатериной Валерьевной.
Реакция мужчины была несколько неожиданной. Он с нескрываемым отвращением посмотрел на Жданова и, подбоченившись, разразился тирадой:
- Жданов? «Зималетто»? Ты-то мне и нужен… Ну так вот что я тебе скажу. Идите-ка вы отсюда! И чтоб ноги твоей здесь не было!
Андрей, конечно, не надеялся, что его встретят с оркестром, но все же…
- Простите, вы, вероятно, не поняли. Я привез важные документы… Екатерина… Валерьевна… она…
- Это вы не поняли! – прервал его Пушкарев. – Вы вообще не понимаете, что такое трудовой ко-декс, рабочее время и трудовая дисциплина! Так я сейчас объясню! Рабочий день у нормальных лю-дей – с девяти до шести! А потом – перерыв!!! До девяти утра! И попрошу вас покинуть помещение!
Жданов, плохо соображая о каком помещении идет речь – в квартиру его так и не впустили – изум-ленно смотрел на распалившегося собеседника. Но тем не менее предпринял третью попытку досту-чаться до оглушенного собственными воплями Пушкарева.
- Полностью согласен с вами. Но существует такое понятие, как ненормированный рабочий день… К сожалению, сейчас нам приходится работать сверхурочно…
- Видел я как вы работаете! Для такой работы других найди! Пьянки постоянные!
- Минуточку…
- Таскаете Катерину за собой! По всяким Минскам! Ни стыда, ни совести!
- Позвольте…
- Не позволю! И не думай, не позволю! Хватит, я сказал, Катьку с толку сбивать!
Немного ободренный тем, что речь наконец-то зашла о Катерине, Жданов максимально вежливо перебил Валерия Сергеевича:
- Простите пожалуйста, не могли бы вы позвать Катю?
Невинный в общем-то вопрос вызвал такую бурю возмущения, что Андрей испугался всерьез.
- Не мог бы!!!! А если б и мог – тоже бы не позвал! Последний раз говорю: иди отсюда, а то я за себя не отвечаю!
Осознав, что по-доброму договориться не получится, Жданов нашел в себе силы вежливо попро-щаться и вышел из подъезда.
- Обнаглели вообще! Хозяева жизни! – неслось ему в спину.
Домой ехать не хотелось. Все попытки дозвониться на Катин мобильный были безуспешными. Те-лефон Малиновского глухо молчал. Андрей бесцельно кружил по вечернему городу, раздумывая, что еще можно сделать. Что ж, если не получилось помириться с Катей, можно заехать к Малине, чтобы вечер не пропал окончательно. Да, заехать и спокойно поговорить. Без мордобоя, интеллигентно. Если получится… Да, именно так. Он решительно повернул «Кайен» к Ромкиному дому.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:42, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
22.

Галантный Малиновский, с честью выдержав испытание тяжестью сумок, пытался одновременно отдышаться и найти ключи от квартиры.
- Кать, что там, если не секрет?
- Продукты. Мама собрала на первое время. Знает, что я не очень люблю готовить, вот и решила…
- Судя по весу этого пакета, тут припасов хватит примерно на три войны – две большие и один ло-кальный конфликт.
- Ну да... – девушка тяжело вздохнула. - Но иначе меня бы вообще не выпустили из дома. А хотите поужинать? Я с удовольствием с вами поделюсь!
- Заманчивое предложение, Катюша, не скрою, но, к глубочайшему сожалению, присоединиться не могу – меня давно ждут в другом месте.
Роман открыл дверь.
- Прошу!
Катя осторожно вошла в прихожую и застыла на пороге, не решаясь продвинуться дальше.
- Ну что же вы? Проходите, осваивайтесь. Тапочки под вешалкой…
- Спасибо, я свои привезла.
- Очень хорошо. Значит, осваивайтесь в своих. Милости прошу на экскурсию. Здесь у меня… так, а что это у меня здесь? Хмм… интересно, откуда это взялось? А, не важно… - Малиновский быстро сгреб что-то со стола. – Да, так вот: располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Условия спартанские, буквально ничего лишнего. Но все необходимое для жизни имеется. Если захотите музыку послушать или телевизор посмотреть – пожалуйста. ДВД-диски вон там. Ну, литература … - Ромка скептически посмотрел на толстую стопку журналов «Плейбой» – да… литература… познавательная...
