СЕРИАЛОМАНИЯ

Все про сериалы и околосериальные разговоры.
Текущее время: 25-02, 00:33, 2020

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:44, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Шурочка была очень недовольна. Нет, она была просто вне себя. Судите сами: вместо того, чтобы лично зайти к Роману Дмитричу и провести с ним разъяснительную беседу, Жданов вызвал вице-пре-зидента к себе. Тем самым, полностью исключил возможность подслушивания и подглядывания, до-бавив переживаний и без того истерзанным неизвестностью женсоветчицам. Кроме того, этим под-лым маневром Андрей Павлович лишил ее, Шурочку, стопроцентного шанса быстрее подруг узнать очень важные новости, что вообще не лезло ни в какие ворота. Отдавать пальму первенства Пончевой ужасно не хотелось. Страшно хотелось курить, но именно сейчас смыться с рабочего места было ни-как нельзя – Шурочка ощущала себя забытым часовым, которому чувство долга запрещает покинуть боевой пост. Работать тоже не было никакой возможности, поскольку любой дурацкий телефонный звонок мог отвлечь ее от наблюдения, и явление шкодливого шефа с начальственного ковра было бы пропущено. А это грозило провалом всей операции. Шура нервно ерзала на рабочем месте, считая ми-нуты. Минуты тянулись долго. Вероломная Амура, пользуясь отпуском начальницы, сбежала в ку-рилку полчаса назад, так что Шурочка оставалась наедине с бурлящей фантазией и страдала, страда-ла, страдала. Когда Малиновский наконец-то появился в непосредственной близости от Шурочкиного стола, она была уже настолько взвинчена, что, наплевав на субординацию, решительно начала атаку.
- Ну, как?
- Замечательно… Аааа… вы, простите, о чем?
- Вас ведь Андрей Павлович не просто так вызывал? То есть, я хочу сказать… на работе все в по-рядке? Или… какие-то проблемы?
- На работе все в полном порядке. Все прекрасно.
От наметанного Шурочкиного взгляда не ускользнула некоторая рассеянность, в обычном состоя-нии Малиновскому не свойственная. Значит, рассудила она, был скандал. И наверняка по поводу Ка-ти. Таня рассказывала, Жданов очень проникся идеей побеседовать с непутевым дружком, оказался таким восприимчивым! Вот никогда бы не подумала… Хороший у них начальник, все-таки… И раз-ведчица Кривенцова пошла ва-банк.
- Как там Катя? Странно, сегодня я ее не видела. Неужели пропустила… - Шурочка покачала голо-вой, пристально глядя на Романа. «Ну, говори же, признавайся немедленно!»
- Катюша заболела, к сожалению. – прочувственно ответил Ромка. – Всю ночь промучались, тем-пературу сбить не могли… Неотложку пришлось вызывать.
- Надо же… - у Шурочки заблестели глаза. – Ой, как жалко. Подождите, Роман Дмитрич… то есть ВЫ сбивали Кате температуру? ВСЮ НОЧЬ? Ой… простите, конечно… А разве Катины родители…
Шурочка метнула быстрый взгляд на Малиновского, но тот лишь сокрушенно качал головой. Ви-димо, переживал за Катино здоровье.
- То есть, я хотела сказать… Катя говорила, что у нее очень строгий папа. Неужели он пустил бы вас… на всю ночь… сбивать Кате… э-э-э-э… температуру?
- А? Папа? Нет, конечно.
Будь Ромка повнимательней, он бы заметил, что дальше эту тему продолжать не стоит – Шурочка уже была на грани восторженного обморока. К сожалению, Малиновский слишком вошел в образ бе-зутешного влюбленного, эдакого Ромео, который, вместо того, чтобы спокойно покончить с собой при виде неподвижной Джульеты, зачем-то начал приводить ее в чувство, лишая благодарных зрите-лей возможности в полной мере насладиться трагедией. Поэтому, глубоко вздохнув и театрально про-мокнув абсолютно сухой лоб, он продолжил:
- Дело в том, что Катенька переехала ко мне. Как раз вчера… И вот… Надо же – заболела…
- Да что вы говорите… - Шурочка с трудом подавляла в себе желание завизжать от таких невероят-ных новостей. – Бедная Катька! А что с ней? Грипп?
- Нуууу… - этого вопроса Малиновский не ожидал. А, в самом деле, что же там с Катей? Вот бал-да, забыл у Жданова спросить. Хотя какая, в сущности, разница. Влюбленные вообще такие – могут не замечать подробностей. – Болеет Катюша. А я, к сожалению, не мог с ней остаться – работа…
Исторгнув из груди очередной душераздирающий вздох, Малиновский тяжелой походкой смер-тельно уставшего спасателя отправился в кабинет.
Шепотом взвопив, Шурочка со всех ног бросилась в курилку.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:47, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат.

<Очкарик> Синди, привет! Как работается?
<Синтетическая Дура> Никак, я дома
<Очкарик> Случайно, не заболели?
<Синтетическая Дура> Вы угадали.
<Очкарик> Эпидемия.
<Синтетическая Дура> К сожалению, а, может, к счастью. Можно страдать и ни от кого не прятаться. Хотя… кому я нужна?
<Очкарик> Откуда столько пессимизма?
<Синтетическая Дура> Оттуда.
<Очкарик> Я вас не узнаю… Что происходит?
<Синтетическая Дура> Проехали… Кстати… вам не нужны квалифицированные сотрудники?
<Очкарик> Ваши знакомые ищут работу?
<Синтетическая Дура> Да.
<Очкарик> Диплом имеется?
<Синтетическая Дура> Экономфак МГУ.
<Очкарик> И проблемы с трудоустройством? В принципе, я подумаю.
<Синтетическая Дура> Пожалуйста. Вы бы меня выручили.
<Очкарик> Вас?
<Синтетическая Дура> Ну… можно так сказать.
<Очкарик> Что-то вы темните… но как знаете. Может, все-таки, поделитесь?
<Синтетическая Дура> Не хочу портить вам настроение.
<Очкарик> Помнится, вы пытались помочь шефу…
<Синтетическая Дура> Благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда.
<Очкарик> Он не оценил? Ну и зачем вам этот идиот?
<Синтетическая Дура> Вот и я так думаю. Стоило не спать ночь, чтобы потом выслушивать оскорбления.
<Очкарик> Не расстраивайтесь и не обращайте внимания. С нами, мужиками, это случается. Мы иногда неоправданно ревнивы. Потом раскаиваемся.
<Синтетическая Дура> Может быть, но мне наплевать.
<Лось> Это у тебя мантра такая? И почему я тебе не верю…
<Очкарик> И я.
<Синтетическая Дура> Ваше дело.
<Очкарик> Ой, извините. Ну, не кретин? В последнее время всех обижаю.
<Синтетическая Дура> Всех? Я не обиделась.
<Очкарик> Слава богу. А вот одна девушка на меня обиделась. И, если честно, была права.
<Синтетическая Дура> Переживаете?
<Очкарик> Очень.
<Синтетическая Дура> Попросите прощения. Если любит, простит.
<Очкарик> Любит? Меня? Вы думаете?
<Синтетическая Дура> Думаю, что простит.
<Очкарик> Зато я не уверен. Она, кстати, тоже заболела.
<Лось> Сколько совпадений.
<Синтетическая Дура> Навестите. Хороший повод помириться.
<Очкарик> Непременно. Посоветуйте, с чем ходят к больным?
<Лось> С респиратором.
<Очкарик> Себе нацепи. На рога.
<Синтетическая Дура> Ну… купите сока…
<Очкарик> Точно. А какого сока?
<Синтетическая Дура> Я же не знаю вкусов вашей подруги.
<Лось> А сама-то какой любишь?
<Синтетическая Дура> При чем здесь я? С недавних пор - вишневый.
<Очкарик> Синди! Умница! Я побежал! Думаете, простит?
<Синтетическая Дура> Буду за вас болеть, чтоб простила.
<Очкарик> Все же, лучше не болейте.
<Синтетическая Дура> Постараюсь. Ни пуха!
<Лось> К черту!
<Синтетическая Дура> И тебя.
<Лось> Мадам не в духе? Злится? Виртуальный кавалер сбежал?
<Синтетическая Дура> Зачем на него злиться? У него все хорошо.
<Лось> А у тебя плохо?
<Синтетическая Дура> Одной тоскливо.
<Лось> Ну, дура и есть дура. Если я прав… А я всегда прав… Спорим на сто виртуальных американских маней, что одна ты будешь недолго?
<Синтетическая Дура> Кому я нужна? Даже спорить не буду.
<Лось> Потому что боишься проиграть. А вообще, пока одна, взвесь хорошенько. Сдались тебе эти козлы? Можешь спокойно сидеть в интернете, не думая о том, что где-то рядом в уголке тихо плачет человек в бессильном желании позвонить по телефону. Да и какой мужик пустил бы тебя в чат на сайте знакомств? Сейчас бы прыгала вокруг него и жарила картошку.
<Синтетическая Дура> А вдруг он не любит картошку?
<Лось> Конечно. Он питается святым духом напополам с вишневым соком. Фигушки, они еще и мясо жрут, чтоб ты знала.
<Синтетическая Дура> И что в этом плохого?
<Лось> Зануда. Посмотрим, как ты запоешь, когда он постирает свои трусы твоим пятидесятидолларовым мылом с увлажняющим маслом жожоба.
<Синтетическая Дура> Пусть стирает. И вообще, у меня нет такого мыла.
<Лось> Меня терзают смутные сомнения: ты ангел или удачно маскируешься? Тогда последний выстрел в голову. Маленький тестик: как ты отреагируешь, если тебе каждые полчаса будет звонить его мама, его мама, его мама…
<Синтетическая Дура> Ой! Его мама?
<Лось> Что и требовалось доказать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:50, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

- Что, прямо так и сказал – всю ночь сбивали ей температуру?
- Вот именно. Просто поверить не могу. Наш Роман Дмитрич в роли сиделки – это уже перебор. – Шурочка сделала глубокую затяжку.
- Но я не пойму: зачем он Катьку к себе перевез? – недоумевала Светлана. – Это так на него не по-хоже.
Татьяна, разочарованная тем, что в этот раз порция сногсшибательных новостей досталась не ей, а подруге, внесла свою лепту в обсуждение:
- Знаете, девочки, я, наверное, попробую расспросить об этом Жданова. А что, он мне обещал все рассказать…
- Ну да, расскажет он тебе, как же! Сама знаешь, эта их мужская солидарность… - Шурочка чувст-вовала себя героиней дня и так просто расставаться с титулом Мисс «Сама Осведомленность» не со-биралась.
- А вот и расскажет! Тебе же Малиновский про Катю рассказал!
- Потому что он мне доверяет!
- А мне, думаешь, Жданов не доверяет? - Вице-мисс надула и без того пухленькие губы. - Он мне еще про Николая рассказать обещал! Так и сказал: идите, Таня, работайте, а я, если что-то узнаю – сразу же вам расскажу…
- Подождите, девочки. Я что-то не пойму. Катька наша – скромница, тихоня, - с двумя мужиками шуры-муры завела? Да быть такого не может! – высказалась, наконец, уязвленная Тропинкина.
- Значит, что-то тут не то. И кто-то из них морочит нам головы. – Светлана нервно погасила сига-рету.
- Ну вот… И что же теперь делать? – разочарованию Машки не было предела.
- Я могла бы попробовать погадать… - Амура уже тасовала карты. – Правда не уверена, что из это-го что-то выйдет. Уже сколько раз пробовала…
Женсоветчицы окружили местную Девицу Ленорман.
- Ну что там? Не томи…
- Что, что - опять ерунда какая-то. - Амура недовольно пожала плечами и смешала карты. - Полу-чается, что наша Катька вроде сказочно разбогатела, что вокруг нее крутятся трое мужиков, как и раньше, но все как-то неясно. У всех троих к ней интерес, но тут какие-то восьмерки мешаются, по-нять ничего не могу… Так все наверчено… Но вот что удивительно: Малиновский у нас вроде бы ша-тен, а сердечные переживания у пикового короля. И там, похоже, взаимно… Нет, точно у Катерины кто-то еще есть. Ничего не понимаю… Кто у нас пиковый?
- Ну да, а я вам что говорила! Николай, это Николай, а вы мне не верили! – встряла довольная Пон-чева.
- Девочки, да о чем мы говорим! Катюшка там больная лежит, а мы тут сплетничаем. Вместо того, чтобы ее проведать… - сокрушенно покачала головой Ольга Вячеславовна.
- Конечно, и все аккуратненько разузнать – радостно подытожила Машка.
Ольга Вячеславовна всплеснула руками.
- Мне сегодня пораньше никак не вырваться, но может кто-нибудь вечерком заедет к Кате. Может ей что-нибудь нужно из продуктов или лекарств.
- Я могла бы! – вызвалась Тропинкина. – Мы с Федькой только в садик заскочим, Егорку заберем.
- Маш, с ума ты сошла? – перебила ее Светлана. - Это с ребенком к Малиновскому ехать? А вдруг у Катерины грипп? Заразишь сына!
- Да, действительно. Тогда… тогда я могу отпроситься пораньше, заехать к Кате, а потом быст-ренько в садик… До того, как Роман Дмитрич вернется. Заодно и с Катей спокойно поговорю.
Нахально воспользовавшись тем, что Жданов умотал куда-то чуть ли не с обеда, Машка, усадив на ресепшене Амуру и прихватив с собой безотказного Федора, отправилась навещать заболевшую под-ругу. Немного поразмыслив, Мария с Федькой решили, что нужно, пожалуй, купить апельсины. Или мандарины. Ну, что-нибудь такое - цитрусовое. Затормозив у фруктовой палатки, они немного подис-кутировали: что все-таки лучше – апельсины или мандарины. Или грейпфруты? Когда морально неус-тойчивая продавщица начала нервничать и матерно подбадривать нерешительных покупателей, Тро-пинкина, уже открывшая рот, чтобы дать достойный отпор явно не лучшей представительнице оте-чественной торговли, вдруг застыла на месте. Захлопнув рот, она схватила ничего не понимающего Федьку за рукав и оттащила его от прилавка, не обращая никакого внимания на вопящую продавщи-цу. Федор послушно дал отволочь себя в сторону и только потом решился на вежливый вопрос:
- Маш, с тобой все в порядке?
- Со мной-то да… Ты лучше вооон туда глянь! – Машка ткнула пальцем куда-то через дорогу.
Изумленному взору Федора предстала милейшая картинка: не кто иной, как Роман Дмитриевич Малиновский, пылко обнимающий высокую тощую блондинку. Блондиночка глупо улыбалась, о чем-то рассказывая кавалеру. Потом присосалась к нему губами – вампирша! – и нагло уселась в Ромкин автомобиль.
Очнувшись, Тропинкина моментально почувствовала охотничий азарт.
- Быстро! За ними!
Федька, по опыту зная, что проще согласиться, наплевав на правила движения, пересек двойную сплошную и рванул за автомобилем Малиновского. Погоня была недолгой. Вслед за Романом и его спутницей, парочка следопытов подъехала к ресторану. Проявив чудеса маскировки, Мария подобра-лась к резвящимся нарушителям, чтобы получше рассмотреть, с кем это Малиновский собрался изме-нить болеющей подруге. Ну конечно, доска, минус первый размер бюста, глаза бесцветные, если кос-метику с физиономии смыть – и глянуть не что будет. Моль. Двухметровая. Хотя этот коварный из-менник, по-видимому, так не считал. Нежно прижимая к себе блеклую моль, он противным сладким голосом ворковал:
- Сейчас поужинаем, потом рванем в ночной клуб. А потом…
Что планировалось на потом, Машка не дослушала. Она и так все знала. И поэтому просто обязана открыть глаза глупой наивной Катьке. Пусть не строит иллюзий, а будет в курсе, чем занимается ее Герой, пока она там болеет. Приняв решение, Тропинкина помчалась к своему верному рыцарю: хоте-лось хоть раз забрать Егорку из садика вовремя, так что с визитом к Катерине следовало поторопить-ся.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:51, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
24.

Запутавшись в обилии лекарственных препаратов, Жданов, не раздумывая, скупил половину ап-течного киоска. Откуда он знает – будет у Кати кашель или нет? И хамоватый эскулап что-то нес про витамины. Леденцы от ангины доверия не внушали, но смысла отказываться от них Андрей не видел. Пусть сосет. Превентивно. Не зря же говорят, болезнь легче предупредить. Зайдя в ближайший супер-макет и некоторое время побродив между бесконечными рядами полок, он застыл в растерянности. С пустыми руками являться к заболевшей сотруднице как-то некрасиво (наверняка у нее там и продук-тов нет – Андрей хорошо знал привычки Малиновского - домовитостью его легкомысленный друг ни-когда не отличался), а вот чем кормят заболевших сотрудниц, Жданов представлял слабо. Сам он бо-лел достаточно давно и сколько себя помнил - никогда ни за кем не ухаживал. Кажется, нужно взять молока… Да, еще, пожалуй, баночку меда. Интересно, а какой мед подходит для заболевших сотруд-ниц? Здесь его… Кому, спрашивается, понадобилось столько разного меда? Решено, пакет молока и баночка меда. Хорошо, но мало. Что еще? Ага, лимон. Лимон точно не помешает, в нем есть витамин С. Очень полезный витамин. Для заболевших сотрудниц. Так-так-так… жалкое зрелище… фруктов что ли взять… каких-нибудь… и вина… Нет, пожалуй, вина не стоит. Лучше шампанского. В конце концов, сделав еще пару кругов по магазину, он добавил к выбранному продуктовому набору две ба-ночки икры, несколько бутылок вишневого сока и минералки, пару ананасов, лоточек клубники, сет-ку яблок и коробку с пирожными. На сегодня хватит, а завтра… завтра он принесет что-нибудь дру-гое. Спросит у Кати, чего бы она хотела, и принесет… Она еще долго будет не в состоянии сама хо-дить по магазинам. Во всяком случае, он очень на это рассчитывал.

Болеть Катя не любила, лечиться тоже, поэтому сегодня, почувствовав себя немного лучше, она решительно отказалась от таблеток. Температуры, вроде бы, не было, а если и была, то невысокая, слегка познабливало и есть совершенно не хотелось, в остальном – все нормально. Поэтому, облачив-шись в махровый халат и теплые носки, прихватив из спальни шерстяной плед, она переместилась бо-леть на диван. После обеда девушка задремала, и не сразу отреагировала на настойчивый звонок. Ну да, конечно… Ромка, кто же еще... Интересно, сказал ему Жданов о том, что проторчал здесь чуть ли всю ночь, упорно впихивая в нее невозможное количество таблеток и горячего питья? Звонок повто-рился. Надо же, какой деликатный, стесняется своим ключом дверь открыть. Выпутавшись из пледа, Катя вздохнула и пошла в коридор.
- Это… опять вы?
- Опять? Ну да… я… поговорить…
- Вы, наверное, вчера не поняли… Роман Дмитрич здесь не живет…
- Мне… надо… поговорить с вами…
- О чем? – пожала плечами Катя. – Я у вас не работаю.
- И об этом тоже.
- Не стоит.
- Может, все-таки, впустите меня? Не то, чтобы я настаивал, но здесь сквозняк, а вы…
- Ну… - Катя нехотя отступила. – Я, наверное, должна быть вам благодарна… за врача… и… Дей-ствительно холодно… ладно… проходите. Хотите чаю?
- А вот хочу. Кстати… я тут кое-что принес… к чаю…
- У меня все есть…
- Не думаю. Так что? Можно войти?
- Хорошо… поговорим… на кухне.
«Зачем он пришел? Из жалости? Хочет вернуть ее на работу? Меньше всего ей от него нужна была жалость.»

