<>
Список форумов Фан-Арт НРК Фанфики по НРК Jane (Мульяна) Этого не может быть...(Катя/Андрей)_в_жанре_фэнтези_Часть 1

Этого не может быть...(Катя/Андрей)_в_жанре_фэнтези_Часть 1

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Название: Этого не может быть, потому что не может быть никогда!!!
Рейтинг: PG
Пейринг: Катя/Андрей, Роман/Амура, Александр/Шурочка
Жанр: мелодрама с эментами мистики и детектива, почти альтернативная версия НРК .
Герои: Андрей, Катя, Кира, Александр, Роман, Коля, Елена Александровна, Вика, женсовет... и новые персонажи...
Сюжет: Это история Кати и Андрея, только не совсем обычная. Катя умирает, а затем возвращается к Андрею в теле своего двойника... В общем фэнтэзи...

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

ПРОЛОГ.

Андрей Жданов сидел в своем кабинете в Зималетто. Его мысли бродили где-то далеко-далеко, и совершенно не имели отношения к компании и решению проблем в той же компании. Он не смог уберечь единственную женщину, которую по-настоящему любил, и ведь знал, что если правда с обманом откроется, то Катя не выдержит и сломается. Так все и произошло – он нашел ее, лежащую без сознания на полу в его кабинете, а вокруг были разбросаны игрушки, открытки из того проклятого пакета, оставленного Малиновским, и все бы ничего, но она сжимала в руках инструкцию. Он попытался разжать ее пальцы, но их как будто свело судорогой, и ему пришлось оторвать часть листка, но и того, что осталось, ему хватило с лихвой... Он до сих пор хранил ту порванную часть, и ту, которую врачи вынули из Катиной ладони, когда он примчался в больницу, и привез туда Катю…
Она так и не пришла в себя, медленно угасая на больничной койке. А он, он просиживал у ее кровати сутками, уговаривая ее вернуться, но не смог… Он даже этого не смог…
Теперь ему все было безразлично – кресло президента, компания, этот проклятый отчет, который ему был тогда так нужен…, вечная Кира рядом, Воропаев с его шуточками – он практически перестал разговаривать, обходясь только минимумом слов, и делая только то, что необходимо… Но…что бы он ни делал, он постоянно думал о Кате, постоянно носил ее фотографию, ездил к ее родителям, просто для того, чтобы побыть рядом с ней хотя бы с их помощью… Заходил в ее комнату и мог сидеть там часами… Его жизнь закончилась…
- Катя… Катенька… Катюш… - шептали его губы…
Как-то раз, сидя в ее комнате, он выдвинул ящик стола и наткнулся там на тетрадь, исписанную ее крупным, круглым почерком – ее дневник. Прочитал и совсем пал духом… То что они сделали с Малиновским, было мерзко, а после того что он прочел выглядело совсем омерзительно…
- Господи, Катенька, что же я наделал… Я убил тебя… Я убийца…
Жданов тяжело оперся локтями о стол… - Зачем мне жить теперь??? Кать??? – после похорон, он начал разговаривать с ней – клал перед собой ее фотографию и мог говорить часами… Ему казалось, что она отвечает… Боль, которую он испытывал все это время, не отпускала его ни на минуту, с каждым днем становясь сильнее, поглощая его целиком, засасывая в такой омут отчаяния, что иногда он начинал стонать, настолько она была невыносимой… Он пробовал напиваться, но это мало помогало, пробовал покончить с собой, но… глядя в полные слез, глаза матери не смог этого сделать… Что ему еще оставалось, он продолжал жить, нет не жить – существовать, только иногда Малиновскому удавалось его растормошить и на несколько минут возвращался тот, прежний Андрей Жданов, дамский угодник и душа компании, но потом, он снова мрачнел и еще больше замыкался в себе.
Вот и сейчас, он заперся в кабинете и никого не хотел видеть…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 1.

Малиновский шел по коридору Зималетто в студию к Милко. Сегодня кастинг и он ни за что не хотел его пропустить. В новой коллекции обещали быть незнакомые модели, и он просто не мог игнорировать такой подарок судьбы. По дороге, привлеченный странным шумом на ресепшене, он завернул туда, здраво рассудив, что модели никуда не денутся, а вот Тропинкина может нуждаться в его помощи. Вспомнив ее знаменитый бюст, Малиновский плотоядно облизнулся… Когда он вошел в холл, ему в глаза сразу же бросилось странное поведение Маши – она медленно отступала и встряхивала головой, как будто отгоняя наваждение… Он перевел взгляд на, стоящий рядом с Тропинкиной, женсовет - по их ошарашенным выражениям лиц тоже ничего нельзя было понять… Дамочки в полном молчании, вытаращив глаза, смотрели в сторону лифтов.
Роман проследил глазами их взгляды и ему показалось, что он увидел призрак… Его ноги словно приросли к полу, а челюсть медленно поползла вниз…
- Этого не может быть, не может этого… Просто невозможно… Господи, спаси и помилуй!!! – пробормотал он еле слышно, застыв на месте и забыв как дышать.
Девушка, стоявшая возле лифтов, недоуменно оглядывалась, не понимая чем вызвано такое странное поведение людей в этом офисе и никак не могла взять в толк, что это с ними такое?… Она пришла на кастинг, и непонятности начались сразу же… Охранник прозаикавшись и промычав что-то нечленораздельное пропустил ее даже не спросив ни имени, ни пропуска. Все с кем она сталкивалась по пути к ресепшену, теряли дар речи и застывали на месте. И вот теперь никто не мог ей внятно объяснить – куда идти дальше?… Где будет проходить кастинг?

***

Первым опомнился Малиновский и его ум заработал с удвоенной, нет с учетверенной силой. Эта девушка была точной копией Катерины Пушкаревой!… Но это не может быть она!… А если не она, то тогда кто?… Он пытался мыслить логически, но шок оказался слишком силен, и сознание отказывалось делать какие-либо выводы. Однако, с какой стороны не посмотри - это просто ответ на его молитвы, с ее помощью он приведет Жданова в чувство, только бы красавица не испугалась и не удрала, подумав, что все сумасшедшие...
Отодрав ноги от пола, он медленно двинулся в ее сторону… Охрипшим голосом начал спрашивать… Запнулся… Потом откашлялся и уже нормально, слегка подрагивая от смятения, снова поздоровался и повторил вопрос:
- Здравствуйте… Я вице-президент компании Роман Малиновский, а вас как зовут милая барышня?
Девушка слишком явно и с облегчением вздохнула, решив, что хоть кто-то в этом офисе сможет все ей объяснить. Окинув взглядом подошедшего мужчину, она негромко заговорила.
- Здравствуйте… Я пришла на кастинг, но у Вас здесь все такие странные…
- Ах… на кастинг… Конечно… На кастинг… - Малиновский все никак не мог до конца прийти в себя… - Так как же Вас все-таки зовут?
- Полина… Меня зовут Полина Пушкарева… Я... – но здесь она снова остановилась, потому что глаза у стоявшего напротив нее вице-президента в буквальном смысле слова вылезли из орбит… - Пуш… Пуш… Пушкарева? Нет… - он замахал перед собой руками, будто она мираж… - Этого не может быть…
- Почему? - Полина начинала злиться: «Да они здесь все чокнутые!»
- О господи! – Малиновский закрыл лицо руками, пытаясь прийти в себя и собрать мысли в кучу… - Пушкарева… - повторил он немного погодя, когда, наконец, смог связно мыслить. Схватив за руку, он потянул ее за собой. - Вам совершенно не обязательно идти на кастинг, мы сейчас же подпишем с вами контракт… Идемте… Идемте же… - Малиновский будто с ума сошел… - Скорее…
Протащив ее по коридору, он влетел в приемную президента, Полина влетела следом за ним. У, сидевшей за столом, Клочковой глаза стали такими же, как и у всех остальных до этого.
- П-п-п-у-у-ш-ш-ш-к-к-к-а-а-р-р-е-е-в-в-а-а…- Прозаикалась она.
- Да… - удивление девушки было неподдельным, - А откуда вы меня знаете?
Но секретарша лишь молча хватала ртом воздух, пристально разглядывая ее. Так и не дождавшись ответа на свой вопрос, она перевела глаза на Малиновского, вцепившегося в ее руку мертвой хваткой. Ее недоумение росло в геометрической прогрессии.
- Да отпустите же меня, - рывком освободив руку, Пушкарева возмущенно уставилась на вице-президента, на лице которого было выражение тревожного ожидания и несмелой надежды.
Хлопнула дверь, и из кабинета появился мужчина:
- Что здесь происходит? - Рявкнул он, - Я, кажется, ясно сказал, чтобы меня не беспокоили… Виктория?
- А-а… А-а… - произнесла Клочкова, тыча пальцем в девушку.
- Что «А-а… а-а…», - передразнил ее Жданов, останавливая взгляд на Полине. Какое-то время он просто стоял и смотрел и вдруг, в его глазах загорелся странный огонек, лицо побледнело и он кинулся к ней:
- Катя… Катенька… Ты вернулась… Господи… - Он стиснул ее в объятиях, - Но как?… Как?…
Его несвязная речь и сумасшедший взгляд окончательно привели Полину в состояние паники, она рванулась что было сил и бросилась бежать… Вылетев в холл, она на полной скорости заскочила в лифт, из которого как раз выходили люди, и долбанула по кнопке первого этажа. Двери закрылись, и лифт поехал. Только после этого она смогла перевести дыхание. – Боже мой!… Что это было? Ничего себе кастинг?! – Бормотала она себе под нос, мечтая как можно скорей добраться до дома.

А незадолго до этого, Виктория Клочкова смотревшая, как судорожно Андрей сжимает в объятиях Пушкареву, думала только об одном: «Надо сказать Кире…». Она медленно, стараясь не шуметь, поднялась со своего места и тихо-тихо, на цыпочках прокралась за спинами Жданова и Малиновского к выходу. Закрыв за собой дверь в приемную и переведя дух, она рысью помчалась в кабинет Воропаевой.

***

После того как Катя (Андрей думал, что Катя) вырвалась и убежала, Жданова пригвоздило к полу… Он не мог двинуться с места и никак не мог прийти в себя… Кто-то потряс его за плечо и знакомый голос произнес:
- Жданов, очнись…
Резко обернувшись, Андрей уперся взглядом в Малиновского
- Жданов, АУ?… - пощелкав пальцами перед глазами друга, Роман встряхнул его за плечи… - Да очнись же ты…
Тряхнув головой, Андрей безумным взглядом обвел приемную, - Я сошел с ума…, да? Малина?
- Нет, ты не сошел с ума… Ты…
Жданов его снова перебил:
- Ты видел? Нет, ты видел? Здесь была Катя…Катя… - Он уткнулся лицом в ладони и протяжно застонал…
Малиновский, с тревогой наблюдавший за ним, поспешил его успокоить.
- Да нет… Палыч… Это не Катя… Это была модель, пришедшая на кастинг, она просто очень на нее похожа… Я сам обалдел, когда увидел… И еще… И еще… - Роман забегал по приемной от возбуждения… - Знаешь как ее зовут?
Андрей вопросительно уставился на него, - Ну? И как?…
- ПО-ЛИ-НА ПУШ-КА-РЕ-ВА… - Членораздельно, по слогам, произнес тот…
- К-как? – на Жданова будто ступор напал.
- Полина Пушкарева. - Уже спокойнее произнес его друг, - Вот так то, Палыч!
Постояв некоторое время без движения, Андрей переваривал информацию Малиновского, затем, словно ураган, пронесся по приемной в свой кабинет, там что-то громыхнуло, потом упало, потом на пороге снова появился Андрей и рванул через приемную на выход, крича на ходу – Я к Пушкаревым…
Малиновский даже среагировать не успел, а Жданова уже и след простыл. Ошеломленно покачав головой - ураган по имени «Жданов» чуть было не свалил его с ног - Малиновский двинулся в сторону отдела кадров. Новость, что в Зималетто приходила на кастинг Катя, уже разнеслась по фирме, и в глазах у Пончевой стоял огромный знак вопроса, но поинтересоваться она все же не решалась. Уточнив адрес Пушкаревых, и улыбнувшись ей одной из своих самых очаровательных улыбок, Ромка с загадочным видом удалился.

***

Примчавшись к дому Пушкаревых, Жданов птицей взлетел на 4 этаж и надавил кнопку звонка.
Дверь открылась сразу и на пороге показалась мать Кати. Ждать, что его пригласят надежды не было, поэтому Андрей, постаравшись как можно аккуратней отодвинуть женщину в сторону, ворвался в до боли знакомую прихожую, за доли секунды охватывая взглядом маленькое пространство. Потом, обернулся и задыхаясь спросил:
- Где она? Она дома?
Елена Санна, схватившись рукой за сердце, медленно закрыла дверь, обошла его и молча опустилась на диванчик. А Жданов не отставал…
- Не молчите… Пожалуйста… Скажите мне, где она?
- Кто? – С трудом, но Елене Санне удалось все-таки заговорить.
- Она… - Жданов начал метаться по квартире, открывая все двери…
Следя за ним ошеломленным взглядом, словно не веря в то, что видят ее глаза, Елена Санна произнесла:
- Андрей Палыч… Вы… Вы же обещали… - он повысила голос, - Вы обещали оставить нас в покое!!!... – и четко разделяя слова на слоги, взволнованно повторила. - Вы о-бе-ща-ли… Что Вам опять нужно?... Почему Вы снова здесь?... – она осеклась на полуслове, увидев выражение его глаз.
Жданов не успел ничего сказать. Дверь скрипнула и в квартиру вошла виновница суматохи.
- Теть Лен, почему дверь откры…та и…, - договорить она не смогла… Ее глаза встретились с черными, полыхавшими мрачным огнем, глазами мужчины… У нее перехватило дыхание и появилось стойкое ощущение, что все это с ней уже было, вот только она не может понять или вспомнить или?… Совсем растерявшись от своих, таких не понятных ей чувств, Полина попыталась сдвинуться с места, убежать, спрятаться, но не могла и молча стояла - этот взгляд глаза-в-глаза не позволял ей двигаться, он умолял, упрашивал… - Не уходи! Пожалуйста, не уходи!
Потом что-то случилось, и мужчина начал медленно оседать на пол, ртом хватая воздух, его взгляд потускнел и в нем появилось выражение невыносимой боли…
Полину будто кто-то толкнул в спину и она рванулась к нему, - Вам плохо? Что с Вами? Что…? – помогла усадить его рядом с Еленой Санной, а сама опустилась перед ними на корточки.
- Катя… - Простонал тот… - Моя Катя… Катенька…
В голове у Полины закружился вихрь из мыслей, чувств, мелькали картины из будто бы ее жизни, но она-то точно знала, что с ней ничего такого не происходило и произойти не могло… Почему этот странный человек называл ее «Катя»? Почему у ее тети такой чудной взгляд и слезы на глазах? Она что, что-то знает? Что происходит?... Ведь Катей, Полина это знала, звали дочь тети Лены, правда ей так и не удалось увидеть ни одной фотографии кузины, но вряд ли это связано с сегодняшними событиями…
Девушка медленно поднялась на ноги, оставив мужчину сидеть на диванчике рядом с Еленой Санной…
Входная дверь снова скрипнула, прервав тяжелую тишину, повисшую в помещении, и в ее проеме появился уже знакомый Полине вице-президент…
Сходу оценив ситуацию и увидев ее недоуменный взгляд, глаза Елены Санны полные слез, он проговорил,
- Здравствуйте… - помолчал несколько мгновений, оглядывая всех находившихся здесь, затем, слегка запнувшись, продолжил:
- Может быть, мы все присядем и поговорим? Выясним… так сказать… все… - И он умоляю-ще-вопросительно глянул на мать Кати, тут же кивнул Полине, как будто отвечая на все ее вопросы, потом подошел к Жданову, обхватил его за плечи, помогая подняться и двинулся в сторону кухни, кивком головы приглашая всех следовать за ним.
Рассадив всех за кухонным столом, он осмотрелся. На этой кухне он и был-то всего один раз, и то только во время похорон Катерины, но здесь ничего не изменилось, или нет, все же изменилось… Не было ее отца – Валерия Сергеевича, с его громогласными приказами и армейскими шуточками, постарела и как-то сгорбилась мать Кати, и наконец, появилась эта девушка - его глаза остановились на Полине – кто она и как сюда попала?
Посмотрев на Елену Санну, он вопросительно поднял брови, как бы приглашая ее начать разговор.
В их немой диалог ворвались слова, произнесенные Полиной:
- Может быть кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? - И пара сердитых глаз уставилась на Малиновского - он даже вздрогнул от ощущения нереальности, настолько этот взгляд был похож на тот, прежний… Мысленно перекрестившись и произнеся: чур-меня-чур, он перевел взгляд на мать Кати.
Полина тоже, чуть сердито смотрела на тетку.
А Жданов, немного придя в себя, не отрывал взгляда от девушки… Роман, заметив это, незаметно вздохнул, прекрасно понимая, что чувствует сейчас друг… Еще бы… Столько времени считать любимую женщину мертвой и сознавать, что в этом виноват ты сам… Что это твои действия привели к таким кошмарным последствиям… И вдруг… Увидеть ее вновь… Живую… И благодарить Бога, за это чудо… И понимать, что тебе дарован второй шанс и ты ни в коем случае не должен упустить его, иначе твоя жизнь просто превратится в пепел, прах, дым…
Взгляд Андрея продолжал блуждать по, сидевшей напротив него, девушке, постоянно меняя свое выражение… Его глаза то мрачнели, то начинали сиять от радости, то покрывались пеленой задумчивости… Одновременно с этим, его руки, казалось, жили своей собственной жизнью, ни минуты не останавливаясь они двигались, то нервно поглаживая поверхность стола, то сжимаясь в кулаки, то просто оставаясь неподвижно лежать на коленях и… через мгновение, снова приходя в движение и начиная пальцами выстукивать по поверхности стола только им одним известный ритм.
- Так как же? – Полина снова заговорила, стараясь игнорировать непонятный взгляд черноволосого мужчины, от которого у нее вспотели ладони и мурашки побежали по коже. - Мне кажется, я имею право знать…
Тяжело вздохнув, Елена Санна подняла на нее виноватый взгляд.
- Ты знаешь про Катю, знаешь, что у нас была дочь… - Она ненадолго замолчала, собираясь с силами, незаметно перевела дыхание и продолжила. – Но ты не знаешь, что она и ты будто одно лицо… – ее голос дрогнул, а в горле стал тугой ком. - Когда-то Катя тоже работала в Зималетто, будь оно трижды проклято!... Только вот, я никак не могла предположить, что ты тоже пойдешь туда… Ну зачем ты туда пошла? Зачем тебе работать, у нас же все есть! - Последние слова, прозвучавшие как крик, заставили замереть всех, сидевших за столом, а Елена Санна, справившись с эмоциями, снова заговорила. - Из-за них мы потеряли Катю… Я не могу… Не могу потерять еще и тебя… Лина… - Ее глаза наполнились слезами. - Я прошу тебя… Я умоляю тебя… Не связывайся с ними… О, Господи!... Они погубят тебя так же, как погубили Катю… - Слезы все-таки потекли у нее по щекам, и она начала судорожно вытирать их ладонями, пытаясь остановить, но они все текли и текли и, наконец, смирившись и закрыв лицо руками, Елена Санна заплакала горько, навзрыд, - Я не могу… Я не могу больше… Что же это такое?
Подскочив к ней, Полина осторожно обняла ее:
- Теть Лен… Ну ты чего? Я с тобой… Все в порядке… У нас все будет хорошо, теть Лен… Ну перестань… Ну, все… Хватит… Хватит…