- Не переживайте, Роман Дмитрич, я с собой пару книг взяла. А компьютером вашим можно будет воспользоваться? Я дома часто по ночам работаю, может и сейчас понадобится…
- Катенька, вы совершенно не понимаете, что нормальные люди должны делать по ночам. Это я вам как специалист заявляю!
Катя покраснела.
- Так что насчет компьютера?
- Да, пожалуйста. Подозреваю, что ближайшие вечера у меня все равно будут заняты, так что ком-пьютер в вашем полном распоряжении.
Малиновский распахнул дверь в спальню и включил свет.
- Постельное белье в шкафу…
Пройдясь еще раз по квартире, он достал из шкафа смену одежды, затолкал в сумку бритвенные принадлежности и поспешил к дверям.
- Устраивайтесь, а я побежал. Ключи в коридоре. Да, если вы не возражаете, я буду заезжать сюда время от времени. Людям, знаете ли, свойственно переодеваться, а я не хотел бы вывозить отсюда весь свой гардероб.
- Конечно, Роман Дмитриевич, в любое время!
- Так уж и в любое? – Малиновский рассмеялся. – В любом случае, я обязуюсь предварительно звонить. Или буду заезжать с утра перед работой. Кстати, так было бы еще лучше – для нашей леген-ды. Все, несомненно, порадуются, если увидят, как мы приезжаем на работу на моей машине.
Представив себе всеобщую радость, Катя нахмурилась, но потом вспомнила, что с сегодняшнего дня она совершенно свободный человек и вымученно улыбнулась.
- Не думаю, что в ближайшее время у нас получиться приезжать на работу вместе.
- Почему?
- Роман Дмитрич, вы не опаздываете?
- Ну вот, теперь меня выпроваживают из собственной квартиры.
- Вы сами этого хотели, так что поздно обижаться!
- Согласен. Ну что – пока?
Проводив Ромку, Катя прошла на кухню, забила холодильник продуктами, порадовалась наличию микроволновки и полюбовалась новомодной кофеваркой. Аппетита не было, а вот от чашки горячего кофе она бы не отказалась. Девушка порылась на полках. Спустя пять минут, ее добычей стал пустой пакетик, хранящий в себе волшебный аромат кофейных зерен. Ну вот… кто бы сомневался… Не ве-зет даже в мелочах. Она села за стол, съежилась и загрустила, чувствуя себя брошенной и никому не нужной. Может, позвонить Кольке, поплакаться на жизнь? Он прибежит, слопает все продукты… Нет, два рыдающих неудачника на одной кухне – это слишком. Нечего сидеть и скулить, поджав лап-ки! Сейчас она выйдет из дома и выпьет кофе, а потом поищет в интернете новую работу. Интересно, как там дела у Очкарика... Раздумывая, не обратиться ли ей за помощью к новому другу, Катерина оделась, взяла сумку и решительно отправилась на поиски ближайшего кафе. Можно было бы, конеч-но, зайти в магазин, купить банку растворимого кофе, но сегодня девушке хотелось чего-то, выбива-ющегося из ее привычного уклада. Например, немного посидеть в каком-нибудь уютном местечке, попивая эспрессо из малюсенькой чашки. Или латте. С каким-нибудь экзотическим пирожным… Ку-тить, так кутить! Надо же как-нибудь поднять унылое настроение.