- Катя… - присел он на табуретку, не зная, куда приткнуть дурацкие пакеты. «Боже, только не мол-чи, пень», - Катя, вот… возьмите, Катя… я посмотрел ваши предложения… Это очень интересно.
- Какая теперь разница. – Катя, не слушая, озиралась по сторонам, думая, что ей делать с продукта-ми. К чему он все это приволок? Ненормальный! Пои теперь его чаем, вместо того, чтобы попросту выставить за дверь.
- Ну, простите меня, простите! - он вскочил и, выхватив покупки из ее рук, бросил их на подокон-ник. - Я погорячился. Признаю, вел себя как идиот. Честно, не знаю, что на меня нашло. Но вы… то-же хороши. Сразу швыряться заявлением! Кстати… Я вам не сказал? Я его порвал.
- Не страшно. Напишу другое.
- Вам не жаль бумаги?
- У нас уже и с бумагой проблемы?
- У нас с вами другие проблемы. Не хотите работать, пожалуйста, не работайте. Кстати, где мой чай?
«Значит, пожалуйста! Не работайте! Значит, она ему совсем не нужна!»
- Я и не буду с вами работать. И не уговаривайте! Ни за что! Потому что вы… вы… сами знаете, кто вы!...
Она проговорила это запальчиво, возмущенно открывая и с грохотом захлопывая створки кухон-ных полок в поисках чашек. Слова казались ей убедительными, но Жданов, откинувшись спиной к стене, так весело и откровенно любовался этой вспышкой, так небрежно, слегка наклонив голову, следил за ее движениями, что она запнулась на полуслове и, так и не найдя чашек, схватила электри-ческий чайник и молча открыла воду. Тут же, громко вскрикнув, поднесла руку к губам - кипяток, не-ожиданно хлынувший из крана, прервал ее обличительную речь.
- Эх, - деланно вздохнул Жданов, медленно вставая и усаживая ее за стол. – Все приходится делать самому. От работы до ужина. Сильно обожглись?
- Нет! – строптиво возразила Катя, изо всех сил дуя на пальцы.
Андрей вылил из чайника горячую воду, наполнил его по новой и полез за чашками.
- Я могу пожарить яичницу, - гордо заявил он, оборачиваясь к Кате. – Будете?
- Спасибо, нет…
- Глупости, вы наверняка сутки ничего не ели, я прав?
- Можно подумать, вы всегда правы. Ну, не ела. Потому что не хотела.
- Как вы себя чувствуете?
- Прекрасно!
- Не врите! Температуру мерили? – он протянул руку к ее лбу.
- А зачем? – отдернулась Катя. – Все нормально.
- Врете, наверное… вам чай с молоком или лимоном?
- Если есть лимон…
- Сколько сахара?
- Я сама…
- Сколько?
- Две ложки. – И почему ей так нравится смотреть, как он хозяйничает на кухне?
Андрей бросил в чашку лимон, сахар и нагнулся к чайнику.
- Кипит, - сообщил он Кате. – Совсем, как вы вчера.
Катя, отведя глаза, осторожно помешала горячую жидкость и судорожно стиснула ложечку.
- Ну, рассказывайте. – Андрей положил перед ней пирожные, налил себе чаю и сел.
- О чем?
- О том, на чем мы остановились. Что за идея с новой фирмой? Я просмотрел ваши бумаги, но там слишком путано изложено, - слукавил он, - нормальному человеку не разобраться.
- Что? – возмутилась Катя, вмиг забыв о смущении. – Что там может быть не понятно? Это гени-альная идея! Коля… - осеклась она.
- …который умеет обыгрывать казино… - подсказал ей Жданов, – …но только в теории…
- Ну… именно… - Катя вспомнила Минск и покраснела. – Он очень талантливый, - горячо продол-жила она, - гений! У него всего лишь нет возможности реализовать свои теории на практике.
- А вам очень хочется предоставить ему такую возможность, да? – не удержался и съязвил Жданов.
- Ну… своей половиной денег я ведь могу рискнуть, правда?
- Договорились, - быстро перебил Андрей. – Рискуйте. Обеими половинами.
- Но… - растерялась Катя. – Ведь вы же не разобрались… я же должна вам объяснить…
- Я вас обманул, - улыбнулся Жданов. – Когда вы выздоровеете, мы оформим все юридически.
- Завтра.
- Я сказал не завтра, а когда выздоровеете.
- Завтра.
- Глупости.
- Вы опять?
- Мне нужны живые сотрудники. Тем более, во главе новой фирмы.
- Интересно, зачем? Кстати, может, вы успели забыть… я уже не ваш сотрудник.
Жданов со звоном уронил чашку на блюдце и закашлялся.
- А грипп очень заразен? Кажется, у меня температура…
- Да? – испуганно вскочила Катя, - Вам плохо?
- Очень.
- Что случилось? Вы и вправду весь красный…
- Уверяю вас, это только снаружи.
- Где-то был градусник… и таблетки еще остались… я … сейчас, - она метнулась было к дверям но, оглянувшись, увидела, что он смеется.
- Вы меня опять обманули…
- Клянусь, что немедленно заболею, если вы еще раз вспомните об этом идиотском заявлении. Ну, что у вас за характер? Садитесь за стол. Я, все-таки, пожарю яичницу.
- У вас не получится, я сама.
Прихватив из холодильника несколько яиц, она царственно прошествовала к плите, неловко раз-вернулась в поисках сковородки, уронила яйца на пол, тут же на них поскользнулась и, попытавшись сохранить равновесие, схватилась за вскочившего с табуретки Жданова. Она даже испугаться не ус-пела, только вцепилась от неожиданности в мужские плечи и скользнула губами по его щеке, слегка уколовшись об отросшую за день щетину. Охнув от неловкости, тут же отодвинулась, но в этот мо-мент ее лица коснулись теплые нежные губы. Она вздрогнула и лихорадочно перевела дыхание. Что с ней? Стоя на цыпочках, она тесно прижималась к мужской груди, испытывая при этом совершенно непонятное чувство умиротворения. Смутившись, она постаралась высвободиться из крепко обнимав-ших ее рук Андрея.
- Что… вы… делаете… Андрей… Павлович…
- Проверяю, нет ли у вас температуры… - пробормотал Жданов, потянувшись к ее губам.
- Вроде… нет… - растерялась Катя, не ожидавшая такого поворота.
- Тем не менее…
Тут Жданов умолк. Но не потому, что ему удалось удостовериться, как обстоят дела с Катиным здоровьем, а по той простой причине, что в квартире раздался надрывный звонок. Катя испуганно дернулась, еще плотнее прижавшись к нему. Жданов ничуть не возражал. Трезвон продолжался.
- Это невыносимо! – рассердился Андрей, не выпуская девушку.
- Наверное, Роман… Дмитрич… Я открою… - робко предложила Катя, предпринимая очередную безуспешную попытку обрести свободу, но в глубине души соглашаясь с ходом ждановской мысли.
- Малиновский просто обнаглел. Ломится, как к себе домой.
- Вообще-то… это, все-таки, его квартира…
- Какая разница. Его поведение не лезет ни в какие ворота.
- Надо открыть, скорее всего, человеку нужно срочно переодеться…
- Зачем ему переодеваться? Может, он еще и помыться решит?
- Все же я открою…
- Лучше я. Объясню, что он сошел с ума. В конце концов, нам надо разобраться с бумагами, а этот шут будет только мешать.
Андрей, морщась от непрекращающейся трели звонка, как от навязчивой зубной боли, решительно направился к двери, подыскивая по пути какой-нибудь тяжелый предмет, чтобы показать нахалу, где раки зимуют. Зацепившись взглядом за висящую на стене массивную африканскую маску, он, при-хватив ее, резко распахнул дверь.
- Андрей Павлович? Здрасьте, – удивленно поприветствовал его Федор. – К маскараду готовитесь?
- Мы к Кате, - показалась из-за его спины Тропинкина и полюбопытствовала: – А вы тоже к Кате?
- К Малиновскому, - вдруг смутился Андрей. – Только его сейчас нет.
- Мы знаем, мы как раз и хотели… - не договорила Тропинкина, получив мощный толчок в спину.
- Напрасно теряете время… Роман Дмитрич… возможно, задержится, - прошептал Федор Жда-нову, помогая Машке избавиться от пальто.
- Ничего, подожду, раз уж пришел. Кстати… Екатерине Валерьевне нужен покой, - намекнул он незваным гостям.
- Да? - Расстроилась Машка. – А мне срочно необходимо с ней переговорить. То есть… предупре-дить… А как она?
В коридор выглянула растерянная Катерина. Жданов отметил, что она успела сменить халат на джинсы и старенькую, хорошо знакомую ему блузку. Ту самую, которую он безуспешно пытался рас-стегнуть, когда она грохнулась в обморок у него в кабинете. Это досадное упущение не поздно испра-вить, - мелькнула шальная мысль. Главное - избавиться от гостей.
- Спасибо, что пришли, - промямлила Катя, пытаясь справиться со смущением. – Не стоило, право. Со мной ничего серьезного.
- А Андрей Павлович сказал, что тебя нельзя тревожить, – наябедничала Машка.
- Разве нельзя? Да нет, все нормально, проходите.
- Доктор прописал постельный режим. – Андрей немного обиделся. С ума сошла, зачем им нужны посторонние? Он был решительно настроен положить конец этому безобразию. – Извольте соблю-дать. Я не хочу, чтобы из-за вашей болезни в «Зималетто» остановилась работа, а вы, видимо, уже за-были об интересах… фирмы… Так что, дорогие мои, - Жданов обратился к гостям, - Спасибо за ви-зит. Давайте, Машенька, я помогу вам одеться.
Андрей схватил пальто и попытался впихнуть в него упирающуюся Тропинкину.
- Но… мне… с Катей… очень… - сопротивлялась Маша.
- Чем быстрее выздоровеет Катя, тем быстрее вы с ней обсудите ваши проблемы, не так ли Федор?
- Верно.
«Молодец! Вот что значит мужская солидарность!»
- Я бы тоже… хотел … с вами посоветоваться, - промямлил Федор, ловя взгляд Машки, которая ему о чем-то сигнализировала. – По личному… вопросу.
«Предатель!»
- По личным вопросам я принимаю в своем кабинете. Заходите завтра в любое время. Поговорим. – Жданов нахально подталкивал парочку к выходу. – Спасибо, что зашли…
- Да, - не вовремя очнулась от ступора, стоящая поодаль Катерина, - а… может, чаю?..
- Чаю? - вышедшая было в тамбур Машка, тут же радостно просочилась в квартиру.
Жданов заскрежетал зубами.
- Катя, какого чаю? У Романа Дмитрича с утра отключили воду. Вы же сами только что мне гово-рили.
- Сама говорила? - переспросила Катя, удивленно подняв бровь.
- Неужто забыли? Вот что температура с людьми делает, а вы тут скачете, вместо того, чтобы ле-читься. Роман Дмитриевич весь день жаловался.
- Какой кошмар, Кать, ты лечись, - посочувствовал Федор.
- А я о чем? С гриппом шутки плохи, необходим полный покой, куда деваться, – радостно закивал Андрей.
- Ну, Роман Дмитрич знает куда, – туманно заметила Тропинкина, тут же получив еще один тычок в спину.
- Спасибо, что зашли, - решительно оборвал светскую беседу Жданов. - Федор - завтра в любое время. Мария, постарайтесь не опаздывать, – и с облегчением захлопнув за настырными сотрудника-ми дверь, обернулся к Кате.
Девушка стояла, облокотившись на стену, и смотрела на него расстроенными глазами.
- Зачем, Андрей Павлович? Что они подумают?
- Что вы больны, а у Малиновского даже нет воды.
- Не так уж я и больна…
- Я вам не верю. – Андрей шагнул ей навстречу. – Вот… руки ледяные. Пойдем пить чай и жарить яичницу.
- Воду уже дали?
- Без сомнения. Почему вы дергаетесь?
- Я не дергаюсь, я хочу пройти на кухню.
- Зачем?
- Так… ведь… чай…
- Какой… чай?…
- Горячий…
- Тебе до сих пор холодно?…
- Уже… нет…
- А руки все равно холодные… иди сюда…
- Что вы…
- Ты…
Очередной звонок в дверь прокляли уже оба.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:52, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
В стремлении открыть Кате глаза на истинное положение вещей, Тропинкину могли остановить только танки, причем не меньше дивизии. Немного поспорив на улице с Федькой на тему, что лучше: горькая, но правда или сладкая, но ложь, Машка, безо всяких сомнений отринув поступившие пред-ложения подождать хотя бы до завтра и укрепившись во мнении, что все мужики – сво… и мазаны одним миром, послала верного друга куда подальше и понеслась к Катерине, вершить торжество справедливости. Не обращая ни малейшего внимания на неприкрытые протесты Жданова и недоволь-ное лицо Катерины, Тропинкина, фурией влетев в квартиру, швырнула пальто на руки опешившему от такого хамства Андрею, и с воплем: «Я тебе подруга, а они нас не стоят!» поволокла упирающую-ся девушку внутрь квартиры.
- Маша, - испуганно бормотала Катерина, сразу же осознав, что сопротивление бесполезно. – Ма-ша, что случилось?
- Ты, главное, не переживай, - успокоила ее Тропинкина. – Хотя, честно скажу, будет непросто.
- Что-то с папой? Да? – схватилась за сердце Катя. – Я так и знала…
- При чем здесь твой папа? – удивилась Машка. – Я хочу серьезно поговорить о Малиновском.
- А что с Ромкой? – всполошилась Катя.
- Не все сразу. Хотя… помнишь, мы тебя предупреждали…
- О чем? Ах, да… - обмякла на диване Катерина, сразу немного успокоившись.
- Вот скажи, зачем тебе подруги, если ты их совсем не слушаешь?
- Я слушаю, - воспротивилась Катя наглому навету, уныло подумав, что не услышать Женсовет мог бы только глухой, да и то… как сказать…
- Тогда, ответь мне, только честно… зачем ты переехала к Малиновскому? – продолжала напирать Машка.
- Понимаешь… дома… папа… - запинаясь, попыталась объясниться Катя.
- Не понимаю, при чем тут Малиновский? Снимай квартиру и живи одна.
- Одна?
- Да. Господи, это такое счастье…
- А что в этом хорошего?
- А что плохого? Сидишь на диете и не испытываешь мук, открывая холодильник. Самое соблазни-тельное, что ты там найдешь - полкило ростков пшеницы. И никаких искушений в виде развратных сосисок и бесстыжих пельменей! Тебе даже ребенка кормить не надо!
- Но я не сижу на диете…
- Да? – удивилась Машка, скептически оглядывая Катину фигуру. – Ты ненормальная?
- Почему? Кстати, у меня котлеты в холодильнике, угостить?
- Издевайся, издевайся. Впрочем, диета не главное. Например, перестанешь сажать синяки, то и де-ло натыкаясь на всякие поганые запчасти от мотоцикла, дрели, шины и эти, как их, болгарки.
- На кого?
- Не на кого, а на что. Может ты не знаешь: болгарки это совсем не самки болгаров. Кстати … Ты уверена, что у него никого нет?
- У мотоцикла? Да, уверена.
- Катя! При чем тут мотоцикл!
- А при чем тут болгарки?
- При том, что тебе нужно срочно бежать от Малиновского и жить одной. Для твоего же блага. За-скучаешь – заведешь кота, который будет разгуливать по столам и кроватям с гордо поднятой голо-вой, а не жить в диком стрессе под диваном. И никаких мужиков!
- Зачем мне кот?
- Действительно, у тебя один уже есть! Ладно, хотела тебя подготовить, но ты сама напросилась. Мы с Федькой только что видели твоего Малиновского в обнимку с какой-то белобрысой коровой! Ты не плачешь?
- Нет.
- И не плачь. Этот козел тебя не достоин. Кстати, Жданов понапрасну теряет время. Роман Дмит-рич освободится не скоро. Мало ему Клочковой с ее ложной беременностью. Ой, как ты думаешь, Жданов не подвезет меня в детский сад? А то я катастрофически опаздываю за Егоркой!
- Думаю… подбросит… - медленно ответила Катя, не зная, что сказать.
- Не грусти, - превратно поняла ее Машка. – Мужики приходят и уходят. Устрой Малиновскому хороший скандал и собирай манатки. Кстати, моя соседка сдает квартиру.
- Я подумаю… спасибо…
- А для чего еще нужны подруги? – ответила Тропинкина и с чувством выполненного долга пошла разыскивать Жданова. В садик за сыном она опаздывала уже часа на полтора. - Андрей Павлович! – Внезапно вспомнив о томящемся ребенке, Машка активно нервничала. - Помогите, пожалуйста! Ро-мана Дмитрича ведь нет, и в ближайшие несколько часов не будет, а, значит, вам пора домой. И вы могли бы подбросить меня в детский садик, это, наверняка, по пути.
Жданов открыл рот, чтобы воспротивиться, но, встретив умоляющий взгляд Кати, не смог выда-вить из себя ни звука. Катя выпроваживает его? Почему? Что наговорила ей эта ненормальная Тро-пинкина?
- А как же… документы? – наконец-то выдавил он.
- Давайте отложим… до завтра. К тому же, и вправду, бедный Егорка уже страдает, – смутилась Катя, отводя глаза в сторону.
- Но я могу посадить Марию в такси и вернуться.
- Андрей Палыч, - вмешалась Тропинкина. – Да зачем вам тратиться на такси? Роман Дмитрича се-годня вы точно не дождетесь. Уж, поверьте моему опыту. И Кате надо отдохнуть, - некстати вспомни-ла она, - сами же говорили. А уж если Малиновский и вернется, боюсь, - она торжественно посмотре-ла на Катю, - ему будет не до вас.
- Маша, мы вас на секундочку оставим, - не собирался сдаваться Жданов. - Вы пока одевайтесь, а мне срочно требуется переговорить с Катей по поводу… ну, не важно…
Схватив Катю за руку, он поволок ее на кухню.
- Что ты делаешь? Я отвезу ее и вернусь, - быстро зашептал он, обняв девушку за плечи и касаясь губами мочки ее уха. - Мы не закончили... с документами...
- А может быть… не сегодня… мне надо… подумать… - простонала Катя, ругая себя за слабово-лие.
- Не надо ни о чем думать, ты… и я… мы…
- Андрей Павлович! Мы катастрофически теряем время! – дверь задергалась под натиском возму-щенной Тропинкиной.
- Бегите, а то она ворвется сюда. И, пожалуйста… не возвращайтесь, меня могут родители навес-тить. До завтра.
- Всех уволю, - пообещал кухонной двери расстроенный Жданов. – Матерей одиночек – в первую очередь. Маша! Вы оделись? Я готов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:53, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
25.

Чат.