Мужчины, молча наблюдали эту сцену, мрачнея с каждой минутой…
Жданов, не выдержав первым, отодвинул стул и встал…
- Елена Санна, простите меня… Я сам не знал, что я делаю… Увидеть ее… Это так… Увидеть ее снова… Вы же понимаете… Я на минуту подумал, что она вернулась… Я до сих пор… - он замолчал пытаясь справиться с голосом… - Я до сих пор не могу ее забыть… Если б я мог… Если б я только мог… - Он отвернулся, постоял молча, потом снова повернулся к сидевшим за столом, - Я только хочу понять, как… Как же?...
Прервав его сумбурный монолог, Елена Санна заговорила.
- Мы сами ничего не знали. Но у Валеры, оказывается, был сводный брат, о котором мы никогда не слышали… Он умер уже давно, но у них осталась дочь, Полина…
- Но как вы узнали? – голос Малиновского звучал глухо…
- Уже после смерти Кати… - Голос Елены Санны был еле слышен. – Вы знаете, что Валера не выдержал и у него случился обширный инфаркт… Он умер, не приходя в сознание… А после его смерти, военкоматом был опубликован некролог… И вот…
- Я прочитала некролог… - Вмешалась Полина. - Прочитала и сначала удивилась, ведь у моего отца тоже отчество «Сергеевич», и я подумала, что может быть…
И снова зазвучал голос Елены Санны.
- Да… Когда она появилась на пороге нашего дома, я… я… - она начала задыхаться, - я на минуту решила, что это Катя, что она вернулась, а потом… Потом все выяснилось… Полина мне все рассказала…
- Да… - кивнула головой девушка. - Своих родителей я не помню… Совсем. Я вообще плохо помню все, что происходило со мной до аварии… - она подняла глаза на мужчин.
- К-какой аварии? – Андрей тут же насторожился и внимательно вгляделся в ее лицо…
- Понимаете… - Полина почувствовала страшную неловкость, рассказывая о себе совершенно посторонним людям. - Мне сказали, что я попала в аварию… Я плохо помню, что было до этого… Вот только…- она потерла ладонью лоб… - Вот только, мне кажется, что я Вас знаю… - Посмотрев в глаза Жданову, Полина робко улыбнулась… - Это так странно… Я ведь уверена, что никогда не встречала Вас раньше… - Она виновато покосилась на тетку, заранее молча извиняясь перед ней за то, что собиралась сказать. - Я не придавала этому значения, но после аварии мне стали сниться странные сны, а в последнее время они участились и я просто боюсь сойти с ума, если буду молчать об этом… Мне страшно засыпать… И самое главное, в своих снах я вижу людей без лиц, все словно в тумане, но вот голос… - она снова посмотрела на Андрея, - я все время слышу голос, который меня зовет, и он удивительно похож на Ваш…
Жданов дернулся, а Полина, ничего не заметив, продолжала говорить.
- Но я не Катя… Понимаете, я – не она… У меня есть бабушка, которую я помню… У меня есть друзья, которые меня знают… Я не она… - ее губы затряслись.
- Конечно… - Елена Санна успокаивающе погладила ее по волосам, - Конечно ты – не она… Ты – это ты… И потом – ты же моложе… Андрей Палыч, Роман Дмитрич, - Елена Санна умоляюще посмотрела на молодых людей. – Полина еще студентка, она… она как… как и Катя, учится на экономическом факультете МГУ, только на 2 курсе… Я Вас прошу… Я Вас умоляю…
- Да… - Жданов опустил голову, - Я понимаю… Я все понимаю… - помолчал немного, потом поднял голову и скомандовал. - Роман, пошли… - Схватив друга за плечо, он решительно выдернул его из-за стола и потащил к двери, уже на ходу обернувшись, чтобы попрощаться.
Замок квартиры захлопнулся, и друзья начали спускаться вниз. Оказавшись на улице, Жданов остановился и молча подставил лицо ветру, затем, через некоторое время, скосил глаза на молчащего Малиновского и поинтересовался:
- Ну… И что ты обо всем этом думаешь?
Роман неопределенно хмыкнул.
- Если б я не знал, что она племянница, я голову дал бы на отсечение что это Катя… Даже жесты… Жесты ее… Поворот головы… А как она… Как она нахмурила брови?
- Да-а… Мистика какая-то… Вдруг, откуда ни возьмись племянница, да еще как две капли воды похожая на Катю… - Глаза Жданова заполыхали, - знаешь, что я тебе скажу, друг мой Ромка, - Это она… Это Катя… Она вернулась ко мне… Ты понимаешь?... Вернулась…
Лихорадочно блестевшие глаза друга, румянец на щеках, повергли Малиновского в ступор. Он, конечно, хотел встряхнуть Жданова, но не до такой же степени…
- Я в институт мозга, ты со мной? – Андрей нетерпеливо притоптывал ногой…
- Что ты хочешь там узнать?
- Я хочу знать все про реинкарнацию…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

ГЛАВА 2.

Полина лежала на диване в теперь уже своей комнате и перебирала в памяти события сегодняшнего дня. После ухода Жданова и Малиновского, они долго сидели с тетей обнявшись и Полина заверила ее, что НИКОГДА, просто НИКОГДА ее ноги не будет в Зималетто и НИ ЗА ЧТО… НИ ЗА ЧТО она не станет общаться с Андреем Палычем и Роман Дмитричем, и вообще не станет общаться ни с кем из Зималетто, просто ну вот ни с кем… Только после этого тетя немного успокоилась, Полина ее уложила, укрыла пледом, немного посидела рядом, дождавшись когда та уснет, и пройдя на кухню налила себе чаю.
Она сидела и неторопливо пила чай, когда в дверь позвонили, и на пороге их квартиры появился Николай Зорькин.
Впервые увидев ее, Коля буквально остолбенел - тогда она еще не знала, что такая реакция будет у всех, кто знал Катю - но затем, выслушав ее историю и как-то странно на нее посмотрев, он начал ей помогать. Он стал ее лучшим другом и ей казалось, что так было всегда… Со всеми своими проблемами, переживаниями она мчалась к нему и он серьезно все выслушивал и давал советы или предлагал помощь, никогда не отмахиваясь от нее… Потом Коля исчез и целую неделю она терялась в догадках где он… Может быть она что-то сделала или сказала и чем-то обидела его, но через неделю он появился снова, радостный и возбужденный и у них снова все пошло как раньше, только теперь Николай общался с ней как с равной…
Потом из деревни к ним приехала ее баба Глаша, она помнила, что это ее бабушка, которая ее вырастила и воспитала, но вот детства своего она не помнила совсем… Врачи говорили, что это последствия аварии и рано или поздно она вспомнит все, но она-то знала, что происходило все наоборот… С каждым днем ее воспоминания тускнели, становились все более расплывчатыми, а на их месте возникали картины из совсем другой жизни, вот только лиц на этих картинах она никак не могла разобрать, и это ее пугало… Она боялась об этом говорить, боялась, что сходит с ума… Только однажды она случайно проговорилась Николаю, но он, слава богу, не обратил на ее слова никакого внимания, а сегодня, рассказав обо всем, она почувствовала громадное облегчение, пусть даже они ей и не поверили… Зато теперь, при воспоминании о черноволосом мужчине, которого все называли Андреем Ждановым, у нее внутри будто начала распрямляться какая-то пружина, как будто кто-то запустил маховик с часовым механизмом и время начало обратный отсчет, возвращая ее в какую-то исходную точку - точку, которая должна была перевернуть ее жизнь…
А когда пришел Колька, у нее возникло стойкое ощущение де жа вю... Узнав, что произошло, он плюхнулся на стул рядом с ней и долго сидел молча, размешивая в чашке с чаем сахар… Потом поднял на нее глаза и произнес странную фразу:
- Рано или поздно это должно было случиться…
Изумившись, Полина подняла на него взгляд,
- Что случиться?
- Рано или поздно они все равно бы узнали, что ты жива… - Серьезно произнес Николай.
У нее голова пошла кругом от этих его слов…
- Что ты имеешь в виду?... Я не понимаю… Что?...
- Ты только не пугайся, ладно? – Николай сделал паузу, собираясь с мыслями… - Помнишь, меня не было целую неделю, помнишь?
- Д-д-а… Конечно… Но при чем тут…?
- Подожди, не перебивай меня… - Поднял руку, останавливая поток вопросов, готовых сорваться с ее языка, - так вот, я не рассказывал, чем я занимался всю ту неделю… А занимался я тем, что пытался узнать твое прошлое – кто ты, откуда, кто твои родители, и вообще где ты жила, как оказалась в Москве? И знаешь, что я выяснил? Знаешь?
Она помотала головой, как бы отгоняя от себя наваждение,
- Не хочу ничего знать… - Страх затопил ее с макушки до кончиков пальцев, - Не хочу…
Николай продолжал смотреть на нее внимательно и грустно…
- Рано или поздно тебе все равно придется узнать, так что лучше ты узнаешь все от меня, чем…
- Что узнаю? Мне нечего узнавать… - ее голос сорвался на крик…
- Так вот… - продолжил Николай, никак не отреагировав на ее вопль. - Никакого сводного брата у дядь Валеры не было… понимаешь? НЕ БЫЛО!!! Я это точно узнал… Я перевернул все архивы… Не было на свете человека по имени Владимир Сергеевич Пушкарев… И не было у него дочери по имени Полина!
- Что…? – задохнулась она… - Но я же есть… Я же есть… - Ее начала бить дрожь…
Зорькин обнял ее:
- Конечно ты есть, вот только… - он замолчал, раздумывая говорить или нет, но решив что раз сказано «А», то следует сказать и «Б», продолжил… - Я думаю, что ты не Полина…
- А кто? – дрожащими губами пролепетала девушка, интуитивно догадываясь о том, что он хотел сказать… - Кто я?
- То что я скажу очень необычно и покажется тебе невозможным… - продолжил Коля, - Я и сам не понимаю как такое может быть, но ты… ты - Катя!
- Я кто??? – Полина уже не скрывала ужаса, охватившего все ее существо… - Я… Я…
- Ну, ты сама подумай? – Николай сел перед ней на корточки… - Ты не помнишь своего прошлого, а то что ты помнишь и воспоминаниями-то назвать нельзя… И потом ты сама говоришь, что у тебя воспоминания какие-то странные, помнишь ты мне однажды рассказала, про картины проплывающие у тебя перед глазами… Так вот, это воспоминания Кати… Я это точно знаю… А у кого, кроме Кати они могли всплыть?… Все это, конечно, очень необычно, но…
- Нет… - Полина вскочила со стула… - Нет… Я - не она… Я не хочу… Я - это я…
Николай поднялся на ноги следом за ней и схватил за руки, остановив ее сумасшедшее метание по кухне… - Отпусти себя… Отпусти… И ты все вспомнишь… Действительно все… Главное, перестань бояться… Ты думаешь мне было легко? Ты… Я… Я тоже боюсь… - Он схватил ее в охапку, прижав к себе… - Знать что ты – это Катя… Знать и молчать… Я понимаю, в это безумно трудно поверить, но это так…
Внезапно Полина успокоилась и отстранилась от Николая. После его слов, как это ни дико прозвучало, все странности, происходившие с ней в последнее время, стали понятными. Если она и правда Катя… (Господи, бред!!!) Но если предположить, хотя бы в порядке бреда?... Тогда… Она вскинула глаза на друга.
- Ты должен сводить меня в архивы… Я должна убедиться сама…
- Конечно… - Зорькин вздохнул с облегчением… Катька всегда была сильной, и он не сомневался, что она справится… - Конечно, когда захочешь…

И вот теперь переживая события прошедшего дня, Полина не могла понять, что же она на самом деле чувствует. Страх? Ужас? Что? – Нет… Как это ни невероятно, но она не чувствует ничего такого… Она чувствует себя необычно – сознание будто раздваивается. С одной стороны – она Полина Пушкарева, и это правда, потому что воспоминания говорят ей об этом. С другой стороны, ее же воспоминания утверждают, что она не Полина… И этих воспоминаний становится все больше, они становятся четче с каждым днем… Но как такое может быть?
Тогда в больнице, после аварии, при ней не нашли никаких документов, определить, кто она такая помогла баба Глаша, которая появилась спустя некоторое время… Это она назвала ее Полиной… Полиной Пушкаревой… Это она обратила ее внимание на некролог напечатанный в газете… И теперь, в свете последних событий, Полина недоумевала, как она могла вспомнить и поверить во все это?… Вдруг в ее голове возник странный вопрос – а кто же на самом деле баба Глаша, и правда ли она ее бабушка, или это тоже иллюзия?
Устав от размышлений и предположений, Полина решила завтра же пойти в архивы и узнать о себе все, что только можно…
Ее глаза закрылись и она провалилась в сон… Слава богу без сновидений…

***

Холдинг «Небеса» переживал свое не самое лучшее время. Баланс сил, который поддерживался между холдингом и корпорацией «Преисподняя» последние 2000 лет, был нарушен. И все из-за безответственности одного единственного ангела.
- Как ты мог допустить, чтобы душа ушла из мира раньше времени?!… Ты нарушил порядок Книги Бытия, ты понимаешь это?! – выговаривал один ангел другому, на правах старшего по когорте.
- Но я же все исправил? – Оправдывался тот… - Она снова на земле… Правда пока ничего не помнит, но это только дело времени, она уже начала вспоминать…
- Это не оправдание… Ты нарушил инструкцию… И ты будешь за это наказан…
- Нет… Не надо… Ведь я же…
- Все! Разговор окончен! Пойди, сдай крылья…
Опечаленный ангел, тяжело вздохнул и отправился восвояси. Оставшийся ангел тоже тяжело вздохнул. Ему предстояло выполнить огромную работу и исправить то, что натворил этот безответственный олух… Это… Даже у него не хватало слов, чтобы назвать, то что он сделал. Такого еще не было в его карьере, и он не представлял, как со всем этим быть?

***

Клочкова ворвалась в Кабинет Киры:
- Кира, произошло нечто ужасное… Кира, ты знаешь, сегодня сюда приходила Пушкарева!?
Воропаева подняла голову от бумаг, и посмотрела на подругу:
- Вика, у тебя с головой все в порядке? Какая Пушкарева? Она мертва, Вика!
- Ты не веришь? Ты мне не веришь? Тогда пойди… пойди спроси у кого-нибудь… Ее не только я видела…
- Вика, что ты несешь? Опомнись?
- Кирочка… Это была она… Я тебе говорю… И Андрей с Романом поехали к ней домой…
- Что?
- То… Я же тебе говорю, ее не только я видела…
Кира потрясла головой, - Нет, этого не может быть… Это невозможно…
- Кира!!! Да пойми ты… Пушкарева жива… Понимаешь? ЖИВА!!!
- О нет!!! Только не это!!!

***

Вернувшись в Зималетто, друзья прямиком направились в президентский кабинет. Войдя, плотно закрыли дверь и понимающе переглянулись и Жданов, который не мог стоять спокойно ни минуты от свалившихся на него новостей, забегал по кабинету. Внимательно наблюдавший за ним Малиновский обрадовался – наконец-то, после стольких месяцев, Андрей становился самим собой. Его глаза ожили и теперь перескакивали с предмета на предмет, ни на чем конкретно не останавливаясь. Наконец, затормозив, он развернулся к Роману:
- Она жива! Ты понимаешь! Я уверен, что это она… Вот только не понимаю, каким образом? - запустив пятерню в волосы он закрыл глаза и запрокинув голову, проговорил, - Не понимаю…, - Затем, снова оживившись произнес, - Да это и не важно… Главное, она жива… Господи! Жива…
- Андрюш… Подожди… Не торопись… - Малиновский пытался вернуть ему здравый смысл, - Нам же ясно сказали, это не Катя – это Полина, ее двоюродная сестра…
- Нет… Ром… Я уверен – это Катя… Я чувствую это, понимаешь? Я знаю…
- Погоди-погоди… Не спеши… Давай спокойно во всем разберемся… - Все-таки попытался охладить его пыл Роман.
Но Жданов лишь отмахнулся.
- Нечего разбираться. Завтра я еду в институт и все выясню… Как такое может быть? - Он счастливо зажмурился… - Катя… - улыбка осветила его лицо, он резко выдохнул, - Я верну ее… Я вымолю у нее прощение, чего бы мне это не стоило… Я не могу потерять ее снова…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 3.

На следующий день, Жданов с утра уже был в институте им. Бехтерева и нервно расхаживал по приемной профессора В….нского. Встреча была назначена на 9.30 утра.
Его предупредили, что у профессора очень мало времени, и он может выделить для разговора только 20 минут. Жданов со всем соглашался, а теперь вдруг разволновался, что не успеет все сказать, а главное, услышать интересующие его сведения.
И вот встреча окончена, и он уже движется к выходу. Если все, что сказал ему профессор – правда, тогда… тогда… Что будет «тогда», Жданов представлял себе слабо, надеясь, что со временем во всем разберется…
Усевшись в машину, он завел мотор и плавно тронул с места, взяв направление в сторону Зималетто и продолжая размышлять над тем, что услышал в институте. - А если это действительно Катя?… То?… Кого же они похоронили?... Он же не сошел с ума… Он сам все видел… И потом ее родители никак не могли похоронить другого человека… Все это было очень странно и непонятно… Настолько странно, что он не знал, что и думать… В голове мелькали мысли одна чуднее другой… Этак, пожалуй, можно черт знает до чего додуматься… Жданов вздохнул, и становившись у светофора выпал из реальности на некоторое время. Очнулся тогда, когда сзади загудели сигналы… Подняв глаза и увидев, что зеленый давно горит, он выругался и с места развил бешеную скорость.
Подлетев к зданию компании, Андрей вывернул руль и заехал на стоянку. Выйдя из машины, и щелкнув брелком сигнализации, он прямиком направился в кабинет Романа…

***

А в это время, сидящая на лекциях Полина, никак не могла понять, почему, то что читают с кафедры ей хорошо известно. Как будто она это уже учила где-то когда-то… Хотя, если вчерашний Колькин бред считать правдой, то… То тогда она уже закончила этот университет и даже успела поработать по специальности, так что ничего удивительного… Ей действительно все должно быть хорошо известно…
Снова перенесясь мысленно во вчерашний день, она вспомнила глаза Жданова и его «Катя… Моя Катя… Катенька…» - от его голоса у нее мурашки бежали по коже. Она вздохнула - надо будет расспросить Николая, что же связывало Катерину и этого великосветского повесу. Хотя нет, она сделает еще лучше, пока тети Лены не будет дома, она поищет в вещах Кати, и, может быть, ей тогда удастся вспомнить… Точно… - Полина даже подпрыгнула на стуле - может быть, там найдется что-то, что свяжет ее с прошлым и с ее такими не понятными воспоминаниями…
А сегодня запланирован поход в архивы. Она должна точно знать, что Полины Владимировны Пушкаревой на самом деле не существует, а существует Екатерина Валерьевна Пушкарева… Но… Но ее же похоронили… Не могли же ее тетя и дядя похоронить другого человека – это просто невозможно! Но тогда откуда же взялась она? – Ей стало страшно. Поежившись, она с трудом дождалась окончания лекций и вышла на улицу, где ее уже поджидал Зорькин.