Кофейня, оказалась в нескольких автобусных остановках. Задуманная программа удалась лишь от-части: кофе она выпила, а вот развеселиться не удалось. При взгляде на парочки, уютно ворковавшие вокруг, тоска разыгралась с новой силой. Кутаясь в пальто и вздрагивая от резких порывов ледяного ветра, девушка уныло побрела в пустое холостяцкое гнездо Малиновского. Ее еще с утра немного по-знабливало. Жертва моды. Ну-ну… Вот теперь и дрожи, как осиновый лист. Только бы дождь не по-шел. В ответ на ее мысли дождь не пошел, он хлынул. Катя торопливо забилась под навес какого-то магазина, но это не помогло. Дождь лил с такой силой, что через несколько минут она промокла до нитки. Даже природа против нее. За что? В такую погоду надо сидеть дома, пить горячий чай и смот-реть телевизор, а не жалеть себя, зарабатывая воспаление легких. Катя закинула сумку на плечо, сжа-лась в комочек, втянула голову в плечи и побежала на автобус. На продуваемой ветром остановке теплее не стало. Она старалась не обращать внимания на воду, хлюпавшую в сапогах и ставшее ужас-но тяжелым пальто. Нужно думать о чем-нибудь приятном. В конце концов, дождь - это даже прият-но. Ага, когда сидишь в ванне, а не шлепаешь в промокшей обуви по глубоким лужам. Добравшись до дома Малиновского, Катя уже дрожала так сильно, что ключ не сразу вошел в замочную скважину. Она рассеянно побродила по Ромкиной квартире, заглядывая, то в комнаты, то на кухню.Осваивалась, пытаясь унять непрекращающийся озноб. Странно, неуютно, холодно, пусто. И одиноко-одиноко…
Ей вдруг захотелось немедленно вернуться домой, в тепло, к хлопочущей маме, бухтящему отцу. «Ну, довольно, довольно», - приказала она себе. – «Ляг, поспи и все пройдет». Оказавшись в спальне, покачала головой, утащила с кресла шерстяной плед и притулилась на холодном кожаном диване в гостиной. Голова кружилась. Она зажмурилась, но перед глазами сразу же замелькали события пос-ледних дней. Минск. Казино. Самолет. Отец. Малиновский. Разъяренное лицо Андрея. И холод, хо-лод, холод, пробирающий до костей. Что же он говорил? Она не слышала, нет, слышала, но не пони-мала причины этих слов. Уткнувшись носом в диванную подушку, Катя тихонечко заплакала, не в си-лах думать ни о чем другом. Под резкими порывами ветра чуть поскрипывала открытая форточка и колыхалась штора. По ногам тянуло ледяным воздухом, ее опять зазнобило. Девушка накрылась с го-ловой, отвернулась к стене, подтянула ноги к груди и обхватила себя руками, тщетно пытаясь сог-реться. Мммм… для полного счастья сейчас не хватало заболеть. «Спать», - приказала она себе, - «не-медленно спать, чтобы побыстрее закончился этот безумно длинный день». Проснулась она от боли в затылке. Не открывая глаз, повернулась на другой бок. Боль ядовитыми ручейками растеклась по все-му телу. «Надо же так простыть», - с горечью подумала она, - «хотя, нет. Горло бы болело, это, ско-рей всего грипп». На какое-то время она снова отключилась, пока резкая трель звонка не вывела ее из прострации. «Малиновский. Ну, слава богу. Отвезет меня домой, и дело с концом». Поплотнее заку-тавшись в халат, она, пошатываясь, отправилась открывать.
- Вы? – и задохнулась.
- … вы?.. но почему?.. здесь… - сердце его вдруг забилось, как это бывает при неожиданной и тяж-кой вести.
- Все равно не поймете, потому что не замечаете никого, кроме себя.
- А... где… ваш приятель?.. я к нему… - прерывисто заговорил он.
- Мой приятель? – холодно переспросила она, пытаясь унять дрожь, и рассердилась. – А кого из моих многочисленных любовников вы имеете в виду?
- Я… к Роману… мне показалось…
- Вам показалось, - презрительно отозвалась она и пошла внутрь квартиры так, словно его и не су-ществовала на белом свете.
Он мгновенно взмок, как будто его окатили водой из шланга. Волна жара ударила в лицо, а потом захлестнула целиком, моментально вышибив из головы мысли о примирении и так долго репетируе-мую покаянную речь. Первым желанием было развернуться и бежать, не оглядываясь, бросив ее тут вместе с проклятым Малиновским. Судорожно вцепившись в косяк, он изо всей силы долбанул кула-ком по стене. Нет. Не дождутся, голубчики. Он не уйдет. Он выскажет все, что думает. О ее бегстве из Зималетто. О связи с Малиной. Пусть знает. Пусть. Пусть. Раздражение сгустилось, окутав все вок-руг плотным туманом. Еще минут пять он постоял в дверях, и решительно шагнул внутрь. В гостиной было темно и тихо. Огромная кровать в спальне оказалась пуста. Он пожал плечами, как был, в паль-то, прошел на кухню и сел за стол, обхватив голову руками, и попытался собраться с мыслями. Что происходит? Где носит этого мерзкого плейбоя? Раздраженно достал мобильник. «Ну, если ты опять вне зоны…»
- Ку-ку! – поприветствовал его довольный голос.