<Очкарик> Синди! Как здоровье?
<Синтетическая Дура> Неплохо!
<Очкарик> Перестали страдать? Рад за вас!
<Синтетическая Дура> Скажу вам по секрету – я тоже за себя рада. Как ваша девушка?
<Очкарик> Самая замечательная девушка на свете.
<Синтетическая Дура> О! Значит и вас можно поздравить?
<Очкарик> Рановато. Кстати, вспомнил. Вы спрашивали насчет работы. Возможно, скоро мне понадобится грамотный экономист.
<Синтетическая Дура> Спасибо, уже все наладилось. Хотя… у меня есть на примете толковый специалист.
<Очкарик> Я думал – работа нужна вам.
<Синтетическая Дура> Моему другу, помните, я как-то о нем писала…
<Очкарик> Скиньте телефон, попрошу свою помощницу с ним связаться.
<Синтетическая Дура> Если можно – чуть позже. Мы хотим организовать новую фирму, возможно, для него там найдется занятие.
<Очкарик> Надо же. Вы? со своим шефом? Кстати, как он? Мантра помогает?
<Синтетическая Дура> Он... а какая мантра?
<Очкарик> Быстро забыли. Как же – ненавижу своего шефа?
<Синтетическая Дура> Ах, это… На данном этапе уже неактуально. Так что я придумала другую.
<Лось> Попались, голубки! Воркуете?
<Очкарик> Какую же, если не секрет?
<Синтетическая Дура> Пока секрет!
<Лось> Тоже мне секрет! Угадать?
<Синтетическая Дура> Попробуй.
<Лось> Как дважды два. «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже!..»
<Очкарик> Я тебя поцелую. Потом.
<Лось> Если захочешь…
<Синтетическая Дура> Здрасьте, я ваша тетя. В Бразилии тоже водятся лоси?
<Очкарик> Скачут по деревьям вместо диких обезьян. Наш – точно оттуда.
<Лось> Юмористы. Ау, тетя, тебя навестил обожаемый шеф. Я прав?
<Синтетическая Дура> С чего вдруг такие выводы?
<Лось> Не увиливай.
<Синтетическая Дура> Ну и что? Человек зашел по работе.
<Синтетическая Дура> Подумаешь.
<Лось> «Не волну-у-йся, тетя, дядя на-а-а работе. А не с кем-нибудь в кино…» Судя по настроению, поработали успешно. Прэлэстно, прэлэстно…
<Синтетическая Дура> Не успели.
<Лось> Кто бы сомневался. Теперь, главное, не тормози. Мужика надо брать в мужья теплым, пока к тебе не остыл. Шепнул в забытьи «люблю» - врубай свет, вызывай понятых. Пусть при людях повторит, что сказал.
<Синтетическая Дура> Лось, вы меня достали! Всем пока!
<Лось> Вот так всегда, на самом интересном месте.
<Очкарик> Синди, не обращайте внимания!
<Лось> Ну что, влип, Очкарик??
<Очкарик> Почему это?
<Лось> Сразу сказать? Или желаешь помучиться? И вообще, я один в стране такой умный?
<Очкарик> Я попросил бы…
<Лось> Лучше не выступай, а то за державу обидно. Кстати, тебе аналитики не нужны? Могу рекомендовать свою кандидатуру.
<Очкарик> Сам справлюсь.
<Лось> Не смешите мои подковы!
<Очкарик> Так ты еще и подкованный?
<Лось> Короче, Склифосовский! Сколько совпадений, да?
<Очкарик> Ты о чем?
<Лось> Очки сними, дурик. Может, станешь лучше видеть.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:54, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Андрей появился в «Зималетто» ни свет, ни заря, несказанно удивив Потапкина. Что оставалось делать, если ты полночи проворочался, безуспешно пытаясь задремать, а в итоге вскочил в шесть ут-ра, совершенно не выспавшись? Слоняться по квартире? Нет уж, спасибо. Завтракать не хотелось – кусок не лез в горло, выпить кофе – дело десяти минут… Обычная уверенность исчезла без следа, нервы были на пределе. В голове свербели какие-то невнятные назойливые мысли, окончательно вы-бивающие из-под ног и так давно уже ставшую скользкой почву. Он тщетно попытался их прогнать, но прогоняться мысли не желали, с садистским упорством возвращаясь и терзая его снова и снова.
Катя отделалась от него, выбрав удобный предлог? Эх, надо было вчера все же вернуться и все выяс-нить, но… она ясно дала понять, что его присутствие нежелательно… Помотавшись по городу, мор-ща лоб и бестолково напрягая мозги, он совсем было решил вернуться, но, как назло, попал в невооб-разимую пробку и когда, наконец, добрался до вожделенного подъезда, окна в квартире Малиновско-го были темны. Чертыхнувшись и понадеявшись все выяснить завтра – когда оно только наступит, это завтра? - он поехал домой. Бурча проклятия, он торопил время, которое вдруг остановилось и са-мым подлым образом не желало двигаться вперед. Ну, допустим, полчаса он потратил, выбирая под-ходящий костюм, еще около часа подбирал галстук, но все когда-нибудь заканчивается, даже беско-нечные галстуки. Раздумывая, не рвануть ли с утра пораньше к заболевшей сотруднице, он покачал головой, призвал себя к выдержке и потащился на работу, хотя этим утром пользы от него было не больше, чем от фикуса в углу. В таком состоянии Жданов мог выполнять исключительно декоратив-ную функцию, поскольку на что-то осмысленное он был категорически не способен. Он в волнении тасовал лежащие на столе бумаги – откуда на него навалилось столько дел? Может, ну их, дела? Есть занятие посерьезнее. Зашел было в каморку - помечтать о Кате, но на ум тут же пришла настырная Тропинкина. Пришлось возвращаться в кабинет, поскольку думать о Тропинкиной как-то не хоте-лось. Черт бы ее побрал, везде мешается, как, скажите, существовать с такими сотрудниками? Жданов злорадно ухмыльнулся, представив, как сейчас икается Машке за стойкой ресепшена. В который раз посмотрел на часы. Время к обеду. Пожалуй, можно и собираться… В конце концов, нужно же им за-кончить так некстати прерванный разговор… по поводу новой фирмы… и… не только… За дверью послышались голоса. Вздохнув о тяжелой президентской доле, он зачем-то пригладил волосы, попра-вил очки и сделал вид, что внимательно изучает документы. Все правильно: президент солидной ком-пании за работой.
- Добрый день!
Андрей никогда не думал, что эта простая, тихим голосом произнесенная фраза, может вызвать в душе такую бурю восторга.
- Катя! – Он вскочил, тут же сел, опять вскочил и бросился ей навстречу. – Зачем?…Как ты… вы себя чувствуете?
- Спасибо, все в порядке. – Катя, смутившись, неловко стояла посреди кабинета. – Так что у нас на повестке дня?
- У нас… Тут вот… документы… накопилось… Катя! Не стоило приезжать!
- Я подумала… Андрей Павлович… с открытием фирмы лучше не затягивать…
- Да плевать на фирму! Здоровье важнее. Я мог бы заехать сам… И перестань мне выкать.
- Не выйдет, - покачала головой девушка, - пока вы мой начальник…
- Мне уволиться? Или уволить вас?
- За что на этот раз?
- Нарушаете дисциплину. Явились полубольная на работу, не предупредив шефа – он бы вас под-вез.
- Как бы не так. Вы не знаете моего шефа. Он бы запер меня на ключ.
- И был бы, между прочим, абсолютно прав, – мечтательно вздохнув, приблизился к ней Жданов.
- Разве он всегда прав?
- Ну, почти… - смутился Андрей, стаскивая с Кати пальто. – Я, конечно, рад, что ты… что вы при-шли…
- Знаете, - улыбнулась девушка, - я тоже очень рада. Мне так не хватало наших… ваших сканда-лов…
- Кать, а это обязательно? Ну, я имею в виду – ругаться обязательно? Может, давайте просто пора-ботаем? Только сначала я напою вас чаем. Нет, все-таки, это безобразие - взять и удрать из дома в та-ком состоянии, как маленькая, честное слово.
- И совсем я…
Оба рассмеялись. Жданов пристроил Катино пальто на кресло и быстро вернулся к девушке.
- И все-таки… определенно у вас температура… руки теплые…
- Андрей… Палыч…
- Кать… тебе… вам… очень идет этот костюм…
- За который я до сих пор должна вам кучу денег, – девушка сделала неуверенную попытку отстра-ниться.
- Эх, если бы не твоя болезнь… впрочем, все равно, говори, что хочешь…
- Господин президент, отпустите меня немедленно.
- Беру свои слова обратно, сейчас же прекрати говорить.
- Это… приказ?…
- Это… - Андрей медленно снял с нее очки, и она тут же зажмурилась. - Это… просьба… - Он ос-торожно дотронулся губами до ее лба.
- Температуры нет…
- Но я должен был проверить… а вдруг… - Губы его спустились чуть ниже и поцеловали ее в нос. – Действительно… нет…
- Андрей… Палыч… - прошептал она, чувствуя, как по телу ползут мурашки, - что вы…
- Воротничок… поправить надо… вот так… - Жданов непроизвольно поглаживал ее пиджак, - за-мялся… под пальто…
Раздавшийся телефонный звонок буквально спас дорогой костюм от нецивилизованного обраще-ния.
- Это у меня… - виновато сказала девушка, доставая из сумочки трубку. – Коля? Мы же недавно разговаривали… Да?.. Нет…
Андрей обиженно отвернулся. «Может, он и гений, этот Коля, но до чего неприятный тип».
- Нет, не сделала… Потому… Ты постоянно мешаешь…
«Вот-вот. Мешает и мешает».
- Акции растут?.. Ну и что?.. Куда спешить?.. Прекрати, наконец, отрывать меня от работы. – Катя нажала на отбой. – Это Коля звонил, - сообщила она в ответ на вопросительный взгляд Жданова.
- Понял, - лаконично ответил Андрей.
- Волнуется. Боится, что вам не понравился его план.
- План, как план, - передернул плечами Андрей. – Убил на него все утро, там много нестыковок. - Коля не нравился Жданову гораздо больше плана, но он благоразумно решил промолчать, памятуя о недавнем скандале.
- Странно, мне так не показалось… Хотя, конечно, Коля не знает специфики…
«Как она его защищает».
- Вот именно. Так что придется внести кое-какие коррективы.
- Для того чтобы это сделать, мне надо добраться до рабочего места… Хорошо?
Только теперь до Жданова дошло, что он до сих пор держит Катю за руку.
- Есть дела и поважнее, - он снова потянулся к многострадальному воротничку. – Да что такое – опять замялся… но если для вас главное – эта чертова фирма… пожалуйста. Не буду отвлекать…
- Для вас это тоже важно. Зарплата сотрудникам, очередные выплаты по долговым обязательствам, а еще одного кредита «Зималетто» не получить никогда в жизни.
- Вы правы, конечно. Эх… раз так, придется заняться расчетами.
- Кто-то обещал чай…
- И не собираюсь обманывать, не надейтесь. – Андрей потыкал в селектор. – Виктория! Заварите для Кати чай. Мне чашку кофе, пожалуйста. И пошевеливайтесь.
Расплывшись в дурацкой улыбке, он уселся за стол и более-менее осмысленно посмотрел на лежа-щую перед ним бумажку. Оказывается, все это время, он держал листок перевернутым.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:55, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Это утро выдалось для Романа Дмитриевича Малиновского каким-то очень уж странным. Все на-чалось с того, что, когда он вышел из лифта и по обыкновению дружелюбно улыбнулся Тропинки-ной, та никак не среагировала на его приветствие. Донельзя удивленный таким нетипично холодным приемом, Малиновский решил осчастливить хозяйку респешна дежурным комплиментом.
- Прекрасно выглядите, Машенька! Впрочем, как всегда.
Мария одарила его крайне неласковым взглядом, каким судьи обычно смотрят на врагов народа, и после небольшой паузы, все-таки, ответила:
- Вы тоже удивительно неплохо выглядите…
Это прозвучало как обвинение. Неизвестно почему Роман ощутил, что Машку гораздо больше об-радовали бы, например, следы побоев на его лице.
- Неужели это вас так огорчает? – искренне удивился Малиновский, заодно прикидывая, чем это он так успел насолить Тропинкиной.
Мария только хмыкнула, не снизойдя до объяснений. Впрочем, Малиновский не настаивал. Ска-зать, что его искренне интересовало Машкино мнение о своей персоне, означало попросту соврать. Улыбнувшись напоследок, он бодро пошагал навстречу трудовому подвигу. Вслед ему понеслось:
- Ну и дууура…
Мария явно была кем-то недовольна, но, видимо, не им – дурой Малиновский себя никогда не счи-тал. Списав плохое настроение зималеттовской привратницы на обычные женские проблемы, Роман попытался пройти к кабинету и замер под пристальными взглядами еще двух пар глаз.
- Доброе утро, красавицы! Шурочка, мне никто не звонил?
Кривенцова выразительно пожала плечами. На ее лице было написано искреннее удивление: неу-жели шеф наивно полагает, что он кому-то нужен?
Амура молча тасовала карты, так, как будто бы сейчас находилась в курилке, а не на рабочем мес-те. Задумчиво переглянувшись с Шурочкой, она внезапно обратилась к Роману:
- Снимите! – и протянула ему колоду.
Пожимая плечами, Ромка сдвинул несколько карт. Амура, неодобрительно покачав головой, вы-несла суровый вердикт:
- Плохо, очень плохо.
- Что именно? – обалдело поинтересовался Малиновский.
- Все плохо. Чувствую – сегодня не ваш день. Ссоры, ревность, телесные повреждения различной степени тяжести. Я права?
Шурочка выжидательно уставилась на Романа. Тот понял – сегодня международный день секре-тарского бешенства. Они все сошли с ума. Странно, что одновременно… И ласково ответил больным барышням:
- Милые дамы, я не верю в гадания. Поверьте, утро у меня было чудесным, день будет превосход-ным, вечер замечательным, а ночь… ночь, надеюсь, великолепной - чего и вам от всей души желаю, – после чего незамедлительно попытался скрыться в кабинете: кто их знает, этих психов?
Не тут-то было.
- Роман Дмитрич, как там Катя? - хором пригвоздили его милые дамы.
Как там Катя, Ромка был не в курсе, поскольку у него не было времени заехать домой, поэтому он решил импровизировать и, глубоко вздохнув, печально ответил:
- Болеет Катюша. Температура по-прежнему высокая.
- И с утра?
- Да, да, конечно… С утра особенно. – Романа понесло. – Я так волнуюсь… Знаете, она не спала всю ночь, даже бредила… Бедняжка!
- Но вы же сами сказали, что утро было чудесным! – не отставала липучая Кривенцова.
- Ну да… Но я имел в виду свое утро, а Катеньке, конечно, было не очень хорошо.
- А как же вам может быть чудесно, если Катя болеет? Разве вы не переживаете?
- Очень переживаю, просто очень! Так изнервничался… Не поверите, даже позавтракать не успел, компрессы Катюшке менял… горчичники, градусники, банки, опять же растирания…
Он мог бы продолжать и дальше, если бы Шурочка не прервала его словоизлияния. Приторно сладким голосом она заметила:
- Ой, Роман Дмитрич, у вас помада на рубашке. Вы и переодеться не успели, пока за Катей ухажи-вали?
От такой наглости Малиновский просто опешил. Какое, спрашивается дело этим шизанутым ЦРУ-шницам до его рубашки? Непринужденный диалог себя исчерпал.
- Шура, в ближайшие два часа я очень занят. И сделайте, пожалуйста, кофе…
- Кофе? – с отвращением переспросила Кривенцова. – Да, конечно.
Уже закрывая дверь в кабинет, Ромка с удивлением услышал в сердцах брошенную фразу:
- Вот дууура!..
Дамы возмущенно переглянулись. Хитрый Малиновский явно что-то скрывал, темнил и вообще вел себя непорядочно. Однако изловить обманщика, прижать в темном месте к теплой стенке и выпы-тать все подробности прошлой ночи не удавалось. Проклиная субординацию, корпоративную этику и прочие буржуазные нововведения, мешающие честным людям быть в курсе всех событий, Шура с Амурой кое-как настроились на работу. Чуда не произошло. С ресепшна примчалась взмыленная Тро-пинкина.
- Дамочки! Срочно! Потрясающие новости!
Разумеется, после такого заявления неокрепший трудовой порыв улетучился, и женсоветчицы, предварительно известив Светлану и Пончика, помчались в курилку обсуждать потрясающие новос-ти.
Через три минуты высокое собрание, заворожено гипнотизировало Тропинкину - та умело держала паузу, доводя напряжение до предела. Наконец, Машка торжественно оглядела собравшихся и выпа-лила:
- Катя вышла на работу!
Обычное, в общем-то, заявление, вызвало бурю эмоций. Перебивая друг друга, ЦРУ, сопоставляя разведданные, выдвигало самые неправдоподобные версии взаимоотношений Катерины и Малиновс-кого. По утверждению Тропинкиной, Катерина не отреагировала на известие о белобрысой корове, в очередной раз, показав себя полной дурой. А всем известно, что она отнюдь не дура. Это раз. Кроме того, Малиновский явно не ночевал дома, иначе бы знал, что Катя выздоровела. Это два. При этом оба совершенно спокойны, даже безмятежны, и, судя по всему, ни скандалов, ни объяснений между ними не было. Это три. Значит, кто-то из них врет. Возможно, даже оба. Но зачем? Коллективный женсоветский разум был поставлен в тупик. Вытрясти дополнительные сведения из подлого Мали-новского не представлялось возможным, он нервно вздрагивал при появлении засланных агентов и на контакт не шел - что страшно злило. Изловить Катерину для утоления информационного голода тоже оказалось нереальным, Жданов, видимо, насмотревшись фильмов про рабовладельцев, вел себя так, будто девушка стала его частной собственностью - совершенно не давал ей отвлекаться на полезные разговоры с подругами во время работы. А поскольку несколько дней Катя отсутствовала, шансы на то, что ей разрешат покинуть кабинет хотя бы на две минуты, стремились к нулю. Так и не догово-рившись ни до чего, расстроенные дамы отправились по местам. Впрочем, они не теряли надежду вы-ловить Катю вечером возле лифта. И вот тогда она точно не отвертится.

***

Проверка расчетов заняла несколько часов. Жданов плотно обосновался в каморке, опрокинул чашку чая на бумаги, долго волновался, не испортил ли Катин парадный костюм, в конце концов, зас-тавив ее покрутиться и, не найдя существенных следов чая на пиджаке и брюках, огорченно встал из-за стола.
- И почему в вашем присутствии мне лучше думается? Собирайтесь, Кать. Поехали.
- Куда?
- К юристам. Нужно же нам зарегистрировать эту чертову фирму… А потом отвезу вас домой.
- Домой?
- Ну… то есть… к Малиновскому. Кстати, вам обязательно там оставаться?
- Если честно, я пообещала Роману прожить у него две недели… понимаете… мы…
- Я в курсе вашего фиктивного предприятия, но хочу вам сказать, что от вас такой бесшабашности я не ожидал. Хотя, конечно… раз вы договорились... – Он тщательно закутал ее в шарф. – Ну что ж, вперед, пока у вас опять не поднялась температура.
Проблем с регистрацией не было. Вежливый молодой человек задал несколько вопросов относи-тельно формы собственности и поля деятельности новой организации, и, получив заверения в том, что в планы учредителей не входят такие экзотические занятия, как запуск спутников, производство психотропных веществ или торговля ракетно-зенитными комплексами, пообещал подготовить доку-менты в кратчайшие сроки. И тут возникла непредвиденная заминка.
- Последний вопрос: как вы собираетесь назвать фирму?
Как ни странно, никому в голову не пришло подумать над этим раньше. Заметив замешательство шефа, девушка тихонько отошла в сторону и достала телефон. Перекинувшись с кем-то парой слов, она робко потянула Жданова за рукав.
- Может «Ника-мода»?
- Отлично, - обрадовался Жданов. – Вы умница, Катюша.
- Если честно, - засмущалась Катя, - это Коля придумал.
- Коля? – Жданов моментально нахмурился. - Надо же, какой предусмотрительный! И вообще, странноватое какое-то название.
- Андрей Павлович, Ника – это богиня победы.
- Вы, Катенька, еще расскажите мне, что такое «мода», - натянуто улыбнулся Андрей. – Разумеет-ся, я знаю, кто такая Ника, но может как-то обыграть в названии имена учредителей? Многие так де-лают.
- «Екатеандр»? Вам это ничего не напоминает? – фыркнула Катя. - Не хочется быть посмешищем. «Ника-мода» звучит лучше.
Вежливый молодой человек деликатно вмешался в разговор:
- Так как там с названием?
С горьким вздохом Андрей ответил:
- Пишите – «Ника-мода». Сколько нам еще тут торчать.
Удачно миновав дорожные пробки, Жданов высадил Катю у подъезда, поругался на бестолковых автомобилистов, бросающих свои тачки где попало, с трудом втиснул Порше в единственное свобод-ное место на крошечной стоянке и уже собрался выйти из машины, как вдруг услышал трезвон мо-бильника. Взглянув на надрывающийся телефон, Андрей охнул, схватился за голову и, крикнув ку-тающейся в легкое пальто Кате: «Немедленно домой, а то опять заболеете», резко развернулся и мгновенно исчез из поля зрения, оставив растерянную девушку одиноко стоять на тротуаре.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:57, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
26.

Почему-то опять разболелась голова. Катя недовольно посмотрела на забитый продуктами холо-дильник, заварила чай и некоторое время просидела за столом, обняв руками теплую чашку. Вернув-шись в комнату, подняла с пола книгу, встряхнула скомканный плед и, свернувшись калачиком, уст-роилась в уголке дивана. Где-то наверху играла музыка, слышался смех, невнятный гул голосов, то-пот, радостные крики. Соседи Малиновского резвились, видимо, что-то отмечая. Эти звуки неожи-данно навеяли грусть. У кого-то праздник, а она… Возбуждение, не покидавшее ее последние сутки, как-то сошло на нет, уступив место необъяснимому разочарованию. И одиночество, и разочарование были ей хорошо знакомы - она давно научилась не давать им воли, временами даже умудряясь нас-лаждаться, но сейчас больше всего хотелось съежиться и поскулить. С чего бы? Хотя… уж перед со-бой-то можно и не притворяться. Всего лишь час назад Андрей вез ее к дому, и ее знобило от волне-ния при мысли, как они поднимутся наверх, она предложит ему выпить… кофе…, покормит какой-нибудь маминой стряпней, а потом… потом… Что будет потом, представлялось плохо, но сердце пре-дательски екало, начиная прыгать в груди, и она нервно теребила сумочку, стараясь смотреть прямо перед собой, лишь бы не встретиться глазами со Ждановым. Господи, спасибо, что не дал Андрею способность читать мысли, а то бы от нее давно осталась небольшая кучка пепла. Возможностей сго-реть со стыда и без этого накопилось предостаточно. Она засыпала и просыпалась с мыслью о нем. Сны невозможно было пересказать даже себе, не то что кому-то постороннему. И сегодня, когда Анд-рей держал пальто, терпеливо дожидаясь, пока ее бестолковые руки, окончательно запутавшиеся в полах, попадут в рукава, она, чувствуя затылком его дыхание, думала лишь о том, как бы было заме-чательно просто прижаться к нему покрепче и застыть так навсегда. Ненормальная фантазерка… вот ведь разошлась… Сжав губы и призвав себя к выдержке, она вновь попыталась вникнуть в приключе-ния Эраста Фандорина. Супермен, забыв о полчищах преступников, обреченно поддавался чарам оче-редной бойкой красотки. Через несколько минут, отправив черный томик на ковер, Катя упоенно по-грузилась в мечты о Жданове. Почему он уехал? Ну, почему?… Стоп. Слишком много событий про-изошло за последние дни: приятных и не очень… Не следует воображать себя одинокой и покинутой лишь на основании того, что ты вынуждена провести вечер одна. Этих вечеров в твоей жизни было о-го-го сколько! С чего это ты, такая рассудительная, вдруг поддалась иллюзиям и решила, что по ка-ким-то неизвестным причинам Андрей Палыч Жданов неожиданно сбрендил и влюбился… в кого? в Катю Пушкареву? Да с какой стати? Только потому, что он немного понянчился с тобой во время бо-лезни? Пожалел, ну и что? Жалость – не любовь. Приехал навестить? Извинился? Еще бы! Волновал-ся за фирму. Попытался поцеловать? А вдруг тебе это только померещилось? Принесла же нелегкая Машку! И страдай теперь от неопределенности… Ладно, заканчиваем стенать. Все это глупые деви-чьи грезы. Если бы он ее… если бы она ему… Разве бы он сбежал, бросив ее около подъезда, даже не сказав банального «до свидания»? Да, одной тут, похоже, не разобраться. Опыта маловато, явно тре-буется помощь зала. А раз так…

Чат.