***

Ангел сдал крылья и понуро побрел прочь – теперь он «падший», и из-за чего? Всего лишь из-за одной маленькой ошибки вся его карьера полетела к чертям, причем в самом прямом смысле этого слова. А ведь все было уже почти нормально… Если бы… Но ведь он попытался все исправить… Конечно, у него не очень хорошо вышло, но главное – что она снова на земле и скоро все вспомнит…
Когда прошло совсем немного времени с момента смерти Катерины Пушкаревой, и его лихорадочные попытки скрыть это потерпели полный крах – вот тогда он и решился… Он влез в базу данных ангелов-хранителей соседнего измерения и выяснил, что существует некая Полина Владимировна Пушкарева - первая красавица Москвы и удачливый бизнесмен… Только существовало одно «но» - она должна была погибнуть в автокатастрофе приблизительно в то же время, когда умерла Катерина Пушкарева…
Падший ангел усмехнулся, - А все-таки здорово я это провернул… Увести из под носа конкурентов их подопечную, поместить в ее тело душу умершей и наделить ее временной памятью Полины… Причем все проделать так, что никто ничего не понял… Да еще выдать ее за племянницу Пушкаревых… «Баба Глаша» - он вспомнил как сам назвался этим именем, временно заняв место в теле одной ясновидящей, как сам проконтролировал возвращение Пушкаревой в семью… - Он снова усмехнулся…- А теперь пусть говорят и делают что хотят – все уже произошло… Остается только ждать как повернутся события… Главное что Пушкарева, которой не время было умирать, теперь снова жива… - Он гордо выпрямился, - Пусть я теперь Падший ангел, зато последовательность событий в Книге Бытия восстановлена и никакого кризиса не будет… - Его настроение улучшилось, и он отправился на новое место своей работы – как говорится «Ко всем чертям»…

***

Находясь в архиве, Полина пролистывала все информационные базы данных по очереди, но с каждой новой базой ее надежда, что Коля не прав, таяла… Человек, по имени Полина Пушкарева не существовал, мало того что такой человек не существовал на данный момент, но и подняв информационные базы всех роддомов она ничего не нашла… А вот Екатерина Пушкарева родилась, выросла, а затем умерла и эта информация прошла по всем базам…
Обхватив голову руками, Полина застыла в глубокой задумчивости… Кого тогда похоронили вместо нее? Нет, это невыносимо, ну не могли родители Екатерины похоронить другого – просто не могли… Но… Мысль, пришедшая ей в голову, сначала испугала ее, но затем эта мысль постепенно укореняясь в сознании обретала все более четкие формы… Обернувшись, девушка встретилась взглядом со все понимающими глазами Зорькина…
- Коль… Знаешь?... Я тут вот о чем подумала…
- Знаю… - Он невесело усмехнулся… - Мне это тоже в голову приходило… Но я сам присутствовал на похоронах, я все видел своими глазами и могу тебя заверить, что похоронили Катю…
- Тогда я вообще ничего не понимаю…
- Я тоже… Хотя если честно, то и не хочу ничего понимать, главное – ты вернулась, а все остальное, как говорится вторично…
- Коль, а если…?
- Нет! Тетя Лена никогда на это не согласится…
- Я же еще ничего не предложила…
- Да понял я, что ты хочешь сказать… Эксгумация – это последний аргумент, и прибегнуть к нему лучше тогда, когда другого выхода у нас просто не останется…

***

Войдя в кабинет Малиновского, Жданов плюхнулся на стул и уставился взглядом в точку на стене, полностью игнорируя присутствие друга…
Роман поднял голову и недоуменно вздернул бровь, но Жданов ничего не замечал, полностью погрузившись в собственные мысли. Малиновский кашлянул… Реакции не последовало… Решив, что так он ничего не добьется, Роман громко спросил.
- Ну?... Что?... Что тебе сказал профессор?
Жданов вздрогнул, и повернувшись к нему вопросительно посмотрел…
- Я спрашиваю, что тебе сказал профессор? – терпеливо повторил Ромка, понимая, что друг несколько не адекватен.
- А-а… - Андрей подался вперед и его глаза заблестели, - Ты знаешь, он конечно мне объяснил, что существует техника Вуду, которая ими сейчас исследуется, но в его практике он никогда не встречал настоящих воскрешений… И знаешь еще что? Он посоветовал мне сходить в церковь…
- В церковь? А туда-то зачем? – Брови Малиновского поползли вверх…
- У них тоже существуют архивы и свой отдел по исследованиям паранормальных явлений…
- Так ты думаешь…?
- Я ничего не думаю, я просто хочу знать, как такое могло произойти?
- А знаешь что? – мысль, посетившая Романа, была вполне здравой, и он решил озвучить ее вслух… - А знаешь что? Может быть лучше начать с какого-нибудь архива и узнать все про Полину Пушкареву, а потом уже если мы узнаем что-то необычное… Потом… А там видно будет!
Жданов, подумав, согласно кивнул.
- А ты прав! – Он вскочил на ноги, - Поехали прямо сейчас. – и он вылетел из кабинета… Малиновский проводив его понимающим взглядом, вздохнул, снял пиджак со спинки стула, прихватил телефон из ящика стола и проследовал за Андреем,
- Как скажешь мон женераль, как скажешь!

***

Выходя из здания архива Полина и Коля нос к носу столкнулись с входящими туда Ждановым и Малиновским.
- Вы??? – первым как всегда пришел в себя Ромка. – Что вы тут делаете?
- По-видимому, то же, что собирались сделать и вы! – в голосе Зорькина прозвучал сарказм. – Пошли… - Он потянул Полину за рукав и недоуменно нахмурился, когда подруга не двинулась с места.
А Полина стояла ничего не видя и не слыша, снова встретившись глазами с этим завораживающим взглядом черных глаз, в обрамлении пушистых ресниц. Смотрела и не могла оторваться, а внутри у нее поднималась непонятная волна тепла, которая толкала ее к этому мужчине… в конце-концов, не выдержав напряжения, она сделала первый шаг навстречу.

Увидев ее в архиве, Жданов не поверил собственным глазам. Окружающий мир сразу перестал для него существовать, сузившись до размеров девушки, стоявшей напротив него. Он хотел броситься ей навстречу, крепко-крепко обнять и никуда больше не отпускать, но продолжал стоять, как будто прикованный к месту. Она сама сделала шаг навстречу, потом, видимо испугавшись своего движения – остановилась. Но для Андрея этого оказалось достаточно,
- Катенька, - выдохнул он, бросившись к ней и только потом, сжимая ее в объятьях, понял что она не вырывается. Он продолжал ее обнимать, и для него это было не меньшим потрясением, чем для нее.

А Полина и сама не могла понять, что же с ней случилось? Вот так ни с того ни с сего броситься в объятья совершенно незнакомого мужчины… Или знакомого? Что же с ней творится такое? Но вырываться совершенно не хотелось, ей было так уютно в окружении его рук, она никогда еще не чувствовала себя в такой безопасности, как будто эти руки могли защитить ее от всего на свете! Как будто это было правильно, и так и должно было быть!
Малиновский и Зорькин стояли рядом и молча, в остолбенении, смотрели на них. Слов не было. Все участники это действа прекрасно понимали, что происходит что-то из ряда вон… Что они присутствуют при событии, которое перевернет их жизнь… Что с этого момента все пойдет по-другому!

Немного придя в себя от неожиданности, Жданов слегка отстранился:
- Катенька… - нежно произнес он, провел пальцем по щеке, заправил за ушко выбившуюся прядь волос, - Катя, это ты?... Ведь, правда, это ты! – уже совершенно уверенно произнес он…
- Я не знаю… - голос у Полины прерывался… - Я совершенно ничего не понимаю… Я хотела хоть что-то узнать о себе, но…
- Так, друзья мои… - Вмешался Малиновский, - Друзья мои… Пойдемте где-нибудь посидим и все как следует обсудим… Что ж мы торчим тут у всех на виду…
- Да… - Зорькин пришел в себя почти так же быстро, как и Роман, - Полин, ты как? С тобой все в порядке?
- Д-да… Кажется… - неуверенным голосом произнесла Пушкарева, дрожащими руками поправляя волосы, - Кажется да…
По дороге к ближайшему кафе, все четверо молчали, пытаясь осмыслить, то что сейчас произошло… Сев за столик и сделав заказ, первым, как всегда, не выдержал Малиновский:
- Итак, друзья мои… - повторил он, - Я так понимаю, что в архиве нам со Ждановым делать в общем-то нечего. Верно? – он вопросительно уставился на Николая. - Все что можно было узнать – вы узнали, так? – теперь он уже смотрел в упор на Пушкареву…
Полина уткнулась лицом в ладони.
Свирепо посмотрев на Ромку, Жданов взял ее за руки и тихонько произнес:
- Не бойся… Я же с тобой…- он подвинул стул и сев рядом с ней снова обнял ее, а она, повинуясь безотчетному порыву, уткнулась лицом ему в грудь.
Жданов повернулся к Малиновскому.
- Ром, прекрати! Сейчас не время и не место…
- Если хотите…, - заговорил Николай, - если хотите, я могу Вам рассказать…
- Хотим… - Романа было уже не остановить, - Хотим, конечно… Должны же мы знать…
Андрей кивнул головой, подтверждая слова друга.
- Полин? – Николай посмотрел на девушку, но та продолжала прижиматься к Жданову и только молча закивала головой…

***

Прильнув к Жданову, Полина не могла понять, что произошло? В голове у нее царил полный хаос… Совершенно растерявшись от произошедших с ней событий она боялась пошевелиться… Сквозь одежду проникало тепло рук Андрея, в ее макушку упирался его подбородок, что-то говорил Николай, что-то спрашивал Малиновский, что-то отвечал им Андрей, а она потеряла ощущение реальности происходящего, - Этого не могло происходить с ней – Полиной Пушкаревой, это не она, это кто-то другой прижимается сейчас к Жданову. Мгновенная вспышка и у нее возникло видение – она (или не она?) в комнате, картина на стене, огромная кровать, покрытая зеленым покрывалом, Андрей, говорящий «Я люблю тебя», его рука переплетенная с ее (или не ее?) рукой, пытающаяся дотянуться до выключателя, гаснущий свет… Снова резкая вспышка и картина резко меняется - она (или не она?) уже в ванной – смотрящаяся в зеркало и говорящая самой себе – Что же я наделала? – На ней белый банный халат и дурацкие косички на голове, торчащие в разные стороны. Полина крепко зажмурилась – Опять они… Эти воспоминания! Опять… Но ведь с ней такого не было… Не было! Или было? Она вздрогнула… И тут же отреагировали руки обнимающие ее – они сомкнулись еще плотнее, встревоженный взгляд встретился с ее растерянными глазами, выражение глаз Андрея тут же изменилось – в них появилась бесконечная нежность - чмокнув ласково в нос, он снова прижал ее к себе, убеждая ее и себя, что все у них отныне будет хорошо, что он ее не отпустит больше, что она принадлежит ему, а он ей…
И Полина постепенно успокаивалась, ее растерянность потихоньку сменялась уверенностью – Она все вспомнит! Обязательно! Только должно пройти какое-то время! Все выяснится, и она снова обретет себя, и память к ней вернется. Все наладится… И эта путаница с ее именами наконец закончится… Только вот до тех пор она должна вести себя осторожно, - А вдруг она и вправду не Катя, а на самом деле Полина, тогда… - Глобоко вздохнув, Пушкарева высвободилась из объятий Жданова… - Тогда… Снова потеряв цепочку рассуждений, она слегка нахмурилась, - Тогда не может быть никаких других воспоминаний, кроме ее собственных… А эти картинки, что возникают у нее все чаще и чаще это видимо простые галлюцинации, последствия лечения после аварии… Но если… А вдруг? Вдруг она и вправду Катя?

Жданов смотрел как менялось выражение ее лица, и ему казалось, что он слышит все, о чем она думает… - Я не позволю ей снова отдалиться… - Его решимость не отпускать ее больше, становилась все сильнее и сильнее. Но для этого надо выяснить все до конца… Чтобы не было больше этой путаницы - Полина-Катя… Чтобы все наконец расставить по своим местам...

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 4.

Вернувшись домой, первым делом она уговорила Николая оставить ее одну. С трудом, но ей это все-таки удалось. Тети Лены тоже не было. Постаравшись взять себя в руки, Полина вытащила с антресолей вещи Катерины и начала медленно их перебирать. Вот одежда – блузки, юбки, водолазки, туфли - все совершенно не модное, такое носили их бабушки когда-то – разум ей говорил, что она это точно не надевала никогда… А сознание подбрасывало ей очередную картинку – вот в этой юбке с блузкой она идет в офис Зималетто, а вот в этом она уже в каком-то баре и Андрей целует по очереди ее вытянутые вперед руки… - Так, а это у нас что? – Наткнувшись на какую-то тетрадку, она открыла ее и все поплыло у нее перед глазами – это же ее почерк… Точно ее… Как же это может быть? Это написано ее рукой, а ведь на самом деле она этого не писала никогда!!! Начав читать – да это же дневник?! – она уже не могла остановиться. Одной рукой запихивая вещи Катерины обратно на антресоли, в другой держа раскрытый дневник – она пыталась делать два дела сразу. Наконец-то вещи убраны! Сев на диван в своей комнате Полина Пушкарева углубилась в чтение.

***

Прибыв в офис и отделавшись от Малиновского, Жданов скрылся у себя в кабинете. Сегодня столько всего произошло! Ему надо было побыть некоторое время одному, чтобы прийти в себя и понять, осмыслить все случившиеся… Катя… Она была сегодня почти сама собой, только вот под конец, снова немного отдалилась, но это-то как раз понятно! Если б он не знал кто он такой, он бы тоже наверное вел себя так… И все равно, какое счастье – снова быть с ней, обнимать ее, вдыхать ее запах, чувствовать ее прикосновения, видеть ее глаза – он снова начал жить… Как давно он этого не ощущал!!!
Сегодня, там в кафе, когда Малиновский начал задавать вопросы, он сначала испугался… Испугался того, что она уйдет… И только когда Николай рассказал им все, Андрей понял всю глубину отчаяния, в котором находилась она… Ее паника при первой встрече, эти ее сны, эти ее двойные воспоминания… - Как же она со всем этим справляется? – Ему снова захотелось мчаться к ней со всех ног… Уберечь, защитить, избавить от всех проблем! – Катенька… Моя Катя… Ты вернулась ко мне… Боже, Благодарю тебя!
Через некоторое время приняв решение, он решительно встал и направился к двери…
Дверь распахнулась, и Андрей нос к носу столкнулся с Кирой:
- Привет, Андрюш! Как ты?
Жданов стиснул зубы. Если он и мирился с ее присутствием в своей жизни, то только потому, что ему было все равно, но теперь… Теперь все изменилось…
- Кира… - обреченно произнес он, понимая, что откладывать разговор больше не имеет смысла. – Проходи… Нам надо поговорить.

***

После разговора с Клочковой. Кира не находила себе места. - Неужели правда?! Неужели Пушкарева жива!? Надо срочно поговорить с Андреем, срочно… Подняв телефонную трубку и набрав номер, спросила:
- Вика, Андрей появился?
- Нет… Кир, да не волнуйся ты так… Как только он появится я сразу тебе позвоню… Сразу!
И вот долгожданный звонок. Сорвавшись с места Кира быстро преодолела пространство между их кабинетами. Открыв дверь, она увидела Андрея… И то, чего она боялась всегда, произошло:
- Кира… Проходи… Нам надо поговорить.

Разговор дался тяжело им обоим.
Андрею – потому, что он видел, как плохо воспринимает его слова Кира, но в тоже время он чувствовал громадное облегчение – слава богу, эта глава его жизни окончена.
Кире, потому, что она никак не хотела в это верить, но серьезный вид Андрея, не оставлял ей никаких шансов. Ей было просто физически больно от того, что все кончено… Навсегда… Она потеряла его… Хотя в последние месяцы, после смерти Пушкаревой он и так не обращал на нее внимания. Ей иногда казалось, что исчезни она, он даже не заметит… А сейчас он сам решительно перечеркнул все, что было между ними… Перечеркнул даже то малое, что еще соединяло их в последнее время… Перед ней стоял совершенно чужой мужчина, который говорил правильные слова, только от этого ей было не легче…
- Кир… - она повернула голову на его голос, - Кир, извини, но мне пора… Кир…
- Да-да… Конечно… - на автомате ответила она, и только когда он вышел, до нее дошло, что это все… ОКОНЧАТЕЛЬНО!!! Жданов ушел от нее… Ушел навсегда!!! – Ее ноги подогнулись, она опустилась на пол и замерла…

***

Чтение дневника заняло всю ночь. Пришедшая вскоре после нее тетя Лена, оставила ее в покое только потому, что Полина пожаловалась на головную боль. Дав ей таблетку, она вышла, погасив свет. Через некоторое время в квартире Пушкаревых наступила тишина, прерываемая только шелестом страниц и редким всхлипыванием, приглушенным подушкой. Шок, который она пережила прочитав дневник к утру и правда, вызвал такую головную боль, что даже встать она была не в состоянии. То, что она прочла, расставило все по своим местам… Теперь ей было ясно, почему Жданов так себя вел, почему в Зималетто так были ошарашены ее приходом, и наконец, почему Колька… Николай Зорькин решил сходить в архив…
Голова болела так, что ломило в висках и перед глазами плясали цветные круги…
Дверь в комнату скрипнула, и раздался голос:
- Лина… Лин, что с тобой? Какая ты бледная… - Елена Санна дотронулась до ее лба, - Да ты вся горишь, девочка моя, я сейчас… - она выбежала в коридор, - Сейчас, я вызову врача…

Цветные круги вращались все быстрее и быстрее, она не слышала, как звала ее тетя Лена, не слышала, как пришел врач, она ничего этого не видела и не слышала, погрузившись в темноту…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 5.