- Где ты? – заорал Жданов.
- А что? – удивился Малиновский.
- Где… ты?
- Мы с Катенькой в «Дягилеве».
- С кем, с кем? – не понял Андрей, чувствуя, что сходит с ума.
- С Катей, с кем же еще? У тебя что-то срочное? А то музыка, понимаешь, плохо слышно… изви-ни.
Трубка запищала короткими гудками, и Андрей недоуменно уставился на телефон. Что ему сейчас впаривал этот Дюймовочка? Катя же… Кстати, почему так тихо? Она ушла? Он нервно облизал разом пересохшие губы, плеснул себе из чайника воды и, стараясь не шуметь, вновь прошелся по комнатам. Да, видимо ушла. Громко чертыхнулся, постоял в темноте раздумывая, что же ему делать: ехать к се-бе или дождаться Малину и вытрясти из придурка в какие игры он вдруг вздумал играть. «Останусь», - решил Андрей и, нащупав выключатель, зажег свет. И сразу же увидел Катю. «Идиот, как, по-тво-ему, она могла уйти – в халате?» Девушка дремала, скрючившись на диване, опустив голову, вместо подушки, на сгиб локтя. Свободная рука бессильно свисала, касаясь пальцами холодного пола. «Ей же неудобно тут…» И уже не отдавая себе отчета, он присел на корточки и осторожно коснулся тон-кой кисти. Какая теплая... Желание сжать ее руки, было таким сильным, что он даже зажмурился. От неожиданности, она вздрогнула, подняла голову и несколько мгновений ошеломленно смотрела на него, переводя замутненный взгляд, на их сплетенные пальцы. Катя молчала, и он только сильнее стиснул ее ладонь.
- Не надо, - чуть слышно сказала она, не сводя глаз с их переплетенных рук.
- Что? - переспросил Андрей севшим от волнения голосом.
- Не надо, уйдите, - повторила она, едва шевеля губами и осторожно высвобождая свои пальцы из его судорожных ладоней. – Грипп… наверное… заразитесь…
Он дотронулся до ее головы и только сейчас понял, что она вся горит.
- Я сейчас, - быстро заговорил он, вставая, - сейчас что-нибудь… сделаю… принесу… поищу…
- Нет.. оставьте меня… пожалуйста… - из последних сил прошептала Катя, но Жданов был уже на кухне, раздраженно открывая створки полок и гремя ящиками, в поисках аптечки.
Этот паразит, что, никогда не болеет? Проклятье! Где тут у него… Наконец, издав радостный рык, он напоролся на некое подобие аптечки, состоящей из йода, лейкопластыря, градусника, нескольких коробок с презервативами и старой упаковки аспирина. Растворив в воде шипучую таблетку и захва-тив градусник, Андрей побежал к девушке и, присев рядом с ней на диван, осторожно потряс ее за плечо.
- Ка-тя, Ка-тя, вот.. надо выпить… быстренько….
- Неееет, не… могу…
- Надо, надо, - он приподнял ее, - вот так… за папу… за маму… до дна… вот и умница.
Девушка обессилено откинулась на спину.
- Спасибо…. Идите уже… я сама…
- Конечно, сама, обязательно, сама, все сама. Вот только не теперь. Завтра. Договорились? А сей-час температуру измерим. Быстренько. Раз, два. И поедем в спальню.
- Нееет… туда… ни за что…
- В принципе, я вас понимаю, но болеть лучше на удобной кровати, честное слово, так что давайте сюда термометр... ого… 39,2! – сообщил он ей.
- Грипп… вы заразитесь.
- Ну, зараза к заразе не пристает, правильно? Так что, ту-ту… - Андрей, не слушая бессвязных про-тестов, подхватил девушку на руки. – Это даже не обсуждается. Болеть будете в человеческих усло-виях. А то вы дрожите так, что диван вибрирует…
Он мягко опустил ее на кровать, старательно закутал в одеяло, потом немного подумал, притащил шерстяной плед и набросил сверху.