<Синтетическая Дура> Никого нет?
<Лось> Яздесьинезильаяздесьпаадакнооом!
<Дюймовочка> Заскочила на минутку, проверить как обстоят дела на вверенном мне участке.
<Казанова> Прелесть моя, куда ты пропала?
<Синтетическая Дура> Сам ты пропал.
<Казанова> В отличие от некоторых, пашу, как трактор.
<Дюймовочка> А я-то, а я-то…Уже несколько дней тружусь, аки пчела.
<Лось> Для пчел вроде не сезон… А что, много пыльцы удалось подснять?
<Дюймовочка> Работаю с перевыполнением графика.
<Лось> Утром покос, вечером надои, то корова опоросится, то куры понеслись...
<Дюймовочка> Обидеть честную девушку может каждый.
<Казанова> Твой верный рыцарь всегда на страже.
<Синтетическая Дура> Потому что ему нечем заняться?
<Казанова> Я джентльмен и не позволю обижать даму.
<Лось> Сейчас проверим, какой ты джентльмен. А ну-ка, быстренько отвечай: В какой руке должен держать вилку джентльмен, если в правой он держит котлету?
<Казанова> Лось, я вас не замечаю. Любимая, мечтаю о Варадео!
<Дюймовочка> Опять розыгрыш? Шалунишка!
<Синтетическая Дура> Скука… Я, пожалуй, пойду.
<Лось> Это говоришь не ты, это кричит твой вакуум.
<Дюймовочка> Синтетика, памятуя о женской солидарности – дам бесплатный совет. Хо-рош чахнуть в виртуале! Бегом на улицу – там погибают толпы потенциаль-ных кавалеров. Вспомните о милосердии и не дайте им умереть в одино-честве. Кстати… явки, пароли, адреса могу подкинуть – для хорошего человека ничего не жалко.
<Синтетическая Дура> Не стоит, как-нибудь обойдусь.
<Лось> Предположу, что шеф опять сдернул. Понахальнее, понаглее. С ними иначе нельзя.
<Дюймовочка> И не нуди, а то мужику будет с тобой скучно, как в филармонии.
<Лось> Бери его на испуг. Чуть что – я в положении. Ух, они этого боятся. Будто не ты в положении, а он сам.
<Дюймовочка> Как страшно жить. Пойду, накатаю телегу админам о том, что здесь распространяют спам.
<Лось> Вспомнила об инквизиции? Объяяяятасевильяимраааакомисноом…
<Казанова> Горжусь тобой, ты не такая, правда, любимая?
<Дюймовочка> Вне всяких сомнений, мой зяблик, вне всяких сомнений. Беременность и я – две вещи несовместные.
<Казанова> Поискал в словаре синонимы слова “прекрасная” - твое имя там тоже было…
<Лось> Сдрейфили? Ладно, пойдем другим путем. Синди, заставь его ревновать, им так интереснее.
<Синтетическая Дура> А у меня никого нет.
<Лось> Так уж и никого? Поищи в закромах завалящего дружка, готового за пару тарелок супа изобразить пылкого Ромео.
<Синтетическая Дура> Завалящий есть, но это смешно… Кто к нему будет ревновать?…
<Казанова> Будут, будут ревновать, милочка, даже не сомневайтесь… И вообще, при чем тут дружок?
<Синтетическая Дура> Навеяло… супом…
<Казанова> Ну так перекуси и успокойся.
<Синтетическая Дура> Аппетита нет.
<Дюймовочка> И напрасно. Дорогуша, зови его домой и сразу корми: накидай мясца, зелени покроши. А как корм заглотит - подсекай и тащи к берегу.
<Казанова> О, ты любишь готовить?
<Дюймовочка> Как тебе сказать, малыш… При виде кастрюль впадаю в экстаз!
<Казанова> Я знал, я сразу понял – ты мой идеал!
<Дюймовочка> Да, я такая… Еще и вышивать могу.
<Лось> А что подумал Лось никто не узнал. Потому что он был воспитанный.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:58, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Выключив компьютер, Катя подошла к окну и раздернула шторы. Скоро зима, а на улице тепло, как в сентябре. Зачем, спрашивается, чахнуть в пустой квартире, когда буквально через дорогу такой замечательный парк… Прогуляться? Ха! Заболеть снова и тогда… Наскоро одевшись и накинув паль-то, она выскочила из квартиры. Катя, как будто впервые, заметила зеленую траву на газонах. В возду-хе стоял сильный запах влажной земли, надо сказать, вполне весенний. Подойдя к огромному кусту сирени, она сняла перчатки и нежно провела пальчиком по набухшим почкам. Что же вы делаете, су-масшедшие? Неужто забыли, что от морозов никуда не деться? Резкий визг тормозов застал ее врас-плох. Едва успев отскочить подальше от зарвавшегося придурка, она испуганно обернулась и откры-ла рот, чтобы высказать хаму все, что думает о нынешних способах езды новых русских, но успела только потрясти головой, услышав в ответ на готовые сорваться с языка протесты возмущенный вопль.
- Катя! В чем дело? Вы сошли с ума?
- Я… гуляю… - растерянно забормотала она, стараясь сообразить, откуда он взялся. – А… вы?…
- С тобой все в порядке?
- Со мной?… да… - Она, поглубже засунула руки в карманы, попытавшись скрыть дрожь и наб-раться храбрости.
Немного успокоившись, он резко выдохнул, потом, все еще сердито поглядывая на нее, спросил:

- Тогда… может, объяснишь, какого черта ты делаешь на улице? Я, как ненормальный, после пе-реговоров, несусь к тебе… Еще немного и мы бы разминулись.
- Ко... мне?.. – Катя, подняв голову, жалобно посмотрела ему в лицо. – После… каких перегово-ров? Мне… было неуютно там… у Малиновского…
Наступила пауза. Андрей выглядел слегка обескуражено. Наконец, мягко улыбнувшись, сказал:
- Я забыл о встрече в «Севенгрупп». Хочешь, съездим куда-нибудь?
- Не знаю…
- Ну, вот что. Думаю, сначала отвезу тебя домой. И чем скорее, тем лучше.
- Здесь пешком три шага…
- И не надоело тебе спорить? Карета подана, прошу!
Катя прижалась к мягкой спинке кожаного сиденья, зажмурилась, стараясь успокоиться, и, вдруг, ни с того, ни с сего, вспомнила старую сказку. Карета подана. Неужели? Он спешил к ней! Значит… значит… значит… Приоткрыв глаза, она украдкой посмотрела на Жданова и тут же смутилась под его пристальным взглядом - Андрей, казалось, чего-то ждал. В лифт они вошли молча. В прихожей, все так же молча, он снял с нее пальто, аккуратно повесил его на вешалку, следом небрежно набросил свое, обернулся, сжал ее плечи и выдохнул:
- Кать…
Сверху послышался радостный визг, сопровождаемый очередным взрывом смеха. Музыка загро-хотала еще громче – веселье, похоже, вступило в неконтролируемую стадию. Катя отстранилась от Жданова и, пытаясь справиться со смущением, глядя в потолок, предложила:
- Хотите есть? У меня тут… полный холодильник…
И, не дожидаясь ответа, проскользнула в кухню, тщетно пытаясь призвать себя к порядку. Щеки горели, сердце колотилось. Безумие, сумасшествие!
- В этой квартире все дороги ведут на кухню, - недовольно пробормотал Жданов, провожая девуш-ку взглядом.
Из последних сил цепляясь за остатки здравого смысла, Катя подошла к холодильнику. В доме полно еды, а она, все-таки, хозяйка. Нужно, пожалуй, разогреть ужин. Или кофе предложить. Услы-шав за спиной шаги, она замерла перед закрытой дверцей, не в силах обернуться.
- Кать, не суетись! Не так уж я и голоден, хотя… - она спиной почувствовала, что он улыбается. – Хотя, давай-ка, посмотрим, что тут у нас... Мне, почему-то кажется, что ты опять целый день не ела.
По-прежнему стоя у нее за спиной, Андрей потянулся к дверце, мимоходом коснувшись ее руки.
- Так, ну конечно. Что и требовалось доказать. Холодильник забит продуктами, а хозяйка квартиры умирает с голода. Непорядок!
Аккуратно взяв девушку за талию, он отодвинул ее в сторону и принялся изучать содержимое продуктохранилища.
- Откуда столько еды?
- Мама…
- Мама так старалась, а вам даже лень разогреть? Кать, за тобой нужен глаз да глаз. Делать нечего, - тяжело вздохнул он. – Придется заняться твоим воспитанием.
- Слишком поздно.
- Самое время. Что будешь есть? Давайте попробуем предотвратить голодный обморок.
Катя застыла, на некоторое время превратившись в неподвижное изваяние. Голодный обморок! Как же, да она и кусочка проглотить не сможет от волнения. Скорее уж, потеряет сознание от избытка чувств, чем от нехватки пищи!
- Не хочу!
- Ответ неправильный! Работники умственного труда должны хорошо питаться.
Господи, о чем он толкует! Какой ум, если в его присутствии мозги плавятся, и мысли лихорадоч-но мечутся, не давая ни единого шанса здраво рассуждать…
- Нет, правда, мне что-то не хочется.
- А зачем тогда на кухню сбежала? Предлагаю компромисс. Как насчет клубники? – не дожидаясь Катиного ответа, Жданов достал из шкафчика тарелку и ловко принялся выкладывать на нее крупные красные ягоды.
- А вы… будете?
Андрей поморщился.
- Если бы ты знала, как мне надоело твое «вы»! О, неплохая идея! Предлагаю выпить на брудер-шафт. – Он достал шампанское.
- Я не пью, вы же знаете, – начала Катя и запнулась на полуслове под его веселым взглядом.
- Совершенно не пьешь, да? Помню, как же, – он мягко улыбнулся. – Катюш, я ведь не собираюсь тебя спаивать. Просто мне кажется, что, во-первых, клубника будет вкуснее, если запивать ее шам-панским, а во-вторых, нам все-таки стоит отметить начало новых отношений.
- Каких… отношений? – у девушки вдруг пересохло в горле.
- Новых… деловых… отношений… - негромко проговорил Андрей, серьезно глядя ей в глаза. – Теперь мы – партнеры… деловые… Совладельцы предприятия… и должны, как минимум, перейти на «ты».
Он поставил клубнику на стол, открыл шампанское и наполнил бокалы.
- Ну? На брудершафт?
Почувствовав на лице его губы, девушка отступила назад и, зажмурившись, упала на стоящий за спиной стул. Андрей подошел и молча сел рядом на корточки. Кончиками пальцев он осторожно раз-гладил ее брови, убрал с лица непослушные пряди волос, аккуратно заправив их за ухо. Пальцы про-должили свое путешествие к подбородку, рука робко скользнула под пиджак. Он поднялся, потянув ее за собой, и тут же его губы коснулись ее шеи.
- Андрей…
- Тссссс… — Он чуть отстранился и легонько прижал большой палец к её губам.
Она заворожено смотрела, как он склоняет к ней голову — медленно, очень медленно…Оставив бесплодные попытки разобраться, что происходит, Катя просто закрыла глаза и позволила себе пол-ностью раствориться в новых ощущениях. Позже, когда Андрей вспоминал этот вечер, он ловил себя на том, что никак не может сложить цельную картинку. Вместо этого в памяти всплывала какая-то мешанина из образов и звуков: небольшая Ромкина кухня, шампанское в бокалах… их с Катей пере-плетенные руки… тихий звон разбившегося стекла… ее внезапно распахнувшиеся глаза… теплое дыхание на щеке… губы на губах и свой внезапно охрипший голос «На брудершафт положено три раза, Кать…». С каждой минутой, он все теснее прижимал к ее себе.
- Кать…
Не сразу сообразив, что в дверь давно и настойчиво звонят, они с трудом оторвались друг от друга, восстанавливая сбившееся дыхание.
- Черт знает что, - прошипел Жданов, удерживая двинувшуюся в прихожую Катю. – Не квартира, а проходной двор.
- Скорее всего, это Малиновский, - предположила девушка.
- Даю голову на отсечение, что Тропинкина. Не открывай, я убью ее сам.
- Может не стоит быть таким кровожадным?
- Хочешь, чтобы она мешалась тут и дальше? Я только расскажу, что мы провели две ночи в одной кровати, и оба раза ты дрыхла на моей груди, как сурок, а я чувствовал себя непроходимым идиотом.
- Ну, допустим не оба, - смутилась Катя.
- Да, слегка преувеличил. И одного раза хватит, чтобы Тропинкина умерла на месте. Минутку. – Андрей быстро поцеловал девушку, - я сейчас.

К дому, чихая и рыча, подъехала старенькая «Волга». Человек, вышедший из бывшего шедевра отечественной автомобильной промышленности, презрительно оглядел забитую иномарками стоянку, достал из багажника два тяжелых пакета, и решительно направился к подъезду.
Вот уже три дня Валерия Сергеевича одолевали нехорошие мысли и странные предчувствия. Все началось с момента, как блудная дочь неожиданно взбрыкнула и покинула родительский дом. Пушка-рев заметно нервничал, всякий раз представляя себе ненаглядного ребенка в разнообразных неприят-ных ситуациях. Вот она одна-одинешенька поздним вечером возвращается со своей дурацкой работы в непонятно чей дом, и из-за угла на нее бросается маньяк… Вот она, чудом избежав гибели от рук заугольного маньяка, вбегает в непонятно чей подъезд, где на нее набрасывается маньяк… Вот, от-бившись от подъездного маньяка, она открывает двери непонятно чьей квартиры, а там ее уже ждет компания пьяных маньяков… Валерьянка не успокаивала, снотворное не усыпляло, и даже наливки собственного производства не добавляли организму бодрости. С этим нужно было что-то делать. Ка-тюша, конечно, звонила по несколько раз в день, но Валерию Сергеевичу этого было мало. Он непре-менно должен был лично удостовериться в том, что с упрямицей все в порядке. Проверить, посмот-реть, проинспектировать, может даже опросить соседей. Узнать адрес не составило особого труда. Лишенный обедов и ужинов Зорькин держался два дня. На третий - сломался и выдал Пушкареву листочек с паролями и явками. И теперь ничто не могло помешать Валерию Сергеевичу заехать к дочке. Так сказать, нанести превентивный визит-сюрприз. И заодно пополнить запасы продуктов для нее и кота. Вспомнив о том умоляющем взгляде, которым вечно голодный Колька провожал пакет с кошачьим провиантом, Пушкарев довольно ухмыльнулся. Будет знать, салага, как спорить со стар-шим по званию! Вопреки ожиданиям, двор оказался хорошо освещенным, а подъезд - чистым и при-ветливым. Пройдя мимо консьержа и по дороге попеняв ему на недостаточное служебное рвение, Пушкарев отправился к лифту. Не обнаружив ни одного маньяка, он, наконец, подошел к искомой двери и позвонил так, как обычно звонил дома – двумя короткими звонками – вдруг Катюшка испу-гается и не захочет сразу открывать. Дверь действительно распахнулась не сразу. Но зато, когда рас-пахнулась, Валерий Сергеевич ясно понял, что дурные предчувствия мучили его не напрасно – один маньяк, все-таки, попался. Строго посмотрев на обескураженного маньяка, Пушкарев рявкнул: По какому праву вы здесь находитесь?


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 01:59, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:58, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***


Последний раз редактировалось Germanych 08-09, 02:00, 2013, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 01:59, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
27.

Новоиспеченный финансовый директор перспективного предприятия «Ника-мода» не долго думая своей штаб-квартирой, мозговым центром и временным офисом избрал пустующую Катину комнату.
Грамотное месторасположение офиса открывало перед Колькой широчайшие перспективы. С одной стороны, позволяло совмещать приятное с полезным (например, работу с посещением чата на сайте знакомств), не расходуя ни рубля из собственного кармана. С другой стороны, Колька получил закон-ное право с утра до вечера находиться в непосредственной близости от тети Лениной кухни и, соот-ветственно, обеспечил себя питанием, регулярность которого перестала зависеть от перепадов наст-роения Валерия Сергеевича. Если раньше приходилось изыскивать поводы, чтобы заглянуть к Пуш-каревым не только к ужину, но и к обеду, то теперь дело обстояло иначе. Дисциплинированный Зорь-кин появлялся в офисе к девяти, поглощал легкий завтрак и приступал к работе, иногда отрываясь от монитора, чтобы перекусить парой-тройкой бутербродов. Само собой, в рабочий график предусмот-рительный Колька не забыл внести перерывы на второй завтрак, обед и полдник. Перед тем, как поки-нуть офис, Николай отчитывался о проделанной работе перед тетей Леной и дядей Валерой. Разуме-ется, отчет проходил в непринужденной и дружеской атмосфере. Разумеется, за ужином. Легко убе-див Катерину в том, что ему до зарезу необходим скоростной интернет, Зорькин еще больше укрепил Валерия Сергеевича в мысли о явной вредоносности передовых технологий в отдельно взятой кварти-ре. Мастера, которых одна уважаемая (по рекламным буклетам) Колькой фирма прислала для прове-дения выделенной линии, едва переступив порог, позволили себе усомниться в технических познани-ях хозяина дома. Небрежно посоветовав дилетанту не вмешиваться в работу профи, они с первой по-пытки перерубили телевизионную антенну и раздолбали стену в прихожей, сбросив при этом на голо-ву дяди Валеры здоровенный кусок штукатурки. Самым кошмарным было то, что именно сегодня, с минуты на минуту ожидался очередной, судьбоносный для «Зенита» и Валерия Сергеевича матч. Ли-шив Пушкарева просмотра, горе-мастера подписали приговор не только себе, но и Зорькину – разгне-ванный Валерий Сергеевич немедленно попытался вышвырнуть из квартиры компьютер вместе с Колькой и установщиками. К счастью для всех заинтересованных сторон, антенну удалось поправить как раз к моменту, когда горячо любимый «Зенит» вклепал шикарный гол своим незадачливым со-перникам. Посмотрев изумительный удар сначала в прямой трансляции, а потом еще несколько раз в повторах, Валерий Сергеевич сменил гнев на милость и ограничился почти отцовским подзатыльни-ком и лишением Зорькина права на внеочередной бутерброд. Служителям технического прогресса по-везло меньше – им пришлось в рекордно короткие сроки осваивать профессию маляров-штукатуров. Пикантность процессу добавил факт, что вынужденное перепрофилирование осуществлялось под ласковым, но бдительным руководством хозяина дома. Будучи в быту человеком тихим, мирным и, несмотря на некоторую прожорливость, неприхотливым, всю свою нерастраченную в реальной жизни энергию Николай Зорькин выплескивал за компьютерным монитором. Колька уже успел опробовать на практике несколько разработанных схем: кое-что оказалось верным, кое в чем он промахнулся. С присущей ему скромностью о проколах Колька умалчивал, зато о победах сообщал всем, кто хотел его слушать – например, Елене Александровне. Впрочем, Валерию Сергеевичу, который категоричес-ки отказывался сочувствовать Колькиным достижениям, порция информации доставалась в принуди-тельном порядке. Слава богу, Катя в Колькины махинации не вникала. Согласовав с ним график пере-числения денег на нужды «Зималетто», она предоставила дружку полную свободу действий, потребо-вав лишь регулярных отчетов о доходах и затратах. Зорькина это более чем устраивало. Он успел за-казать комплект визиток, семь из которых подарил Пушкаревым, и уже вслух мечтал о новом мобиль-ном телефоне. День, призванный раз и навсегда решить Колькину судьбу, ничем выдающимся не от-личался. Давнишнюю задумку провернуть какую-нибудь грандиозную биржевую спекуляцию оста-навливало сначала полное отсутствие средств, затем – атавистический, усвоенный еще со школьной скамьи, страх перед Катериной. Но сегодня, то ли обожравшись макарон по-флотски, то ли возбудив-шись ночными грезами о разнузданных оргиях на пляжах Варадео, Колька заперся в комнате и реши-тельно приступил к воплощению своей мечты в жизнь. Вопль, раздавшийся в небольшой Пушкарев-ской квартире, заставил Елену Александровну вздрогнуть и вспомнить о конце света. Выплеснув часть фирменного борща на Валерия Сергеевича, она грохнула на пол тарелку и испуганно перекрес-тилась половником. Валерий Сергеевич оторвался от газеты, уверенно стряхнул с себя капусту и ре-шительно прошагал в Катину комнату, откуда продолжали доноситься дикие крики.
- С ума ты, что ли, сошел? – вкрадчиво обратился Пушкарев к маловменяемому Зорькину. – Чего вопишь? Вон, тетя Лена по твоей милости борщ разлила. Так что половину порции придется тебе с пола слизывать.
Никак не отреагировав на дяди Валерино ехидство, Зорькин вскочил со стула, бросился к Пушка-реву и горячо расцеловал его в обе щеки. Изумленный Валерий Сергеевич отцепил от себя безумного финансового директора и ретировался в кухню – от греха подальше, а Колька, поскакав по комнате, схватил телефонную трубку и стал лихорадочно названивать боевой подруге.

***

- Все, хватит, пошли обедать, - Жданов уже давно изнывал в каморке, изобретая различные пред-логи выкрасть девушку с работы.
- Осталось чуть-чуть.
- Екатерина Валерьевна! Немедленно приказываю вам выключить компьютер и не испытывать мое терпение на прочность! – Он, не раздумывая, выудил ее из-за стола и прижал к себе. – Прекрати, в конце концов, измываться над своим президентом, который скоро умрет с голода.
Характер этого голода Андрей уточнять не стал, но девушка тут же раскраснелась, правильно оце-нив размеры бедствия.
- Ну, подожди… минууутку… что же ты делаешь… ну… не здесь же…
- А где, - быстро зашептал Жданов, с настойчивым упорством продолжая подрывную деятель-ность. – Где? У Малиновского? Спорим, что как только я попробую тебя поцеловать, туда немедлен-но ворвется рота наблюдателей ООН под предводительством твоего папы?

***

От общения с Катиным папой Жданов еще толком не оправился, и следы, нанесенные президенту недавним саммитом в «нехорошей квартире» до сих пор не зарубцевались и противно ныли. Андрей моментально сообразил: чем дольше он продержит отставного полковника на пороге - тем лучше. Ка-тюша, тем временем, избавится от компромата и приведет в порядок одежду. Поэтому Жданов встал на смерть в дверях прихожей, изображая из себя одновременно голубя мира и Александра Матросова и стараясь не задумываться о печальной судьбе последнего. Кроме того, он преследовал еще две вза-имоисключающие, но, тем не менее, благородные цели: прервать арию заморского гостя и наладить с этим гостем дипломатические отношения. Пушкарев на контакт шел неохотно и, усевшись в кресле, которое Андрей забыл ему предложить, не мигая, уставился на Жданова, как собака на плохо обгло-данную кость.
- Неплохо устроились, молодой человек. Расположились в чужой квартире, как у себя в кабинете, – буркнул Пушкарев и замолчал.
Вместо повисшей красноречивой паузы Жданов предпочел бы вновь услышать ругань. И дураку было ясно, что несчастный президент пришелся не по душе отставному вояке. Впервые в жизни по-жалев, что служба в вооруженных силах обошла его стороной, Жданов ринулся наводить мосты. Под-совывая неприступному полковнику то женские, то мужские тапочки и непрерывно жалуясь на жули-коватых производителей тканей, из-за которых честным людям приходится работать сверхурочно да-же дома, он периодически пожимал Пушкареву руку и громко восхищался трудоспособностью Кате-рины.
- Удивительно, как вовремя вы приехали!
- Что я, по-вашему, родную дочь навестить не могу?
- Нет, что вы… я только хотел сказать… мне требуется совет, а вы, с вашим опытом… умением разбираться в людях…
Пропев пару сотен дифирамбов Валерию Сергеевичу, Жданов, не долго думая, предложил ему бухгалтерскую работу в новой фирме, и, схватив в охапку дезориентированного Пушкарева, поволок того в гостиную, на ходу расписывая не успевшему очнуться вояке небывалые перспективы открыва-ющего карьерного роста. Окончательно осипнув, Андрей передал папу с рук на руки успевшей прий-ти в себя Кате и в изнеможении откланялся, исхитрившись напоследок украдкой поцеловать девушку на пороге, пока перевербованный Валерий Сергеевич, инспектируя помещение и нежно шепча: «кис-кис-кис», задумчиво бродил по квартире, размахивая куском колбасы. Позже он рассказывал Елене Санне, что кот, оказавшийся на попечении Катерины, не только на удивление дикий, но, еще и заж-равшийся, потому что на контакт с колбасой так и не вышел. Хорошая, между прочим, была колбаса. Печеночная. Зорькин бы за такую полжизни отдал, а этот котяра – просто тварь неблагодарная.