Придя в себя, Катерина ощутила страшную слабость, возле ее кровати на стуле примостилась мама и с тревогой смотрела на нее. Увидев, что она очнулась, произнесла:
- Слава богу, Лиина, ты очнулась… Как ты меня напугала…
- Мама?...
Глаза Елены Санны расширились,
- Мам… Ты что? Почему…?
Договорить она не успела. Зрачки Елены Санны закатились и она медленно сползла со стула.
- Мам… Мам… - Катя попыталась встать, но потолок начал выделывать разные кульбиты и ее голова снова упала на подушку…
- Что за шум? – В комнату просунулся Зорькин.
- Коль, маме плохо… Коль...
У Николая брови не просто поползли вверх, они, казалось, подпрыгнули выше челки…
- Катя?... – Он медленно, словно во сне подошел к дивану, на котором она лежала. – Катька!? – радостно-удивленно воскликнул он, - Это ты?
- Я конечно… Коль, ты что?
- Катька-а-а… - Глупая ухмылка расплылась на его лице, но тут же сменилась озабоченной гримасой, при виде Елены Санны лежащей на полу. – Где у Вас нашатырь? – Его деловой тон так не сочетался со счастливой улыбкой, мелькавшей на его лице, что ничего не понимавшая Катерина смотрела на него во все глаза.

Приведя в чувство Елену Санну, и так толком ничего ей не объяснив, он уложил ее в кровать, клятвенно заверив, что как только ей будет лучше, он все расскажет и тут же, развернувшись, помчался обратно в комнату Катерины.
Та хмурила брови, о чем-то напряженно размышляя:
- Коль… - как-то неуверенно выговорила она, - Коль, а кто меня домой привез?
Зорькин схватился за голову, - О Господи, ну за что мне это все? – Он поднял глаза к небу, взмахнув при этом руками, - Теперь Катерина ничего не помнит о Полине… - Переведя глаза на недоумевающую Пушкареву, он тяжко вздохнул и заговорил:
- Ты знаешь какой сегодня день?
- То есть? – Катя смотрела на него теперь, как на ненормального…
- А какой год?
Теперь она испугалась уже по-настоящему… - Что с ним такое?
Он продолжал смотреть на нее некоторое время, а потом произнес:
- Сегодня 9 ноября 2006 года…
- Что? – Катерина не поняла… - Как это? Колька, прекрати свои шуточки…
- А я совершенно серьезен, Катерина Валерьевна Пушкарева, - он встал, выдвинул ящик стола, достал оттуда какой-то документ и протянул ей. – Вот, прочти…
Совершенно растерявшись от его нарочитой официальности, Катя взяла бумагу, но то, что она прочитала, дошло до нее только с третьей попытки… Заголовок гласил:

СВИДЕТЕЛЬСТВО О СМЕРТИ

- Если это шутка, Коль, то она совершенно не уместна.
- Да нет… - Зорькин опять тяжело вздохнул, - Это не шутка… - Он замолчал, собираясь с мыслями…- Расскажи мне, что ты помнишь?... Как ты думаешь, что с тобой случилось?
- Я… Я помню… - Начала Катя, - я помню что мне стало плохо в кабинете у Жданова, после... Ну-у после прочтения одного документа... - Катерина замялась и умолкла...
- Да знаю я все, про этот твой документ - "Инструкция Малиновского" называется... А еще? Или это все? – Николай так напряженно на нее смотрел, что ей стало неуютно от его взгляда…
- Ну-у… Д-да…- Она попыталась сосредоточиться, но голова гудела и сколько бы она не пыталась вспомнить, ничего не получалось. – Все… Вроде… - И спохватившись поинтересовалась. - А откуда ты знаешь про инструкцию?
- А это, Катерина Валерьевна, уже потом... Итак, что еще вы помните? - Николай заметно волновался...
– Еще?
- Ну?… - нетерпеливо воскликнул Зорькин. – Что?
- Еще? Еще какой-то вихрь разноцветный…
- Так... – Коля вскочил и начал ходить из угла в угол… - Это что же получается… - бормотал он себе под нос… - Реакция замещения, что-ли?... Или нет, вытеснение одной личностью другую… Ага… точно… Видимо раздвоение личности… - продолжал бубнить он.
- Коль… - Кате надоело его мельтешение перед глазами, - Коль… Что происходит? А?
- Счас-счас… - Зорькин остановился, задумавшись, потом повернулся к ней, и внимательно всмотрелся в ее лицо, пытаясь оценить ее состояние. Убедившись, что Катерина вроде в порядке он, нерешительно пожав плечами, присел рядом с ней на краешек дивана.
- Видимо придется тебе все рассказать...
- Что? - Пушкареву начинали раздражать бесконечные намеки на что-то, чего она якобы не помнит.
- Все!... - Энергично тряхнув головой, Николай уселся поудобнее и заговорил…

***

Катерина слушала Зорькина и не верила своим ушам. То, что он рассказывал было настолько невероятно, что… что… - Что же ей теперь делать? Официально она мертва… Мертва… - Ее мысли вернулись в тот день, когда она открыла злосчастный пакет с игрушками и открытками, когда прочла инструкцию… Она помнила, как в глазах потемнело, помнила что упала на пол, и все… Инструкция была для нее как гром среди ясного неба… Даже сейчас, она не могла понять почему она поверила Жданову, почему? Он никогда ее не любил – это же ясно как божий день… - Дура, легковерная дура, - пробормотала она себе под нос… Тогда ей было очень больно, да и сейчас воспоминания жгли ей душу, как будто кто-то прошелся каленым железом по ее чувствам. Встретившись глазами со все понимающим взглядом Николая, Катерина осторожно подняла голову с подушки – потолок, вроде бы остался на месте - она осторожно села…
- Коль…
- Кать… Подожди, я не все еще тебе рассказал…
- Да?
- Да…
Он понимал, что надо ей как-то рассказать об отце, но как?... Такие вещи с бухты-барахты не делаются… Зорькин с лихорадочной скоростью перебирал варианты, и никак не мог найти слова, с которых можно было бы начать разговор. Он исподлобья бросил быстрый взгляд на Катерину и маетно вздохнул. Вот вечно так… Но делать нечего, придется как-то сказать… Уж лучше пусть узнает это от него, чем начнет задавать вопросы теть Лене.
- Кать, - он старался не встречаться с ней взглядом – так было легче. – Понимаешь… Кхм… В общем тут кое-что произошло, пока ты… Ну-у…
- Не тяни, Коль… - Катя сдвинув брови, наблюдала за его мучениями.
- Понимаешь… - повторил он, - это касается дядь Валеры…
- Папы!? – удивилась Катерина.
- Да… Понимаешь, он не выдержал… - Николай встал и отошел к столу. – Ты же знаешь… У него сердце… Вот и… - не договорив, он смолк, надеясь, что заканчивать не придется и Катя сама обо всем догадается.
Расширившимися глазами Катерина смотрела на Николая и пыталась гнать от себя страшную мысль, зародившуюся в ее сознании. Она с надеждой смотрела на Колькину спину, но Николай молчал, и Катя поняла, что она права… А если она права, это значит… Значит… Ей даже думать об этом было невыносимо, но… Это значит, что папы больше нет!
- Нет… - Прошептала она вслух, - Папа умер? – И замерла, изо всех сил надеясь, что Колька опровергнет это. Скажет, что это чушь, что она сама не знает, что говорит, что обморок видимо повредил что-то у нее в голове и она заговаривается.
Но Колька обернулся и его взгляд был красноречивее всяких слов… Вот теперь Катя со всей ясностью поняла… «Это правда! Папы больше нет! Он умер!».
- Да… Он умер, Кать… - озвучил Зорькин ее мысли…
- Нет… - Все еще до конца не веря, прошептала Катерина. – Не может этого быть… Н-е-е-ет… О Господи, не-ет!… - Ее глаза стремительно начали наполняться слезами, и Колька кинулся к ней, крепко прижал к себе и начав укачивать, как маленькую.
- Поплачь, Кать… Поплачь… – Слезы, словно дожидавшиеся его разрешения, хлынули из ее глаз, и она зашлась в отчаянном плаче, цепляясь за Кольку… - Он очень тебя любил, Кать…
Она плакала долго… До тех пор, пока сил совсем не осталось и рыдания, наконец, сменились редкими всхлипываниями. Вытерев ладонями глаза, она выпрямилась. Ее отец умер… Умер!... И в этом тоже виноват Жданов. Она высвободилась из Колькиных объятий и зло сжала губы. Глухой гнев заполнял все ее существо. Это Жданов во всем виноват. Он один. Она потеряла отца, она потеряла себя… Это несправедливо!!!...
- Кать… - Николай осторожно заглянул ей в глаза, без слов понимая, что сейчас творится в ее душе. - Это еще не все, Кать…
- Что? – Катя вздрогнула, и с испугом повернулась к нему. - Что еще?
- Жданов…
Она гневно сверкнула глазами…
- Не смей произносить при мне его имя…
- Он тоже чуть не умер, Кать…
Она ошеломленно отшатнулась от Николая и удивленно посмотрела на него. – Да ты что? – сарказм в ее голосе, лучше всяких слов говорил о том, что она чувствует. – С чего бы это?... Он ведь получил, что хотел… - и она презрительно скривила губы.
- Его еле откачали, Кать… - тихо добавил Зорькин, - он пытался покончить с собой!
Ее снова захлестнули противоречивые чувства. – Этого не может быть… Это просто невозможно… Почему? Зачем?
А Зорькин все не унимался, стараясь донести до нее правду, в которую он сам поверил уже давно.
- Он любит тебя… Я тоже сначала сомневался, но… Кать… Он просиживал сутки напролет около твоей постели в больнице… Ты не представляешь, что с ним тогда творилось?!... Он выглядел тогда так, словно ненадолго встал из гроба… Ты бы только видела это, тогда бы…
- Не может этого быть! – отрезала Катерина, правда не очень уверенно.
А Николай, почувствовав сомнение в ее голосе, тут же этим воспользовался.
- Кать, я разве врал тебе когда-нибудь? – Он возмущенно засопел.
- Не-ет… Коль… - Она дотронулась до его плеча, - Я не это имела ввиду…
- Тогда поверь мне. – Коля в упор взглянул на подругу. – Поверь!... Он действительно тебя любит!... И потом… Кать… - Николай невесело улыбнулся, - инструкцию-то писал Малиновский… А это уже совсем другое… Ты пойми…
Катерина ошарашенно смотрела на него.
- Ты защищаешь Жданова? – она громко сглотнула, - После всего, что он натворил?
- Да, - утвердительно кивнув головой, Зорькин продолжил, - я защищаю его… И знаешь почему?... – не дождавшись ответа, он посмотрел на хмурую Катю, - Потому что он уже заплатил за все сторицей… И я врагу не пожелаю того, что пришлось пережить Жданову в эти несколько месяцев… Уж можешь мне поверить… - он сделал паузу, - Но и это еще не все…
- О Боже!… - Катерина, в полном потрясении от всего услышанного, схватилась за голову.
- Тебя опознали как Полину Пушкареву…
- Что?... Так вот почему?... Значит, Лина… - Прошептала Катя, - И как?... Как такое могло произойти?
- Да вот так… Приехала какая-то баба Глаша, назвалась твоей бабушкой и опознала тебя.
- Баба Глаша? – Катя помотала головой, пытаясь переварить все, что только что узнала.
- Угу… - Кивнул Коля, - Это уж потом, ты пришла к тете Лене…
- Я пришла?... Сама?
- Ну да… Ты прочитала некролог, посвященный дядь Валере и пришла… А потом, ты пошла в Зималетто устраиваться на работу и там тебя увидел Жданов… Это потом уже было явление Жданова с Малиновским к тебе домой, потом мы ходили в архив и там снова встретили их…
От обилия информации в голове Катерины образовалась невообразимая каша. Она с силой сжала голову руками, - Я ничего не понимаю!
- Я тоже… Однако это ничего не меняет.- Зорькин с сочувствием смотрел на нее. – Кать…
Договорить он не успел. Раздавшийся звонок заставил их прервать разговор. Открывать дверь пришлось идти Зорькину, а увидев кто пришел, Николай ухмыльнулся… - Что-то будет?!

***

Жданов смотрел на, открывшего ему дверь, Зорькина, - Почему, интересно он ухмыляется?
Что еще произошло?
«Ухмыляющийся Зорькин» жестом пригласил его войти. Насторожившись и не зная чего ожидать, Андрей вошел в квартиру, снял ботинки и тут же вдел ноги в поданные Николаем, потрепанного вида тапки. Затем повесил пальто на вешалку и повернулся к Зорькину.
- Коль, кто там? – раздался из комнаты Катин голос.
Жданов уж было собрался войти туда, но тут Николай схватил его за рукав:
- Я должен Вас предупредить – к ней вернулась память… - шепотом проинформировал он.
- Что? – так же шепотом завопил Андрей.
- То!!! – разозлился, Коля. – Вы что? Глухой? Я говорю, что теперь это и правда - КАТЯ!!!
Андрей почувствовал, что наряду с бешеной радостью, его охватил страх. Если к Кате вернулась память, то ничего хорошего для себя он не ждал, но и стоять тут до бесконечности смысла не имело. Подняв руку, он толкнул дверь и замер.

Катя сидела на диване, держась обеими руками за голову и покачивалась из стороны в сторону. Услышав шум, она подняла глаза – на пороге ее комнаты стоял Жданов.
- Ты!… - с силой произнесла она, вскочив на ноги.
Андрей медленно двинулся к ней, хотя выражение ее глаз не предвещало ничего хорошего.
- Кать…
- Убирайся!!!
- Кать… - он протянул руку, пытаясь дотронуться до нее, но она отшатнулась, гневно полыхнув глазами. – Катенька… - тоскливо произнес он…
Глядя на этого человека, Катерина испытала просто бурю эмоций, - Как он мог?!!! После всего?!!!… Еще и заявился как ни в чем не бывало! - Злость, отчаяние, любовь – все смешалось в ее душе в гремучий коктейль и, не выдержав, она со всей силы влепила ему пощечину…
Жданов покачнулся, его лицо побледнело и на щеке стал проступать отпечаток ее ладони, уже начавший краснеть. Он молча стоял, не в силах выговорить ни слова и только глаза умоляли не прогонять его…
Его глаза, она всегда тонула в них… Ими он мог выразить все что угодно, вот и сейчас с силой его взгляда вряд ли могли соперничать какие-то там слова. Он продолжал молча смотреть на нее, не сделав больше ни единого движения навстречу, казалось, что он смирился, вот только во взгляде было что-то такое, что не давало поверить в это.
Шагнув вперед и стоя вплотную к Катерине, он прошептал.
- Я люблю тебя!... Поверь!
- Не верю… - Катя и сама поняла, как не убедительно это прозвучало.
А Жданов, услышав колебания в ее голосе, обнял и прижал к себе так, что затрещали ребра!
– Ты можешь делать все, что угодно… Но… Я люблю тебя!… Я очень тебя люблю… Даже если ты не веришь… Я все равно люблю тебя! – уже тише произнес он…
- Нет… - Катерина попыталась вырваться… - Нет…
- Да! – Жданов продолжал нежно, но крепко прижимать ее к себе. – Ты вернулась… И больше я никуда тебя не отпущу! Слышишь? Не отпущу…
То ли от волнения, то ли от его прикосновений, у нее снова закружилась голова и она обмякла в его руках, уткнувшись лицом ему в грудь… Андрей сначала замер от неожиданности, почувствовав, как резко потяжелело Катино тело, а потом страшно перепугался и подхватив ее на руки, быстро усадил на диван… Усевшись рядом, он осторожно обнял Катерину, положил ее голову себе на плечо и прижался щекой к ее макушке.
- Господи!... Как же я жил без тебя?
Услышав неподдельную боль в его голосе, Катерина, немного поколебавшись, все-таки решилась положить ладонь ему на грудь, чувствуя как быстро и сильно бьется его сердце… Ненадолго прикрыла глаза: «И что теперь?... Простить?... Забыть?... Не зна-аю-ю…» - Катя вздохнула, и недовольно поморщилась: «Уж очень быстро ты сдаешься, Пушкарева…» - попеняла она себе, но тут же вспомнила все, что Николай рассказал ей сегодня… Вот после этого, она не могла просто так отмахнуться от признания Андрея. А вдруг он и правда любит?... Нет… Не может быть… Но как же ей сейчас хорошо… В этом она смогла себе признаться. Ей с ним очень хорошо, и всегда так было. Но ведь это ничего не меняет… Ей надо каким-то образом убедиться в том, что Жданов действительно ее любит. Но как это сделать?
За дверью раздался подозрительный шум, и голос Николая громче чем обычно, произнес.
- Теть Лен, не надо! Не надо, теть Лен! - в голосе Зорькина, звучало беспокойство.
Дверь распахнулась.
- Что здесь происходит? – Елена Санна вошла в комнату, опираясь на руку Николая.
- Садитесь… Садитесь пожалуйста, - Жданов, выпустив Катю из объятий, вскочил на ноги.
Усадив мать Кати, все некоторое время молчали.
- Теть Лен, послушайте, - первым заговорил Зорькин присев на корточки возле дивана, - Мы сами еще не поняли, как такое могло произойти? Но это и правда - Катя!
Елена Санна с трудом могла поверить в такое, но Коля говорил очень убежденно, словно был совершенно уверен в том, что это так.
- Катенька? – она всматривалась в лицо девушки, пытаясь убедить себя, что это не сон, не игра больного воображения, что это все происходит на самом деле, - Девочка моя?
- Елена Санна, - подал голос Жданов, - Елена Санна… Мы пытались выяснить… Я даже ездил в институт им. Бехтерева, а Зорькин и… и… Катя просмотрели все архивы и…
- И что?- она переводила взгляд с одного на другого, - Что?
Жданов и Зорькин переглянулись.
- Видите ли? – Осторожно начал Николай, - Видите ли, начнем с того, что никакого сводного брата у дядь Валеры никогда не было…

Слушая во второй раз эту невероятную историю, Катерину снова пробрала дрожь. Все это звучало не менее фантастично… Ее ладонь ласково сжали пальцы Андрея, - Все хорошо… - говорили его глаза, - Мы снова вместе… Все хорошо…
Глядя в эти глаза, Катерина пыталась разобраться в своих ощущениях. - С одной стороны эта инструкция, которую (ведь и правда) написал Малиновский, а не Андрей. С другой стороны он ведь участвовал во всем этом, подчиняясь командам все того же Малиновского. - Она встряхнула головой. – А как же то, что рассказал Коля? И если все это правда, то Андрей действительно ее любит! Скорей всего – так! Коля никогда ей не лгал. Конечно, иногда о чем-то умалчивал, но вот лгать в открытую – никогда! Значит, что же получается? Андрей и правда – любит! Нет, нельзя так сразу верить во все это! Надо как следует все обдумать, а потом уже решать…
- Конечно, надо выяснить это до конца, - голос Зорькина вернул ее в реальность, - И заодно выяснить кто такая «баба Глаша», откуда она вообще взялась, и почему… - тут он поднял указательный палец вверх, - почему она сказала, что ты – он посмотрел на Катю, - ты – Полина!
- Верно… - Жданов повернулся к Коле, - Верно… Я займусь этим? – он вопросительно оглядел всех, находившихся в комнате. – Просто у меня возможностей больше, - как бы оправдываясь, продолжил он…
- Ну хорошо…, - Елена Санна кивнула головой, - Хорошо…

***

Бесцельно пошатавшись по кабинету, Малиновский сел за стол и попытался начать работать, но мысли все время возвращались к их разговору там, в кафе. - Если все это правда, то тогда?... Тогда, что? – никогда он еще не попадал в такую ситуацию. – Но должен же быть способ все узнать? Ведь как говорится, выход находится там же где и вход! Точно! И как же это раньше не пришло ему в голову. Больница! Вот где надо начинать поиски! Ее же привезли туда сразу после аварии… Да и опознали как Полину ее там же! Точно! Так, теперь бегом к Андрею…
Войдя в кабинет Жданова, Малиновский изумился увидев там Киру. Она сидела на полу, уставившись взглядом в какую-то точку на стене и не двигалась.
- Кир, а где Андрей?
Она его будто не слышала.
- Кир…, - громче повторил он.
- А…
- Что с тобой? И где Андрей?
- Н-ничего… - поднявшись на ноги, она слегка покачнулась…
- Кир, что случилось и где Андрей? – Малиновский начал волноваться.
Кира подняла на него глаза, и Малиновский покачнулся – такая ненависть выплескивалась из них, что даже его хваленое самообладание чуть было не дало трещину.
- Это ТЫ! Это все ты виноват! Если бы не ты, Андрей был бы со мной! – выпалив эту гневную тираду, Кира выскочила из кабинета, оставив там Романа, который проводив ее удивленным взглядом, постарался тут же выкинуть все это из головы. – Где же все-таки Андрей? – вздохнув, Малиновский поднял трубку, - Где, где? Знамо где… – и набрал хорошо известный ему номер…

***

Зазвонил телефон. Схватив трубку, Жданов опомнился и протянул ее Зорькину. Тот пожав плечами, отрицательно покачал головой. Остальные вообще как будто ничего не слышали,
погрузившись в собственные мысли.
- Да…
- Я так и думал, что ты там! – Утверждение, произнесенное голосом Малиновского, заставило Андрея слегка улыбнуться. – Как ты думаешь, если я подъеду тоже, это будет очень нахально с моей стороны?
Закрыв микрофон, Жданов проинформировал:
- Малиновский… Хочет приехать…
Катерина энергично покачала головой из стороны в сторону. – Нет! Она не готова… Не готова еще его видеть… Ей надо прийти в себя, после всего, что навалилось на нее сегодня…
Андрей кивнул головой.
- Нет, Ром… Давай я подъеду, говори куда?
- Так значит, да? – в голосе Малиновского прозвучали какие-то непонятные нотки.
- Да-да… Тут кое-что произошло и твое появление…
- Как? Еще что-то? – он помолчал… - Нет, ну что за день сегодня такой? А?
- Не ворчи, Малина! Сам все поймешь, когда узнаешь!
- Ладно… - Роман понял, что Жданова не переубедить, - Ладно, я жду тебя в нашем баре…
Вернув трубку на аппарат, Андрей снова сел рядом с Катей. Та попыталась отодвинуться, но он не дал ей этого сделать.
- Катюш…
- Мам… - Взмолилась Катя…
- Что, девочка моя?
- Мам… Пожалуйста… - голова снова начинала болеть.
- Так… - поняв просьбу Катерины с полуслова, Елена Санна строго глянула на двух мужчин, - Вон отсюда! Быстренько.. Быстренько давайте… Кате надо отдохнуть, на нее сегодня вон сколько всего свалилось… А тут еще вы…
Выпроводив их, она снова повернулась к дочери,
- Я не… Никак не могу поверить, - выговорила она.
- Я и сама не могу поверить, - Катя снова откинула голову на спинку дивана и закрыла глаза. – Как такое может быть? Вы же меня похоронили! Ведь меня же? ДА?
- Да… О, Господи! Что ж теперь делать-то? Как же это может быть?
Катя взглянула на мать.
- Я думаю надо оставить все как есть… По крайней мере до тех пор, пока не разберемся со всем этим… Ну, а я до того момента побуду Полиной…
- Полиной?
- Ну да… Документы ведь на это имя оформлены… А представляешь, что надо будет сделать, чтобы официально оживить Катерину Пушкареву?
- Да-а… Я как-то об этом не подумала, - Елена Санна обняла Катю. – Но ведь рано или поздно это надо будет сделать!
- Давай не будем спешить? Ладно? – Катя умоляюще посмотрела на нее, - Мам… Я так устала… Прошу тебя…
- Конечно-конечно, - Елена Санна поцеловала ее в лоб, - Конечно, отдыхай… А я пойду приготовлю что-нибудь вкусненькое, как ты любишь… Отдыхай... – Она вышла, осторожно закрыв за собой дверь. Внутри у нее все пело от радости, - Ее Катя вернулась! А как да что? – Ее это не особо волновало, - Главное, у нее снова есть дочь, она не одна… - Если б Валера дожил! – С такой мыслью Елена Санна прошла на кухню и занялась готовкой.

***

Выйдя от Пушкаревых и попрощавшись с Николаем, Андрей Жданов отправился в бар, где его уже дожидался Малиновский.
- Что еще там случилось? – любопытство не давало тому спокойно сидеть на стуле, и он все время ерзал.
- Ты не поверишь? – Абсолютно счастливая улыбка осветила лицо Андрея, - Катя, теперь снова - Катя.
- Ч-что? – Лоб Малиновского покрылся холодным потом, - А… А она все вспомнила?
- А как же! – продолжал улыбаться тот.
- И… И…
- И твою инструкцию, естественно.
- Так…
- Именно, Ром… Именно.
- И что теперь?
- А ничего!
- Как… Как ничего.
- Ничего и все… Ей сегодня было не до тебя…
- То есть?…
- Что, «то есть»?… Что, «то есть», Малиновский? Ты что?... До тебя что, не доходит что ли? Ведь Елена Санна тоже все узнала! Подумай, каково им сейчас?
- Фух… Н-да…
- Вот тебе и «Н-да».
Посидев некоторое время молча, друзья снова разговорились. Первым начал Роман.
- А собственно, знаешь, зачем я тебя позвал? – Он прищурившись смотрел на Жданова. – Я подумал вот о чем – ведь Полину после аварии сразу привезли в больницу, так?
- Так! – Жданов нахмурился, - И что?
- А то… Что там наверняка можно что-то узнать – например, об аварии – где, что и как? – И тут Малиновскому пришла еще одна гениальная мысль в голову, которую он тут же выдал на гора, - А была ли авария?
- Что? – вытаращенные глаза Жданова, насмешили Романа.
- А была ли авария на самом деле? – повторил он.
Андрей застыл, пытаясь сообразить, шутит Ромка или говорит серьезно. Потом мысленно махнул рукой и решил не заморачиваться.
- Ну тогда пошли. – Жданов начал вставать со стула, но Роман остановил его.
- Тихо… Тихо ты… - И силой усадил обратно. – Ты куда?
- В архив естественно…
- А вот и нет, друг мой. Там ты вряд ли что-то найдешь.
- Это еще почему? - Хмурый вид Жданова напугал бы любого, но не тут то было - Малиновский, закаленный годами общения с разным Андреем, сидел, как ни в чем не бывало.
- Потому… Когда была авария, ты знаешь? А где?... Вот то-то и оно, Палыч… Сначала все-таки больница, а потом уж архив. Да?
Вынужденный согласиться с ним, Андрей все еще хмурился. Не нравилось ему все это. Ох, как не нравилось. Что-то подсказывало ему, что здесь все далеко не так просто и больница им ничего не даст…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 6.

Позвонили Зорькину - узнали в какую больницу ехать. Скатав туда, друзья оказались не готовы к тому, чтобы услышать такое. Это просто не укладывалось у них в голове. Вернувшись в машину, они долго сидели и молчали. Тишина давила, становясь осязаемой, и с каждой прошедшей секундой друзьям становилось все больше не по себе. Наконец, не выдержав, Роман возмущенно заговорил.
- Слушай Палыч, тут что-то не то! Как это нет данных? – Он все больше закипал, - Что они себе позволяют! Как это не было такой пациентки?
Жданов, насупившись, молча постукивал пальцами по рулю. Он почему-то был уверен, что так и будет. Кому-то очень надо, чтобы об этой истории знало как можно меньше народа. Естественно этот «кто-то» позаботился о том, чтобы уничтожить все следы.
- Что ты молчишь? А? Чего молчишь? – кипел от злости Роман. – Ведь она же была здесь! Ведь была… Почему ее никто не помнит? Почему? Что происходит? Я – не понимаю!!!
- Думаешь я понимаю? – Ответил Андрей. - Ты лучше скажи, что делать будем?
- А я почем знаю? – Малиновский никак не мог успокоиться… - Повторяется та же история, что и с архивом: «Человек есть – данных нет» - чертовщина какая-то!!!
- Да-а… Чертовщина, - задумчиво протянул Андрей. Включив мотор и тронувшись с места, Жданов пробормотал, - У нас остался последний шанс что-то узнать… Последний!
- Что ты сказал?
- Я сказал, что у нас теперь осталось только одно неизвестное – баба Глаша. И если и там будет пусто, тогда мы ничего не узнаем – никогда! Нам надо срочно найти ее. Понимаешь?! Срочно! Давай, звони опять Зорькину, узнай, где она живет?
Отзвонившись и записав адрес, друзья поехали туда. Это оказалось на самой окраине Москвы. Надо было ехать по Ленинградскому шоссе в сторону Химок. Подъезжая к месту, они долго кружили, пока обнаружили нужный адрес, а когда подъехали, то решили сначала, что снова ошиблись – этот дом уже давно не был жилым, но потом, на углу дома увидели перекосившуюся табличку с адресом – да, это тот дом и тот адрес. Они стояли не в силах вымолвить ни слова.
Наконец у Малиновского прорезался голос
- Вот значит как? Значит вот как? – Ошарашенно повторял он. – И что теперь?
Жданов стоял и ошеломленно смотрел на этот дом. Последний шанс узнать хоть что-то рассыпался в прах.

***

Подбросив Малиновского обратно в офис. Андрей вернулся в квартиру Пушкаревых, предварительно пригласив Зорькина туда же. Катя спала, и Елена Санна не разрешила ее будить.
Опять расположившись на кухне, они в полголоса начали обсуждать произошедшее.
- Я ведь сам там был! – Николай в недоумении потер себе затылок. – Я же там был и она там была!... Вы говорите – дом разрушен?
- Да… Практически снесен…
- Но… Тогда… Жильцов должны были расселить? Верно? – быстро сообразил он…
Жданов досадливо поморщился, - Это так элементарно, что он должен был догадаться сам…
- Значит, - продолжал Николай, - мы можем получить список всех женщин, прописанных по этому адресу и проверим кто и куда выехал… Так… - Посмотрев на часы, он вздохнул, - Только это уже не сегодня. И потом … полное имя этой, с позволения сказать «бабы Глаши», может быть каким угодно… Следовательно, надо проверять всех поголовно, верно?
Андрею оставалось только кивать головой. Он сам себе удивлялся. Не додуматься до такой простой вещи, как прописка! Параллельно с этим, в его голове крутилась мысль, пока еще до конца не оформившаяся, но не дававшая ему покоя. Что-то такое он упустил, что-то очень важное, необходимое в этой ситуации.
- Коль… - он отвлек его от рассуждений, - Коль… Ведь ты же видел ее в лицо, да?
- Ну да…
- Значит... Ты можешь ее узнать, верно?
- Ну… да… наверное…
- Что значит наверное?
- Так я видел ее всего один раз и то вечером…
- Но все-таки? – Допытывался Андрей.
- Все-таки… Все-таки… - бормотал Зорькин, пытаясь вспомнить лицо. Через какое-то время ему это удалось и он утвердительно кивнул головой, - Узнаю…
- Поехали…
- Куда?
- В Зималетто…
- Зачем?
- Расскажем все Малиновскому. Может ему еще какая-нибудь идея в голову придет.
- Но…
- Никаких но… Поехали! – Жданов тянул его за собой, а Николай пытался сопротивляться, не совсем понимая, зачем он-то там нужен?
- А без меня никак?
- Никак…

***

Холдинг «Небеса» лихорадило.
А Архангел Гавриил был просто в бешенстве. Об этом говорили его широко распахнутые огромные крылья, взмахи которых сметали бумаги со стола.
- Вы соображаете, что вы наделали?
Ангел, которого вызвали на ковер сразу же, как только узнали о том, что он выгнал проштрафившегося собрата, съежился.
- Почему не доложили сразу? Кто позволил Вам менять порядок мироздания? Что вы себе воображаете? Где сейчас тот ангел?
- Он пошел сдавать крылья…- его голос звучал как писк.
- Что-о-о? – взревел Гавриил, - так вы еще и наших сотрудников дарите корпорации «Преисподняя»? Холдинг «Небеса» и так переживает сейчас не лучший период, конкуренты получили право менять последовательность событий в двух, сразу В ДВУХ, измерениях, а вы?! – Гавриил задохнулся от ярости, - А вы позволяете себе…!
- Но… Но…
- Быстро верните этого Ангельского олуха обратно, выдайте ему снова крылья – я сам с ним поговорю! Понятно?! – Крик Гавриила разнесся по Небесам, отдаваясь громом в ушах жителей всех миров, контролируемых этим холдингом.
Ангел, стоявший навытяжку перед разъяренным Гавриилом, согласен был на все, лишь бы только высочайший гнев пронесло мимо. Согласно кивая головой, он как можно быстрее пятился к выходу, - Конечно… Я все понял… Я приведу… Сейчас… - И бросился вон.
Гавриил проводил его взглядом, - И что теперь прикажете делать? Это ж надо? Взять оболочку из одного измерения, поместить в нее душу из другого, да еще скорректировать память жителям обоих измерений, - он вздохнул, - такой талант надо использовать… - Гавриил нажал кнопку на столе, - пригласите ко мне Верховных Ангелов Первого и Пятого измерений, немедленно!!! - произнес он, отключился и глубоко задумался, - Следует быстро исправлять положение, иначе они потеряют и эти души, «Преисподняя» будет в праве предложить им выбор… А у них и так, за последнее столетие нарушился баланс сил… Сейчас каждая душа на счету, и вдруг такое?!!!

***

Сидя в кабинете Малиновского, Жданов и Зорькин вопросительно смотрели на хозяина. А тот медленно прохаживался от окна к столу и обратно.
- Так-так-так…
За окном громыхнуло, выглянув на улицу и увидев совершенно безоблачное небо, Малиновский пожал плечами, - Странно гром есть, а небо чистое, без единой тучки, - Еще раз пожав плечами, он обернулся:
- Значит, говорите прописка? – он потеребил верхнюю губу, - Так…Так…Так… Ну что ж, прописка это хорошо… Хорошо… - задумчиво вертя в руках карандаш, Роман напряженно размышлял, - Кому выгодно, чтобы они ничего не узнали? ФСБ? Разведке? Контрразведке? – Он помотал головой, - Да нет! Они не того полета птицы, чтобы так напрягаться. Ну, допустим, стереть информацию в архиве мог любой хакер, но вот стереть память? Или хуже того, клонировать человека? Если конечно… - Он вскинул голову…
- Знаете что?
- Что?
- Боюсь, что без эксгумации нам не обойтись!
Переглянувшись, Жданов и Зорькин хмуро посмотрели на Романа.
- Да? – голос Николая был мрачен, - И кто обратится к тете Лене с этим?
- Катя!!! – голос Малиновского звучал очень уверенно, - Ей она не откажет, верно? - Он с победным видом глядел на них. – Верно, я говорю?...
- А кто…? – Андрей продолжал хмуриться, - Кто скажет Кате?
- Ты… - довольно выдохнул Ромка, - Кроме тебя некому…
- Нет… - Андрей только головой покачал, не переставая изумляться оптимизму друга. - Меня она точно не послушает. Я последний человек в списке ее приоритетов.
- Надо, чтобы она согласилась… - Малиновский наклонился к нему, - Жданчик, ты хочешь все выяснить или нет?
- Хочу… - Как-то неуверенно произнес тот, чувствуя подвох.
- А раз так, давай дуй к Катерине… - Ромка выпрямился, - Включи свой знаменитый дар убеждения! Делай что хочешь, но уговори ее…
- Сегодня уже не получится, - Прервал их Зорькин, - Поздно уже.
- Ладно… Тогда завтра, - пришлось согласиться Малиновскому, - Но с утра… Да?

***

Проснувшись, Катя сладко потянулась, голова не болела, и настроение было отличное, не смотря на все то, что случилось вчера. Встав с дивана и сунув ноги в тапочки, она накинула на себя халат, собираясь идти на кухню. В дверь позвонили. Открыв ее Катерина насупилась…
- Вы?!

***

Андрей шел к Катерине, и сердце замирало от страха. - Как она его встретит? И вообще пустят ли его к ней? - Вот заветная дверь, кнопка звонка и голос, произносящий, - Вы?! – Он даже дышать забыл, ожидая ответа. Внимательно на него посмотрев, Катя сделала приглашающий жест рукой,
- Ну проходите, раз уж пришли… Проходите…
Увидев Катю в халате и тапочках, у него перехватило дыхание – она выглядела такой родной, близкой и в то же время далекой, недосягаемой…
- Привет… - его голос ему самому показался чужим, - Привет… - повторил он, проходя в квартиру, - Кать… - не зная с чего начать, он нервно то сжимал, то разжимал руки, - Мне… надо… с тобой… поговорить…
Катерина вздохнула, хорошее настроение, с которым она проснулась, быстро исчезало.
- Кать… - повторил он, - Тут… Тут вот какое дело…, - он попытался взять ее за руку.
Неловко увернувшись от его прикосновений, она отступила в свою комнату. Жданов немного потоптавшись двинулся за ней следом.
- Кать…
- Что? – сверкающие гневом глаза, уставились на него, - Что?
- Я… Кать… Я… - он никак не мог подобрать слова, - Я…
При виде его растерянного лица, гнев Катерины начал стихать и уже спокойнее она повторила,
- Что?
Жданов подошел к ней, взял ее руки в свои. От его прикосновений у нее мурашки побежали по коже, колени задрожали, ее бросало то в жар, то в холод, мысли в голове стали путаться и - битва была проиграна не начавшись - Катя опустила глаза.
- Ч-ч-то вы… х-хотели Андрей… Палыч…?
- Катенька… - осторожно потянув девушку к себе, Андрей положил ее руки себе на грудь.
Катерина дернулась и попыталась отстраниться, но Андрей не отпустил, жадно оглядывая ее всю, ловя мельчайшие изменения в выражении ее лица. Вот она закусила губу, потом нахмурила брови, следом бросила на него взгляд из под ресниц и опять прикрыла глаза…
- Кать… - он взял в ладони ее лицо, - Посмотри на меня…
Катерина не шевелилась.
- Прошу тебя, посмотри.
Ресницы дрогнули и ее настороженный взгляд встретился с его взглядом.
- Прости меня… Я… - Андрея старался очень аккуратно подбирать слова, чтобы не спугнуть ее. - Я виноват, Кать… Но я люблю тебя… Очень люблю… поверь, я никогда больше не обману тебя! - Он коснулся легким поцелуем ее губ. – Прости, Кать…
На него смотрели широко распахнутые глаза, в которых застыло непонятное выражение.
- Андрей… П-п-палыч…
- Да… - он осторожно убрал волосы с ее лица, - Да, Кать…
- П-п-подождите…
- Чего, Кать?
- Не надо… Я… Я… - она стушевалась и замолчала.
- Я понимаю… - Андрей усадил ее на диван, - Я правда - понимаю… Но… Господи! Это невыносимо – видеть тебя, слышать тебя, находиться с тобой рядом и… Я не могу не касаться тебя, Кать… Я… Не могу без тебя… – снова провел ладонью по ее щеке. – Не могу… - прошептал он.
- Андрей П-п-п…., - выдохнула, - Андрей!
Жданов молча обнял ее, уткнувшись в ее волосы, - Катюш…- Повернул к себе ее лицо и прижался губами к ее губам.

Через некоторое время тишину в комнате прервал судорожный вздох Екатерины. Плохо соображая, что происходит, она открыла глаза и встретилась с радостным взглядом Андрея - он, казалось, и не собирался выпускать ее из своих объятий. Мысли Кати скакали как сумасшедшие, - Она что с ума сошла? Второй раз на одни и те же грабли? Не-е-ет… - она снова судорожно вздохнула, - Но он же любит меня – он сам сказал! Ненормальная, он же и раньше тебе это говорил! И что? А - то? – ответила она себе, - Все закончилось инструкцией, помнишь?... – Но это же Малиновский! Коля сказал…
Прервав ее размышления, Андрей шевельнулся, почувствовав, как она напряглась. – Кать, что случилось?
Выпрямившись, она серьезно посмотрела на него, - Скажи… - и замолчала.
- Что? – он тоже посерьезнел.
- Скажи… Ты правда меня любишь?
- Да… - просто ответил он, глядя ей в глаза. - Да!
Она внимательно вгляделась в его глаза, пытаясь отыскать фальшь, но увидела только любовь и бесконечную нежность. Катя снова прижалась к нему,
- Правда! – она довольно улыбнулась, - Ты правда меня любишь!
- А ты все еще сомневалась, что ли? Кать… - его голос проникал в самые глубины ее существа, не оставляя места сомнениям, страху, колебаниям и прочим глупостям. – А Малиновский, он и есть – Малиновский! Ему же нельзя верить, она же всегда это знала и попалась как последняя дурочка… не надо было верить во все это… Не надо… Тогда все могло бы быть совсем по-другому… Они были бы сейчас вместе и не было бы всей этой путаницы… Она была бы Катей и папа… Ее горло сжал спазм… И папа тогда был бы жив.
- Обними меня покрепче, пожалуйста… - Катя спрятала лицо у него на груди… - Обними…
Андрей сделал, как она просила, тревожно глядя на ее макушку. Что опять она себе придумала?
- Кать, что?...
- Я такая глупая… Если бы я тогда не поверила этой дурацкой инструкции, то…
- Валерий Сергеевич был бы жив… Ты это хотела сказать?
Катя молча кивнула головой.
- Ты не виновата, Кать… - Жданов моментально помрачнел, - Если кто и виноват, то это я… Даже Малиновский не настолько виноват… Ведь это не он поначалу врал тебе, и не он выполнял все пункты этой идиотской инструкции… Это я виноват, что твой отец сейчас не с нами…
Катя хотела возразить, но он прижал палец к ее губам.
- Подожди… Дай договорить… Я слишком поздно понял, что люблю тебя… Понял тогда, когда уже ничего исправить было нельзя… Понимаешь? – Он почувствовал, как Катя снова кивнула, - Ну вот… А теперь знаешь, что я чувствую?... Я чувствую, что выпавший нам шанс быть вместе – это дар, который мы не имеем право не использовать, понимаешь?... Но если ты… - он поперхнулся, - Если ты больше не любишь меня, то просто скажи… и… я… я пойму… Нет, не так… Я постараюсь понять, пусть мне будет очень больно, но я постараюсь, Кать…
Катя не ответила, только прижалась еще тесней и Андрей почувствовал, как ее тело снова расслабляется, и испытал громадное облегчение, - Поверила? Простила? Только бы это было так! – Взмолился он, вжимая ее в себя. Пусть она сейчас не ответила… Это не страшно… Он подождет… Он научился ждать… Главное, что Катя с ним, а остальное придет потом… Почему-то он был в этом совершенно уверен.

***

Жданов все не звонил, и Зорькин с Малиновским извелись от беспокойства.
– Черт, что ж так долго-то? – нервы у Малиновского не выдержали, и он забегал по кабинету, - Всего и делов-то – задать один единственный вопрос!
- Ага… откликнулся Николай и плохо скрытая издевка прозвучала в его интонациях, - Совсем такой ма-а-аленький вопросик: «Кать, а может, эксгумируем твой труп, а?
- Н-да…
- Да-а…
Снова замолчав, они продолжали ждать, каждый думая о своем…

***

Обнимая Катю, Жданов не шевелился, боясь спугнуть это чудесное мгновение. – Катя с ним, рядом, она его по-прежнему любит! (он очень надеялся на это…) - После стольких месяцев бесконечного, отчаянного одиночества, он понял одну очень важную вещь – если любишь – по-настоящему любишь - надо наслаждаться близостью с любимым человеком сейчас, а не откладывать это на потом, наслаждаться каждым мгновением счастья, каждым вздохом, взглядом, прикосновением, улыбкой… Начав целовать ее, он уже не мог остановится…
- Катенька… - шептали его губы, чувствуя как она подается ему навстречу. Легкие поцелуи касались ее лица то там, то здесь, а она, закрыв глаза, удивляясь самой себе, наслаждалась этими поцелуями, впитывая их всей кожей.
- Катюш…- музыка его слов завораживала, рождая где-то внутри нее огромный всполох огня, который постепенно охватывал все ее тело, и она, плавая в этом море бушующего пламени, полностью доверилась рукам, доверилась голосу, шептавшему ей о любви, доводившему ее до исступления… Утонув в этих восхитительных ощущениях, не в силах остановиться, Катерина издала протяжный стон, который тут же заглушили его горячие губы – их прикосновение вознесло ее туда, где не было ни боли, ни слез, ни горя, а были только они одни – и их любовь, которая волшебным образом соединила их снова.
- Андрей… - шептала она, - Андрей…- и ее руки порхали и нежными прикосновениями будили в его теле давно забытые чувства. Он отвечал ей сумасшедшими, сводившими ее с ума поцелуями, становясь все безудержней и неистовей, а она выгибалась навстречу им, металась на постели, не в силах сдержать рвущееся наружу пламя, сжигающее ее без остатка, а он все повторял и повторял то хрипло, то нежно и страстно ее имя, уже не в силах остановиться, прекратить это безумие…
- Я люблю тебя… Люблю…

За окнами закапал дождь,- кап-кап… кап-кап… - все быстрее и быстрее, будто наигрывая некий ноктюрн, с нотами из серебристых капель, ложащихся на полотно карниза, аккомпанируя двум, сошедшим с ума влюбленным, не замечавшим ничего вокруг, сосредоточенных друг на друге и растворившихся друг в друге.

***

- Смотри, Катюш, дождь пошел… - Андрей лежал рядом с Катей, смотрел на нее и не мог насмотреться…
- Дождь…- Катя улыбнулась, - Как хорошо… Андрей…
- Катенька…
- Я тебя люблю…- негромко произнесла она…
- Я тебя люблю… - как эхо, отозвался он и медленно, чувственно провел кончиками пальцев по ее руке – от запястья к локтю, затем к плечу, дотронулся до шеи, провел по губам… - Легкий вздох, был ему ответом, огромные глаза, смотревшие на него с любовью, заволокло дымкой…
- Андрюш…
- Катюш…

А ноктюрн дождевых капель продолжал звучать - мощно не прекращаясь ни на минуту, к нему присоединился ноктюрн порывистого ветра и сотрясая все вокруг, громыхая крышами, путаясь в проводах, ломая ветки деревьев, разгоняя тучи, они пытались рассказать о свершившемся чуде любви, свидетелем которого стали…
Сплетенные руки, прерывистое дыхание, бушующий океан внутри и волны, разбивающиеся о берег наслаждения…
- Андрей…
- Катенька…

***

Первым терпение лопнуло, как всегда, у Малиновского. Схватив телефон и ругаясь сквозь зубы, начал быстро набирать номер.
«Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети»,
- Ах так! – Роман от злости не знал куда себя девать, - Ах ты так! – набрав домашний номер Пушкаревых услышал длинные гудки, но так и не дождавшись ответа, швырнул трубку на аппарат, раздраженно рубанул руками воздух, провел ладонью по лбу.
Николай, наблюдал все эти манипуляции, и ничего не понимал, - Куда Катька со Ждановым делись-то? И где, спрашивается, Елена Санна? Что, вообще, происходит?
- Только не хватало, чтобы с ними что-нибудь случилось.
Эта мысль одновременно пришла в головы обоим, переглянувшись, они, не сговариваясь, рванули к выходу.
Вот уже и дом Пушкаревых, вот и их квартира. Около двери стояла Елена Санна и вставляла ключ в замочную скважину.
- Теть… Лен… - Зорькин тяжело дышал… - Теть… Лен, а Катя дома? – немного отдышавшись, спросил он.
- Не знаю… Когда я уходила, она была дома, а что?
- Не дозвониться до вас…

***

Услышав, как хлопнула входная дверь, Андрей и Катя испуганно переглянулись. - Попали!
- Катенька, - голос матери раздавался уже совсем рядом с ее комнатой. – Кать…
Катя сжалась, закрывшись одеялом с головой. Жданов тоже растерялся, первый раз оказавшись в такой дурацкой ситуации. А потом решил, - А, ладно!
- Елена Санна… Подождите минуточку, у нас с Катей серьезный разговор…
И пожал вопросительно плечами, увидев, как расширились Катины глаза. Она испуганно затрясла головой.
Улыбнувшись, он поднялся, завернулся в простыню, выдернутую из под Катерины и сел рядом с ней.
- Кать… Мне действительно надо с тобой поговорить, - шепотом произнес он.

Стоявшие по ту сторону двери, Малиновский и Зорькин усмехнулись, одновременно опустив головы, - Разговор, значит… Ну-ну…
- Палыч, ты там не очень долго разговаривай! - Роман еле сдерживался, что бы не ляпнуть что-нибудь не то.
- Да… - подал голос Николай, - Кать… Ты там того!… - невразумительно промычал он.
Елена Санна молча смотрела на дверь, потом также молча развернулась и скрылась в кухне. Загремели кастрюли и сковородки, стал слышен шум воды, позвякивание тарелок…

***

- Кать…
Красная как рак Катерина выскочила из постели и стала судорожно натягивать на себя одежду…
- Кать… - Андрей продолжал сидеть на диване, и с ухмылкой кота, объевшегося сметаны, наблюдал за ней.
- Что ты сидишь? – прошипела она, руки у нее тряслись и Катерина никак не могла попасть в рукава. – Что? – подскочила к нему, схватила за руку и попыталась стащить его с дивана, но вместо этого, не рассчитав усилий, повалилась прямо на Андрея. Он сгреб ее в охапку и подмял под себя.
- Кать… - также шепотом продолжил он, - Нам и правда надо поговорить… О тебе Кать… - и не давая ей возможности возразить, весело чмокнул ее в губы…
- Нет… Что ты улыбаешься? А? Вот чему ты улыбаешься? – первый испуг прошел и Катерина начинала злиться.
- Ну не злись, Кать… Я же не нарочно… - Лукавые смешинки, появившиеся в уголках его глаз, говорили как раз об обратном. – Я ведь шел к тебе не за этим… - Видя, что Катерина завелась не на шутку, вполне серьезно, продолжил он…
- А з-з-зачем?… - Катя вдруг испугалась, что… - З-з-зачем?
Увидев испуг в ее глазах, Жданов мысленно чертыхнулся, - Не умеет он разговаривать на такие темы…
- Кать… Понимаешь, мы тут посовещались и пришли к выводу… - Набрав побольше воздуха в легкие и с силой его выдохнув, он на мгновение задержал дыхание, а потом осторожно произнес, - Что надо произвести эксгумацию твоего… Ну, в общем… Сделать вскрытие… - и замер, ожидая ее реакции.
Первое чувство, которое испытала Катерина услышав эти слова, было облегчение, но затем…
Затем ей стало страшно… А если… А вдруг…
- Кать, - Андрей отвлек ее от невеселых мыслей, - Раз Коля и Ромка здесь, может поговорим?
Катерина снова покраснела,
- Я… Как?... А мама?...
- Маму я беру на себя! – Жданов почувствовал некоторое смятение, как только представил себе этот разговор с мамой.
- Л-ладно… - Как то неуверенно произнесла Катя. – Но ты уверен?
Андрей покачал головой.
- Нет… Но… Кать, а выходи за меня замуж! - Вдруг удивил он самого себя, и замолчал, испугавшись неизвестно чего.
Катя вытаращила глаза и уставилась на Андрея, словно он был выходцем с другой планеты.
- И не смотри на меня так… Не смотри… Я серьезно! – испуг прошел, и теперь Жданов точно знал, что хочет именно этого. Чтобы Катя стала его женой, рожала ему детей и готовила ему обеды. Ну, с обедами он возможно поторопился, но вот от остального от точно отказываться не собирался.
Катерина выглядела ошеломленной. Открыв несколько раз рот и пытаясь что-то сказать, она каждый раз его закрывала. Слов не было. Если бы она была прежней, той Катей, то она согласилась бы не раздумывая, а теперь… Теперь она и не Катя вовсе, а Полина… Выходить замуж под чужим именем она не хотела. Наконец, собравшись с силами, Катя серьезно посмотрела на Жданова:
- Андрей… Послушай… Давай отложим этот разговор до тех пор, пока все не выясним… А?
Жданов отодвинулся и похоже, ее отказ стал для него неприятной неожиданностью.
- Андрей, ты пойми, - Придвинувшись к нему и заглядывая в глаза, сказала Катя, - Я ведь – Полина! По документам я – не Катя! А я так не хочу… - ее глаза подернулись грустью, - Не хочу!
Андрей повернулся и посмотрел на нее. Такая маленькая, хрупкая, а столько всего ей пришлось перенести по его милости… Вот и сейчас он как всегда, думает только о себе, а должен о ней… И ведь действительно, сейчас она – Полина… И она права, что не хочет под этим именем выходить замуж… Да и он не хочет брать в жены Полину, он хочет Катю… И работу она любит не меньше чем он, и потому сейчас он предложит ей… Хмм… Недолго думая, Андрей прижался лбом к ее лбу, и произнес.
- Ладно… Кать, но…
- Что?
- Кать… Возвращайся на работу…
- К-как ты сказал?
- На работу… В Зималетто…
- Ты что? Не-е-ет… Я не могу… Ты что?
- Почему, Кать?
- Я же Полина – ты забыл? – Она привстала, опершись на локти, - А если кто-то услышит, что ты меня зовешь Катей? Или ты будешь называть меня Полиной? А? И потом, я ведь учусь! Мне надо ходить в университет…
- Так это не проблема Кать… Ты же можешь защититься досрочно… Ну… Так как? Кать…
Она сползла с дивана, и посмотрела на него сверху вниз…
- Нет… - перевела дух, и продолжила, - Я не смогу…
- Ты сможешь, - он вскочил на ноги следом за ней, - Я уверен, у нас все получится! Кать…
- Н-нет… - ее голос звучал уже не так уверенно, - А как же…
- Что?
- А Кира Юрьевна?
- А с Кирой Юрьевной мы расстались…
- Расстались? – глянула и растерянно отвела глаза…
- Да не переживай ты так, Кать… Мы с ней уже давно совершенно чужие люди…
- Но…
- Тебе нечего бояться, мы же все время будем рядом... – он обхватил ее руками, прижал к себе… - Я же с тобой, Кать…

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 7.

Сидя на кухне у Пушкаревых, Зорькин с Малиновским наблюдали за суматошными движениями Елены Санны. То у нее падала крышка, то вываливалась из рук ложка, то вообще, она замирала, уставившись взглядом в одну точку…
Глядя на нее, они тоже начали дергаться.
- Ну Жданыч! - думал Малиновский, - Ну, погоди! Дождешься ты у меня…
- Ну, Катька! – кипел Николай, - Ну, погоди! Дождешься ты у меня…
Додумать они не успели, на кухне появились Катя с Андреем. И сразу же три пары глаз выжидающе уставились на них, молчаливо требуя объяснений.
Сжав, моментально напрягшуюся, Катину ладошку, Жданов сразу почувствовал почему-то, что объяснять все должен он.
- Елен Санна, мне надо с Вами поговорить, - Он взглянул в глаза будущей теще, кожей ощущая напряжение, повисшее в комнате.
Хоть Голос Андрея, немного разрядил обстановку, но Елена Санна все так же настороженно смотрела на него, не зная чего ожидать от этого мужчины на этот раз. Посмотрев на Катю и встретив ее умоляющий взгляд, она вздохнула, понимая, что поговорить все равно придется.
- Хорошо… Говорите, я Вас слушаю…
- Елена Санна… - Андрей замолчал, собираясь с духом, - Елена Санна… Я прошу у Вас руки Вашей дочери…
В кухне наступила гробовая тишина. И опять (впрочем, как всегда) Малиновский первым пришел в себя.
- Э-э-э… Жданыч, ты что? А Кира?
- Ты отстал от жизни, Малина! Мы с ней расстались!!! – сверкнул глазами Андрей.
- Катенька… - подала голос Елена Санна, - Как же так, Катенька?
Не ожидавшая этого, Катя воскликнула, – Андрей… - Но встретившись с его взглядом, умолявшим ее не возражать, кивнула головой, глубоко вздохнула, подошла к матери и крепко ее обняла, - Мам… Я люблю его, понимаешь? Очень! И он меня…Мам… - она вернулась к Андрею и встала рядом.
- Ну… Если так… - Елена Санна не знала куда девать руки… - Ну, если так?
- Елена Санна, - снова заговорил Жданов, - Я обещаю Вам, она не будет больше страдать! Я очень люблю Вашу дочь! Со мной она будет счастлива! Я обещаю… - повторил он и замер в ожидании ответа…
- Кать… - очнулся Зорькин, - А ведь ты теперь Полина! Ты что, передумала, и не станешь разбираться во всей этой истории?
- Нет… - Андрей взглядом остановил Катю, собиравшуюся заговорить. – Нет… Мы поженимся, когда все прояснится…
- Ага… - не мог угомониться Зорькин, - Это вы сейчас так говорите…
- Коль… - Катя с упреком посмотрела на него, - Ты что, Коль? Ты же сам мне говорил…
- Ну ладно, ладно Пушкарева! Я говорил! Да! Говорил! Но я думал…
- Так… - опять влез Малиновский, - Давайте по порядку…
- Кстати, Ром, - Андрей решил перевести разговор на другую тему, - Я рассказал Кате об эксгумации…
- Да? – Роман повернулся к ней, - И что?
- Я не против, только…
- Пушкарева-а… - теперь уже Николай перебил ее, - Тебе ведь самой это приходило в голову. Помнишь, там в архиве?... Так чего же ты теперь-то сомневаешься?... - Он сделал паузу, обвел всех многозначительным взглядом и продолжил, - И еще… Я тут на досуге полазил по Интернету и знаете, что я узнал? – он переводил взгляд с одного напряженного лица на другое, - Так вот, я узнал, что на проведение этого процессуального действия нужна санкция прокурора!!!... А теперь представьте, хотя бы на минуточку, что будет, если мы заявимся в прокуратуру с нашей историей?! – по ошеломленным лицам друзей, он понял, что новость действительно сногсшибательная. - Что делать будем?
- Так… - Малиновскому снова не сиделось на месте, - Что мы имеем? А имеем мы совсем немного! Во-первых – это «баба Глаша», которую все-таки надо найти, и заняться этим придется Зорькину! Поскольку… - он поднял руку, останавливая возражения Николая, - Поскольку, он видел ее в лицо…
- Да, но я тоже видела ее… - отозвалась Катерина.
- Нет… - Андрей энергично потряс головой, - Нет… Ты не будешь в это лезть…
- Что-о-о? Это моя жизнь… - начала она.
- Друзья мои… Друзья мои… Не ссорьтесь… - Кать… - он посмотрел на нее, - Тебе и так будет чем заняться, - и он стараясь не рассмеяться, уставился на смущенного Жданова.
- Ну а я… - он ткнул себя пальцем в грудь, - постараюсь найти адвоката, не задающего лишних вопросов.
- А чего ты раскомандовался, Малиновский? – возмущенно рявкнул Андрей, опомнившись от такого стремительного натиска Романа.
- Я не раскомандовался! Не раскомандовался… я… - Роман хмыкнул, - Просто… Просто… Чем быстрее мы все выясним, тем быстрее Катя станет Катей!
- Вот как? – скептически поджав губы, Катерина процедила, - А вам то это зачем, Роман Дмитрич? Насколько я помню, для Вас я «мисс Железные зубы», и годна только для того, чтобы стряпать липовые отчеты.
Роман стушевался: и черт его дернул написать эту инструкцию, будь она неладна! Он некоторое время рассматривал рисунок на скатерти, потом, видимо, что-то для себя решив, поднял голову, - Кать…
- Для Вас я - Екатерина Валерьевна!
Ее голос звучал холодно и отстраненно.
- Екатерина Валерьевна… - Роману было здорово не по себе, от этого ее тона, - Я понимаю, что то, что я сделал – отвратительно!... И на Вашем месте, я бы наверное не смог простить такое, но… Я прошу только об одном – выслушайте меня! – он посмотрел на Андрея, взглядом прося у него поддержки.
Но тому, было не до этого. Он сам чувствовал себя, как на раскаленной сковородке и боялся поднять глаза… Боль, отступившая было в последнее время, вернулась снова и захватив его полностью, терзала внутренности, скручивая их узлом… В который раз за эти месяцы он горько пожалел о том, что тогда послушал Малиновского. Хотя… С другой стороны, если бы не послушал, то сейчас не сидел бы здесь и не был бы счастлив… Никогда!... Представив это, Андрей содрогнулся всем телом от ужаса… Так что… В принципе, он должен был бы благодарить Романа, за то, что тот в свое время подтолкнул их с Катей друг к другу… Но не получалось... Благодарить… Эти нескончаемые месяцы, которые он прожил без Кати, сейчас казались ему не просто адом, они казались бесконечной пыткой, выдуманной кем-то персонально для него – Андрея Жданова, но как не странно, он не жаловался… Ни в коем случае… Только по-настоящему потеряв Катю, он понял, что она на самом деле значила для него. Понял и поклялся себе, что больше не совершит такой ошибки. Второй раз ему этого не пережить.
А Роман, вглядываясь, то в краснеющее, то бледнеющее лицо друга, давно понял, что поддержки ему не дождаться. И глубоко вздохнув, попытался заговорить.
- Я… - он с силой провел по лицу руками, - Понимаете, я… - и замолчал, не зная, что сказать, как объяснить, что за эти месяцы он тоже здорово изменился, глядя на мрачного, ни на что не реагирующего Жданова. Что он сто раз пожалел о том, что написал это. Что он раскаивается и сделает все, для того чтобы исправить то, что натворил. И сейчас готов на все, лишь бы только у них с Андреем все наладилось… Буквально на все, потому что не мог потерять друга снова.
- Я…
- Не напрягайтесь, Роман Дмитрич… Вам совершенно не о чем беспокоиться… - Катерина прервала его и невесело усмехнулась.
- Катерина Валерьевна, - Роман поднял руку, останавливая ее и стараясь, чтобы голос звучал ровно и не дрожал. Он отлично понимал - вот как сейчас она скажет, так Жданов и поступит. Его чувство вины не позволит возражать. И если она потребует, чтобы Андрей отрекся от него, то тот отречется, а этого Роман хотел меньше всего. И, собрав всю волю в кулак, Малиновский заговорил. - Пожалуйста… Можно я договорю… - Он просительным жестом прижал руки к груди, - Пожалуйста…
Катя осеклась на полуслове...
- Я… я действительно написал все это… Да… Но я не знал… Я не думал… В общем… Поверьте мне, я изменился… Того Малиновского, которого Вы знали больше нет! Я здорово пожалел о том, что я тогда написал… Поверьте, все эти месяцы мне тоже нелегко дались… И если сможете, то простите меня… Я понимаю - это я во всем виноват… Понимаю… - Он вскочил, постоял опершись руками об стол, потом снова сел… - Если б не эта инструкция… - Он снова спрятал лицо в ладонях… - Поверьте мне… Пожалуйста… Я должен все исправить… Я… должен…
Вытаращив глаза, Катя смотрела на этого незнакомого ей Малиновского. Неужели это он? Да она в жизни не слышала от него ни одного серьезного слова, все шуточки да прибауточки, девушки и кабаки…
А Роман продолжал…
- Я все исправлю… Вы снова станете собой… Я сумею… - и застыл, в ожидании ответа. И по мере того, как время шло, а Катя все молчала, надежда потихоньку стала покидать Романа, сменяясь мрачным отчаянием.
- Р-роман Д-дмитрич… - Катя, наконец, сумела совладать с собой, но совершенно не знала, как реагировать на его признание, - Р-роман Д-дмитрич…
- Я понимаю… - Малиновский встал, решив, что для него все кончено, и больше не пытаясь ни оправдываться, ни что-то пытаться объяснить. - Я все понимаю… - и не оглядываясь, направился к выходу.
- Ром, подожди… - Жданов сорвался с места, - Подожди… - он вцепился ему в плечо, - Кать… - обернулся он к ней, - Кать…
- Роман Дмитрич… - отозвалась она на молчаливую просьбу Андрея, - Постойте…
Малиновский обернулся, и, задохнувшись от волнения, выжидающе посмотрел на нее.
- Дайте мне время…
Он облегченно выдохнул, и быстро-быстро закивал головой.

Наступил вечер. Ушли Зорькин и Малиновский. Елена Санна начала убирать со стола, выгнав Катю и Андрея с кухни, чтобы не путались под ногами. За окном начали зажигаться звезды, и огромная луна, висевшая над горизонтом, освещала все своим призрачным светом, создающим причудливую игру теней в комнате. Андрей стоял посередине комнаты, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на стоявшую возле окна, Катю:
- Кать…
Она обернулась.
Он медленно подошел к ней, положил руки на плечи.
- Катюш… - заглянул в глаза.
- Андрей, тебе пора… - она мягко отстранилась, - Поздно уже и мама…
- Не хочу уходить… - он снова притянул ее к себе.
- Андрюш… - она ладонью провела по его щеке, и обласкала взглядом, - как маленький…
Жданов вздохнул. Как же ему не хотелось ее отпускать, кто бы только знал!… Но придется, иначе он никогда не сможет посмотреть в глаза Елене Сане, а ее поддержка сейчас ох как нужна. Уткнувшись Катерине в волосы и сцепив руки у нее за спиной, он еле слышно проговорил.
- Тогда, до завтра? – и слегка отстранившись, нежно поцеловал ее в губы.
- До завтра! – Катя утвердительно кивнула, с трудом отрывая его руки от себя. - Иди уже… А то мама…
- Понял-понял… - Андрей издал еще один душераздирающий вздох и нехотя поплелся к выходу, постоянно оборачиваясь и спотыкаясь на ходу.

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 8.

Утро встретило Малиновского ярким солнцем… Под стать этому утру и настроение у него было отличное. Разговор с Катей, которого он так боялся - произошел, и оказалось, что все совсем не так страшно, как он себе представлял. - Теперь главное распутать эту странную историю… - Роман задумался, - Найти хорошего адвоката, который не задает вопросов – та еще задачка! Ну, ничего! – Он, открыл холодильник, налил себе в стакан сок, - Ничего… Он справится… - Проглотил залпом. Не спеша начал одеваться, прокручивая в уме адреса всех известных ему юридических контор, в которых могли работать адвокаты по уголовным делам. Но, насколько он помнил, все знакомые юристы были специалистами по гражданскому праву, и имели дело в основном с АПК… А вот уголовное? – Он схватил свой органайзер, и быстро перелистывая страницы, уткнулся взглядом в запись, сделанную несколько лет назад. – Ага, это то, что надо! – Схватив телефон, быстро набрал номер.
- Алло? – в телефонной трубке раздался голос, звук которого он надеялся никогда больше не слышать.
Слегка поколебавшись, все-таки представился.
- Это Роман Малиновский. Помните меня?
- Роман Дмитрич, - бархатные интонации, так хорошо запомнившиеся ему, вызвали у него судороги в мышцах. – Какими судьбами?
Малиновский сжал зубы, и резко выдохнув, постарался, чтобы фраза звучала уверенно.
- Мне необходимо с Вами встретиться…
- Что-то случилось?
- Да…
- Ну что ж, сегодня в 12.00 в парке, Вас устроит?
- Да, конечно… Я буду…
В трубке раздались короткие гудки.

Ровно в 12.00 Малиновский был на месте, не торопясь прохаживаясь по центральной аллее.
- Здравствуй Ром… - раздавшийся сзади голос, заставил его обернуться.
- Привет… - Роман вымученно улыбнулся.
- Должно произойти действительно что-то ужасное, чтобы ты вдруг обратился ко мне за помощью.
Роман проигнорировал ее реплику.
- Мы хорошо заплатим…
- Я ведь еще не согласилась…
Малиновский снова ощутил то, что несколько лет назад чуть было не прикончило его, но все же продолжал настаивать на своем.
- Да я знаю. Но прежде чем что-то тебе рассказывать, я хочу тебя предупредить – никаких лишних вопросов.
- Даже так?
- Да… - Романа передернуло от пронизывающего взгляда стоящей напротив женщины.
- Да не бойся ты так… Я не собираюсь на тебя покушаться… - печальная улыбка появилась на ее лице и тут же пропала. Она внимательно присмотрелась к нему, отметив судорожно сжатые зубы, напряженную позу, и взгляд: решительный и с оттенком отчаяния, и не смогла отказать. – Ну, хорошо, никаких вопросов!... Итак, я слушаю…

***

Подставив лицо солнцу, Николай Зорькин размышлял, - С чего же ему начать? – Он только что вышел из здания ЖЭУ, где раздобыл список всех женщин, проживавших в том доме. Оказалось, что места выбытия жильцов разбросаны по всей Москве. Конечно, можно рассортировать их по возрасту и проверять сначала наиболее вероятные варианты, но на это тоже нужно время. Ну и пусть! Лучше он потратит час, чем без толку проведет целый день. Приняв решение, он направился в ближайшее кафе и, усевшись за столик, принялся за работу.
Из 52 женщин, проживавших в этом доме, 29 он отбросил сразу – они оказались несовершеннолетними. Оставалось 23 женщины, которых надо было проверить. Составив список и написав напротив каждой фамилии адрес, Зорькин вздохнул, ему предстояло мотаться по Москве целый день, а может быть и завтрашний день придется прихватить.
Ожил мобильник. На экране высветилось: «Малиновский». Взяв трубку и слушая, что говорит ему Роман, Зорькин от возбуждения даже покраснел. Дослушав до конца, он произнес загадочную фразу…
- Ну надо же! Такого просто не бывает!
Роман недоуменно сдвинул брови.
- Чего не бывает?
- Слушай, - в голосе Николая слышалось еле сдерживаемое нетерпение, - У меня отличные новости… Ты можешь подъехать?
Пожав недоуменно плечами, Малиновский кивнул головой и буркнув "угу", отключился.
Зорькин остался сидеть за столиком, нетерпеливо ёрзая и поминутно поглядывая то на вход, то на часы.
Через полчаса, подъехав к кафе, Роман увидел Николая... Тот приветственно помахал ему рукой.
- Ну... Что за новости?... - Роман плюхнулся на стул.
- На, читай... - Зорькин подал ему список.
Дойдя до фамилии по номером 16, Малиновский удивленно вскинул брови. - Вот это да!
- Вот тебе и да! - Торжествующе воскликнул Коля.

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Проведя целый день в институте Катерина устала ужасно. Побывав на приеме у ректора, она выяснила, что необходимо для досрочной защиты. Затем, обошла кучу кафедр, даже умудрившись сдать два зачета. Правда для этого ей пришлось звонить Андрею, и тот, через каких-то своих знакомых все организовал. Придя домой, она шлепнулась на диван и вытянула гудящие ноги. - Как же все это сложно! - На завтра ей назначили консультации два профессора, которым она попытается сдать все экономические дисциплины. Если ей это удастся, то и диплом уже будет не за горами.
Приняв вертикальное положение, она отправилась на кухню - желудок сводило от голода. Наложила себе на тарелку макароны с котлетой, собираясь спокойно поесть. - Ну да, как же! - Как всегда вовремя зазвонил телефон.
- Катенька...
Улыбка сама-собой появилась у нее на лице...
- Андрюш...
- Кать, пошли куда-нибудь сходим, посидим, а?
Идти ей совершенно никуда не хотелось и добавив в голос побольше нежности, она промурлыкала.
- Андрюш, я так устала...
- Тогда я приеду, можно? - Жданов затаил дыхание.
- Конечно, Андрюш, ты что?
- Все... Я еду...
Быстро спустившись в гараж и отключив сигнализацию, Андрей уселся в машину и запустил двигатель. Негромко заурчав, авто тронулось с места.
У него сегодня был сумасшедший день. Не успел он утром войти в офис, как его окружил женсовет сгоравший от любопытства. Еле-еле отбившись от них и пройдя в свой кабинет, он тут же нарвался на звонок Киры, которая хотела с ним поговорить... Ворвавшись к нему и угостив его очередной истерикой, но так и ничего не добившись, Кира, наконец, ушла... Не успел он прийти в себя, как позвонил отец и битый час он вынужден был выслушивать оду Кире, только изредка умудряясь вставлять краткие реплики. Но и этих кратких реплик Павлу Олеговичу хватило, чтобы основательно завестись... В итоге не выдержав и проорав: "на Кире я не женюсь никогда!" - Андрей бросил трубку.
Правда потом позвонила Катя, и воспрянув духом, он немедленно занялся ее проблемами. Успешно все решив и посмотрев на часы от отправился обедать, но ему и это не удалось - Милко перехватил его на полпути и утащил в свою мастерскую смотреть эскизы. В итоге сейчас он чувствовал себя выжатым, как лимон. - Слава Богу, Катя не согласилась никуда идти! - Он улыбнулся... Его Катенька, он постоянно скучал по ней... Еще несколько минут и он увидит свое сокровище.

***

Архангел Гавриил внимательно высоушал Верховных Ангелов Первого и Пятого измерений и постепенно успокаивался. Поскольку в пятом измерении душа должна была покинуть оболочку - она ее и покинула. Здесь все было в порядке, кроме одного, человек числился как "без вести пропавший", но это поправимо. Главное, что все произошло так, как записано в Книге Бытия. А вот в Первом измерении все было гораздо сложнее - оболочка была похоронена по одному из обрядов, котрый был принят там. Вторая оболочка, перенесенная из соседнего измерения, была жива и здорова. Душа, поселившаяся в ней, вспомнила все, и теперь, в этом измерении пытались узнать правду, а этого ни в коем случае нельзя допустить.
Гавриил задумался. Вмешиваться напрямую противопоказано категорически, это повод для конкурентов взять данное измерение под свой контроль. Он недовольно оглядел своих собеседников и решительно хлопнув крыльями приказал:
- Ну что ж, Пятое измерение, можете быть свободны, - он кивнул одному из Верховных. - А от Вас, - повернулся он к другому, - я жду предложений по исправлению данной ситуации.
- Пожалуйста, - в воздухе появились буквы, полыхнувшие голубым огнем, - Вот наши предложения. - Сейчас в курсе происходящего всего пять оболочек, возможно, вскоре появится шестая.
- Всего пять? - Гавриил был изумлен: и здесь все оказалось не так уж плохо.
- Да... - Верховный ангел поморщился, - Вот только...
- Что?
- Вот только...
- Да говорите уже... - Гавриил опять начал закипать.
- Здесь замешана еще одна наша когорта.
- Кто?
- Когорта Ангелов-Хранителей Светлых Чувств.
- Так... - Гавриил помрачнел. Он прекрасно осознавал, что только благодаря деятельности этой когорты, "Небеса" смогли противостоять "Преисподней" и если в данном случае замешаны Хранители Чувств, да еще если это предопределено, то сделать что-либо вообще будет невозможно. Эта когорта подчинялась напрямую Двенадцати Апостолам, и соответственно, если обращаться туда за помощью, значит, придется рассказать всю эту неприятную историю и его когорта Ангелов-Хранителей Человеческих Душ окажется под ударом. Он издал тяжелый вздох. Но видимо делать нечего, придется обращаться...

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

***

Малиновский уставился на фамилию в списке.
- Вот это номер! - Он таращился на запись, в голове гудело, а промелькнувшая догадка была настолько ошеломляющей, что он не решался произнести ее вслух.
- Откуда ты ее знаешь? - Зорькин нетерпеливо постукивал пальцами по столу.
- Что? - Роман непонимающе уставился на него.
- Я говорю, откуда ты ее знаешь? - повторил Николай.
- А-а... Это давняя история... - Попытался отмахнуться Малиновский.
- Нет уж... Ты давай, рассказывай!
- Это не имеет отношения... - Начал возражать он.
Зорькин его перебил.
- Имеет-имеет... Еще как имеет... - Он упрямо поджал губы.
- Ну, ладно, - сдался Роман. - Только давай не здесь - здесь слишком много народа.
Николай обвел взглядом почти пустой зал и задумчиво покачал головой. Малиновский начал заметно нервничать, как только разговор зашел о ней, а на него это совсем непохоже - нервничать из-за женщины? Что-то тут не то... Но выяснить все равно надо.
- Много?! - Он демонстративно снова обвел взглядом зал.
Роман и сам не понимал, почему он не хочет рассказать все Николаю прямо здесь и покончить с этим сразу. Что-то его останавливало, не давая окрыть рот. Неужели эта давняя история так на него подействовала? А ведь в сущности ничего такого уж страшного не произошло, просто однажды...
- Знаешь, Коль... Я, конечно, все расскажу, если ты настаиваешь, но я даю тебе честное слово, что это не имеет отношения к нашему случаю.
- Ну нет... - Зорькин напряженно вглядывался в Малиновского, словно пытался что-то понять для себя, - ты рассказывай, а уж мы решим, что имеет отношение, а что не имеет...
Глубоко вздохнув, и поняв, что просто так отделаться не удастся, Малиновский встал из-за столика.
- Ну что ж, тогда пошли.
- Куда? - Опешил Николай.
- Не куда, а откуда! Отсюда пошли! - И он двинулся к выходу.
Сев к нему в машину, они некоторое время молчали. Роман мобирался с мыслями, а Николай терпеливо ждал. Наконец Роман заговорил:
- Это случилось, когда я еще в университете учился. У нас в группе произошло ЧП - исчезла девушка, и ее родители обратились в милицию. Нас тогда всех по нескольку раз вызывали в прокуратуру и все спрашивали, кто ее видел последним. А у меня репутация - сам знаешь! И так получилось, что именно в тот вечер, когда она исчезла, у нас должно было состояться свидание, вот только она не пришла. Я не знаю, откуда выяснилось про свидание, потому что я никому не говорил. В общем, меня вызвали туда в очередной раз. Кроме следователя в кабинете находиласьеще одна женщина...
- Она? - Спросил Николай.
- Да она... Ну так вот, снова начали вопросы задавать, причем про свидание молчат, а я тогда сразу почувствовал неладное, и мне почему-то показалось, что уж очень внимательно эта женщина слушала мои ответы. И вдруг всплывает свидание... Я сначала растерялся, а потом до меня дошло, что они меня подозревают! Вот тут мне совсем поплохело. У меня тогда просто дар речи пропал. Что подумал следователь и так ясно... Я б на его месте наверное подумал бы то же самое, но тут вмешалась она... Знаешь, Коль, я таких глаз не видел ни у кого! Взгляд будто просвечивает тебя насквозь, ощущение такое, что ей известна каждая твоя мысль... Бррррр... Никому не пожелаю это испытать... Так вот... Смотрит на меня и просит дать ей руку...
Тут Малиновский побелел и тяжело сглотнул.
- Меня до сих пор трясет... - он помолчал, - Ну дал я ей руку и вдруг, у меня в голове раздался вопрос... - он вцепился в руль, - Я попытался убрать руку, но не смог... Понимаешь?! - он посмотрел на Николая. - Я не смог забрать у нее руку, потому что она словно приклеилась к ее руке, а она еще такусмехнулась, мол не рыпайся, все равно не получится... - Теперь уже руки Романа были зажаты между коленями, - Я не помню, что тогда произошло, но когда я пришел в себя, мне под нос совали какую-то вонючую гадость... - Он снова посмотрел на Зорькина, - а она сидела спокойно и даже как-то безразлично. Меня тогда отпустили, сказали, что если понадоблюсь, меня вызовут, но так и не вызвали. - Малиновский замолчал, стараясь успокоить бешено колотившееся сердце. Он и не подозревал, что воспоминания так на него подействуют, но поделать с этим все равно ничего не мог и потому, просто сидел, делая глубокие вдохи и приводя в порядок нервы.
- А она? - напомнилНиколай о себе.
- Когда я вышел из кабинета, она меня окликнула.
- И что?
- Что... Сказала, что она мне еще понадобится и дала свой телефон.
- А ты?
- А что я? Я сказал, что если обращусь к ней за помощью, то только с того света и то врядли... Я тогда злой был... Я еще ей что-то кричал, сейчас уже даже и не помню что, а потом, когда вышел на улицу, меня начало выворачивать... Я тогда еле-еле домойдошел... Мне потом еще неделю плохо было, все её взгляд мерещился.
- Ничего себе!... А сейчас-то ты ей зачем позвонил?
- Не знаю... Понимаешь?... Не знаю я...
- Интересно-интересно... - Николай задумался. - Что бы это все могло значить? Утебя когда с ней встреча назначена? Завтра?
- Да...
- Ну-ка, давай говори, что ты ей рассказал?

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Глава 9.

Жданов еле дождался, пока Катя откроет ему дверь. Подхватил ее на руки и закружил.
- Как же я соскучился! Как соскучился!
- Андрей, ты что?
- Скажи, а ты скучала? – он поставил ее на ноги.
Катя молча обняла его, крепко прижалась и довольно улыбнулась, вдыхая, ставший родным, запах его парфюма. – Конечно, - прошептала ему куда-то в грудь, - Очень…
Уткнувшись носом в ложбинку между плечом и шеей, Жданов стоял, наслаждаясь близостью с самым дорогим ему человеком на свете. Вот он обнимает ее, и вся усталость, накопившаяся за день, куда-то исчезает. И он может горы свернуть… И не только горы… Поудивлявшись сам себе, и обняв Катю еще крепче он замер, впитывая в себя ее запах, еле заметный с небольшой горчинкой.
- Ты есть хочешь? – Катин голос привел его в чувство.
- Я голоден как волк! - Жданов состроил страшную гримасу.
- Макароны и котлеты, будешь?- Она потянула его за собой.
- Угу…

Поев и помыв за собой посуду, они сидели на диване в Катиной комнате, наслаждаясь тишиной. Андрей обнимал ее, а она, положив голову ему на плечо, слушала, как бьется его сердце…- Тук-тук… Тук-Тук…, - этот размеренный звук убаюкивал, словно его сердце напевало ей колыбельную – веки становились тяжелыми, и глаза сами собой закрылись, дыхание стало ровнее и Катя задремала.
Прижавшись щекой к Катиной макушке, Жданов слушал ее сонное сопение, и улыбался собственным мыслям. Ему никогда еще не было так хорошо. Вот вроде бы ничего особенного сейчас не происходит, а его переполняет чувство огромного счастья, от которого щемит грудь, и слезы наворачиваются на глаза. Вот бы так было всю жизнь! Чтобы не было Киры, чтобы не надо было выслушивать бесконечные нотации родителей, чтобы Катя… Его Катя, всегда улыбалась, чтобы ничто не смогло больше омрачить их жизнь. Омрачить?… – он вдруг вспомнил вчерашний день и их с Катей примирение – О, Господи!!!... Андрей вздрогнул, издав вздох, похожий на всхлип.
- Андрюш… - сонный голос Кати, ворвался в его раздумья. – Что случилось?
- А? – не сразу среагировал он.
- Что случилось? – в Катином взгляде появилось тревожное выражение.
- Ох, Кать… - он виновато смотрел на нее.
- Что? – ее тревога нарастала.
- Вчера… Когда мы… Ну…
- Андрей, говори!
- Дело в том, что я… В общем, я вчера немного увлекся и даже не вспомнил о… - он смутился.
- О чем? – Катя недоуменно посмотрела на него.
- О том… - Он многозначительно возвел глаза к потолку, - Я даже не вспомнил о предохранении.
Его слова были для нее совершеннейшей неожиданностью. Растерявшись от этой новости, она замолчала, а потом вдруг подумала: что же она растерялась? Ведь это же здорово – иметь ребенка от Андрея. Здорово! Да, но как же быть с тем, что она – Полина?
- Кать… - Андрей робко дотронулся до ее щеки.
Подняв на него глаза, она снова встретила виноватый взгляд, но он же не виноват! Она сама должна была думать о последствиях, и честно говоря, вчера ей было не до раздумий.
- Андрюш…
- Прости, Кать!
За что же, он дурачок, извиняется?
- Андрюш…
- Прости меня!
- Перестань…
- Кать… Пожалуйста…
- Андрюш… Послушай меня… - она взяла в ладони его лицо, - Ты не виноват… - она улыбнулась, - И если… Если… В общем я буду рада!
- Катенька… - Ему заметно полегчало.
- Вот только…
- Что?
- Я же – Полина! – и видя, что он не понимает, добавила, - А не Катя!
- Ну… - до него еще не доходило.
- Сейчас, конечно, об этом рано еще говорить, но если… Если ребенок родится, то в свидетельстве о рождении должно стоять Екатерина, а не Полина.
- Действительно… - Андрей нахмурился. Об этом он как-то не подумал, а должен был… Он в который уже раз наградил себя не лестными эпитетами, потом достал телефон и начал набирать номер.
- Кому ты звонишь?
- Малиновскому!
- Зачем?
Он не ответил. В трубке раздавались длинные гудки, наконец, голос Малиновского произнес,
- Да, Палыч…
- Ром, ты не мог бы подъехать к Кате… Срочно!
- А что? Что-то случилось?
- Приезжай, поговорим…
- В чем дело-то? Андрей?
Но Жданов уже отключился.
Роман недоуменно уставился на телефон.
- У них там опять что-то произошло! – он повернулся к Зорькину.
- Что-то с Катей? – Николай испугался.
- Не знаю… Едем…
Роман повернул ключ зажигания, мотор заурчал мотор, и машина рванулась с места.

***

Катя обиженно смотрела на Андрея,
- Зачем ты это сделал?
- Катюш… - он взял ее руки в свои, - Я не собираюсь ему ничего рассказывать!
- Тогда почему?
- Просто хочу знать новости. Он ведь наверняка сегодня что-то выяснил.
- Но…
- Кать, нам надо торопиться…
- Андрюш…- она смутилась, - Рано еще…
- Потом будет поздно, - тоном, не терпящим возражений, заявил он.

***
Роман вел машину по принципу: «Шумахер отдыхает!» Николай, сидевший на переднем сиденье, был бледен до синевы – он на всякий случай уже попрощался с жизнью, и поклялся себе, что если они доедут: «Ой, мамочки!» – на особенно крутом вираже он зажмурился… Если ВДРУГ они доедут, он больше никогда не поедет с Малиновским в роли водителя.
Завизжав тормозами, машина жалобно скрипнула и остановилась. Зорькин открыл один глаз – вроде цел – открыл другой глаз – воздух со свистом вырвался у него из легких… Вытерев со лба испарину, Коля на дрожащих ногах вылез из машины, постоял несколько секунд, держась за дверцу, и медленно приходя в себя. Потом, двинувшись в сторону выскочившего с другой стороны Малиновского, рявкнул:
- Ты меня угробить решил? – его голос дал петуха. – Откашлявшись, он попробовал снова? – Какого черта ты так ехал?
- Коль, ты чего? – Роман выпучил глаза на разъяренного Николая.
- Я чего? – заревел Зорькин, двинувшись на него и размахивая руками, - Так это я чего? Я уже с жизнью попрощался!
- Эй… Эй… Андрей же сказал срочно!
- Срочно? – снова завопил Николай, - ТАК срочно можно коньки отбросить!
- Не отбросили же… - отбивался Роман, выставив перед собой руки, ладонями вперед.
- Считай, повезло… - его воинственность улетучилась, и обессилев, Коля прислонился к машине.
- Ну… Пошли, что ли? - осторожно спросил Малиновский, недоверчиво поглядывая на Николая. Таким он видел его впервые.
- Пошли… - ответил Зорькин и двинулся вслед за Романом, на еще подрагивающих ногах.

***

Жданов нетерпеливо поглядывал на часы, - Ну где их так долго носит? – Он притоптывал ногой, в такт тиканья часов.
- Андрей… - Катя погладила его по руке, пытаясь успокоить, - Ты же знаешь – пробки…
Раздался долгожданный звонок. Жданов сумел только щелкнуть замком, а дверь уже распахнулась и влетевшие в квартиру Малиновский и Зорькин, не успев отдышаться, практически одновременно, выдали:
- Что стряслось? – (Малиновский)
- Где Катя? – (Зорькин)
Появившаяся на пороге своей комнаты Катерина, тут же оказалась оккупирована Николаем,
- Что случилось? – он, держа ее за плечи, осмотрел с ног до головы, - С тобой все в порядке?
- Да в порядке с ней все? – Андрей оттащил его от Кати, и загородив ее собой, спросил: - Вы чего такие?
- То есть… - Малиновский опешил, - Ты же сам сказал - срочно!
- А-а… Я… Ну да… - Жданов почесал указательным пальцем висок, - Я просто, хотел узнать, что вы выяснили за сегодня?
- И все? – возмущению Коли не было предела. – Я чуть было не погиб! А вы просто хотели узнать? – задохнувшись от ярости, он замолчал.
- К-как чуть было не погиб?... Коль… Что произошло? – Катерина выглянула из-за плеча Жданова.
- Вот он… - Зорькин тыкал пальцем в Романа, - Вот он… Этот камикадзе…
- Эй… потише… Я все правила соблюдал! – Малиновский с видом: «Причем тут Я…» стоял перекачиваясь с пятки на носок и обратно.
- Ты… прАвила? – Зорькин уж собрался было выдать очередной возмущенный вопль, но Катерина его перебила, - Понятно, Коль… Роман Дмитрич очень быстро ехал, да?
До Жданова, наконец, дошла вся комичность ситуации и он улыбаясь смотрел на взъерошенного Николая, который пытался наскакивать на покачивающегося с философским видом Малиновского. Дождавшись паузы в их перепалке, спросил:
- Ну… Так вы узнали что-нибудь или нет?
Отвлекшись от своей столь содержательной беседы состоявшей в основном из: «Да ты…!», «Да я тебя…!», «Ты… Да если б …!» - Николай обернулся к Андрею и ворчливо отрапортовал:
- Узнали… Узнали… Вот только, что делать со всем этим мы не знаем?
В глазах Жданова загорелся огонек,
- Ну, так что?…
Зорькин, все еще ворча по поводу некоторых водителей-профи, готовых угробить кого угодно, неохотно, подталкиваемый Катериной, прошел на кухню.
Когда все расселись уже на привычные места вокруг стола, Андрей снова напомнил,
- Ну и…?
- Что «Ну и…»? – Малиновский тоже начинал заводиться, слушая бесконечное ворчание Николая, но все-таки сдержался и предоставил право излагать новость Зорькину.
- В общем, мы, кое-кого нашли… Женщину… Вот только знаете что? - Коля посмотрел на Катерину долгим взглядом.
Ответом ему было напряженное молчание, только Ромка бросил взгляд искоса на Жданова и снова спрятал глаза.
А Николай, задав вопрос и не собираясь ждать ответа, продолжал.
- Мало того, что она оказалась одной из тех, кто проживал в том доме, но еще и Малиновский ее знает!
- Что? – Катя с Андреем изумленно уставились на Романа.
- Это долгая история… - завел Малиновский старую песню.
- А мы не торопимся, - заверил его Зорькин, - Мне тоже полезно будет послушать во второй раз, может, я чего пропустил?
- Нет... – Ром встал из-за стола и подошел к окну, - Нет… Если хочешь, рассказывай ты.
Он при всем своем желании был не в состоянии повторить все снова. Вперив глаза в спину Романа, Николай хмыкнул,
- Ну ладно, если хочешь?...


***

Через некоторое время, молчание, воцарившееся здесь, было прервано Катериной:
- Роман Дмитрич, а фотография у Вас есть?
Роман не ответил. Он продолжал стоять у окна. Сгорбившись и засунув руки в карманы джинсов, он снова переживал ту давнюю историю, и сам не мог понять, почему на него это так подействовало?
Вместо Малиновского ответил Николай.
- Нет, фотографии у нас нет. А что? Не думаешь же ты…? – Мысль, пришедшая ему в голову, вдруг все расставила по своим местам. – Нет, не может быть!
- Почему Коль? – в голосе Кати слышалась уверенность, - Почему не может?
Обернувшись, Роман вмешался.
- Мне это тоже пришло в голову…
Жданов смотрел на них и ничего, ну совершенно ничего не понимал. Они вроде бы разговаривали по-русски, и в тоже время на каком-то своем языке, совершенно ему недоступном.
- Вы о чем? – с налетом язвительности спросил он, - Может, объясните?
Зорькин сокрушенно потер рукой лоб.
- И как это я сразу не догадался? Ведь мог бы понять…
- Эй… Ау… - Жданов повысил голос, - Я тоже здесь!
- Андрей… - Роман вернулся к столу, - Мы просто думаем, что женщина, с которой я встречался и «баба Глаша» - это одно и тоже лицо.
- Но тогда… Тогда… Все становится понятным… - Жданов вскочил и возбужденно забегал по комнате, потом остановился перед Катей, - Теперь ясно, почему ты поверила, что ты Полина!!!
- Ты думаешь? – Задумчивый взгляд Малиновского был направлен куда-то в пространство. – А вот я совершенно не уверен…
- Что ты хочешь этим сказать? – Жданов уставился на друга.
Малиновский очнулся.
- Давайте не будем строить предположений… Да?... Не будем… Мы просто спросим у нее и все…
- Но если… Если она захочет, мы же поверим во все, что угодно! – Зорькин сидел, хмуро разглядывая стол.
- Нет, Коль… - Роман нервно потирал ладони, - Нет… Зачем ей это? И потом… - Идея, пришедшая ему в голову, взбодрила его, - Мы возьмем с собой диктофон!


Сообщения: 14
Откуда: Волгоград
Огромное спасибо Jane (Мульяна) за "Этого не может быть, потому что не может быть никогда!!!" :Rose: (Катя/Андрей)_в_жанре_фэнтези_Часть 1. :14:- Очень интересное, захватывающее по содержанию произведение, жаль, очень жаль, что не закончено. :17:-
Чувство Любви это главное чувство во Вселенной. :14:- Если бы вы продолжили, думаю, что у вас хватило бы фантазии продолжить и подвести к отличному завершению эту увлекательную историю. :Rose:
Желаю Удачи и творческого вдохновения. buket

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Спасибо огромное! Я здесь достаточно редко бываю, и потому нередко опаздываю с ответами. :blush:


Вернуться в Jane (Мульяна)

cron
Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Евгения Герм на сервере Проза.ру Рейтинг@Mail.ru Евгения Герм на сервере Author.todey