- Ну… как? Нормально? Да не дергайтесь вы так, ничего я не сделал, только пледом прикрыл. Что вы с головой под одеяло залезли? Мне страшно.
- Холодно… очень… знобит…
- Черт! Не думал, что вы способны так расклеиться… - пробормотал Андрей, доставая телефон. - Необходимо вызвать врача.
Сев рядышком с ней на кровать, он молча рассматривал упакованную в одеяло Катерину. Она не задохнется?
- Кать… Кать… скажите что-нибудь… как вы там? – прошептал он.
Край одеяла сполз с Катиного лица, и рука Жданова, погладив спутанные волосы девушки, пере-местилась к ее носу.
- Что вы… делаете?
- Ничего… просто я проверяю, есть ли у вас температура.
- Так проверяют нос собакам.
- И еще детям.
- Я уже не ребенок.
- Иногда вы ведете себя хуже ребенка. Зачем, спрашивается, вы сегодня устроили эту идиотскую сцену с увольнением?
- Я устроила? А кто…
- Дурочка.
Подобное заявление ее возмутило, но скандалить не было сил, да и таблетка, видимо, подействова-ла - дрожь стала проходить.
- Баю-бай… сейчас приедет добрый доктор и вас вылечит, - бормотал Андрей.
Неотложка приехала быстро – как раз в тот момент, когда промучавшись часа полтора, Катя, нако-нец-то задремала. В квартиру позвонили, и Андрей, ругая про себя навязчивую медицинскую по-мощь, бросился открывать дверь. Парнишка в белом халате, небрежно наброшенном поверх пальто, не вызвал у Жданова должного энтузиазма. Двадцатипятилетний сопляк, выдающий себя за врача. Ну, посмотрим…
- Где больная?
- Ванная направо по коридору.
- Ну, ты, мужик, даешь. Может, еще переобуться предложишь? – Недовольно пожав плечами, док-тор потопал мыть руки.
Через пять минут врач, покачивая головой, изучал показания градусника.
- Ну, лапуля, как дела? На что жалуемся?
Катя, тяжело дыша, перевела беспомощный взгляд на Жданова.
- Температура, не видишь, что ли? – Андрей уже готов был заскрипеть зубами.
- Вижу, – меланхолично ответил эскулап, заинтересованно листая лежащий на тумбочке «Плей-бой».
- Высокая.
- А сгонять не пытались?
- Пытались, - зверея, ответил Жданов. – Не получается.
Мальчишка, в обнимку с «Плейбоем», присел на кровать, и попробовал нащупать Катин пульс.
- М-да… Но что поделать. Эпидемия. Прививки, небось, испугались. А сейчас, поздно батя, пить боржоми… Растирать ее не пробовали?
- Что? - удивился Жданов, пытаясь уследить за ходом врачебной мысли.
- Не что, а чем. К примеру, спиртом. Или слабым уксусным раствором. Раздел, быстренько растер и сразу же закутал. Вместо того чтобы по пустякам бригаду вызывать…
Представив себя раздевающим Катю, Жданов смутился.
- А другие способы есть?
- Есть – вздохнул доктор. – Таблетки я вам оставлю. И не забудь, что ей надо много пить. Вливай в нее силой по стакану жидкости, каждые полчаса. Как пропотеет – сразу же переодеть.
- И все? Может ей горчичники куда-нибудь поставить? – напрягся Андрей, выудив из глубин под-сознания полузабытые детские печали.
- Себе поставь. Питье, тепло и покой. Ну, можно витамины. Чего она у тебя такая дохлая? Ладно, хватит болтать, сними с нее халат, я послушаю и поеду – вызовов тьма, все, как сговорились. Эпиде-мия…
- Зачем… халат? У нее же температура, ее знобит, не видно?
- Ты предлагаешь мне послушать ее через одеяло?
- Черт! – выругался Жданов, изнемогая от желания дать нахалу по морде. Представив, как какой-то придурок сейчас начнет… - Черт! Это необходимо?
- А если воспаление легких? Раздевай, тебе говорят!
Катя, давно уже не реагирующая на перепалку, очнулась, умоляюще посмотрела на Жданова и прошептала:
- Я сама… только… уйдите.