***

Сейчас, обнимая Катю, Жданов смотрел на нее жалобными глазами и тяжело вздыхал. Главное, было от чего. И назвать его воспоминания приятными мог бы разве что садист.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:00, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

На следующее утро, заехав перед работой за Катей, Жданов оказался неприятно удивлен и раздо-садован: вместо девушки дверь открыл Малиновский. Наглец был по пояс голым и что-то жевал. На резонный вопрос, какого черта он здесь забыл, Малина поперхнулся, но все-таки объяснил, что зас-кочил переодеться, и, пока Катя окопалась в ванной, решил перекусить.
- Представляешь, Андрюха, в жизни не видел такого забитого холодильника! Жениться мне, что ли, на Катерине… Вкусно так!
- Катина мама готовила. Так что, если хочешь, можешь сделать предложение ей, - пробурчал недо-вольный Жданов, кровожадно прикидывая, с какой скоростью Валерий Сергеевич прибьет несносно-го трепача - хоть одной проблемой на свете станет меньше.
- Не-е-е, Палыч. Мамы – не мой профиль, - быстро отозвался Роман. – Вот дочки – это да… Но ка-кая она, однако, несговорчивая!
- Ты это о чем? – закипая, перебил Андрей.
- Да все о том же. Честно предлагал потереть ей спинку, ну, ты понимаешь… неудобно же самой, так она меня выставила за дверь. Никакого уважения к хозяину дома! – хохотнул Малиновский.
Это предложение настолько взбесило Жданова, что он немедленно решил уволить негодяя – без суда и выходного пособия. От неминуемой расправы Романа спасло появление Катерины, закутанной в хорошо знакомый банный халат. Под пристальным взглядом Андрея девушка покраснела.
- Доброе утро. Я скоро, одну минуту! – и убежала одеваться.
- Не торопитесь, Катенька, время есть, - ласково ответил Малиновский. – Мы пока кофейку сооб-разим. Кстати, вы будете кофе?
- Нет, спасибо, - раздалось из спальни.
- Ну, как хотите… Тут и пирожные есть… Мои любимые… Жданов, да садись ты, чего застыл как изваяние? И кстати… - Ромка удивленно воззрился на друга, – какого лешего ты вообще приперся ни свет, ни заря?
- Значит тебе можно, а мне нельзя?
- Вообще-то… я здесь живу… если ты, конечно, не забыл, - мило улыбаясь, сообщил Малина.
- И что?
Ромка развел руками.
- Сказал же. Мне три дня ходить в одном костюме? Заодно отвезу Катерину на работу.
- Ничего подобного, - зверея, рявкнул Жданов. – Поедешь один. А мы… а нам… надо в банк. Ты что думаешь, я просто так сюда завернул? Кофейку попить?
- Палыч, ты не можешь так со мной поступить, - горячо зашептал Малиновский. – Операция под угрозой срыва, мы на грани провала. Эти мегеры из женсовета явно что-то подозревают. Особенно после того, как я глупо прокололся, рассказывая о Катиной болезни, а она, оказывается, все это время сидела в офисе.
Андрей злорадно рассмеялся.
- Следует хоть изредка интересоваться здоровьем своей подруги, если уж нагло врешь!
- А ты! – Роман укоризненно посмотрел на Жданова. – Не мог предупредить, что Катя вышла на работу. Тоже мне, друг называется!
На кухню заглянула Катерина. Поинтересовавшись, что она будет на завтрак, Малиновский про-должал:
- Вспомни, сколько раз я отмазывал тебя от Киры! Вот хотя бы… когда вы с Лерочкой развлека-лись в ночном клубе, а она решила туда заехать. Или…
- Так, утро воспоминаний объявляю закрытым, - поспешно перебил болтуна Жданов. – И… вооб-ще, нам пора.
- Палыч, опомнись! Никуда ваш банк не денется! Значит так: мы с Катюшей едем в «Зималетто», под ручку проходим мимо дам, потом сливаемся в жарком поцелуе, после чего езжайте куда хотите, а я буду молча страдать.
- Обойдешься! Раньше надо было думать! Катя, мы опаздываем.
- Катенька, а как же я? Вы обещали…
- Роман Дмитрич, - заговорила молчавшая до этого Катерина. – К сожалению, нам действительно нужно в банк. И вообще, ситуация осложняется. Дело в том, что Маша видела вас с вашей…
- Меня? Когда? С кем?
- С вашей знакомой.
- Это был не я. Я бы заметил. Она ошиблась. Катя, не пугайте меня! Ох… вы не врете? Что она сказала?
- Дословно? Пожалуйста: твой Малиновский только что пошел в ресторан с какой-то белобрысой коровой.
- И вовсе она не корова, - обиженно возразил Роман. – Палыч, подтверди! Ты же помнишь Анечку!
Андрей молчал, искренне наслаждаясь сценой. Между тем, Катя продолжала:
- Мне кажется, Роман Дмитриевич, пора заканчивать спектакль. Шила в мешке не утаишь, а уж ес-ли девочки захотят докопаться…
- Золотые слова, Катюша, - немедленно встрял Жданов. – Так что, поехали. А ты… - он посмотрел на окончательно сникшего друга, - подумай над своим поведением.
Несмотря на то, что Андрею удалось отвоевать право довезти Катерину до «Зималетто», возмож-ность подольше побыть наедине была безвозвратно упущена. Ладно, успокоил себя Жданов, с утра не вышло, но уж после работы… Перспективы на совместный романтический вечер были порушены за десять минут до окончания рабочего дня. Оборзевший от страха Малиновский, спиной ощущая близ-кое дыхание Клочковой, ворвался в каморку с огромным букетом роз и, грамотно давя на жалость, буквально похитил девушку из-под носа Жданова, нагло игнорируя возмущенные протесты послед-него. Взбешенный таким беспардонным поведением, Андрей, выбежал за ними к ресепшну, где стал не только свидетелем, но и главным участником немой сцены, грамотно поставленной гениальным режиссером. На заднем плане – около лифта – завистливо застыл Федор, на столиках, открыв рты, по-лулежали друг на друге дамочки из женсовета, впервые в жизни потерявшие дар речи, в углу молча билась в агонии Клочкова. А посреди всего это безобразия Роман упоенно целовал опешившую Кате-рину. Увидев, как вероломный друг на глазах у всего офиса легко делает то, о чем он, Андрей Жда-нов, мечтал на протяжении нескольких последних часов, президент сначала покраснел, потом поблед-нел, и в довершение разразился истеричным криком. Закаленного Романа это не отвлекло, зато всех зрителей из первых рядов партера сдуло на более безопасное, для их трудовой биографии, расстоя-ние. Избавившись от нежелательной аудитории, Андрей грубо оторвал не на шутку увлекшегося про-цессом Малиновского от смущенной Катерины. Переведя дыхание, Ромка возмущенно заговорил:
- Ты чего, Палыч, окончательно спятил? Такую сцену мне испортил!
Жданов показал себя человеком, напрочь лишенным элементарного сострадания к проблемам дру-га, и грозно пообещал испортить тому еще и здоровье, если друг (бывший) хоть раз позволит себе по-добное безобразие на рабочем месте. В ответ на резонное возражение Романа, что это "безобразие" и должно происходить на рабочем месте, иначе в нем нет никакого смысла, Андрей крайне нелицепри-ятно отозвался об умственных способностях Малины, круто развернулся и ушел. На Катю, расстроен-ную скандалом и тихонько стоящую в сторонке, он даже не взглянул.
Очередная бессонная ночь слегка прочистила затуманенную ревностью голову, и он, наконец-то сообразив, что Катеньку обидел напрасно, а во всем виноват Малиновский - интриган, скотина и раз-вратник, - с раннего утра помчался к девушке вымаливать прощение. В квартиру удалось попасть не сразу. Полчаса, вдавливая в стену кнопку звонка, Жданов медленно сходил с ума, с трудом сдерживая набиравшую обороты фантазию. Когда несчастный звонок, не предназначенный для такого варварс-кого обращения, все-таки сломался, Андрей вызвал службу 911 и потребовал срочно выломать дверь. «Утечка газа!» - не долго думая, объяснил он спасателям, трясущимися от волнения руками предъяв-ляя им водительские права, пропуск в банк и пачку твердых американских рублей. Через пару минут, перепрыгивая через упавшую дверь, он, вслед за спасателями, вбежал в помещение, намереваясь ули-чить прячущихся там пташек в преступной связи. Квартира была пуста. Понимая, что ничего не пони-мает, Андрей рухнул на табуретку и схватился за голову. В этой позе его и застал несказанно удив-ленный Малиновский, забежавший на минутку сменить галстук, и не нашедший на привычном месте родной двери. От невинного вопроса Малины, за что, собственно, Жданов надругался над его люби-мым жилищем, Андрей очнулся, вскочил и проревел:
- Где Катя?
- Наверное, у родителей, - предположил Роман, медленно отодвигаясь подальше от ненормального. – Или, скорее всего, уже нет.
- А где? – не отставал Жданов.
- На работу едет, - пожал плечами Ромка и осторожно добавил, - Я думаю.
- А почему?
- Так скоро десять. Вроде как пора.
- Почему она была дома? А не здесь?
- Аааа… - сказал догадливый Ромка. – Расстроилась очень и попросила отвезти ее к маме с папой. А все ты. Чего, спрашивается, разорался? И, скажи мне, Палыч… впрочем, нет. Можешь не гово-рить…
- Что еще?
- Ты зачем дверь-то сломал?
Так и оставив Ромку мучиться этим вопросом, Андрей, проклиная афериста-Малиновского, метал-лические двери и собственную ревность, полетел в «Зималетто». Просить, умолять, заклинать Катю, чтобы она не обижалась на него - дурака, идиота, тупицу. Ну да, да, да. У которого только одно оп-равдание. Он ее любит. И звереет, если рядом с ней кто-то другой. Честное слово, он попробует дер-жать себя в руках. Попытается. Если она ему поможет. Да, вот так. И еще раз. Нееет! Он не обещал держать себя в руках, когда она его целует. Потому что это невозможно. Чувствуя себя загнанным школьником, против которого ополчился весь белый свет, а друзья, родители и педсовет наступают на пятки, отказывая в праве на личную жизнь, Жданов совсем скис. На предложение рассказать обо всем Малиновскому Катерина ответила категорическим «нет». Ее упорное нежелание выпить у Анд-рея дома чашечку кофе страдающий президент мог объяснить только прогрессирующей фобией к чу-жим квартирам. В принципе, это можно было понять, но никак не одобрить. На выходные он плани-ровал отвезти Катю в подмосковный дом отдыха, но как, скажите на милость, дожить до выходных?
Этого Жданов не представлял. Единственное место, где они могли относительно спокойно уединить-ся, было осквернено надвигающимся отчетом перед очередным Советом директоров. Дела в конторе шли неплохо, и в голову Андрея не укладывалось, почему девушка все рабочее время уделяет нес-частному отчету, совсем забросив гораздо более несчастного президента. Несчастного-разнесчастно-го. Потому что он никому не нужен. Ах, нужен? Тогда почему он постоянно в этом сомневается? Ах, напрасно сомневается? А где доказательства? Да, ему нужны доказательства. Да, немедленно. Сейчас же. Нет, не убедила…не убедила… ну, так и быть… убедила… ненадолго… Потому что он уже опять ни в чем не уверен. Настойчивый звонок Катиного мобильника совершенно некстати прервал бурный процесс, почти вернувший Жданову вкус к жизни.
- Коля, ты?.. Нет. …Нет…
«Коля? Что ему опять надо?»
- Опять за свое? Действительно?… Не может быть!… Повтори! Ты гений, Коля! Я тебя люблю!
«Колю??? И она говорит об этом так легко? Не стесняясь…»
- Еще поиграть?… А больше ты ничего не хочешь?.. Ну, раз обещала… Кстати, когда это я обеща-ла?.. Той ночью? Не помню…
«Ночью… той… с Колей???.. »
- Прекрати настаивать… И, вообще, я не знаю… Нет, как раз это я знаю точно…
Жданов покрылся холодным потом. «Она знает? Что? Что любит этого… Колю? А… как же… только что…»
- Мало тебе одного раза?.. Ведь обещал?… Поклянись!
«Значит, все-таки, у них что-то было. Конечно, ему мало одного раза!»
- Я уже объяснила, почему!.. Ах, на Варадео!.. Топлесс?.. Ну, нельзя быть таким нетерпеливым… Не все сразу…
«Маньяк зовет ее на Кубу?»
- Возьми себя в руки, думай головой!.. Мне больше нечем заняться? Я, между прочим, на работе!..
«Вспомнила о работе… Лучше поздно, чем никогда…»
- Спасибо, уже лучше…. Нет, приезжать не обязательно… Бедный!.. Нет, снять не дам, еще слиш-ком рано!… Обойдешься!..
«Озабоченный мерзавец…»
- Надеюсь на твое благоразумие… Не надо мне ничего показывать…
«Какое благоразумие? Голову ему открутить, вместе с тем, что он собрался показать! и все дела!»
- Ну, сдаюсь… Так и быть… Посмотрю… Только недолго… Покормлю тебя пирожными…
«Моими пирожными!»
- И я… Маме привет!… Звать не стоит, я ей перезвоню…
«С мамой познакомил. Господи, что же делать?»


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:01, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
28.

Этого следовало ожидать. Ну, конечно. Коля. Жданов демонстративно отвернулся, пытаясь сфоку-сироваться на стеллажах с папками.
- Я пойду. – Голос был немного сдавленным и неестественным, хотя он изо всех сил старался вы-казать равнодушие. Есть же у него гордость? То-то.
Прервав бесконечный разговор с занудным Колей, Катя все-таки обратила на него внимание. Нако-нец-то! Ничего, он сумеет сдержать свои чувства и посмеется над собственной глупостью. Ха, ха, ха!
- Ты не представляешь…
- Отчего же, - скучно ответил Андрей, - это, как всегда, твой Коля.
- Я говорила, что он гений?
- Несколько раз, и мне почему-то до сих пор неприятно это слышать.
- Так вот, он…
- Не сомневаюсь: Коля – гений, ты его любишь, а мне, пожалуй, стоит вспомнить о работе. Как всем давно известно, я отнюдь не гений, и у меня на носу Совет...
- Андрей… послушай…
- …но ты, если хочешь, можешь пообедать… со своим… Колей…
- Андрей…
Жданов, не оборачиваясь, упорно делал вид, что безумно заинтересован содержанием шкафов. Господи, что с ним творится? То ли дело раньше: ау, хеллоу, прием, зпт, если вы меня слышите, отве-чайте, тчк, соединяю, вот он я, бегу на коленях за вашей тенью. Вы – мой ангел, вы - мой идеал. Я – задетый скальпелем нерв, электрический провод под напряжением. Схожу ума, тчк, не дай пропасть во цвете лет, утешь страдающую душу. Короче, как насчет большой и чистой любви? Экстра-класс, школа Малиновского. Модели падали в объятья, не успев толком раздеться. И никаких проблем. А сейчас? До сих пор неизвестно, о чем она думает. А уж о ком… Надо на семь потов изойти, семь пар очков проглядеть, семь раз быть изгнанным из той чертовой квартиры, прежде чем хоть раз ее поце-ловать. Ах, да! Еще один раз дверь выломать. Хотя это оказалось без толку. К черту! Просто плюнуть – и всё. Как-нибудь обойдется…
- Андрей?..
Он резко развернулся и замер, почувствовав на плече ее руку. Катя вопросительно смотрела снизу вверх, выводя пальцем на его пиджаке какой-то замысловатый узор.
«Что за глупые игры? Он не позволит манипулировать собой!» – Андрей из последних сил призы-вал на помощь здравый смысл. «У нее есть Коля! Коля, черт бы его побрал!»
Закусив губу, Катя задумчиво принялась вертеть пуговицу на его пиджаке.
- Андрюш… тебе не интересно?…
Он собрался уходить? Какие глупости!
- Извини… - Жданов порывисто прижал ее к себе, - я только… хотел… сравнить данные по прода-жам.
- За прошлый месяц? Они в кабинете Киры Юрьевны. Сейчас принесу.
- Нет, не надо… Кать, - позвал он.
- Что-то случилось? - у нее дрогнул голос.
Закрыв глаза, он почему-то представил девочку с косичками в круглых очках и, схватив ее в охап-ку, жадно приник к ней губами. Катя коротко вздохнула и подалась ему навстречу. И ничего не оста-лось. Главное, быть с ней, а все остальное – чепуха. Никуда он не уйдет. Порвет любого шакала, кото-рый позволит себе наглость ей звонить, но не уйдет. И нет на свете силы, способной оторвать его от Кати – она будет с ним, упаси Бог, гады, кто помешает! Лично он, Андрей Жданов, им не позавидует.
- Знаешь, я подумала…. – перевела дух Катя, - мы ведь собирались пообедать…
- Если хочешь, - Жданов упорно мешал ей разговаривать.
- Я… не против Но…
- Поехали, поедим в каком-нибудь ресторане…
- А может… у тебя дома?.. Если, конечно… Ты вроде говорил, что умеешь готовить?
У него на мгновение остановилось сердце и тут же, совершив немыслимый кульбит, заколотилось в груди с удвоенной скоростью.
- Я?.. Умею?.. Да! Еще как… умею… – и нетерпеливо потянул ее к двери.
- Подожди, куда ты спешишь?
- Проверить, что у меня в холодильнике – сто лет туда не заглядывал.
- Почему?
- Лень возиться, вот если бы ты…
Она откашлялась и смущено сказала:
- Боюсь, у меня мало опыта… вдруг… тебе не понравится?..
Жданов шумно вздохнул и ничего не ответил. Внезапно, не слишком деликатно приподняв девуш-ку, покружился с ней по комнате, тут же отстранился и, схватив ее пальто, пробормотал:
- Бежим, а то еще немного - и я за себя не отвечаю. Не представляешь, как тяжело жить столько дней… без обеда…

***

Нажав на кнопку отбоя, Зорькин некоторое время пометался по комнате, не в состоянии справить-ся с бурлящими эмоциями. Если он правильно все подсчитал, комиссионные с этой сделки составят… составят… Нет! Не может быть! Колька подскочил к компьютеру и перепроверил цифры. Да, похоже все правильно. Но все-таки надо бы еще раз пересчитать. Схватив калькулятор и листочек бумаги, Колька пощелкал клавишами. Опять сошлось! Мама! Мамочка! Да ведь это ж целое состояние… А может… перепроверить в столбик? Убедившись, что сказочная цифра абсолютно реальна, Колька из-дал очередной вопль. Правда, в этот раз немного тише предыдущих, дабы не привлекать дополни-тельного внимания дяди Валеры. Варадео переставало быть мечтой. Как говорится, вива Куба! Зорь-кин вильнул бедром и подпрыгнул, пытаясь изобразить танцевальное па. Что это было – мамбо, самба или румба – он не знал. Танцевал Колька редко, точнее – никогда, поэтому сейчас несколько не рас-считав траекторию, впечатался коленом в тумбу стола. Зашипев от боли, он дернулся и моментально ударился рукой о шкаф. Рассердившись на мебель, вечно бросающуюся под ноги, Колька обиделся и танцевать перестал: развалился на Катином диванчике и, закрыв глаза, отдался упоительным мечтам.
Дюймовочка загорала под жарким южным солнцем. Топлесс. Правда вид был только со спины, но да-же эта картинка заставила Зорькина снова вскочить. Что же он, в самом деле? Время поджимает, пора заказывать билеты на Кубу, а дел невпроворот. Перво-наперво, нужно купить новые плавки. И гавай-скую рубаху. Пеструю такую. С шортами. И ласты. А еще – гарпун. На акул охотиться. Как Хемин-гуэй… или даже лучше. А Дюймовочка будет ждать его на белом песочке. Топлесс… Ага, еще, пожа-луй, нужно купить «Камасутру». Да, вот «Камасутру» - обязательно. Погруженный в приятные мыс-ли, Зорькин, как лунатик, побрел на кухню. Этот маршрут прочно закрепился в подсознании, и для его прохождения тренированный организм не требовал от мозга никаких дополнительных команд.
Войдя в помещение, Колька застыл. Не среагировал он даже на поднесенный к самому носу бутер-брод.
- Коленька, что же ты? Садись, обедать будем.
- Не хочется, - ответил Зорькин, удивленно прислушиваясь к себе.
- Миленький, да ты не заболел ли? – не на шутку всполошилась Елена Александровна. – Вот, возь-ми котлетку, борщ горяченький…
- Теть Лен, а вот если бы у вас были деньги, вы бы что купили? – невпопад спросил Колька.
- Сковородку новую, эта прогорать начинает.
- Нет, все не то. А если бы… если бы много денег?
- Много? Ну, тогда, может, холодильник? – Елена Александровна вопросительно глянула на Зорь-кина. – Коленька, да ты садись, покушай!
- Холодильник? И что с ним делать, с этим холодильником? Нет, холодильник не подходит… - бормотал Колька, не обращая никакого внимания на неподдельно взволнованную тетю Лену.
- Смирительную рубашку себе купи, - буркнул Валерий Сергеевич, не отрываясь от газеты.
- Рубашку? Да, рубашку нужно… И не только рубашку. Спасибо!
Круто развернувшись, Зорькин выбежал из кухни. Котлету он впервые в жизни проигнорировал.
- Валер, да что с ним? – встревоженно спросила Елена Александровна. – То орал как ненормаль-ный, теперь вот от еды отказался.
- От рук отбился, вот что. А все потому, что в армии не служил. Тьфу, чучело! Садись, Ленка, да-вай обедать.
Когда Пушкаревы доели борщ и перешли ко второму, в прихожей щелкнул замок. Колька, похоже, куда-то отправился. Без обеда. Определенно, с миром творилось что-то неладное.

***

Чем обычно занимаются люди, попавшие в пробку? Слушают музыку, листают журналы, считают ворон, говорят по телефону, грызут ногти и матерят мироздание. Все население города, словно сгово-рившись, дружно отправилось в центр, а московские власти, видимо, руководствуясь благородной це-лью остановить это безобразие, мужественно перекрыли Кутузовский проспект. Впереди была ава-рия, потом сужение дороги из-за ремонтных работ, потом снова авария. Гаишники, ловко регулируя движение, изо всех сил старались расчисть проезд автомобилям с мигалками. Остальные машины, хо-зяевам которых не удалось найти вакансию в Кремле, двигались со скоростью три километра в час, причем это была максимальная скорость. Не удивительно, что уже через час чувство ненависти к без-дарным отцам города, которые не в состоянии организовать хоть какое-то нормальное движение, пла-вно перерастало у несчастных автолюбителей в чувство безысходности. Жданов стонал, вцепившись в руль с таким беззащитным и потерянным видом, что Катерина, не удержавшись, робко погладила его руку.
- Боже, - прошептал он, перехватив ее пальцы, - как же не везет.
- Извини, - виновато ответила она, - глупая была идея.
Он немедленно опроверг ее сомнения, притянув к себе девушку и уткнувшись в нее губами. Ску-чающие водители соседних машин громко просигналили, выражая свое одобрение происходящему.
- Ты не хочешь подержаться за руль? - смутилась Катя.
- Нет. Я хочу...
- Мы попадем в аварию.
- Это мы еще посмотрим, - не согласился Жданов, трогаясь с места. – У меня совсем другие планы.

***

Путь Зорькина лежал в бутик. В приличный бутик, где можно купить много хорошей одежды. Ва-радео – это замечательно, но это будет позже. А пока ему нужно предстать перед девушкой своей мечты в лучшем виде, не притворяясь миллионером-инкогнито. Выбрав подходящий магазин, Колька решительно шагнул вперед. Сегодня он чувствовал себя Ротшильдом – в нагрудном кармане лежала новенькая кредитка. Как все-таки вовремя он уговорил Катерину завести корпоративную карточку! Гений, похвалил себя Колька, стараясь не думать, как подруга отреагирует на расходы. Бутик оказал-ся очень даже неплохим. Продавщицы сразу же поняли, с кем имеют дело, и, получив по поощритель-ной визитке, занялись Колькиным гардеробом. Персонал здесь был действительно вышколенным, многое повидавшим, и поэтому очень внимательным к разным психам. Хотя, если разобраться, псих, у которого есть кредитка – вовсе не такой уж псих. А наоборот – уважаемый клиент. Через полтора часа радостный Колька шел по улице, сгибаясь под тяжестью пакетов. Несколько костюмов, десяток рубашек и примерно столько же галстуков приятно оттягивали руки. Новое пальто выгодно скрывало недостатки фигуры. Аккуратно перешагивая через лужицы на тротуаре, Колька весело насвистывал и думал, что жизнь налаживается. Правда левый ботинок немного натирал, но это была такая мелочь! В конце концов, это говорило лишь о том, что Колька обзавелся новыми ботинками. Втащив домой по-купки, Зорькин полчасика покрутился перед зеркалом, прикидывая, чем бы теперь заняться. Не при-думав ничего оригинального, он снова потянулся к телефону. Катин мобильный глухо молчал. Вы-ключила? Видимо, да. Подруга совершенно заработалась, а, значит, ее следовало немедленно отвлечь.
Да-да, отвлечь. Пускай тоже порадуется его представительному виду. Ха! И пусть только попробует обозвать его «завалящим». Одернув новое пальто, Зорькин решительно направился в «Зималетто» радовать подругу.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:02, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

- Андрей, - она в который раз предприняла безуспешную попытку подняться.
- Мммм….
- Нам пора…
- Мммм?..
- Правда, пора.
- Нееет… - Жданов перевернулся и лег на бок, подперев голову рукой. – Куда ты постоянно спе-шишь?
- Мы и так потеряли кучу времени.
- Вот уж нет, - рассмеялся он. – Лично я успел кое-что найти.
- Интересно, что? – заинтересованно рассматривая рисунок на одеяле, поинтересовалась Катя.
- Показать? – Он притянул ее поближе.
- Прекрати, ну что ты делаешь… это безумие какое-то… и… почему ты остановился?
- Не надо было?
- Не наааадо…
На некоторое время они вновь выпали из реальности, потом, очнувшись, оба одновременно вспом-нили, что с самого утра ничего не ели. Катя спустила ноги с кровати и, застыв в нерешительности, покраснела, слегка потянув на себя одеяло. Андрей расхохотался, изобразил шокированный вид, вскочил и бросил ей свою рубашку.
- Это подойдет?
Исподтишка осторожно поглядывая на Жданова, Катя быстро оделась.
- По-моему, очень мило, - одобрил Андрей, - гораздо лучше всяких там халатов. - Иди сюда.
- Если мы сейчас же не остановимся, то уже не попадем сегодня на работу, – объяснила Катя, с достоинством заворачиваясь в огромную мужскую сорочку.
- Постой, а как же обед? «Зималетто» без нас не рухнет. Пойдем, проинспектируем холодильник.
Инспекция дала неутешительные результаты. В холодильнике не нашлось ничего, кроме закрытой банки зеленого горошка, испуганно забившейся в самый дальний угол. Оглядывая пустые полки, Катя недоуменно подняла брови.
- Ты чем питаешься? А еще хвастался, что умеешь готовить.
- Я виноват, - раскаялся Андрей.
- В чем?
- Обманул тебя. Да, в этой квартире пустой холодильник, зато много других достоинств, - глухо пробормотал он, пытаясь добраться до ее губ. – Тут нам никто не мешает.
- Умереть от голода? Ты прав.
- Сомневаюсь, - улыбнулся Жданов, - пока все было очень вкусно.
- Ну, не знаю, - застеснялась Катя. – Этого не достаточно, чтобы...
- Как ты права, - он сгреб ее в охапку и нежно поцеловал. - Мне срочно требуется добавка.
Немного попрепиравшись, они дружно решили, что умирать, пожалуй, рановато, и коль скоро «Зи-малетто» предстоит сегодня обойтись без их присутствия, то можно смело отправляться в ближайший ресторан, а дальше – будет видно. Андрей категорически настаивал на возвращении в его квартиру, Катя сомневалась, уверяя Жданова, что никогда не сможет объяснить бдительному папе причину своего отсутствия. Папа обязательно позвонит пожелать спокойной ночи. И если никто не возьмет трубку - тут же объявит ее во всероссийский розыск. А поэтому, разумнее всего будет заехать сюда завтра после работы. И заодно забросить в холодильник какие-нибудь продукты, чтобы одинокой банке горошка не было так страшно, как сейчас. А потом - поужинать… Если получится…

***

Поскольку в такси кредитки не принимали, а в автобусе мять новое пальто не хотелось, Колька ре-шил прошвырнуться до «Зималетто» пешком. Несмотря на то, что прогулка оказалась неблизкой, и левый ботинок по-прежнему немного натирал, жизнь была прекрасна и удивительна. Колька шагал по городу, напевая какой-то веселый мотивчик, и многозначительно улыбался встречным девушкам. Встречные девушки на Зорькина реагировали вяло, но ничто не могло омрачить Колькиного безмя-тежного настроения. Его ждала встреча с прелестной Дюймовочкой. А дальше – ресторан, потом – Куба, белый песочек, романтика… Обязательно нужно купить «Камасутру». И начхать на посторон-них вялых девушек. Но левый ботинок ведет себя как-то некрасиво… Когда до здания «Зималетто» оставались считанные метры – буквально дорогу перейти, - искусительница судьба подбросила Коль-ке еще одну встречу. Это был он - шикарный джип из семейства «Мерседесов», род Геленваген. По-родистое авто, не замечая стоящего на тротуаре Кольки, пронеслось на приличной скорости, окатив начинающего миллионера грязью из некстати попавшейся под колеса глубокой лужи. Машинально отряхнув забрызганное пальто, Колька проводил удаляющегося «мерина» мечтательным взглядом. Внезапно ему открылась истина, и он понял ради чего стоит жить. Потому что с таким джипом он… Он… ОН!!! Словом, джип был нужен до зарезу. Тем более, если едешь в автомобиле, у твоего пальто гораздо меньше шансов пострадать от грязной воды. Кстати, в машине он бы уже давно снял поряд-ком надоевший левый ботинок… Колька почему-то тут же уверился, что, вооружившись Геленваге-ном, покорить сердце любой неприступной богини будет раз плюнуть. Если уж он – закаленный мачо - не устоял пред скромным обаянием джипа, что говорить о слабой женщине, рожденной склоняться перед отважными ковбоями на черных мерседесах. Значит, все упирается в джип. Перед входом в «Зималетто» Зорькин немного притормозил. Ему вдруг стало страшновато показываться на глаза Пушкаревой. Неизвестно, как Катька отреагирует на небольшую растрату нескольких тыщ баксов, ко-торую позволил себе финансовый директор. Может и побить, подумал Колька и поежился. Но, когда из стеклянных дверей выпорхнула стайка моделей, Николай заметно приободрился. Определенно, в недрах этого здания скрывается масса приятных сюрпризов! Так что, нужно идти. Еще разок отрях-нув пальто и проводив прелестниц восхищенным взглядом, Колька храбро потопал внутрь. Сегодня ничто не могло его остановить. Гордо поздоровавшись с Потапкиным и щедро презентовав тому две визитки, Николай прошествовал к лифту. Девушка на ресепшне любезничала с каким-то молодым че-ловеком, не обращая на посетителей ни малейшего внимания. Колька громко откашлялся и спросил, где он может увидеть Екатерину Валерьевну. Нехотя оторвавшись от приятного занятия, девушка объявила, что Катерины на месте нет, но она, вероятно, скоро появится. Рассудив, что визитку ба-рышня явно не заслужила, Зорькин важно покивал и направился в приемную, на ходу тыкая в кнопки мобильника и прикидывая, что необходимо купить новый телефон. Катин мобильный по-прежнему был вне зоны доступа. Ну что ж, сама виновата. Он не торопится. Все, что мог, он сегодня уже сде-лал. Посидит в приемной на диванчике, подождет… И даст, в конце концов, отдохнуть несчастной левой ноге. Как же его достал этот ботинок!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:02, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
29.

Колька моментально забыл о своем финансовом успехе, цели визита и о том, как его зовут. О под-лом ботинке он тоже забыл. Потому что внезапно увидел сидящую за столом девушку. Это была она. Мадонна из «Пушкина», чудесной прелести чудесный образец, не дававший ему спокойно спать уже несколько недель. Двадцать минут Коля пожирал ее взглядом, вспотевшими руками терзая пальто. Все это время брюнетка лениво трепалась по телефону, не обращая на свежеэкипированного финан-сового магната ни малейшего внимания. Ревниво прислушиваясь, он понял, что судьба к нему опреде-ленно благоволит. Богиня настолько нелицеприятно отзывалась о каком-то романе, что Колька сразу успокоился. Этот роман – в прошлом, красавица одумалась. Осознала свои ошибки, и теперь уж на-верняка будет принадлежать ему, мужественному Казанове, джентльмену до мозга костей, защитнику всех слабых брюнеток 90х60х90. Неплохо было бы, небрежно попеняв ветреной изменнице, немед-ленно заключить ее в объятья, но как дать ей понять, что сама судьба нервно топчется неподалеку, не решаясь сделать первый шаг? Одно дело – отсыпать кучу комплиментов в чате, другое – соблазнить с неприступную красотку наяву. Может, быстро подойти мужественной походкой, взглянуть пронизы-вающим взглядом в глаза и впиться в губы? И что потом?Она в экстазе, страстно издавая эротические вздохи, начнет яростно срывать с них обоих одежду и опустится вместе с ним на пол… Или продела-ет бросок через бедро, с выходом на болевой и контрольным ударом в пах. В любом случае ему пред-стоит оказаться на полу, а пол, – Зорькин скептически посмотрел вниз - очевидно, давно не мыли. Для нового пальто гораздо безопаснее подождать, когда она будет поздно возвращаться домой и, подкара-улив, выпрыгнуть из-за угла с криками: «Я люблю тебя, моя прелесть!!!» Гмм… Если она после этого не останется заикой или её не отвезут в больницу с диагнозом «Церебральный паралич всех конеч-ностей и шок пятой степени», то она может отреагировать только ударом сумочкой в лицо, заламыва-нием левой руки и, опять же, контрольным пинком в пах. Эх, был бы он на джипе… Представив, как он лихо подруливает к «Зималетто» на вороном красавце и небрежным кивком приветствует светящу-юся от счастья брюнетку, Колька гордо распрямил спину. Да-да. Главное, правильно подрулить. Дальше – пустяки. Свозит ее на выставку кактусов. Гадость, конечно, но коль скоро ее это возбужда-ет… Затем, в каком-нибудь милом заведении за чашечкой кофе они обсудят древнекитайскую литера-туру, и он с выражением процитирует что-нибудь из Гете (надо потренировать произношение), а по-том у нее в спальне исполнит пару арий голосом Баскова. И в качестве контрольного выстрела непре-менно подарит ей визитку. Даже две. Всего-то делов. Мысленно подготовив галантную речь (Вы так восхитительны, сударыня, я припадаю к вашим стопам, сударыня и умираю до смерти навсегда прямо тут, я вызову на дуэль каждого, кто назовет вас лишь красавицей, сударыня, о, дайте мне немедленно валидол!), Колька откашлялся и шагнул навстречу прекрасному. На все робкие попытки завязать не-принужденный светский разговор богиня не реагировала, видимо, боялась, что строгий Колька сочтет ее легкомысленной.
- Ээээ…. Мммм… - небрежно (как ему показалось) вступил в беседу Зорькин, от волнения давясь собственным языком.
Клочкова удивилась – что это там за помеха? – и, метнув в сторону посетителя оценивающий взгляд, зевнула. Господи, надо было потренироваться на Катьке. Как ухаживают за богинями? Колька этого не знал. Он вообще никогда не за кем не ухаживал, даже за мамиными цветами. Совсем непо-нятно, кого из себя корчить? Может она ждет благородного рыцаря в сияющих латах, может – роман-тичного менестреля с гитарой наперевес, а может, - утомленного лишними деньгами миллиардера?
- Зорькин… Николай Антонович… - проблеял Колька, решив, что не ошибется, если изобразит всех сразу.
Ответом была тишина. Встретив вместо бурной радости равнодушный взгляд, он понял, что изб-рал неверный тактический ход. Богиня ничего не слышала о Николае Зорькине, зато хорошо знает Ка-занову. Следовательно, надо изловчиться и намекнуть о чате, несостоявшейся встрече в «Пушкине» и несчастном кактусе. Бедняжка и не представляет, что ее половинка уже рядом. Мысленно пожалев богиню, Колька продолжил наступление.
- Финансовый директор компании «Ника-мода».
Богиня, перестав, наконец, отчаянно зевать, обернулась и подарила замухрышке улыбку. Занимае-мый пост определенно перевешивал неказистую внешность робкого посетителя. Прикинув в уме сто-имость его костюма, галстука и ботинок, Клочкова одобрительным кивком дала понять Зорькину, что он замечен.
- Присаживайтесь, ээээ…
- Николай Антонович. – Зорькин выудил из кармана визитку и галантно вручил ее прелестнице. – Для вас – просто Николай.
Покрутив в руках бумажный прямоугольничек, Виктория повнимательней пригляделась к при-шельцу. Чучело, конечно, редкостное, зато – финансовый директор… С финансами у Клочковой дела обстояли как всегда плачевно, поэтому выбирать не приходилось. Вздохнув, вот ведь жизнь пошла, на какие жертвы приходится идти ради хлеба насущного, она подарила Кольке сияющую улыбку.
- Кофе, чай?
- Нет, спасибо… Я лучше просто так посижу…
- А вы, собственно, к кому? Жданова сейчас нет на месте.
- К Екатерине Валерьевне. Не скажете, когда она будет?
Упоминание о Катерине пробудило в Клочковой здоровую злость. И этот туда же… Малиновский буквально из-под носа сбежал, теперь вот Зорькину она зачем-то понадобилась…
- Не знаю, когда она будет. Я – личный помощник президента по связям с общественностью, а не секретарша Пушкаревой. – Виктория помедлила, но потом небрежно спросила: - А вы к ней по како-му вопросу?
- Да как вам сказать… - замялся Колька. – В общем-то, по личному…
Осознав, что дичь буквально уплывает из-под носа, Виктория решила пойти ва-банк. Второго по-ражения перед мерзкой выскочкой она не переживет. Этот финансовый директор – ее законная добы-ча, и никаким Пушкаревым он не достанется. Выйдя из-за стола, Клочкова промурлыкала:
- А может, все-таки кофе?
Зорькин нервно сглотнул слюну. Красавица к нему явно неравнодушна. Значит, нужно немедленно развивать успех. И хоть одним словечком намекнуть, что они давно знакомы. Заочно, но тем не ме-нее… Так и не дождавшись ответа, Виктория удалилась из приемной, плавно покачивая бедрами. Вернувшись через пару минут с чашкой кофе, она склонилась над Колькой так, что он без проблем смог заглянуть в ее шикарное декольте.
- Пожалуйста, Николай Антонович…
Залпом влив в себя содержимое чашки, Зорькин изрядно обжегся, на некоторое время потеряв дар речи. Бдительная Клочкова моментально склонилась над финансовым посетителем еще разок, вновь порадовав беднягу видом на декольте. От такого зрелища Колька почти умер. Осознав, что клиент до-зрел, Виктория победно улыбнулась и задала следующий вопрос:

- Простите, мы с вами раньше нигде не встречались?
Колька понял: вот шанс, о котором он мечтал последние сорок минут. Фея сама проявляет инициа-тиву! Явно тоже что-то почувствовала…
- Конечно, встречались, и не раз… - с чувством произнес Зорькин. И добавил, - моя Дюймовочка…
Реакция феи была несколько неожиданной. Приоткрыв рот, она немного помолчала, а потом пере-спросила:
- Что вы сказали?
Как же так! Он не мог ошибиться! Нет, нет, шалунья просто играет с ним.
- Мы столько раз договаривались о встрече… Я – Казанова.
Вика поняла, что над ней издеваются. Может этот заморыш и Казанова, хотя по виду этого не ска-жешь, но что-то слишком уж быстро он начал странные намеки. А она – девушка с принципами и с ростом под метр восемьдесят. Сначала пускай этот недомерок докажет свою финансовую состоятель-ность, а там уж посмотрим, какой он Казанова…
- Вы меня явно с кем-то путаете, - натянуто улыбнулась Клочкова. – Я не помню, чтобы договари-валась с вами о встрече.
- Вы не так поняли, я общался с вами в интернете, вы мне даже фото свои выслали… Это я! Твой Казанова!..
- Фото? Мои фото в интернете? – Виктория решила возмутиться. – За кого вы меня принимаете?! Я – девушка порядочная, ни в каком интернете ничего не размещаю. У меня и компьютера дома нет!
Кольке стало реально нехорошо. Эх, зря он смутил богиню интернетом. Надо было завести разго-вор на какую-нибудь отвлеченную тему и, между прочим, признаться ей в любви. Примерно, так: «Привет, а что ты тут делаешь?.. какая сегодня погода хорошая, кстати, я тебя люблю, хммм…. а зав-тра дождь будет? ты не знаешь? ну ладно, пока…» Почувствовав, что теряет почву под ногами и уже ни на что не надеясь, он решил использовать последний аргумент и промямлил:
- Не хотите сходить на выставку кактусов или… конечно… вы только оттуда?..
Заглянув в стальные глаза богини, он понял, что сморозил глупость.
Клочкова, немного поразмыслив, а не вызвать ли ей ОМОН, Спецназ, Интерпол, ФСБ, ФБР, морс-кую пехоту, десантников особого назначения или инопланетян, презрительно поджала губы и реши-ла, что с маньяком справится сама. Зорькин, не дожидаясь пока его вышвырнут из «Зималетто», раз-вернулся и, прихрамывая, направился к лифту. Ему нужно было подумать. Девица с ресепшна куда-то сбежала, и сейчас на ее месте сидела симпатичная толстушка. Вежливо кивнув ей, Колька машиналь-но вытащил из кармана визитку.
- Передайте, пожалуйста, Катерине Валерьевне, что ее искал Николай Зорькин. Хотя... не стоит… дома встретимся. Извините...
Проводив печального посетителя задумчивым взглядом, Татьяна покрутила в руках бумажку и взвыла, сетуя на собственную недогадливость. Таинственный Николай был практически у нее в ру-ках, а она так по-глупому прошляпила возможность познакомиться с ним поближе. И как, спрашива-ется, с этим жить?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:04, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
Чат.

< Алла Борисовна> Добрейший всем вечерочек!
<Лось> Бабуля! Где пропадала?
< Алла Борисовна> Сделала очередную глупость – завела себе мужика. Теперь гастролирую.
<Лось> Поздравляю! Можешь с достоинством говорить: а мой-то вчера! Весь вечер пялился в телевизор!
< Алла Борисовна> Точно. Сволочь и кровопийца. Объясните, почему они прячут от нас свои нос-ки? Приходит с работы, выискивает укромное местечко и там, как бурундучок заначку, сундучит. И никакие внушения не могут заставить его донести их хотя бы до ванной. С маниакальным упорством паркует их под диваном, под крес-лом и, похоже, уже готов отдирать плинтуса, чтобы там схоронить свои сокровища.
< Дюймовочка> О сколько нам открытий чудных…
< Алла Борисовна> Привет, пигалица, все тусишь?
< Дюймовочка> Смотри, узнает хахаль о сайте – мало не покажется.
< Алла Борисовна> Не узнает. Пошел составлять завещание – у него насморк начался, решил, что помирает.
< Крокозяблик> Дамы, приглашаю всех к себе домой. У меня вагон здоровья и жена в отпуске.
< Дюймовочка> А кишечную колику заработать не боишься? Как осложнение после множественного перелома.
<Казанова> Богиня! Только что на меня снизошло озарение. Я понял, что в прошлой жизни был шимпанзе, а ты - стройной антилопой, мы полюбили друг друга с первого взгляда, но из-за физической нестыковки не успели окончательно укрепить свою любовь. И вот мы наконец-то встретились в этой жизни и у нас теперь одинаковые физические свойства, прекрасно подходящие для продолжения любви из прошлой жизни. А значит, это судьба!
< Дюймовочка> Ты меня не пугай, я сегодня не в форме. Будь проще, зяблик мой. Какая, к черту, антилопа?
<Лось> Гну. С рогами.
<Дюймовичка> Так меня еще никто не обзывал. Милый, с тобой у нас и в этой жизни физическая нестыковка, так как ты до сих пор остался шимпанзе.
<Казанова> Любовь моя! Мы созданы друг для друга! После нашей сегодняшней встречи я окончательно в этом убедился.
<Дюймовичка> Ты о чем? День какой-то странный. С утра не задался.
<Казанова> Верь, завтра все будет по-другому!
<Дюймовичка> Смотри, не обмани. А то зря переведу «Новопассит».
<Лось> Обязательно обманет.
<Алла Борисовна> Потому что он у тебя сегодня только шестой, а ты у него за год уже вторая!
<Казанова> Наглая клевета! У меня в этом году никого не было! И в прошлом тоже. Я верен тебе даже в мечтах!
<Крокозяблик> И зря. А при встрече вдруг выяснится, что на днях она поменяла пол. И интересен ты ей… ему… поскольку она… он… оно… хочет вместе с полом изменить менталитет.
< Лось> Все беды от излишка знаний.
< Алла Борисовна> Мой явился! С букетом! Какой он непрактичный, мой зайчик!
< Крокозяблик> Эх, пойду, напьюсь.
< Лось> За карму, чакру и Брахмапутру!

- За свободу и независимость! - Малиновский поднял бокал, чокнулся с монитором и выключил компьютер. Виртуальная забава начинала напрягать. Пора бы, пожалуй, заканчивать с идиотскими иг-рищами. Тем более что реальная жизнь зовет и манит… Ромка прислушался к шуму воды в ванне. Господи, утопилась она там, что ли? Да, значит… манит. Правда, к сожалению, не всех. Вот со Жда-новым в последнее время определенно творится что-то неладное. Надумав жениться, друг совсем съе-хал с катушек. Если поначалу он еще по инерции оставался в обойме, то вскоре скис окончательно. Еще не окольцован, а уже пропал для общества - девушки обижаются, клубы закрываются, тусовки напоминают поминки. Непорядок. Как ведет себя нормальный мужик, когда волею счастливого слу-чая на целых две недели остается без присмотра? Он достает из тайника телефонную книжку и звонит старым подружкам. Если уж случилось непоправимое, и заветная книжечка безвозвратно утеряна, нормальный мужик выбирает следующую опцию: помощь друга. И друг с удовольствием снабжает его необходимыми явками, паролями, адресами. То-то. Чертова баба, сглазила парня, не иначе. Где тот Жданов, с горящим взглядом, в любой момент готовый к новым подвигам на втором фронте? Нет его. Полная подмена личности. На сегодняшний момент мы имеем депрессивно-маниакального пси-ха, временами склонного к насилию. Вспомнив выломанную дверь, Ромка поежился и налил себе еще. Вот что бывает, если неосмотрительно ввязаться в серьезные отношения. Какой урок всем нам! Интересно, что можно делать в ванне сорок пять минут? Не видя в замученном президенте сил, доста-точных для рывка к прежней жизни, Ромка, осушив очередной бокал, придумал гениальный ход: не-обходимо, чтобы Кира бросила Жданова сама. Уж в ней-то этих сил навалом, главное – направить их в нужное русло. Как правильно только что заметил кто-то из виртуальных придурков, все беды жен-щин - от излишка знаний. Наслушаются сплетен, начитаются дамских романов, насмотрятся фильмов и такого винегрета в собственных мозгах намешают – экскаватором не разгрести. Стоит лишь намек-нуть, что их собственность принадлежит не только им – и привет. Ни один мужик, ни под каким гра-дусом не увидит столько чертей, сколько нарисует в воображении совершенно трезвая, но страдаю-щая передозировкой информации дамочка. А для этого многого не надо. Пара-тройка смс-ок от неиз-вестного доброжелателя, и Кира вернется из отпуска готовая к боевым действиям. Может, Палыч слегка и пострадает… физически, но зато обретет свободу и выздоровеет духовно, а это главное. Ром-ка отставил в сторону пустую бутылку, поискал глазами чистый листок бумаги и аккуратными печат-ными буквами вывел: «Спасти рядового Жданова». Под многообещающим заголовком, немного по-думав, он нарисовал сломанные наручники, почесал затылок и начал набрасывать тексты сообщений, которые, по его мнению, могли бы вывести Киру из состояния равновесия, и без того довольно неус-тойчивого.
«Не спишыте вазвращацца, дайти жынеху отдахнуть в приятной кампании. Дабражилатель».
«Жалкая оболочка, которую вы до сих пор по ошибке считаете свои женихом, переполнена радос-тью от того, что имеет счастье иметь возможность иметь рядом с собой не вас».
«Свои тапочки получишь бандеролью. Они мне велики на три размера. Халат выбросила, так как не хочу платить за перевес. Дюймовочка».
Или может лучше так?
«Ходят сплетни, что некоторые, и среди них ваш жених, открыли новую формулу любви и отныне считают секс неженским делом. Голубой щенок».
Ладно, завтра он над этим еще поработает, а пока есть дела поважнее.
В ответ на Ромкины мысли из глубин квартиры раздался капризный голосок:
- Милый, ну где же ты?
Ромка потянулся и со словами:
- Лечу, моя радость, лечу! - шустро отправился на зов невидимой прелестницы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:05, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
30.

Андрей сидел за столом и тихо страдал: полчаса назад его в очередной раз вежливо попросили выйти и не мешать. Как будто бы он мешал! Всего лишь заглянул в каморку, поинтересовался, как де-ла с отчетом… всего лишь попытался обнять… И что получил в ответ? Спасибо, все замечательно, очень много работы, остальное позже. А потом его беспардонно вытурили вон. Правда, поцеловав на дорожку. Но разве одного поцелуя на два часа достаточно? И вообще, скоро обед. Ну и что, что вроде как рано? Он здесь начальник. А значит, когда скажет – тогда и обед. А отчет никуда не денется. Если что – он поможет. После обеда… В приемной раздался восторженный вопль и Жданов вздрогнул, прислушиваясь к тому, что там происходило.
- Кирочка! Милая! Ты приехала! Вернулась! – орала Виктория.
Черт! Он же видел утром мигающую лампочку автоответчика, но, не слушая, стер сообщения. Не до того было… Кажется, сейчас ему устроят встряску. С Кирой надо бы объясниться, хотя, может по-везет, и она бросит его сама?
Дверь распахнулась, и в кабинет по-хозяйски вплыла нежданная невеста. Дьявол носит Прада?
- Кира? Я и не думал, что ты так быстро вернешься… - Жданов огорченно поднялся, прикидывая, как побыстрее ее спровадить.
- Меня это не удивляет, - до обидного спокойно отреагировала на провокацию Кира.
- Прекрасно выглядишь! – Андрей лихорадочно попытался вспомнить, как у него раньше безо вся-ких усилий получалось вызвать скандал и избавиться от нее на сутки, а то и больше. – Извини, дело-вой разговор. - Схватил трубку и набрал номер Малиновского.
- Зяблик, меня вечером не будет.
- Палыч, - удивился Ромка, - Я тебя и не ждал. Сдался ты мне, особенно вечером.
- И мне жаль, - деревянным голосом попытался проворковать Жданов.
- А, понял, - врубился Малиновский. – Заболел, да? Температура высокая? Лечишься? Много не пей!
- Целую, увидимся, - сообщил Жданов, чувствуя себя последним идиотом, и повесил трубку.
- Закончил? – ядовито поинтересовалась Кира.
- Да, деловой ужин, понимаешь… - сделав усилие, он вымученно улыбнулся. – Что-то ты рано вер-нулась?
Кира не ответила, прикидывая, как лучше образумить зарвавшегося жениха. Врезать ему по физио-номии или пойти другим путем? Дать поревновать… Намекнуть, что таких, как он, у нее десять штук на дню. И одиннадцать из десяти уже сделали предложение. Мужская логика примитивна: раз ты ко-му-то нужна, вероятно, и ему сгодишься. Нет… это опасно… может сработать с противоположным эффектом. Вариант – залиться слезами и убежать она отмела, как самый недейственный. Прошло то время, когда Жданов, как полоумный бросался вдогонку, и бурное примирение заканчивалось таким же бурным сексом. Она вспомнила идиотские сообщения, полученные накануне от неизвестных доб-рожелателей и вздохнула. Разборки, как ни прискорбно, стоит отложить. Успеется. Эх, опоздала, надо было брать его живьем месяца три назад, пока был тепленький. Впрочем, отступать некуда, это Боро-дино.
- Кирочка, я работал. Уставал страшно. Да и ты, верно, с дороги. Не хочешь отдохнуть?
Немного поразмыслив и не обращая никакого внимания на его деликатные попытки подтолкнуть ее к выходу, она решила на это раз обойтись без скандала. В принципе, поводов для истерики предос-таточно, но это позже. Пусть сейчас говорит, что хочет. Главное – расписаться, а потом уж он никуда не денется. Это они до свадьбы бьют копытами. Вот женится – поймет, что за сладкое слово «свобо-да». На минутку из дома вырвется и будет счастлив. Свобода - когда есть откуда бежать…
- Да, пожалуй… ты прав, нам надо передохнуть. Тем более, насколько мне известно, ты действи-тельно работал.
Андрей с трудом подавил в себе раздражение. Оказывается, каждый его шаг отслеживался. Оччень хорошо! Просто замечательно! Между тем, Кира вплотную подошла к нему и страстно поцеловала, неторопливо расстегивая на нем пиджак.
- Ммм… Как я скучала… А ты?.. Ты скучал?
- Кирочка, я же говорю…трудился. – Жданов терпеливо уворачивался, пытаясь оттолкнуть от себя невесту. – Столько дел навалилось…
- Ну, Андрюююша… Мы так долго не виделись, и я хочу… очень хочу… прямо сейчас…
Не задумываясь, Кира немедленно продемонстрировала, чего именно она хочет.
- Киииира, мы в офисе! И потом…
- С каких это пор ты стал таким стеснительным? Еще недавно тебя это заводило. Или опасаешься, что твоя мымра станет подглядывать? Кстати, Малиновский давно ее бросил?
- Кира! Пожалуйста! Я прошу!
- Что такого я сказала?
Шелест падающей бумаги заставил его в панике обернуться.
- Катя?
Дверь моментально захлопнулась. Схватив со стола первую попавшуюся папку и пытаясь на ходу одной рукой застегнуть брюки, Жданов, отпихнув возмущенную невесту, кинулся в каморку.
- Кать!
- Слушаю вас… - стоя к нему спиной, она лихорадочно перекладывала с места на место докумен-ты.
- Это не то, что ты подумала… - он неловко дотронулся до ее плеча.
- Я только хотела сказать, – брезгливо отдернулась девушка, - что связалась с банком.
- Надо ехать? Я мог бы подвезти…
- Зачем? Вы с большей пользой проведете время, общаясь с Кирой Юрьевной.
- Кать, ты не так поняла… Кира… и я… - Жданов схватился за голову. – Да выслушай ты меня, на-конец!
- Вы не обязаны мне ничего объяснять.
Она никогда не предполагала, что можно так обрадоваться телефонному звонку. Отводя глаза и уворачиваясь от Жданова, Катя бросилась к сумочке и, путаясь в содержимом, попыталась выудить орущий мобильник. «Боже, какой позор! Она что, неспособна взять себя в руки? Почему даже от од-ного его прикосновения, она мгновенно лишается разума?»
- Да? Да, Коля. – Изо всех сил она старалась, чтобы голос звучал спокойно.
Ей было стыдно. Стыыыдно. За свою наивность, за то, что навоображала невесть что, поддалась минутному порыву, бросилась в постель к Жданову, не захотела сказать «нет». Получай теперь по полной программе. Дууура…
- Коля, ты шутишь?.. Нет, ни в коем случае.
Жданов раздраженно гипнотизировал ее взглядом. Вот, значит, как. Его, значит, слушать не жела-ют, а какого-то… Колю?! Опять Коля! Ох, попадется ему этот говорун…
- Это не телефонный разговор… Да ты с ума сошел… Я категорически против. – Катя пыталась со-средоточиться на той анхинее, которую нес Зорькин. Он там что, совсем сбрендил? Они все сбренди-ли. И долго еще тут будет торчать Жданов?
Если уж на то пошло, Жданов тоже был категорически против. Суть дела, он, конечно, не пред-ставлял, но был согласен с Катериной целиком и полностью.
- Права? Какие права?.. Да, я знаю, что у тебя есть права...
Права? На кого это, интересно, у мерзкого Коли есть права? Закипая, Жданов стиснул зубы. Так, спокойно, продолжаем слушать дальше.
- Коленька… Не кричи… Срочно? А подождать никак нельзя?..
Этого Жданов выдержать не мог. Стоять и спокойно наблюдать, как она кокетничает с другим бы-ло выше его сил. Она его игнорирует? Откуда столько равнодушия? Неужели достаточно одного звонка от бывшего… а бывшего ли?.. кавалера, чтобы он, Андрей Жданов, превратился в человека-невидимку? Почему она плюнула на все, что между ними было? Воркует с нахалом, словно рядом за версту никого нет. Встав перед девушкой, он скрестил на груди руки и сердито на нее уставился. Пе-рехватив его взгляд, – Господи, он еще долго будет над ней издеваться? Неужели не понимает, что ей больно от одного его вида? - она отвернулась и быстро произнесла в трубку:
- Хорошо, сейчас подъеду. Да, знаю… да… Коль, у меня мало времени, пока.
Швырнув мобильник в сумочку, Катя выключила компьютер и схватила пальто.
- Ты куда? – нахмурился Жданов, до этого молча следивший за ее манипуляциями.
- Извините, меня ждет Коля. Буду после обеда.
- Ты и обедать с ним собралась?
- Почему бы и нет? Насколько поняла, я вам только мешаю.
- Чем, позвольте спросить?
- В мое отсутствие вы с Кирой Юрьевной могли бы заняться тем, что вас действительно интересу-ет.
- Катя…
- Простите, спешу.
- Ну что же… – В бессильной ярости он скомкал первый попавшийся листок бумаги и швырнул его на пол. – Значит... Отлично! Приятного аппетита! Если вам настолько противно мое общество, навязываться не собираюсь.
- Рубашку заправьте.
Демонстративно обойдя Жданова, она, вежливо поздоровалась с Кирой Юрьевной и неслышно выскользнула из кабинета. Кира, на минутку забыв про жениха, изумленно посмотрела ей вслед.
- Да наша красавица сменила гардероб! Что, Малиновскому неловко было выгуливать ее в тех ста-рых тряпках?
- Кира… – Андрей почувствовал усталость. – Почему нельзя говорить о человеке хотя бы вежли-во? Я и так с трудом убедил Катю остаться в «Зималетто»… а теперь… все может пойти прахом.
- Ты? Уговорил? Ее? Остаться? Подожди… То есть, эта…
- Кира!
- …эта девица хотела уволиться, а ты ее… уговорил? Я правильно поняла? Скажи, я что-то пропус-тила? Неужели Малиновский передарил свою красотку тебе?
- Кира! Прекрати немедленно! Я не намерен обсуждать с тобой Катю и ее личную жизнь. Ты пере-путала меня с Клочковой.
- Мне противно смотреть, как ты носишься с этой…
- Кира!!!!
- Что – Кира? Я не слепая! Мне казалось, что я значу для тебя гораздо больше, чем эта… эта…
- Кира, по-моему, ты меня вообще не слышишь. Прошу тебя, успокойся, и давай сменим тему. Ко-нечно, если нам есть, о чем говорить.
- Действительно не о чем! Любое мое слово принимается в штыки. Не вижу смысла продолжать! «Она сама начала. Что ж, тем лучше.»
- А ты права. По-моему, все… давно потеряло смысл.
- Жданов… Ты сейчас… о чем?
Андрей, волнуясь, прошелся по кабинету.
- Кира…
- Да?
- Я считаю, что ты была права, решив отменить свадьбу.
- Ты? считаешь?..
- Именно. Я много думал о нас…
- Как трогательно…
- Много думал. «Нас» больше не существует. Давно не существует. Есть два абсолютно разных человека, которые даже не пытаются сделать вид, что они счастливы вместе.
- Конечно, ты бы был счастлив, закрой я глаза на твои бесконечные измены! Но я тоже имею право хотя бы высказать… Я все знаю! Доброжелатели постарались, не оставили в неведении. Со вчерашне-го дня телефон разрывается от непристойных смс, которыми меня закидывают твои Дюймовочки.
«Дюймовочки? Господи, а Малиновский-то тут при чем? Все, что ли посходили с ума, забыв его об этом предупредить?»
- Кира, объясни, чего ты добиваешься? Десять минут назад ты собиралась выдать мне приз за хо-рошее поведение. Или я ошибаюсь?
- Надоело вранье. Я устала. Сколько можно круглосуточно названивать тебе только затем, чтобы поговорить с автоответчиком? Почему у тебя постоянно выключен мобильный? И кто та дрянь, кото-рая забрасывает меня грязными сообщениями? Ненавижу!
- Зачем так мучиться, объясни?
- Какая тебе разница? Это – моя жизнь, понял?!
- Не только твоя, ты не забыла?
- Зато ты, кажется, забыл! Но я напомню!
- Кирочка, прошу: обидься и уйди. И пусть мне будет хуже.
- Но я люблю тебя…
- Кира, без меня ты будешь намного счастливее.
Кира негромко рассмеялась.
- Вот значит как… Вот ты как заговорил, Андрюша! А ты не боишься, что я уйду из компании? Кто будет поддерживать на Совете твои бредовые идеи?
- Поступай, как считаешь нужным. И знаешь… у тебя много недостатков, но я был самым круп-ным из них, поверь.
- Шутишь?.. Что ж… воля твоя… Ты еще сильно пожалеешь, Жданов. Посмотрим, как ты запоешь, когда лишишься президентского кресла.
Дверь с грохотом захлопнулась. Вот и все. Андрей устало подошел к окну. Надо же, снег, а еще вчера было так тепло. Еще вчера… Накатившие воспоминания унесли последние остатки видимого спокойствия. Почему Катя так холодно реагировала на его отчаянные попытки объясниться? Едва снисходила до ответа и равнодушно отстранялась от объятий? Эх, если бы не присутствие за стенкой Киры, он бы смог... Кира! От бессилия он пнул ногой стену и длинно выругался. В сером небе кружи-лись первые снежинки. Зима… ну и… что же теперь делать?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:05, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
***

Вот и первый снег, а шапку она оставила дома. Ну и ладно. Зато голова немного проветрится. А то вбила в дурную башку всякие глупости. Жданов любит? Угу… только не тебя… Да и с какой стати? Ты на время заменила ему сбежавшую невесту, вот и все. Он тебе что-то обещал? То-то и оно. А то, что вчера произошло… Ты же сама этого хотела… И он здесь абсолютно не при чем. Отчего же так гадко на душе? Катя в отчаянии прикусила губу. Сама… Сама бросилась ему на шею. Господи… что же теперь делать?.. И снег этот дурацкий… Летит прямо в лицо. Чего доброго кто-нибудь решит, что она ревела. Нет, в Зималетто сегодня ни ногой. И пусть ее увольняют, пусть.
Зорькин топтался у входа в салон, создавая никому не нужный ажиотаж и вертел головой во все стороны, высматривая подругу.
- Привет, ненормальный!
- Как мило с твоей стороны! Я уж и не надеялся, - сердито ответил замерзший Колька. – Мало то-го, что вчера я полдня тебе искал, так еще и сейчас ждать пришлось. Кстати, где ты была?
- Теперь уже не важно. Лучше объясни мне, Коленька, а по какому поводу ты так упорно меня ис-кал? – Катя внимательно оглядела друга. – Слуууушай, да у тебя новое пальто! Интересно откуда…
- Оттуда. – Колька явно не был расположен развивать скользкую тему. – Позже отчитаюсь. А сей-час…
Поведение Кольки озадачивало все больше и больше. Вместо того чтобы робко идти туда, где бы-ли выставлены относительно дешевые автомобили, ее больной друг уверенно зашагал по направле-нию к огромному джипу. Около лоснящейся черной громадины, Зорькин гордо оглянулся и спросил:
- Ну… как?
- Что это? – простонала Катя.
- Мой… наш будущий автомобиль. Правда, красавец?
Взглянув на табличку с ценой, Катя ненадолго утратила дар речи. После чего уверенно заявила:
- Ты точно ненормальный!
Размахивая руками, Колька принялся горячо убеждать подругу, что джип – именно то, что им нуж-но. Перспективная компания обязательно должна иметь авто представительского класса. Удобное, бе-зопасное и вместительное. Имидж – наше все! Сразу после Пушкина и футбола. Тем более что дяди Валерина «Волга» постоянно ломается, а так хоть будет на чем картошку перевезти.
- Соглашайся, Пушкарева! Выгодное капиталовложение, это я тебе как специалист говорю. Да ты меня не слушаешь! Катька, ау!
- Что? Да, я слышу… капиталовложение… Коля, но ведь это глупость!
Отвлекшись от собственных невеселых размышлений, Катя предприняла последнюю отчаянную попытку достучаться до Колькиного разума.
- Вот скажи: куда ты собираешься на этом ездить? В соседний подъезд?
- Почему в соседний? В банки, на деловые встречи…
Поняв, что добром отговорить приятеля от безумной покупки нет никакой возможности, девушка попыталась применить грубую силу:
- Я категорически против. Как владелец предприятия, я... – решительно начала она и осеклась, гля-дя в несчастные Колькины глаза.
- Пойми, Пушкарева, это мой единственный шанс… Без джипа я – никто. И не видать мне ее как своих ушей.
Катя слишком хорошо знала, что такое одиночество. Да что там говорить, она такая же – несчаст-ная и никому не нужная дура. Колька все еще продолжает на что-то надеяться. Что ж, вдруг, хоть ему повезет?
- Ты узнавал насчет условий кредитования? Мы не можем позволить себе сразу вложить такую сумму…
- Катька!!!!! Ты – настоящий друг! – Зорькин подскочил и запрыгал от нетерпения. – Конечно, я все сделаю, все узнаю, а ты езжай, работай. Я оформлю, я…
Работать? Как бы не так. Она позвонит девочкам и передаст, что неотложные дела в банке требуют ее присутствия. А потом поедет домой. К Малиновскому. Отключит телефоны и постарается ни о чем не думать. Хотя бы сегодня.

***

Погода испортилась окончательно. Снег валил тяжелыми хлопьями, за окном потемнело. Сколько он простоял? Какая разница… На душе была такая же хмарь, как и в небе.
- Андрей Палыч…
Пончева. Принесла нелегкая. Андрей нехотя оторвался от наблюдения за природой и развернулся к посетительнице.
- Слушаю вас, Таня.
Татьяна вошла в кабинет и уверенно уселась в кресло.
- Вы по делу? – занервничал Жданов.
- Да. Звонила Катя, просила передать, что не приедет сегодня.
- То есть как это – не приедет? И почему она сообщила об этом вам, а не мне?
- Понимаете, - начала объяснять Татьяна, - она позвонила… и сказала, что к вам дозвониться не может, а у нее садится батарея… в телефоне… вот… и попросила передать… и я передаю.
- Черт знает что. – Жданов схватил мобильный.
После того, как ему в пятый раз сообщили, что абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети, Андрей отшвырнул телефон и пристально уставился на недобрую вестницу. Что там с ними делали в старину?
- А больше она ничего не говорила? Что случилось?
- Плохо слышно было. Сказала – обстоятельства. Сказала – отработает позже.
Даже так. Обстоятельства. У них с Колей – обстоятельства. Срочные и спешные… И подождать никак нельзя. Отлично. За-ме-ча-тельно. Нет, решительно, все это ему надоело. С непонятным Колей нужно разобраться. И чем скорее, тем лучше. Жданов вопросительно поглядел на Татьяну, которая, похоже, никуда не собиралась уходить.
- Что-нибудь еще?
- Да… Я хотела спросить: скажите, пожалуйста, а вы разговаривали с Романом Дмитричем?
- С кем? - Андрей вздохнул. – Ах, да. Таня, вам не о чем беспокоиться.
- В общем-то, я так и думала. То есть, мы так и поняли. Потому что… знаете, я думаю, Катя его не любит.
- Кого? – бесцветным голосом спросил Андрей.
- Романа Дмитрича конечно!
Естественно, Катя его не любит. Она ведь… Жданов совершенно ясно ощутил: Пончева что-то знает. И совершенно не прочь поделиться сведениями. А значит, следует ее выслушать. Потому что в наше время информация решает все.
- Я очень рад, что вы успокоились, Танечка. Видите, как все хорошо складывается. Вы поговорили с Катей?
- С Катей, как же! – Татьяна возмущенно фыркнула. – Поговоришь с ней! Целыми днями из каби-нета не выходит, да вы же сами знаете…
- Тогда что же вас… убедило?
- Во-первых, Амура. Она гадает, понимаете? И все всегда сбывается.
- Интересно. Амура гадала Кате?
- Нет, мы просто говорили, а потом Амура разложила карты. Так интересно получилось…
Жданов пожал плечами.
- Я в гадания не верю.
- Ну и зря! Амура сразу сказала, что у Катьки с Роман Дмитричем ничего нет. Такой странный рас-клад получился, вроде бы она влюблена в кого-то. Но точно не в Малиновского.
- Ну и?.. – Андрей искренне надеялся, что его вопрос прозвучал достаточно безразлично.
- Амура сказала, что это взаимно. И знаете… я тоже так думаю. Он такой симпатичный… Любит ее страшно.
Андрей похолодел.
- Таня, постойте. Кто симпатичный?
- Он… Николай. Вы же сами говорили – Катин друг. Так вот, он заходил вчера.
- Куда?
- Сюда, в «Зималетто». Вы с Катей уезжали, а он, видимо, соскучился. – Пончева завистливо вздохнула. – Ждал, ждал… Потом сказал, что с Катей дома поговорит. Такой милый…
Милый. Симпатичный. Страшно любит. И она его. Дома поговорит… Дома?! Где это – дома?
Убью гаааада… Так и не заметив у шефа явной заинтересованности, Татьяна немного огорчилась.
Андрею Павловичу неинтересно? Молчит. А ведь мог бы и порадоваться за Катьку…
- Знаете, я думаю, они очень подходят друг другу. Он такой…
- Какой – такой, Таня? Вы не преувеличиваете?
- Вовсе нет, - обиженно отозвалась Пончева. – Он представительный. Интеллигентный. Тоже, кста-ти, в очках. Правда, мне казалось, что он должен быть брюнетом… Но я ошиблась, наверное.
- И что… вы думаете… То есть я хочу сказать… по-вашему, Кате с ним хорошо?
- Я в этом совершенно уверена. На двести процентов. И пальто у него такое… Не хуже, чем у вас!
- Таня, а пальто здесь при чем? – Жданову хотелось заорать и немедленно выставить гадкую сплет-ницу вон из кабинета, но он пока еще сдерживался.
- Пальто, конечно, не при чем. Дорогое пальто, вот и все. Но Амура считает, что у них любовь. А она ни разу еще не ошиблась… А я, пожалуй, пойду… До свидания, Андрей Палыч.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Место встречи изменить нельзя.
СообщениеДобавлено: 08-09, 02:06, 2013 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21-09, 21:34, 2007
Сообщения: 193
31.

Окна светятся, очень хорошо. Значит, можно еще раз поговорить. Именно так, поговорить и все.
Консьерж поздоровался как-то неуверенно, видимо хорошо запомнил прошлый его визит. Но сегодня все будет по-другому. Он больше не станет ломать дверь, хватит разорять Малиновского. Просто по-звонит, подождет, пока ему откроют. А если откроют не сразу – позвонит еще. И еще. Имеет право. А если Катя не одна? Что тогда делать? Хмм… Главное – не опускаться до выяснения отношений. Про-сто задать один-единственный вопрос: «А что здесь, собственно говоря, происходит?» И убить гада…
И никаких скандалов. С некоторым сомнением оглядев новенькую дверь, Жданов аккуратно нажал на кнопку звонка и приготовился к долгому ожиданию. Однако в этот раз его терпение испытывать ник-то не собирался.
- Слава Богу, а то я уж волноваться начи… Добрый вечер, вы к кому?
- Здравствуйте. – Андрей непонимающим взглядом уставился на незнакомку. – Простите, а Катя дома?
В ответ раздался тяжкий вздох.
- Нет их. Второй час пошел. И куда их понесло? Погода-то на улице сами видите какая: снег валит! А вы?… Да проходите, пожалуйста…
- Простите, не представился. Жданов Андрей Павлович, президент компании «Зималетто», Ка-тин…
- Катюшин начальник, да? Она много о вас говорила и Валера тоже… Валерий Сергеевич. Я – Ка-тина мама, Елена Александровна. А вы… по делу?
- Да, вот, ехал мимо, вспомнил… Екатерина Валерьевна документы с собой забрала, а мне они срочно понадобились. Простите, что побеспокоил.
- Какое же тут беспокойство, я понимаю, работа есть работа. Знаете, когда муж служил, его могли и среди ночи по тревоге поднять, и из отпуска отозвать. Разные бывают обстоятельства. – Елена Александровна посмотрела на приунывшего Жданова и вдруг улыбнулась. – А давайте я вас чаем на-пою? С пирожками. Раздевайтесь, проходите на кухню.
Жданов задумчиво стянул пальто, влез в предложенные тапки и последовал за женщиной. Та, ни-сколько не теряясь в незнакомой обстановке, гремела посудой.
- Кушайте, не стесняйтесь. Я много привезла. Катюша сама готовить не любит. Здесь, без присмот-ра, совсем отощала - в холодильнике все так и лежит нетронутое. А скажите, она и на работе не обе-дает?
- Ну почему же, обедает. Вчера, например… - Жданов вспомнил их совместный обед и захлебнул-ся кипятком.
- Мне, конечно, неудобно вас об этом просить, но… - Елена Александровна немного смутилась. – Беспокоюсь я, работа – это важно, но вы уж отпускайте Катюшку поесть… Хотя… это вроде как не ваша забота…
Не его забота? А вот здесь вы, уважаемая Елена Александровна, не правы. Это именно его забота. А если кто другой попытается вмешаться… в режим питания… Спокойнее. Улыбаемся и меняем те-му.
- Скажите, пожалуйста, а где, все-таки, Катя?
- Это Колька ее взбаламутил, - Елена Александровна вздохнула еще раз. – Джип он купил, понима-ете ли. Здоровенная махина и на что только ему сдалась? Понятно, решил похвастаться. Меня сюда привез, а потом Катюшу уговорил покататься. Ох, счастье, что папа не в курсе…
- Джип?
- «Мерседес», что ли. Господи, куда их понесло? В такую погоду хозяин собаку из дома не выпус-тит, а у них и опыта водительского никакого - Валера за руль не очень-то пускал. Катя еще и телефон с собой не взяла, – женщина махнула рукой в сторону подоконника, где действительно лежала знако-мая трубка, перемотанная изолентой.
- А… Николаю позвонить вы не пробовали? У него ведь есть мобильный?
- Есть-то он есть, так я номера не знаю. Зачем мне его мобильный знать, когда Коля у нас и так с утра до ночи пасется? Это сейчас, когда Катюша сюда перебралась, они реже видеться стали. А так его из Катиной комнаты и не вытащить было…
Чай снова попал не туда, и Андрей закашлялся. Мерзкий Николай был практически членом семьи Пушкаревых, и этому, похоже, никто не препятствовал. Даже строгий Валерий Сергеевич. Интерес-но…
Между тем, Елена Александровна продолжала:
- Они давно дружат, не разлей вода. И в школе вместе, и в университете. Я и рада. Катюша у нас – девочка тихая, таким в личной жизни нелегко. Где сейчас парня хорошего найдешь? А Кольку мы с детства знаем, привыкли. Он нам как родной. Я иной раз думаю: а почему бы им не пожениться?
Андрей сглотнул.
- Пожениться?..
- Парень хороший, спокойный. И зарабатывать начал... А Катюшка только смеется.
- Правда? – чуть повеселел Жданов.
- Самое время свадьбу сыграть. – Елена Александровна доверчиво наклонилась к Андрею. – Мо-жет это и неправильно, но я ей все объяснить пытаюсь, что незачем принца ждать. Нет их, принцев этих. А Колька – вот он, рядышком… Очень уж нам с Валерой хочется внуков понянчить.
- Внуков?… да… конечно…. – Жданов решительно встал с табурета. - Я, пожалуй, пойду.
- А документы как же? Посидите, скоро ребята подъедут. Поужинаете вместе с нами.
- Нет, нет. Я не голоден.
- Ну, тогда… всего доброго. Я передам Кате, что вы заезжали.
- Не стоит. Спасибо за чай.
«Внуков!» Захлопнув за собой дверь, Андрей помчался вниз по лестнице с такой скоростью, будто за ним гнались. С грохотом скатившись по ступенькам, пролетел мимо зевающего консьержа и вы-скочил на улицу. Уже заводя машину, уперся взглядом в здоровенный черный джип, неуверенно въе-зжающий во двор. Тонированные стекла отсвечивали, не давая никакой возможности рассмотреть, что происходило внутри. И ладно. Меньше знаешь – крепче спишь. И вообще, неизвестно, чья это ма-шина.
Снег валил не переставая. Видимо, отыгрываясь за предыдущее тепло, зима решила прибавить обороты и за сутки наверстать упущенное. Колька плохо знал дорогу, совершенно не чувствовал ма-шину и лопался от амбиций. Однако все это не помешало им относительно спокойно добраться до до-ма. Яркий свет фар ослепил глаза, и Катя испуганно схватилась за руль.
- Колька, тормози!
- Ездят тут всякие, - презрительно прищурился Зорькин и победно просигналил. – Прочь с дороги. Раскорячился в чужом дворе, козел. Думаешь, если на «Кайене», круче тебя никого нет?
Высокомерный «Козел» на «Кайене» не собирался уступать ни пяди, полностью игнорируя нерв-ное бибиканье. Колька включил дальний свет, и Катя, тихонько охнув, прикусила губу почти до кро-ви. Жданов? Что он здесь забыл? Она напряглась, делая попытку взять себя в руки. Полдня с пере-менным успехом старалась выбросить Андрея из головы и вот, все насмарку! Может… повезет? Жда-нов их не заметит и проедет мимо. Конечно, рано или поздно придется рассказать о покупке «Мерсе-деса», но объясняться с ним сейчас было выше ее сил.
Зорькин, решив объехать наглеца, дернулся вправо и, не рассчитав траекторию, слегка чиркнул бампером Порше. С лица будущего финансового магната мгновенно улетучилась спесь. Позеленев, он обмяк на сиденье и покрылся испариной.
- Я его задел, – стуча зубами, заблеял горе-водитель, цепляясь за подругу. - Что теперь будет? Джип отнимут, как ты думаешь?
- Успокойся, – пробормотала Катя, отдирая от себя Кольку и распахивая дверцу. – Сдвинь машину вперед, а я… попробую договориться.
- Куда? – завизжал Зорькин. – С ума сошла? Да он тебя убьет! Надо звонить… в милицию… в ГИБДД… нет, лучше дяде Валере.
- Прекрати истерику. Это автомобиль Жданова… Боже, как не вовремя. Спасибо тебе, Коля, но лучше бы ты поцарапал президентский кортеж.
Она выскочила из джипа, поскользнулась и, чуть было не попав под колеса «Порше», отпрыгнула в сторону. Зажмурившись и твердя, как заклинание: «Господи, господи, господи…», замерла, мечтая стать невидимой. Раздался оглушительный визг тормозов. «Кайен» остановился в нескольких санти-метрах и, призывая себя к спокойствию, Катя сделала шаг ему навстречу.
- Катя? Что ты творишь, я же чуть тебя не задавил! – Жданов вышел из машины, заметил стоящий впереди «Мерседес», ухватил глазами Зорькина, стиснул зубы и непроизвольно сжал кулаки. Жени-шок... Спрятался в тачке и носа не кажет. Еще раз посмотрев в сторону новенького «Геленвагена», хмуро произнес:
– Мне кажется, вас можно поздравить?
Катя перевела дыхание, обернулась на сверкающий джип и, обессилено прислонившись к крылу порше, произнесла:
- Поздравить?.. А… с этим?.. ну да…
Он молча перебирал в руках перчатки.
- Я не буду оправдываться, - с несчастным видом продолжила она. – Знаю, возможно… мы поторо-пились, но я хочу, чтобы вы поняли…
- Вы не должны ничего объяснять. Я понимаю… то есть… я ни черта не понимаю…
- Да?.. просто Коля меня убедил, что мы… что это необходимо…
Катя замолчала, напрягая глаза, чтобы различить выражение его лица. Казалось, он совсем не слу-шает, находясь сейчас где-то далеко от нее.
- Вы… уверены?..
- В чем?..
- Что это правильное решение?..
- Во всяком случае, я вам обещаю - на работе фирмы это не отразится.
- Значит, я могу надеяться, что вы останетесь?
Катя попыталась собраться с мыслями. Странно, но он почти спокоен. Конечно, переживает из-за покупки автомобиля... И все? Тем лучше. Она не станет падать духом. Она стойкая, уверенная в себе девушка с чувством собственного достоинства. Вот так.
- Останусь? А почему бы и нет. Ничего не изменилось.
- Вчера все было по-другому.
Дорого бы она дала, чтобы этого «вчера» не было вообще.
- Вчера… - Катя отвернулась. - Андрей… Павлович… Не волнуйтесь, я все забыла. Это была моя ошибка, и вы тут ни причем.
- Ошибка? – его голос звучал почти бесстрастно. – А это… - он кивнул в сторону сидящего в мерсе Зорькина, - Это не ошибка?
- Поверьте, у вас нет причин для волнения. В конце концов, Коля гарантировал … я его сто лет знаю… он…
- Гений…
- Ну, причем тут… если бы не Коля…
- Если бы…
Катя окончательно запуталась. Как ему втолковать, что благодаря Кольке стартовый капитал «Ни-ка-моды» увеличился в несколько раз?
Он стоял и не шевелился. Снег ли виноват, или это было на самом деле, но он казался таким дале-ким – одинокая освещенная фарами фигура на фоне темного двора.
- Простите меня, Андрей Павлович, - неожиданно мягко сказала она. – Ущерб мы вам компенсиру-ем, только… давайте отложим этот разговор до завтра? Тем более… вас наверняка ждут.
- И вас.
Они оба бросили взгляд на джип, в котором под музыку весело подпрыгивал успокоившийся Зорь-кин, и опять немного помолчали. Потом Жданов каким-то странным голосом сказал:
- Идите домой. Простудитесь.
- Ничего. – Катя с трудом глотнула воздух. – Я…
«Геленваген» неожиданно разразился радостным воем, который тут же был с энтузиазмом подхва-чен всеми окрестными автомобилями – Колька опробовал сирену.
Катя вздрогнула. Интересно, скоро он наиграется?
- Кать…
Она не двигалась.
- Как ты думаешь, зачем я приехал?
- Поговорить… о Кире Юрьевне?.. Но вы можете быть абсолютно спокойны… я ни в коей мере…
Он подался вперед, резко схватил ее за плечи и вжал в машину, полностью загородив собой обзор. Испуганно глядя на него снизу вверх, она попыталась освободиться.
- О чем ты? – Андрей напряженно следил за каждым ее движением.
- Отпусти… сейчас же…
- Нет.
- Отпусти… пожалуйста… там Коля, я не хочу, чтобы он знал…
- Коля? Ах, да…Коля…
Он жадно приник к ней, провел губами по ее лицу и впился в рот, с каждой секундой становясь все более требовательным. Она попробовала что-то сказать, но не смогла.
- Пушкарева, где ты? Сколько можно ждать, нам же домой пора! - Зорькин, убедившись, что бить его никто не собирается, вылез из машины и, не обнаружив на джипе повреждений, любовно смахи-вал с капота снежок, недовольно покачивая головой. Срочно необходимо покупать теплый гараж. – Катька! Ужин стынет, мама ждет.
Андрей резко отпрянул, и Катя тотчас же замерзла.
- Вы что, живете вместе?..
Девушка прижала руки к вспыхнувшим щекам.
- О чем вы, Андрей Павлович?
- Ты с этим…
- Думаете все такие, как вы?
- Отвечай! Ты его любишь? Тогда почему вчера?…
- Не твое дело!
- А если мое?..
- Неужели Кира Юрьевна переживает за меня с Колей? Так вот беги, успокой ее. У нас все в поряд-ке.
Они в упор смотрели друг на друга, пытаясь справиться с дыханием. В конце концов, Андрей, оч-нувшись, быстро сел в машину и включил зажигание. Катя помчалась к подъезду и, стараясь немед-ленно захлопнуть за собой дверь, чуть не прибила спешащего за ней Зорькина. Глядя, как этот джипо-владелец, путаясь в пальто, бьется в стекло, возмущенно бубня что-то под нос, Жданов раздраженно откинулся на сиденье. Да уж, любовь действительно зла… А ему тут не место. Чего он, собственно говоря, добивается, дежуря под чужими окнами? Домой пора. И черт с ними.
- Пушкарева, ты совсем сбесилась? – пыхтя и отдуваясь, Колька догнал ее почти у лифта. – Куда рванула, ненормальная?
- Все в порядке, Коль, не бойся.
- А этот твой Жданов – он всегда такой бешеный? Что он от тебя хотел? Вел себя как ревнивый муж, честное слово.
- Какая ревность, Колька, о чем ты болтаешь? Узнал о джипе и разозлился. Деньги-то общие.
- Ха! Это сейчас так называется? Финансовой ревностью? – Зорькин скептически хмыкнул. – Кать-ка, так не бывает, поверь моему опыту.
- Верю. Ты же у нас в этой сфере авторитет. Хватит топтаться, идем. А то выгоню без ужина.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 71 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Рейтинг@Mail.ru