Жданов демонстративно отвернулся. Как бы не так. Уйти и оставить ее с этим подозрительным сексуальным маньяком? Не дождетесь! На беду, глаза его сразу уперлись в зеркальный шкаф-купе, занимавший в Ромкиной спальне всю стену, и тут же сконфуженно заметались: куда бы он ни смот-рел – везде отображался процесс путешествия стетоскопа сначала вдоль Катиной спины, а затем – и груди. Поймав в зеркале его растерянный взгляд, доктор улыбнулся и, ехидно подмигнув, показал ему большой палец. Не выдержав такого издевательства, Андрей резко развернулся и, в упор глядя на нахала, процедил:
- Хрипов нет?
- Все чисто, - удовлетворенно кивнул врач.
- А зачем тогда слушал? – Жданов неприязненно шагнул к парню.
- А ты мечтал, чтобы были? – ухмыльнулся доктор, - Ну извини, нету. Так что твоя красавица жить будет. Побольше питья и сухое тепло. Все понял? Ну и отлично. Адьес, камрад. Смотри, сам не зара-зись.
- Не дождешься … полиглот! – пробурчал Жданов, захлопнув за эскулапом дверь. А потом пошел на кухню – ставить чайник.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:44, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
23.

До четырех утра прометавшись между Катей и кухней, он неожиданно на короткое время умуд-рился забыться, неловко притулившись рядом с больной на другой стороне кровати. В шесть ему при-снился нахальный доктор, растирающий Катю шампанским по инструкции «Плейбоя», он испуганно вскочил, чертыхнулся – надо же привидеться такому кошмару – и, удовлетворенно потрогав холод-ный лоб девушки, в изнеможении откинулся на соседнюю подушку. Короткий сон бодрости не доба-вил. Еще через два часа, ощущая себя так, будто по нему проехались несколько асфальтоукладочных катков, Андрей отправился домой приводить себя в порядок. Катя, не реагируя на посторонние шу-мы, спокойно посапывала в спальне, и он понадеялся, что после пережитого стресса она проспит, как минимум, до обеда. Несмотря на то, что Жданов пришел на работу немного позже обычного, Мали-новского не было и в помине. Предупредив Шурочку о своем горячем желании лицезреть господина вице-президента немедленно, как только тот соизволит появиться, мрачный Андрей скрылся в своем кабинете. Ждать пришлось недолго. Не прошло и пятнадцати минут, как громкие вопли Клочковой возвестили о том, что его легкомысленный друг где-то рядом. Действительно, дверь тут же распахну-лась, и на пороге возник довольный Роман.
- Ну, - сквозь зубы процедил Андрей. – Явился?
- Как дела? – одарил его Ромка сияющей улыбкой.
- Какие дела?
- А что, никаких дел? Ну, я пошел…
- Стоять!
Малиновский удивленно притормозил.
- Что новенького в «Дягилеве»?
- Ах, ты об этом… - Ромка облегченно вздохнул. – Все как всегда.
- Ты там был с Катей?
- Ну а с кем же?
- И ей понравилось?
- Безумно! Думаю сегодня сводить ее в «Оперу». Надо разнообразить программу.
Андрей нахмурился, буравя друга очень неприятным взглядом. Ромка, почуяв неладное, благора-зумно замолчал, и на некоторое время в кабинете наступила тишина.
- Малиновский! – выдержав паузу, Андрей начал допрос.
- В чем дело, старина?
- Я хочу тебя спросить.
- Валяй, спрашивай.
- Это касается тебя и Катерины.
- Прости, не понял.
- Надеюсь, ты не станешь отрицать, что в последнее время вы близко общаетесь.
- Ни в коей мере.
- И по Зималетто уже ползут определенные слухи… - Руки Жданова непроизвольно сжались в кулаки.
- Тоже верно, – легкомысленно согласился Малиновский.
- Так какого черта! – Ситуация обострялась, грозясь стать неуправляемой.
Андрей вскочил и рванул к Малиновскому, запутавшись ногами в кресле. Роман тактично отвел глаза, но слышал, как друг расчищает себе путь, отшвыривая в сторону стол, стулья и прочие мелкие предметы офисного интерьера. В конце концов, Жданов разобрался с мебелью и в упор уставился на Ромку. Тот прищурился, пытаясь оценить ситуацию. Оценив, он плавно переместился подальше от Жданова. Кто-кто, а Роман Дмитриевич со свойственной ему проницательностью не мог не заметить, что Андрей был на взводе.
- Может, ты мне объяснишь, что, собственно, стряслось?
- Не пройдет и двух секунд, - сквозь зубы прошипел Жданов, - и объясняться начнешь ты.
- Не понимаю, почему ты проявляешь сегодня такой жгучий интерес к моей скромной персоне.
- Рассказать?
- Я весь внимание. – Ромка поднял сбитое кресло и с комфортом в нем устроился.
- Нет. Лучше открой секрет, - навис над ним Жданов, - как получилось, что пока ты бурно развле-кался с Катей в «Дягилеве», я всю ночь провел с ней же в твоей квартире? Кстати, как она там очути-лась?
- Ты провел с ней ночь? С ума сошел?
- Почему?
- Тааак… это же Катя… и… ну… сам понимаешь… - Ромка засмущался. - А как ты… туда попал?
- К тебе? Через дверь.
- И вы…
- Успокойся. Я жаждал пообщаться с тобой. Но, неожиданно для себя, нашел Катю. Причем с та-кой температурой, что пришлось вызывать неотложку.
- Она заболела? – искренне расстроился Малиновский. - Черт! Как не вовремя!
- Что, не вовремя? Объясни мне, почему ты на каждом углу треплешься о своей связи с Катей, а на самом деле между вами, похоже, ничего нет? И с какой стати ты поселил ее у себя?
Ромке стало неуютно, и он заерзал в кресле.
- Ну почему ничего?.. ты ошибаешься… очень даже чего… и вообще… знаешь… мне пора…
- Сидеть! – Не то чтобы из глаз Жданова вырывалось пламя, но искры из них сыпались.
- Ты в прошлой жизни в гестапо не работал?
- Нет, но в детстве я любил читать книжки про испанскую инквизицию, – казалось, еще немного, и от Романа останется кучка пепла.
- Надеюсь, ты не применяешь почерпнутые знания на практике? - Малиновский по привычке по-пытался свести все к шутке.
- Как тебе сказать, - задумался Андрей, подыскивая глазами какой-нибудь тяжелый предмет.
Ромка почувствовал, что пора выкидывать белый флаг.
- Жданов, ты не прав. Кстати, я действительно провожу с Катей много времени, но…
- Продолжай.
- ...это отвлекающий маневр.
- А она в курсе твоих маневров? – подозрительно спросил Андрей.
- Господи, да конечно!
- Правда?
- Могу поклясться! Кстати, прекрати надо мной нависать. Мне неуютно.
- Потерпишь!
- Как скажешь. – Ромка понял, что спорить с психом бесполезно.
- Не верю! Так с какой стати ты поселил ее у себя?
- У девушки дома проблемы, почему бы не прийти человеку на помощь? Она выручает меня, я – ее. К тому же, это придает дополнительную правдоподобность нашей невинной игре.
- Невинной? – Жданов задохнулся. – Ах ты… Какого черта ты мне ничего не сказал?
- А зачем, чтобы ты разболтал все Кире? Кстати, старина, я могу на тебя надеяться? Я с тобой по-делился, как с духовником, и тайна исповеди не должна покинуть пределы этого кабинета.
- Ты о Кате подумал?
- О Кате? – искренне удивился Малиновский. – Хотя… знаешь… если честно… в последнее вре-мя… но она, к сожалению, против.
- Я не в том смысле, - в голосе Жданова зазвучала угроза. – Я о репутации.
- Чего волноваться? Недельки через две она меня «бросит», а связь со мной только придаст ее ре-путации дополнительный блеск. Первая девушка, разбившая сердце Роману Малиновскому. Разве не звучит?
- Звучит. Кстати… ты не собираешься сегодня навестить свою квартиру?
- Если честно, нет. Это не входило в мои планы, но… коль скоро ты настаиваешь…
- Отнюдь, я совсем не настаиваю, - быстро перебил его Жданов, думая, что сегодня он навестит Катю сам. Нужно отвести ей лекарства, кое-какие продукты и все-таки сказать об уничтоженном за-явлении. Присутствие Малины там совершенно ни к чему.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru