<>
Список форумов Фан-Арт НРК Фанфики по НРК Jane (Мульяна) Однажды ночью, один мужчина... (часть 1) - ЗАКОНЧЕН.

Однажды ночью, один мужчина... (часть 1) - ЗАКОНЧЕН.

Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Простите великодушно, но идею этого фика я содрала у Лизы Клейпас… Конечно, там действие разворачивается в 19 веке, но идея хороша и как никому подходит Катерине Пушкаревой… Если у кого-то когда-то такое уже было написано, пожалуйста, напишите мне и я не стану продолжать. (Это адаптация под НРК романа Лизы Клейпас «Мужчина на одну ночь».)

Теперь я заранее оговорюсь, что:
Катерина еще не устроилась в Зималетто, а продолжает работать в банке. Андрей президент Зималетто, Кира тоже там работает, но она просто приятельница Жданова, но не невеста и о ней здесь ничего не будет написано. Истории с Денисом не было и Катя все еще остается девственницей. Коля естественно, как был просто другом, так им и остался. А вот Юлиана? Юлиана у меня женщина прогрессивных взглядов и они знакомы с Катериной… Фирма Юлианы обслуживается в банке, где работает Катерина и однажды, разговорившись они сблизились, а потом подружились… Причем у Юлианы наряду с пиарагенством, существует еще одна сфера деятельности, а именно – служба эскорта.
Итак, начинаем.

PS: Адаптация под НРК романа Лизы Клейпас "Мужчина на одну ночь."

Сообщение 11-11, 16:34, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Название: ОДНАЖДЫ НОЧЬЮ, ОДИН МУЖЧИНА…
Рейтинг: R
Пейринг: Катя/Андрей
Жанр: Мелодрама.
Герои: Герои НРК
Сюжет: Адаптация под НРК романа Лизы Клейпас «Мужчина на одну ночь…»


ЗЫ: Я ни в коем случае не претендую на авторство… Автором остается Лиза Клейпас, а мне просто понравилась сама идея…


ПРОЛОГ.

Катерина Пушкарева сидела у окна и смотрела на то, как дождь заливал Москву. Сквозь струи воды на оконном стекле, улица практически не просматривалась. Нарисовав на запотевшем окне забавную рожицу, Катя задумчиво повела плечами – через месяц ей исполняется 25 лет, а в ее жизни все по-прежнему и никаких, ну совершенно никаких изменений в ближайшем будущем не предвидится. Как же ей это надоело… Скоро ей уже 25 лет!!! У ее сокурсниц уже у всех семьи и дети, а она? Она по современным меркам уже старая дева… Катерина брезгливо поморщилась… Ну и определеньице… Да уж…
- С этим надо что-то делать… - размышляла она… - Хотя, что тут поделаешь? – подойдя к зеркалу, она наверное уже в стотысячный раз оглядела себя с ног до головы, - Страшила… Ну кто на такую позарится… Хм… Кто? – промелькнувшая мысль была настолько шокирующей, что Катерина тут же выкинула ее из головы. Потом, конечно, мысль вернулась и Катя, стесняясь даже саму себя начала ее обдумывать… Чем дольше она думала, тем реальнее ей казалась возникшая в ее голове идея… Вот только как это все осуществить? Хм…

***

Прошел почти месяц, приближался ее 25 день рождения, а идея, возникшая у нее, все так же не давала ей покоя… Ей все больше и больше хотелось осуществить то, что она задумала.
- Катюш, привет! – в ее кабинет в банке впорхнула Юлиана, - Давно не виделись… Как у тебя дела?
- Нормально… - промямлила Катя и уткнулась в бумаги…
- Что такое Катюш? Что-то случилось? – Юлиана с милой улыбкой взяла девушку за подбородок и взглянула ей в лицо.
И вот тут до Катерины дошло, кто ей может помочь осуществить задуманное…
- Юль… - ее взгляд загорелся, - Юль… Мне нужна твоя помощь…
- Да-а… - осторожно ответила Виноградова, Такой возбужденной она видела Катерину впервые с момента их знакомства…
- Мне исполняется 25 лет и я хотела бы… - Катерина запнулась… - Нет, пойдем на улицу и там поговорим… - Она решительно схватила Юлиану за руку и потащила ее к выходу…
Устроившись на скамейке в сквере, напротив банка, Катерина, глядя на Юлиану, продолжила.
- Я старая дева, Юль… - она подняла руку, предупреждая, готовящиеся сорваться с губ Юлианы слова, - Да-да… Старая дева… - она с трудом выплюнула ненавистное слово и отважно продолжила,
- Но это еще не значит, что я ею и должна остаться!!!
Глаза Юлианы расширились, она, кажется, начинала догадываться куда клонит Катерина.
- Юль, ты должна помочь мне… - Повторила та, - Я знаю, ты можешь… Ведь у тебя есть служба эскорта? Да?
- Д-да… - Юлиана все еще пребывала в небольшом шоке, и поэтому слегка заикалась.
- Я прошу тебя, пожалуйста… - Катя умоляюще смотрела на подругу, - Я хотела бы заказать себе на день рождения эскорт, чтобы он… чтобы… - она страшно покраснела и никак не могла выговорить, то что намеревалась…
- Кхм… - Юлиана прокашлялась, - То есть… - осторожно начала она, - Ты хочешь… Ммм… Мужчину… Кхм… Себе на день рождения?... Кхм… Чтобы он… Кхм… сделал тебя женщиной?
У Катерины даже уши покраснели, и она уткнулась лицом в ладони. «Боже, какой стыд! Докатилась, Пушкарева!!!»
- Кать… - Юлиана тронула ее за плечо, - Кать, я правильно тебя поняла?
- Да… - глухо раздалось из под ладоней… - Да…
- Ну-у… - В жизни Юлианы было мало моментов, когда она чувствовала себя настолько растерянной, как сейчас, - А ты точно этого хочешь? – она снова задала вопрос.
- Да… - Катерина отняла ладони от лица и как можно тверже и решительней взглянула на подругу.
- Ну что ж… - Юлиана задумчиво теребила нижнюю губу, потом вдруг хитро улыбнулась, и повернувшись к Кате, утвердительно кивнула, - Ну что ж… Ты получишь то, что хочешь… - и она весело подмигнула подруге. – Только давай определимся, какого мужчину ты хочешь получить?
Все еще красная как рак, Катерина не могла вымолвить ни слова…
- Кать… Ну?... – Юлиана продолжала настаивать, - Блондин или брюнет? Высокий или низкий? Спортивного телосложения или нет? – она затормошила Катю, - Определяйся, Кать…
Катерина неловко поежилась. Вопросы были столь откровенны, что ее лицо пылало огнем, а щеки как-то странно покалывало.
- У меня нет каких-то особых… предпочтений, - пробормотала сгоравшая от стыда Катерина. – Я вполне доверяю твоему вкусу. Выбери сама и пришли в мой день рождения, вечером… Вот только…
- Что? – у Юлианы было дикое желание расхохотаться, настолько комичной казалась ей ситуация, в которую она угодила, и она сдерживалась из последних сил.
- Ты ведь знаешь мой адрес, да?
- Новый? – уточнила Юлиана.
- Угу… - вскинула на нее глаза Катерина, - Не думаешь же ты, что я притащу кого ни попадя в квартиру родителей…
- Кхм… - отозвалась Виноградова.
- Юль… - Катя робко взяла ее за руку, - Вот еще что, Юль… Пусть он будет молодым, ладно? Ну, не старше 35 лет хотя бы… - она опять смутилась.
- Не переживай, Катюш… - Юлиана продолжала сдерживать смех, рвущийся наружу, - Я придумаю что-нибудь… - она решительно поднялась на ноги, - А теперь мне пора… До встречи, Катюш!!!
- До встречи… - пробормотала Катерина, все еще не пришедшая в себя от собственной наглости. «И почему ей кажется, что она сейчас… Вот только что, совершила самую большую ошибку в своей жизни!»

Глава 1.

Катерина с первого взгляда определила в стоящем на пороге ее квартиры человеке мужчину-проститутку. С того момента, когда она втолкнула его в прихожую, он в ошеломленном молчании смотрел на нее. Хотя естественно, для более интеллектуальных занятий у него просто не хватило бы мозгов. Хотя… В выбранной им профессии ум нужен в последнюю очередь.
- Разве людей вашей профессии не учат элементарной осторожности? – прошипела Катя.
- Моей… профессии? – озадаченно повторил он.
Немного успокоившись, Катерина внимательно изучала стоявшего напротив нее мужчину. Несмотря на явное отсутствие интеллекта, он был очень привлекателен. Не, пожалуй, даже красив… если только подобное можно сказать о мужчине. Высокий, стройный, с широкими плечами, едва умещавшимися в дверном проеме! Черные блестящие волосы аккуратно подстрижены, смуглое лицо с крупным носом и чувственными губами чисто выбрито.
И наконец, глаза… Черные, как ночь, прожигающие насквозь… Казалось, что его взгляд способен воспламенять. На Катерину был устремлен проницательный, испытующий взгляд человека, много повидавшего в этой жизни… Казалось, что он видит ее насквозь…
Теперь, ей стало понятно, почему женщины готовы были платить за ночь с ним. Сама мысль о том, чтобы заполучить такого мужчину себе в постель, была настолько притягательна, что устоять не представлялось возможным.
Жгучий стыд снова затопил Катю от макушки до пальцев ног, от того, что ее тянуло к нему, как магнитом… Она тонула в омуте его завораживающих глаз… Озноб то жаркий, то ледяной сотрясал ее тело… На скулах горели красные пятна…
Катерины заставила себя смотреть не мигая в эти пронзительно-черные глаза.
- Буду с Вами откровенной, господин… Э-эээ – она запнулась, - Нет, Ваше имя мне ни к чему… Я тут подумала, и решила… что… Видите ли, я передумала! Не принимайте это как личное оскорбление, пожалуйста. Это не имеет ничего общего ни с Вами, ни с тем видом деятельности, который Вы выбрали. Я постараюсь сама все объяснить Юлиане. Вы привлекательны и очень пунктуальны, и, не сомневаюсь, что искусны в… в избранном Вами ремесле. Во всем виновата я. Но свою ошибку я исправлю и…
- Погодите, - перебил он, протестующее поднимая руки и не сводя глаз с ее раскрасневшегося лица. – И помолчите немного…
Изумленно воззрившись на него, Катерина замолчала.
Незнакомец, засунув руки в карманы, прислонился к двери. Свет в ее прихожей отбрасывал таинственные тени от его длинных ресниц на классически высокие скулы.
«А у Юлианы отменный вкус…» - подумала Катерина. Мужчина выглядел поразительно ухоженным и процветающим. Об этом говорила не только внешность, но и одежда – модная, неброская, приобретенная, видимо, у лучших Кутюрье… В такие костюмы одевались ее начальники в банке и естественно, Катя научилась различать качество мужской одежды.
- Вы Катерина Пушкарева? – выговорил он наконец, - Экономист?
- Да… Я экономист, подтвердила Катя, - А Вы тот, которого прислала Юлиана по моей просьбе, так?
- Хм… Похоже, что так…
- Так вот, примите мои извинения… Нет, не говорите ничего. Как я уже объяснила, каждый имеет право на ошибку, поэтому Вам лучше уйти. Я, конечно… конечно, заплачу Вам за вызов, хотя Ваши услуги мне и не понадобились, и за это вина целиком лежит на мне. Только назовите пожалуйста вашу обычную цену, и я немедленно с Вами расплачусь.
Он все еще смотрел на нее, и выражение лица постепенно менялось – озадаченность уступила место заинтересованности, а черные глаза засверкали таким дьявольским весельем, что Катерина нервно дернулась.
- Объясните, какие именно услуги от меня требовались, - мягко предложил он, и отойдя от двери надвинулся на нее. Ей пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть в его лицо. – Боюсь я не успел обсудить детали своего визита к Вам с Юлианой.
- О-о… - Рот Катерины открылся в безмолвном удивлении, - Не волнуйтесь, самые простые, - пробормотала она, когда к ней вернулась способность говорить, - Самые обычные…
Почти ничего не соображая от волнения, Катерина потянулась к туалетному столику, на котором лежала ее сумочка. Достав оттуда пачку банкнот, она снова повернулась к мужчине, - Итак, сколько я Вам должна? – не услышав ничего в ответ, она пристально вгляделась в его лицо…
- Я всегда плачу по счетам, и получилось так, что я зря побеспокоила и Юлиану и Вас, поэтому более чем рада компенсировать…
Она со сдавленным стоном осеклась, почувствовав на своей руке жесткие пальцы. Изнемогая от стыда, Катерина поклялась про себя повеситься раньше, чем еще раз сотворит подобную глупость. Окаменев от его прикосновения, она боялась пошевелиться, даже когда услышала над своим ухом низкий голос, в котором явственно звучал смех.
- За неоказанные услуги плата не берется.
- С-спасибо… - пискнула Катерина.
Ее руки непроизвольно сжались в кулачки от напряжения, в котором она находилась с момента появления этого мужчины в ее квартире.
- Но… я хочу по крайней мере оплатить Вам стоимость такси. Вам незачем возвращаться пешком.
- Но… ведь я еще не ухожу… - его ухмылка от уха до уха окончательно вогнали Катерину в краску. Рот сам собой открылся. Круто развернувшись, она окинула его перепуганным взглядом. «То есть как это не уходит?! Что ж… Его можно заставить уйти, хочет он того или нет…» Она начала перебирать свои возможности. Увы, их было непростительно мало. Кричать она не может, иначе вся эта постыдная история вылезет наружу и соседи просто засмеют ее… Тогда… Тогда остается… Она вспомнила, что в шкафу оставался папин зонт, с деревянной ручкой, который он забыл в прошлый раз, когда навещал ее. Медленно, стараясь не привлекать внимание к своему передвижению, Катерина двинулась к шкафу. Дойдя до него и быстро распахнув дверцу, она схватила зонт.
- Собираетесь отдубасить меня этой штукой? – вежливо осведомился ее гость.
- Если понадобится… - решительно сжимая рукоятку зонта, ответила Катя.
Ответом послужило веселое хмыканье. Мужчина подошел к ней и коснулся ее подбородка, осторожно вынуждая поднять глаза.
- Что Вы себе позволяете? – воскликнула Катя…
- Меня зовут, Анд… - он слегка запнулся, - Андрей… - все-таки проговорил он. Тень улыбки коснулась его губ. – И я скоро уйду. Но не раньше, чем мы обсудим кое-какие вопросы.
- Андрей… - Катино терпение стремительно заканчивалось, - Я не сомневаюсь, что это так и есть, но… - она нахмурилась, - я была бы признательна Вам, если бы Вы убрались из моей квартиры немедленно!!! Слышите!!! – Ее голос набирал обороты.
Вот только незнакомец, казалось, не услышал угрожающих ноток в ее голосе. Он преспокойно шагнул дальше с таким довольным видом, будто она пригласила его на чашку чая. Приходилось признать, что она была не совсем права, считая его недоумком. По-видимому, он уже пришел в себя от удивления после того, как его рывком втащили в дверь, и теперь в его поведении проскальзывали какие-то зачатки разума.
Незнакомец оценивающим взглядом окинул ее квартиру, отметил, что все было размещено слишком функционально, не было всяческих милых безделушек, так присущих женскому полу, не было игрушек, а на самом видном месте находился компьютер, с кучей подключенного к нему оборудования. Неопределенно хмыкнув, мужчина снова обернулся к Катерине и встретил возмущенный взгляд.
- Вы кажется, решили делать все, что Вам взбредет в голову, несмотря на мои желания? – Катерина быстро направилась на кухню, гордо распрямив спину. Но даже спиной, она чувствовала, что он идет следом за ней. «Нахал, каких поискать!» - возмущенно думала она, - «И как прикажете теперь от него избавляться?»…
- Раз уж Вы здесь – присаживайтесь, - она указала рукой на одну из табуреток, стоявших вокруг стола. – Кофе, чай?
Несмотря на явственно слышимый в ее голосе сарказм, Андрей широко улыбнулся.
- Конечно, но только если вы составите мне компанию…
Блеск белоснежных зубов, неотразимая улыбка вызвали странные ощущения, разливавшиеся медленно по ее телу…
- Хорошо, - согласилась Катя, посылая ему иронический взгляд, и разливая по чашкам ароматный чай, заодно выставляя на стол сахарницу, вазочку с вареньем и печенье. – Поскольку Вы оказались у меня на кухне, так уж и быть можете представиться полностью.
- Нет… - он улыбнулся глазами, - Лучше нам пока звать друг друга по именам… Катя.
«Да уж… В наглости ему не откажешь!»
Она молча снова указала ему на табуретку. Однако Андрей остался стоять до тех пор, пока Катерина не закончила накрывать на стол, и только после того, как она опустилась на табуретку он тоже сел.
- Хоть у нас нет вина, но могу я произнести тост? – спросил он.
- Все равно ведь Вас не остановишь, - буркнула Катя.
Он снова мимолетно улыбнулся и поднял чашку с чаем:
- За девушку огромной храбрости… И просто за красивую девушку…
Катерина не стала пить и мрачно наблюдала, как он подносит к губам чашку. До чего же нахально с его стороны ворваться к ней в квартиру, отказаться уйти, когда попросили, а потом еще и издеваться над хозяйкой!
Она достаточно умна, чтобы беспристрастно оценивать себя. Она страшная! Хотя если взять по отдельности, например, глаза… Огромные, карие, опушенные длинными ресницами. Они могли бы казаться красивыми на другом лице… Или, например, грудь… При ее небольшом росте, она кажется чересчур огромной… А волосы, ее тонкие прямые волосы… Как она завидовала тем у кого они струились пышным водопадом, а ей всегда приходилось плести косички, толщиной с крысиный хвостик… Конечно, у нее неплохая кожа, ровная и бархатная на ощупь, вот только оценить ее никто не сможет… Лишенная физической красоты, Катерина всегда развивала в себе ум. Вот только умные и некрасивые женщины никому не нужны… Мужчины предпочитают красавиц, с единственной извилиной в голове, которая смотрела бы им в рот и соглашалась с каждым словом.
Уныние Катерины не укрылось от проницательного взгляда гостя, который продолжал пристально изучать ее.
- Объясните мне, почему такой девушке как Вы приходится нанимать мужчину для постели?
Прозвучавший вопрос, оказался полной неожиданностью… И все же… было что-то этакое, занимательное в перспективе разговора с мужчиной на такую необычную тему.
- Во-первых, совершенно ни к чему льстить мне, называя храброй и красивой… Скорее я просто сошла с ума, когда додумалась до… до… до этого… - Ее щеки опять порозовели.
- Вот тут Вы ошибаетесь, - заметил он, скользнув по ней непонятным взглядом.
Катерина решительно покачала головой.
- Вы считаете меня дурочкой, которая способна проглотить любую лесть? – она хмуро воззрилась на него.
Уголок его губ слегка дернулся.
- С Вами, по-видимому, сложно спорить. Вы всегда так категоричны в своем мнении?
- К несчастью, да… - Катерина снова бросила на него хмурый взгляд.
Он снова пригубил чай из чашки, и немного расслабившись, вытянул длинные ноги. Судя по виду он приготовился к долгому разговору, и это Катерине не понравилось… Совсем…
- Итак, Вы не ответили мне на вопрос. Почему Вы наняли мужчину на этот вечер?
Катя стиснула в руке чашку. Поджав губы, она блуждала взглядом по его лицу, ожидая увидеть там что? Она и сама не понимала… «А почему бы и нет?» - решительно тряхнув головой, Катя проговорила:
- Сегодня мой день рождения.
- Сегодня? – Андрей тихо рассмеялся, - Вот как? Поздравляю…
- Спасибо! – чопорно ответила Катя, - А теперь, может, все-таки уйдете?
- О не-е-ет… Тем более, что я - Ваш подарок. Посижу с Вами за компанию… А то сидеть одной, в свой день рождения… - он смешно сморщился, - Нехорошо… Тем более, что у Вас круглая дата…
- Откуда Вы знаете? – изумлению Кати не было предела.
- Женщины всегда странно реагирую на собственные круглые даты… 25 лет… 30 лет… 35 лет… И так далее… - Он лукаво усмехнулся. – 25 лет… Не так ли? – и вздернул бровь, в ожидании ответа.
Эта его вздернутая бровь… Как же она разозлилась и уже не сдерживаясь, Катерина выпалила…
- Да-да-да… Мне 25, а я еще… - и вот тут она сообразила, что собиралась ляпнуть и кому… Ее лицо снова стало цветом напоминать спелую вишню.
- Что вы еще… - Андрей с серьезным видом, поставил чашку на стол, и придвинув табуретку уселся рядом с Катериной, внимательно вглядываясь в ее лицо.
- Ничего… - она вжалась в стену, лишь бы не касаться его… «Он так вкусно пахнет…» - мысль была тут же задвинута на самые задворки сознания.
- Знаете… - на губах Андрея снова промелькнула лукавая улыбка, - После Вашего чая мне что-то стало жарко… - он снял пиджак, распустил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговку у рубашки.
Катерина как завороженная следила взглядом за каждым его движением. Ее бросало то в жар, то в холод… А когда он остался в рубашке и через тонкую ткань стали видны рельефные мышцы, дыхание само собой участилось…
- Знаете, - Катя попыталась встать из-за стола, - Я думаю нам удобней будет в гостиной…
- Да-а?… - Андрей с интересом смотрел на ее попытки отодвинуть его.
- Да… - Кате все-таки удалось сбежать с кухни, и она перевела дух.

Войдя в гостиную, Катерина без всякой задней мысли плюхнулась на диван. Андрей, вошедший следом за ней, скептически глянул на кресла и решительно устроился рядом.
- Ч-что Вы себе… - начала Катя, но дыхание смешалось… Андрей положил руку на спинку дивана, совершенно не заботясь о том, что занял почти все сиденье и оттеснил ее в угол. Его взгляд медленно скользил по ней.
- У Вас превосходная кожа, идеально очерченный рот…
- Слишком велик… - грубо оборвала его Катя.
Он продолжал смотреть на ее губы и почему-то ворчливо ответил,
- Ваш рот прекрасно подходит для того, что у меня на уме.
- И… И… я не правильно сложена… - продолжала Катя перечислять свои недостатки, надеясь все-таки оттолкнуть этого странного мужчину.
- У Вас соблазнительные формы…
- И мои злосчастные волосы…
- Да?… - он провел рукой по косичкам, - Распустите их, я хочу посмотреть.
- Что?!
Этот наглый приказ вызвал в ее душе горячий гнев, вперемежку с каким-то другим непонятным и волнующим чувством. «Нет… Такого мерзавца она в своей жизни еще не встречала!»
Он снова осмотрел комнату и вновь смерил Катерину дьявольским взглядом.
- Но ведь никто не увидит… Неужели Вы никогда не распускали волосы перед мужчиной?
Тишину в комнате нарушало лишь тяжелое, от еле сдерживаемой ярости, дыхание Катерины. Нет, до этого дня, она не испытывала ничего подобного и теперь, честно говоря, боялась себя самой. Кто знает, на что она окажется способной.
Она коротко тряхнула головой. Что тут поделать? Он чужой человек. Она наедине с ним в пустой квартире и, что ни говори, более или менее находится в его власти. Впервые за очень долгое время Катерина оказалась в ситуации, которую не могла контролировать. И даже винить некого. Все это она сотворила собственными руками.
- Вы… случайно… не задумали соблазнить меня? – севшим голосом просипела она.
- Кать… Вам не надо меня бояться. Я не сделаю ничего такого, чего Вам бы не хотелось…
Видимо он в жизни не слышал от женщины слово «нет»…
Сказать нечего, это действительно самое волнующее событие в ее жизни, даже и спорить не надо!!! До сих пор существование Катерины было серым и скучным.
Мужчина, словно прочитав ее мысли, лениво улыбнулся, подперев рукой подбородок. Если он в самом деле решил соблазнить ее, то почему не спешит?
- Если честно, то вы точь-в-точь такая, как я себе представлял? Я слышал отзывы о Вашей работе… Вы действительно классный специалист.
- Да? – глаза Кати округлились. Она не любила обсуждать свою работу, если только с Колей, но это же совсем другое дело. Но… по какой-то неведомой причине, ей очень хотелось услышать мнение этого человека.
- Не ожидала, что мужчина-пр… хм… вашей профессии интересуется экономикой…
- Ну-у… - в его голосе опять слышался смех, - Нужно же чем-то занимать свободное время. – возразил он. – Нельзя же все время валяться в постели.
С силой выдохнув, Катерина вдруг почувствовала просто жгучую необходимость во второй чашке чая, и лучше всего с ромашкой… Она устремила жадный взгляд в сторону кухни.
- Не думаю, что это хорошая идея… - Андрей навис над ней, и Катерина сжималась в комочек и отодвигалась от него все дальше и дальше, пока не оказалась на подлокотнике.
Но сколько не отодвигайся, а… Теплое дыхание коснулось ее щеки, и хотя их тела не соприкоснулись, она остро ощутила скрытую в нем силу.
- Не думаю, что чай поможет тебе… - он придвигался все ближе…
- Вы наглый, самоуверенный мерзавец… - ее гневная отповедь совершенно не произвела на него впечатления, только лукавые искорки зажглись в его глазах.
Она не знала, радоваться или жалеть, когда он отодвинулся. Робкая улыбка появилась на ее губах.
- Вы действительно считаете меня классным специалистом?
- Да… И мне бы хотелось…
- Но, многие считают, что я слишком молода, чтобы им быть…
- Ерунда… - отмахнулся он, - Но именно отзывы о Вашей работе заставили меня заинтересоваться… А какую же жизнь на самом деле ведет высококлассный специалист Катерина Пушкарева…
- Надеюсь, теперь Вы довольны!!! – она снова начинала злиться, - Я та женщина, которая нанимает себе в подарок мужчину на день рождения.
Признание, произнесенное сдавленным голосом, снова вызвало смех Андрея. Он бесцеремонно оглядел ее, а когда снова заговорил, голос неуловимо изменился. Веселье ушло, сменившись новыми интонациями расцвеченными чувственными нотками. И даже отсутствие опыта у Катерины, позволило ей распознать это.
- И поскольку, я еще здесь… Распустите волосы.
Катерины даже не шевельнулась, глядя на него круглыми, от испуга глазами. Подождав немного, Андрей спросил,
- Страшно?
Да… Всю свою жизнь она боялась этого: возможного отказа, насмешек, издевательств, разочарований… Она боялась обнаружить, что близость с мужчиной совсем не так хороша, как уверяла ее Юлиана. Однако, совсем недавно, она поняла для себя еще одну вещь: она гораздо больше боится того, что так никогда и не узнает, а каково это – быть с мужчиной? Пусть ей не выпало быть любимой, но это совсем не означает, что она навсегда обязана остаться старой девой. Интересно, сколько ночей может быть в жизни женщины? Двадцать тысяч? Двадцать пять? Вот и пусть, хотя бы одну из них она не проведет в одиночестве, обнимая только подушку.
Рука, казалось, по собственной воле потянулась к ленточкам, удерживающим ее косички. Вот одна лента развязана, другая… и расплетенные волосы, почувствовав свободу рассыпались по ее плечам.
Черные глаза вспыхнули. Андрей протянул руку, но на полпути остановился и неуверенно глянул на Катерину,
- Можно?
- Да… - выдохнула Катя. Она закрыла глаза, почувствовала, как Андрей придвинулся ближе, аккуратно снял с нее очки, и начал перебирать ее волосы… Кожу закололо сотнями иголок, когда его теплые пальцы коснулись ее головы. Широкая ладонь легла на ее пальцы, которые судорожно продолжали сжимать ленты, осторожно разжимая кулачок и заставляя уронить ленты. Большой палец гладил ее ладошку, твердые губы, сменив палец, нежно дотронулись до ее ладони.
Его жаркий шепот, прозвучал как выстрел:
- Ваша рука пахнет лимоном.
Она открыла глаза и мрачно уставилась на него.
- Это крем…
Объяснение снова вызвало улыбку на его губах, и к огню в глазах добавились смешливые искорки. Он отпустил ее руку, и принялся играть прядью ее волос, то и дело задевая за ее плечо и заставляя замирать в ожидании чего-то такого… Чего-то совершенно для нее непонятного… и немного пугающего.
- Скажите, а почему Вы попросили Юлиану об услуге, а не соблазнили кого-то из своих знакомых?
- Я просто не знаю, как соблазнять… - Предательский румянец снова окрасил ее лицо и шею.
- Но ведь это так легко… - он снова наклонился к ее лицу и снова от его теплого дыхания ее тело напряглось, - Это наверняка не все… - продолжал допрашивать ее Андрей…
- Да… - еле слышно шепнула она, - Мне не нравился никто из знакомых мужчин. Я пыталась представить как это будет, но ни один не привлекал меня настолько, что бы мне захотелось… Захотелось… - Она отвернулась, сгорая от смущения.
- Не надо… Не прячьтесь… - он снова повернул ее лицо и осторожно коснулся пальцами щеки, - А какие мужчины Вам нравятся?
Катерина слегка подскочила, обнаружив, что его пальцы забрались под ее блузку и поглаживают позвоночник вверх-вниз… вверх-вниз…
- Ну… - она перевела дыхание, - прежде всего не красавцы…
- Почему? – его изумление заставило ее рассмеяться.
- Потому что… Красивые мужчины считают себя центром вселенной, у них нет души… Они в основном потребители, привыкли брать и ничего не давать взамен.
Андрей неожиданно ухмыльнулся…
- Следовательно, все уроды – святые?
- Я не это имела ввиду, - Катерина с укором глянула на этого несносного человека. – Просто я предпочитаю мужчину с обычной внешностью.
- А как насчет характера?
- Хм… Спокойный, не высокомерный, умный и не самодовольный и еще добродушный.
- А мне кажется… - он снова ухмыльнулся, - Что Вы лжете, поскольку хотите вовсе не этого.
Катерина сдвинула брови.
- Я никогда не лгу!!!
- Лжете, потому что в мечтах, Вы наверняка представляете себе принца, и естественно невольно сравниваете всех с ним…
- Ну… разве что в мечтах. Иногда у меня бывают разные фантазии, знаете ли… Но это ведь не о чем не говорит…
- Пальцы на ее шее сжались, нежно, но вполне ощутимо.
- В таком случае, вот Ваш подарок на день рождения, Катя – Ночь фантазий.
Андрей навис над ней, загораживая свет головой и широкими плечами, когда наклонился поцеловать ее.

Сообщение 11-11, 16:35, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 2.

- Подождите, - ахнула Катерина, охваченная предательской паникой, и резко отвернулась. Но его губы прижались к ее щеке, и ее потрясло ощущение жара во всем теле. – Подождите, - повторила она, но голос дрогнул. Желтые отблески огня слепили глаза, и все, о чем она могла думать в этот момент, - это как избежать настойчивых поцелуев незнакомца. Его губы нежно скользили по ее щеке, к уху, попутно захватывая крохотные прядки волос.
- Тебя когда-нибудь целовали, Кать?
- Конечно! – заверила она, хотя ничего подобного тому, что происходило с ней сейчас не было. – Я думаю… вы… у вас… наверняка большой опыт… в этом… учитывая… вашу профессию… - ее лепет вызвал на лице мужчины широкую улыбку.
- Хотите проверить?
- Я хочу кое о чем спросить… Как… Как… долго Вы этим занимаетесь?
Он мгновенно понял, о чем она.
- Работаю на Юлиану? – смешок снова вырвался у него, - Совсем недавно…
Катерина задумалась. Интересно, что побудило этого человека продавать себя? Может, он потерял работу, или его выгнали за что-то? А что, если он наделал долгов и теперь нуждается в деньгах? С его внешностью, остроумием и хорошими манерами он мог бы найти немало подходящих занятий. Значит, либо он совершенно отчаялся, либо слишком ленив и распутен.
- У Вас есть родные? – спросила она.
- Да, конечно… - вопрос его удивил. – А у Вас?
- Да…
- А почему вы не женаты?
- А почему Вы не замужем? – спросил он таким же тоном, и тут же ответил на ее вопрос, - Слишком люблю независимость…
- Знаете, я могла бы сказать то же самое. Кроме того, все кто меня знает, говорят что я упряма и неуступчива.
Андрей снова улыбнулся.
- Просто с Вами нужно правильно обращаться…
- Обращаться? – в ее голосе явственно слышалась язвительность. – И что же это может значить?
- Это значит, что в руках мужчины, который хорошо разбирается в женщинах, Вы будете мурлыкать как разнеженный котенок.
Раздражение и смех одновременно завладели Катериной… Что за неисправимый повеса! Но ее не проведешь никакими обольстительными взглядами! Хотя его поведение вполне можно было назвать игривым, за ним что-то крылось. Что-то вроде терпеливой наблюдательности, ощущения сдержанной силы… Все это заставляло ее нервничать и настораживаться… Он не пустой, зеленый мальчишка… Он зрелый мужчина… И хотя ее трудно назвать умудренной жизнью женщиной, она понимала, судя по его взгляду, он чего-то хочет от нее…
Продолжая смотреть ей в глаза, он потянулся к вороту рубашки и расстегнул еще две пуговки, медленно, стараясь не напугать ее.
Конечно, Катерина видела мужской торс и раньше, у отца, например, или у Коли, но то, что она увидела сейчас, ни в какое сравнение не шло с увиденным ранее… Торс этого мужчины казался высеченным из бронзы, и под туго натянуто кожей перекатывались мышцы. Огненные зайчики плясали по выпуклостям, тени таились в углублениях мускулов и треугольной впадинке у основания шеи.
Ей до смерти захотелось коснуться его, припасть губами к этой интригующей впадинке и глубоко вдохнуть присущий только ему (она в этом почему-то не сомневалась) запах.
Он перестал нависать над ней и откинулся на спинку дивана.
- Иди сюда, Кать… - едва слышно позвал он.
- Не могу… - у Катерины все тряслось, - Д-думаю В-вам пора…
Андрей подался вперед и схватил ее за руку.
- Я не причиню тебе боли, - прошептал он, - Не сделаю ничего такого, что тебе не понравится.
Смущение и желание разрывали Катерину на части, лишая сил и воли. Он привлек ее к себе, провел широкой ладонью по ее спине, после его прикосновения, кожа будто загорелась. Он был так горяч, словно внутри него полыхал костер, который невозможно погасить.
Тяжело дыша, Катя закрыла глаза, наслаждаясь теплом, идущим от мужчины и проникающим до самых костей. Впервые в жизни ее голова упала на мужскую грудь.
Почувствовав, как она дрожит, он что-то нежно проворковал и прижал ее к себе.
- Не бойся… Я не обижу тебя…
Он долго прижимал ее к себе, пока она не ощутила как отпускает ее напряжение. Как становится легко и тепло в его объятьях. Его пальцы скользнули по вороту ее блузки. Очень осторожно и не спеша он расстегнул несколько пуговок, обнажив нежную шею. Катерина не могла справиться с собой и судорожно втягивала воздух пересохшим ртом, не замечая, как вздымается грудь. Андрей неожиданно наклонил голову, и Катерина что-то простонала, когда его губы прижались к ее шее…
- Ты такая сладкая… - у Катерины мурашки побежали по коже.
Губы Андрея проложили бархатную дорожку к чувствительной раковинке ее уха, немного поиграли с мочкой, и Катя изумленно дернулась, когда кончик его языка приник в крохотную пещерку.
- Андре-е-ей… - простонала она, - Ты совсем не обязан разыгрывать передо мной любовника. Честное слово… ты… очень… добр, если… готов притвориться… что хочешь меня… но…
Она кожей ощутила его улыбку.
- Ты совсем ничего не поняла, Кать, если думаешь, что мужчина может притвориться, таким образом, только из доброты…
Только сейчас, Катя ощутила, как что-то твердое и тяжелое давит на бедро, и немедленно оцепенела, залившись краской. Мысли хаотично кружились в голове, но, не смотря на стыд, ее все-таки одолевало любопытство. Теперь, когда их ноги переплелись, а ее юбка задралась до колен, она ощущала упругость его сильных бедер. Ее никогда еще не прижимали к возбужденному мужскому телу.
- Это твой шанс, Кать, - убеждал он, - Делай со мной все, что пожелаешь!!!
- Я не знаю, что делать, - неуверенно пролепетала она.
Он засмеялся и снова припал ртом к ее шее, к тому месту где бешено бился пульс. Ситуация казалась настолько фантастической, настолько за границами ее жизненного опыта, что она чувствовала себя кем-то другим. Во всяком случае, уже не той Катериной Пушкаревой, которой она была до знакомства с ним. Старая дева, в которую она собиралась превращаться, грустно махнула ей ручкой и испарилась, она превратилась в создание нежное, уязвимое, способное желать и быть желанной.
Она вдруг осознала, что всегда немного боялась мужчин. Ей не дано было легко и просто принимать представителей противоположного пола. Кроме того, даже в юности она не пользовалась успехом у мальчиков. С ней никогда не флиртовали, за ней никогда не ухаживали. С ней говорили только на серьезные темы, обращались уважительно, не подозревая, что мечтает она совсем о другом, а именно о том, чтобы ей хоть раз в жизни сделали непристойное предложение.
И вдруг появляется этот великолепный мужчина, конечно мерзавец и негодяй, который, как оказалось, более чем готов залезть к ней под юбку. Хотя почему бы и нет? Что хорошего дала ей скромность и невзрачность. Целомудрие не согреет в постели, и ей это было известно лучше, чем кому бы то ни было.
Катерина смело вцепилась в распахнутые полы рубашки Андрея и притянула его голову к себе. Он немедленно подчинился и его губы слегка, невесомым поцелуем коснулись ее рта. И снова по телу разлилось тепло. Ощущение наслаждения почти парализовало ее. Его тело налилось тяжестью, язык дразнил и возбуждал, обводя контуры ее губ до тех пор, пока она не открыла рот, и тогда язык-разбойник начал хозяйничать у нее во рту, гладя и лаская, и она отпрянула бы в ужасе, если бы ее голова не была прочно зафиксирована в изгибе его руки. Жгучие ощущения разлились внизу живота и в тех частях тела, о которых она всегда стеснялась говорить вслух. Она ждала… О-о… Его поцелуи казались такими интимными… и волнующими…, и вот уже тихий стон наслаждения срывается с ее губ, рвется из горла. Ее тело медленно расслабилось, а руки легли на его голову, лаская черный шелк волос.
- Расстегни мне рубашку… - пробормотал он, продолжая целовать ее, пока она возилась с оставшимися пуговицами. Кожа торса была гладкой и теплой, и любое прикосновение Катерины заставляло мышцы сокращаться. Жар, исходивший от него, манил ее, как солнечный зайчик.
- Андрей… - задохнулась она, пробираясь ладонями под его рубашку и дотрагиваясь до спины, - я не хочу заходить дальше. Этого подарка мне вполне достаточно.
Он только хмыкнул, припадая губами к ее шее.
- Согласен.
Она прильнула к его обнаженной груди, жадно впитывая тепло и запахи.
- О-о… Это ужасно!
- Что тут ужасного? – удивился он, продолжая играть с ее волосами.
- Потому что иногда лучше не знать, чего лишаешься.
- Милая, - прошептал он, вновь целуя ее губы, - милая, позволь мне остаться еще ненадолго.
И прежде чем, Катерина успела ответить, поцеловал ее еще настойчивей, чем раньше. Его руки зарылись в ее волосы и сжали ее голову. Она всем телом рванулась к нему, не в силах запретить себе прижаться к нему как можно теснее. Возбуждение продолжало нарастать, словно лавина, еще немного и снесет, и она выгнулась дугой, пытаясь успокоиться. Он был силен, и скрытой в нем мощи было достаточно, чтобы при желании одолеть ее, сломать. И все же удивительная нежность обволакивала ее, и Катерина гадала, почему совсем не боится его, хотя должна была бы. С этим человеком, она, почему-то, чувствовала себя в безопасности.
Катя положила ладони ему на грудь, и ощутила, как под ладонью бьется его сердце.
Он немного отстранился и посмотрел на нее своим чарующим взглядом,
- Кать, ты мне веришь?
- Конечно, нет… Я ничего о тебе не знаю. - фырканье Катерины, снова вызвало его улыбку.
- Разумная девушка.
Его пальцы забегали по оставшимся пуговицам ее блузки.
Катя закрыла глаза, чувствуя, как учащается сердечный ритм. Но она продолжала твердить себе, что после сегодняшнего вечера не увидит его больше. Она позволит себе сегодня все, а потом, всю оставшуюся жизнь, будет смаковать свои воспоминания об этой волшебной ночи, проведенной с красавцем незнакомцем.
Ткань ее блузки распахнулась, открыв лиф из шелковистого полупрозрачного материала. Прохладный воздух комнаты коснулся ее разгоряченной кожи, и Катя вздрогнула.
- Замерзла? – участливо спросил Андрей, заметив, как она дрожит, и покрепче прижал ее к себе.
Катерину затрясло еще сильнее, но уже не от холода, а по совершенно другой причине.
Андрей спустил бретельку лифа и коснулся губами изгиба плеча. Длинные пальцы провели по округлости груди. Горячая, чуть влажная ладонь сжала пухлый холмик, пока сладко занывший сосок не затвердел. Кончики пальцев играли с ней, гладя сквозь прозрачную ткань, слегка пощипывая. Катя, повернув голову, прижалась ртом к его щеке, возбужденная прикосновением к слегка колючей поверхности, провела пульсирующими губами до того места на шее, где начиналась гладкая шелковистая кожа.
И услышала, как Андрей нежно что-то проговорил. Его ладони вновь сжали ее голову, Он опустил Катерину на подушки дивана и дразнил языком мягкие полушария, пока у нее голова не пошла кругом. Она и не заметила, как лиф куда-то испарился. Теперь, она лежала перед ним обнаженная до пояса, с задранной до колен юбкой.
- Мне не следовало делать это, - дрожащим голосом прошептала она, безуспешно пытаясь прикрыться руками. – Мне вообще не следовало пускать тебя на порог.
- Верно, - кивнул он с усмешкой, снимая с себя рубашку и обнажая торс. Невыносимое напряжение копилось в ней, и она начала бороться со скромностью и многолетними запретами, когда он наклонился ближе.
- Мне остановиться? – спросил он прижимая ее к себе, - Я не хочу пугать тебя.
Ее щека была прижата к его плечу, и Катя втайне наслаждалась возможностью ощутить его кожу. Она никогда не чувствовала себя настолько беззащитной, никогда не хотела быть настолько беззащитной.
- Я не боюсь, - словно во сне она услышала свой голос, - отводя руки в стороны, чтобы прижаться грудью к его груди.
Стон сорвался с его языка. Он зарылся лицом в ее шею, целуя, постепенно спускаясь ниже, припадая ртом к ее соску. Язык играл с чувствительным бугорком, и она вынуждена была закусить губу, чтобы не закричать. Потом, язык устремился к другой груди, заставляя Катерину извиваться и жаловаться на сводящую ее с ума неторопливость.
Он поднял юбку, и устроился между ее бедер. Его возбужденная плоть прижалась к ней именно в том месте, где более всего у нее горело. Опершись руками о подушки по обе стороны от ее головы, Андрей жадно смотрел в ее раскрасневшееся лицо и покачивал бедрами. Катерина охнула, почувствовав, что горевшее огнем местечко на ее теле, превратилось в жидкое пламя. До чего же он развратен, если точно знает, что именно ей нужно.
Наслаждение распространилось по всему ее телу. Тихо вскрикнув, она сцепила руки у него на спине, и вновь ощутила, как перекатываются накачанные мышцы при каждом движении. Но между ними по-прежнему оставалась преграда в виде ее трусиков и его брюк. Ей вдруг захотелось избавиться от всего этого, прижаться к его голому телу своим, и это желание ее потрясло. Он похоже понял, какие мысли ее одолевают, потому что неуверенно рассмеялся и сжал ее руку,
- Нет, Катенька… сегодня ты останешься девственницей.
- Почему? – ее вопрос прозвучал как стон.
- Его ладонь накрыла ее грудь и слегка сжала. Полуоткрытый рот скользнул по ее щеке.
- Потому что тебе следует сначала кое-что узнать обо мне.
Теперь, когда она поняла, что он не овладеет ею, именно этого ей захотелось больше всего.
- Но я никогда тебя не увижу, - обиделась она, - И сегодня мой день рождения.
Андрей весело хмыкнул, блестя глазами, и, властно целуя ее в губы, прошептал на ухо что-то нежное. Никто, кроме него, не говорил ничего подобного. Ни одному мужчине не приходило в голову назвать ее милой, нежной,… и уж конечно, никто не заставлял ее чувствовать себя таковой. Она упивалась и ненавидела то воздействие, которое он производил на нее, жар страсти, опалявший ее тело. Теперь она точно знала, почему никогда не должна была нанимать этого таинственного мужчину. Лучше уж совсем не знать ни о чем подобном, чем до конца жизни не иметь возможности получить это снова.
Кать… - прошептал он, неверно поняв причину непролитых слез, - сейчас тебе будет лучше… только не двигайся… позволь мне…
Он осторожно начал гладить внутреннюю сторону ее бедра, продвигаясь все выше и выше. Коснулся ее мягкого живота, легко обвел большим пальцем пупок, пальцы скользнули вниз, к тому месту, до которого не дотрагивался ни один мужчина. До которого она старалась не дотрагиваться сама. Большая ладонь пригладила шелковистые завитки, кончики пальцев скользнули внутрь, отчего ее бедра конвульсивно дернулись.
- Именно здесь ноет больше всего, Кать?
Она охнула. Его пальцы дразнили о потирали ошеломляюще чувствительное местечко, крохотную горошинку плоти, проснувшуюся от его ласк. Она превратилась в добровольную пленницу его нежности, хотя все ее существо пульсировало от макушки до кончиков пальцев. Голова Катерины бессильно откинулась, затуманенные глаза смотрели в его лицо. А вот его глаза. Они сияли настолько ярко и чувственно, что могли воспламенить что угодно и кого угодно. Он продолжал теребить набухшую горошинку, вызываю все новые приливы наслаждения, и не отступал, пока она с пронзительным воплем не выгнулась, охваченная буйным огнем страсти. Судороги экстаза сотрясали ее тело, постепенно затихая, и она пришла в себя только тогда, когда Андрей с глухим стоном выпрямился и сел отвернувшись. Лишенная тепла его рук и губ, его прикосновений, она съежилась от странной боли. Все ее тело тянулось к нему. Жаждало его. Она сознавала, что подарив ей наслаждение, он не собирался добиваться того же для себя, и поэтому нерешительно потянувшись к нему, она положила руку на его бедро. Все еще не глядя на нее, он отнял ее руку и поднес к губам.
- Катенька, - мрачно пробормотал он, - Катюш, там где речь идет о тебе, я сам себе не доверяю. И поэтому должен уйти… пока еще способен на это.
Катерина с изумлением, услышала свой собственный голос, доносившийся как будто со стороны,
- Останься со мной… На всю ночь…
Андрей искоса посмотрел на нее, и она заметила два красных пятна на его скулах. Не выпуская ее руки, он гладил большим пальцем ладонь, как бы втирая свой поцелуй, стараясь запечатлеть его…
- Не могу…
- У тебя… у тебя… еще одно… свидание? – спросила она смущенно, замирая от ужаса при мысли о том, что он прямо от нее пойдет к другой женщине.
Андрей грустно усмехнулся.
- Господи, нет, конечно. Просто… - Он осекся и долго молчал, прежде чем добавить, - Ты скоро поймешь.
Нагнувшись над ней, он осыпал поцелуями ее подбородок, щеки, закрытые глаза…
- Я… Я… больше не стану заказывать тебя… - неловко пробормотала она, когда Андрей дотянувшись до блузки, накрыл ее ею.
- Знаю… - бросил он со смешком.
Катя так и не открыла глаза, прислушиваясь к шороху одежды. Утопая в океане стыда и наслаждения, она пыталась осознать все события этого вечера.
- До свидания, Кать, - пробормотал он и исчез, оставив ее одну, растрепанную и полуодетую.
Бессвязные мысли одолевали ее… Завтра она вернется к прежней жизни… Но остаток ночи проведет в грезах по мужчине, который уже становился все менее реальным и все более уходил в область фантазий.

Сообщение 11-11, 16:36, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 3.

После окончания института, решение жить отдельно от родителей далось Катерине нелегко… Правда, она сразу смогла взять ссуду в своем банке на покупку квартиры, но вот папа… С папой удалось договориться не сразу… Но через некоторое время, каким-то непостижимым образом Катерине удалось его уломать, и вот уже два года… Целых два года она живет отдельно, в своей собственной, правда небольшой квартире – две комнаты, кухня, прихожая и подсобные помещения… Конечно, квартира не ахти, да и комнаты маловаты, но ей хватает… Главное, это то, что она не зависит теперь от настроения папы, от желания мамы накормить ее так, чтобы нечем стало дышать, от их чрезмерной опеки и неуемного желания знать все подробности жизни дочери, вплоть до мелочей.
До сих пор по утрам, Катерина просыпалась с чувством радостного изумления. На душе становилось легче оттого, что к родителям, на так сказать званый ужин можно было являться раз в неделю. Правда папа, как всегда, самолично приезжал инспектировать занимаемую Катериной жилплощадь, но его набеги можно было пережить, тем более, что и особых тайн в жизни Катерины до сих пор не было.
Как то… Через неделю, после своего дня рождения, Катерина дала Юлиане уговорить себя принять приглашения на показ мод, после которого ожидался банкет и концерт. Зная Катин профессионализм, Юлиана была уверена, что ей удастся заключить несколько выгодных контрактов на этом рауте… Ну или по крайней мере, договориться об их подписании… И еще… Ей было просто до жути интересно, чем же кончилось свидание, которое по ее милости состоялось у Катерины, но как назло, та будто воды в рот набрала, и игнорировала ее осторожные расспросы, или же просто переводила разговор на другую тему. Поэтому у Юлианы созрела еще одна идея… А что если свести Жданова и Катерину на этой великосветской вечеринке… Тогда и вопросы задавать не понадобится… Она мысленно улыбнулась… «Как только увижу их рядом, мне все сразу станет ясно».
Продолжая щебетать, Юлиана практически не давала Кате вставить ни слова в свой монолог…
- Очень рада, что в такой чудесный вечер, ты не осталась дома, - говорила она, помогая подруге подобрать наряд, для встречи. – Просто чудо, что ты не слегла от переутомления, после почти круглосуточной работы в этом твоем банке… Там что, кроме тебя других работников нет? – ворчание Юлианы было забавным, и Катерина улыбнулась.
- Я должна была закончить отчет, - пояснила Катерина, - и мне было просто не до вечеринок и коктейлей.
Юлиана понимающе кивнула, при упоминании слова «отчет!». И снова засыпала Катерину советами. А Катя, глядя в зеркало, которое занимало целую дверцу шкафа-купе, вздрогнула и с несчастным видом посмотрела в окно – шел снег и на улице стоял жуткий мороз. Ей вдруг ужасно захотелось переодеться в свое старое, удобное платье и провести вечер дома, за чтением любимой книги.
- Похоже на улице ужасный холод, - пробормотала она.
Юлиана не переставая говорить, начала подталкивать Катерину к выходу…
- Да какой это холод, Кать… - отмахнулась она. – У тебя еще будет время сидеть целыми днями дома, когда слишком состаришься и одряхлеешь. А пока есть возможность, нужно как следует повеселиться. Подумаешь, слегка прохладно… В машине есть печка, так что не замерзнешь.
- Ладно, Юль… - Сдалась Катя, понимая, что подругу переубедить не удастся, и взяв в руки сумочку, двинулась к входной двери.
Зазвонил телефон, Юлиана подняла трубку.
- Такси уже ждет, - радостно сообщила она, поправляя висящий на руке зонтик.
Усевшись в машину и откинувшись на спинку заднего сиденья, Катя улыбнулась при мысли о вечеринке. Жизнь прекрасна! У нее есть замечательная подруга, уютная квартира, работа, которая ее устраивает на все 100, и к тому же приносит приличный доход. Однако, где-то в глубине сознания билась мысль, что если бы у нее была семья, то ее счастье было бы совсем полным.
Но… По-видимому, в ее жизни нет места мужчинам! И все же… Как чудесно было бы проводить вечера с любимым человеком! Ведь ей собственно, даже поговорить не с кем, обсудить, поделиться… посидеть за обеденным столом. Не к кому прижаться в постели… Медленно её окутали воспоминания о том, что произошло неделю назад. Они по-прежнему не давали ей покоя, несмотря на все усилия выбросить их из головы.
- Андрей, - прошептала она одними губами, невольно прижимая руку к груди. Его образ упрямо стоял перед глазами: Черные, горящие дьявольским огнем глаза, бархатистые переливы голоса, его руки и губы... Конечно, многие такой вечер посчитали бы обычным делом, но для нее он стал самым ярким событием в ее жизни. Глубоко задумавшись, она не заметила как такси остановилось.
Вынырнув из своих мыслей, Катя покинула такси и направилась ко входу… Войдя в здание Зималетто, она сразу же окунулась с головой в мир моды, с его запахами, шумом, беготней… Неугомонная Юлиана тут же увлекла ее к группе людей, стоящей неподалеку, с которыми Катерина быстро нашла общий язык… К ней отнеслись с симпатией, но никому и в голову не могло прийти, что стоявшая рядом с ними девушка способна вскружить голову мужчине… Слишком уж необычна была ее внешность.
- Катерина Валерьевна, - услышала она за спиной звучный мужской голос. Обернувшись, Катя оказалась лицом к лицу с одним из руководителей банка, в котором она работала… - До чего же вы сегодня привлекательны, - произнес он, сжимая ее руку пухлыми ладонями. – Все остальные просто меркнут в сравнении с Вами.
- Я слишком разумна, чтобы верить Вашим комплиментам, - улыбнулась в ответ Катерина. – И думаю в этом зале достаточно прекрасных женщин, способных оценить Ваше красноречие по достоинству.
Мужчина рассмеялся…
- Хорошо… Хорошо… Туше! – он выставил перед собой согнутые в локтях руки, ладонями вперед, - Сдаюсь и оставляю Вас наслаждаться прекрасным вином в одиночестве, - он схватил бокал с подноса проходившего мимо официанта и протянул его Кате.
- Вы очень любезны… - взяв бокал, Катерина отошла к самой стене и принялась разглядывать находившихся в зале людей. Все встречались, беседовали, расходились и снова собирались в постоянно меняющиеся группы. До Кати донесся удивленный женский голос…
- Катя?
Обернувшись, она увидела одну из самых крупных клиенток банка. Наталья Нестерова грациозно двигалась в ее сторону. Стройная, наделенная поистине кошачьей грацией, заядлая сплетница, Наташа старалась заводить дружбу с теми людьми, которые оказывались достаточно известны, чтобы привлечь ее внимание.
- Катенька, - промурлыкала она, изящно держа тонкими пальчиками бокал с шампанским, - Как мило видеть Вас здесь. По-моему вы единственный здравомыслящий человек из всех, кто сегодня находится в этом зале.
- Не знаю… - Катя смутилась, - Вряд ли здравый смысл так уж необходим на таких сборищах, как это. – Она слегка улыбнулась. – Здесь, мне кажется, царит красота. – Катя незаметно вздохнула, и постаралась перевести разговор на другую тему, - Кстати, а как продвигается Ваша последняя сделка? Ведь кажется на нее Вы рассчитывали, когда посетили наш банк в последний раз.
- Никак не продвигается… - Наталья легкомысленно тряхнула головой.
Катя сочувственно улыбнулась…
- Уверена, Вы сумеете найти выход из тупика.
- Я тоже… И тем более, я терпеть не могу заниматься делом без вдохновения и поэтому оставила даже попытки, пока не найду что-то или кого-то, кто поможет мне встряхнуться.
При этом вид у нее сделался такой хищный, что Катерина невольно рассмеялась. Страсть Нестеровой к мужчинам была хорошо известна.
- Вы уже остановили выбор на ком-то?
- Еще нет… Но… Я, например, не прочь завести интрижку с господином Ждановым.
Сама Катя не была с ним знакома, но много раз слышала это имя. А.П.Жданов был хорошо известен в тех кругах, в которых вращалась Катя, как человек, который возглавил Зималетто, после отставки своего отца, и сейчас пытался вывести компанию на международный уровень.
Также ходили слухи, что он неисправимый ловелас, лидирующий среди московских золотых мальчиков. Катерина старалась никогда не пересекаться с ним, когда он появлялся в их банке.
- Я как-то не подумала, что господин Жданов будет сегодня здесь… - сердце Катерины предательски екнуло, - Хотя ведь он президент этого модного дома, и было бы странно, если бы он отсутствовал. Но судя по тому, что я слышала – он просто испорченный великовозрастный шалопай…
Она резко осеклась, поймав краем глаза знакомое лицо в толпе. Мгновенно ее ладони стали мокрыми. Катерина изумленно моргнула и побелела как полотно.
- Кать, что с Вами? – Нестерова встревожилась.
- Мне показалось…
Катерина в страхе оглядывала толпу. За грохотом крови в висках она ничего не слышала. Но все же шагнула вперед, затем назад, выискивая кого-то среди гостей.
- Кать, Вам нехорошо?
- По-моему… я увидела одного не очень приятного человека, с которым мне не хотелось бы встретиться.
Нестерова с любопытством уставилась в толпу.
- Некий друг, с которым вы поссорились? – она хитро улыбнулась.
- Нет-нет… Это другое… Ничего… Все в порядке… Ерунда… Просто нервы… - выговорила Катерина, делая большой глоток вина из бокала.
Но Нестерова вдруг вытянулась в струнку, как гончая, почуявшая след.
- О-о… Ни за что не угадаете, кто сюда идет! – выпалила она.
Каким-то шестым чувством Катерина все угадала.
Потрясающие черные глаза поймали ее в силки жесткого взгляда. Тот же глубокий голос, который всего неделю назад шептал ей нежности, теперь был совершенно спокоен.
- Здравствуй, Наташенька… Надеюсь ты представишь меня своей собеседнице?
Нестерова ответила легким смехом.
- Не уверена, что моя собеседница желает этого, Андрюш. К сожалению, твоя репутация слишком хорошо известна.
Катерина, похоже, потеряла способность даже дышать. Как это ни невероятно, но перед ней стоял ее таинственный гость, тот самый Андрей, который обнимал ее, целовал и шептал милые глупости в полумраке ее гостиной. Он оказался выше и смуглее, чем она помнила. Мгновенно представив, как ее тело напрягается под его тяжестью, как ее руки сжимают твердые мышцы его плеч, как жар его рта опаляет ей губы - Катя слегка покачнулась. Ноги отказывались держать ее. Но нет. Падать нельзя ни в коем случае, иначе все всё поймут и тогда она станет посмешищем… Еще одной жертвой его обаяния. Хотя язык ее не слушался, она все же неуверенно выдала.
- Почему же не хочу… Я с удовольствием познакомлюсь с Вами.
От изящной, хорошенькой блондинки не ускользнул подтекст происходящего.
- Пожалуй не стоит, - задумчиво произнесла она, ввергнув Катерину в ступор, - И без того ясно, что Вы знакомы. Надеюсь, когда-нибудь мне расскажут, как это произошло?
- Ни за что! - объявил Андрей, мило улыбнувшись Нестеровой.
Наталья перевела любопытный взгляд на Катерину:
- Прекрасно! В таком случае я предоставляю Вам право самим решать, знакомы Вы или нет, - рассмеялась она, - Но учти, Катенька, я все равно выведаю у Вас, в чем тут дело.
Катерина почти не заметила ее ухода. Смущение, ярость, осознание того, что ее предали, словно ударило ее. Каждый глоток воздуха, Казалось, обжигал легкие. А А.П.Жданов… Андрей, терпеливо выжидал, глядя на нее, как тигр – на добычу.
Паника с новой силой овладела Катей. Подумать только, он может рассказать всем о ее… поступке… Всего несколько слов, и смеяться над ней будет половина ее знакомых, а вторая половина будет злорадствовать, глядя на такого вот ухмыляющегося Жданова… Да и деловые контакты могут пострадать.
Господин Жданов, - с холодным достоинством изрекла она, - может быть Вы все же объясните, как и почему Вы попали ко мне на прошлой неделе, и почему, - она яростно сжала руки в кулаки, - Вы обманули меня.
Несмотря на страх, Катерина Пушкарева смотрела ему в глаза. Прямо. Вызывающе. Да-а… трусихой ее не назовешь!
Андрея обуревали те же непонятные эмоции, как в самый первый момент их встречи. Поразительная девушка, с бархатистой кожей, пышной фигурой и глазами умными и вызительными, в которых можно утонуть, умные и выразительные… А он был из тех мужчин, которые ценят истинное качество, если конечно сумеют вовремя его распознать. Да и лицо, пусть не классически красиво, но достаточно привлекательно…
Что-то в ней будоражило его, почему-то захотелось улыбнуться, целовать эти сжатые губы, пока они не станут мягкими и податливыми от разгорающейся страсти… Но больше всего он хотел узнать эту особу… И теперь, после того невероятного свидания в ее квартире, он хотел от Катерины большего. Ему нравились женщины, бросавшие ему вызов, нравились сюрпризы, на которые такие женщины были большие мастерицы, нравилось и то, что она сама прокладывала себе дорогу в жизни.
- Кать… - начал он, но злобное шипение помешало ему продолжить.
- Екатерина Валерьевна!!!
- Екатерина Валерьевна, бесстрастно повторил он. – Не воспользуйся я возможностью, которая представилась мне в тот вечер, поверьте, сожалел бы об этом до конца дней моих.
Ее брови угрожающе сошлись к переносице.
- И вы теперь собираетесь рассказать всем об этом?
- Я еще не решил, - протянул он, озорно сверкнув черными глазами. – Хотя…
- Хотя… - настороженно повторила она.
- Деловые партнеры были бы в восторге, получив такую шокирующую информацию… Начальник кредитного департамента одного из столичных банков нанимает мужчину для развлечений. Ни за что не хотел бы оказаться на вашем месте после такого… - его губы расползлись в улыбке, на которую Катерина предпочла не отвечать.
- Думаю, нам стоит поговорить о том, что делать дальше. Хотелось бы знать, что я получу в обмен на обещание, держать язык за зубами?
- Шантажируете меня? – Шипение Катерины становилось все более яростным. – Вы… наглый… подлый… мерзавец… - почти в голос выпалила она.
- Не надо так громко, Катенька…. – перебил он, - И заодно, Екатерина Валерьевна, предлагаю из чистого опасения за Ваше душевное состояние, продолжить наш разговор позднее и в более подходящей обстановке.
- Ни за что! – отрезала Катя, - Я не собираюсь награждать Вас за этот гнусный шантаж.
Однако, последнее слово осталось за Андреем. Ленивая улыбка коснулась его губ, улыбка человека, точно знающего, как добиться желаемого, причем любыми средствами.
- Вы встретитесь со мной, - уверенно пообещал он, - Выбора у Вас все равно нет. У меня есть эта информация, и если Вы откажетесь, мне придется ею воспользоваться.
- Мерзавец! – снова презрительно выговорила Катерина, - Хотите сказать, что теперь я у Вас в руках?
Жданов ухмыльнулся.
- Да…
- Но это немыслимо… Это просто… просто… верх наглости…
- Екатерина Валерьевна… - Жанов стоял откинув голову, и с высоты своего роста рассматривал пунцовую, от бешенства девушку. – Я ведь уже говорил Вам, что есть вопросы которые нам надо обсудить… Помните?
Сквозь гул в ушах, Катерина все же умудрилась его услышать. Ее гнев начал немного остывать.
- Что?
- Собственно именно по этой причине мне пришлось Вас навестить.
Он стоял так близко, что ощущал слабый лимонный запах, исходивший от ее кожи. И скорее почувствовал, чем заметил, как она напряжена. Вспоминает обжигающий жар их ласк? Сам он страдал еще несколько часов, после того как покинул ее квартиру: его орган ныл, руки отчаянно хотели прикоснуться к ее мягкой, шелковистой плоти. О-о, ему было нелегко уйти в ту ночь. И все же он не смог взять ее под чужой личиной. Когда-нибудь он снова окажется в ее объятьях, но уже без обмана. И вот тогда никакие силы не остановят его.
- Как получилось, что Вы пришли в то же самое время, когда я ждала… э-э… другого гостя? – нерешительно выдавила она.
- Похоже, наша общая приятельница Юлиана, специально это подстроила.
- Откуда Вы ее знаете?
Глаза Катерины подозрительно сощурились, - Вы один из ее клиентов?
- Нет, - расхохотался Жданов, привлекая внимание всего зала к их беседе. – В отличие от Вас, у меня не было недостатка в женщинах.
Неотразимая улыбка коснулась его губ, при виде ее заалевшего лица. До чего же, оказывается, приятно поддразнивать ее. Но вместо того, чтобы продлить удовольствие, он мягко пояснил.
- Я знаком с Юлианой, поскольку именно она организовала этот показ.
- И почему я не удивлена? – Катерина вздернула бровки в притворном изумлении. – Теперь многое становится ясным.
- Да… - весело кивнул он. – И все-таки… Давайте вернемся к прерванному разговору. – Жданов посерьезнел, - У меня… Точнее не у меня… Ну в общем, Вы сами все поймете… Есть очень хорошее деловое предложение… Для Вас… И мне хотелось бы обсудить его…
Выразительно лицо Катерины отражало целую гамму чувств. Как бы она не относилась теперь к Жданову, деловой хватки у него не отнять, судя по сегодняшнему показу… Однако она никак не могла заставить себя поверить в происходящее.
- Не думаю, что я соглашусь… И советую Вам не тратить усилий понапрасну. Лучше расскажите, как Вы оказались в моей квартире?
- В последнем разговоре с Юлианой, я упомянул о том, что мне хотелось бы проконсультироваться с высококлассным экономистом. И тогда Юлиана удивила меня. Она сказала, что у нее есть знакомый экономист, классность которого не подлежит сомнению. Она и предложила, чтобы я зашел к Вам в определенный день и час… По какой-то причине она была уверена, что меня ждет теплый прием. И как оказалось, - не выдержав, добавил Андрей, - она была права.
Катерина окатила его ледяным взглядом.
- Но почему ей взбрела в голову эта затея?
Андрей пожал плечами, не собираясь признаваться, что этот же вопрос тревожил его всю неделю.
- Сомневаюсь, что тут есть какая-то определенная причина.
- Юлиана решила поиздеваться надо мной, - буркнула Катерина, - А может, и над нами обоими.
Жданов покачал головой.
- Не думаю…
- Тогда что же еще?
- Может, Вам лучше спросить ее?
- Не сомневайтесь, спрошу – мрачно пообещала она, чем вызвала очередной взрыв смеха.
- Может не стоит? Ведь все обошлось… Никто не пострадал… и должен сказать, что вряд ли какой-нибудь другой мужчина вел бы себя на моем месте также.
- Также?! – прошипела Катерина, - Да если бы обладали хоть каплей честности и порядочности, то сразу бы представились, а не продолжали изображать из себя пр… - Катерина запнулась и покраснела.
- И испортил ваш день рожденья? – издевательски ахнул он, но тут же ухмыльнулся, заметив как сжались маленькие кулачки.
- Не злись, Кать… - уговаривал он, - Я тот же, каким был в ту ночь, Катюш…
- Екатерина Валерьевна, - процедила она сквозь зубы.
- Хорошо, - он тяжело вздохнул. – Я тот же самый человек и тогда сумел ведь Вам понравиться. Давайте не будем становиться врагами, заключим перемирие и станем друзьями.
- Вот именно, вы нравились мне куда больше как мужчина-проститутка, чем как гламурный президент модного дома. И я не могу дружить с человеком, пытающимся меня шантажировать.
- Но придется… Боюсь, что тут Вы бессильны.
- Если воображаете.. – взвилась она, но тут же поджала губы, заметив как к ним снова приближается Нестерова. Ее лицо светилось жадным любопытством, а глаза оглядели их с довольной улыбкой.
- Меня просили вмешаться, - усмехнулась она, - Никаких ссор в этом зале. И потом, Вы наверное все-таки не настолько хорошо знакомы, чтобы смотреть друг на друга с такой злостью.
Катерина, казалось, еще больше взбеленилась, видя намерение Натальи унять разгорающийся спор.
- Я обнаружила, - обратилась она к Наталье, - Что даже пятиминутное знакомство с гоподином Ждановым, истощит любое терпенье.
Поток яростных обвинений, снова готов был сорваться с ее языка, но Нестерова поспешила опередить ее.
- Ну что Вы, Кать, в самом деле! – воскликнула она с напускной сердечностью, - Посмотрите, Юлиана Вас уже обыскалась.
Бросив на Жданова предостерегающий взгляд, Наталья попыталась увести Катерину. Однако, прежде чем они отошли, Андрей нагнулся и тихо прошептал:
- Завтра в десять я пришлю за Вами машину.
- Я не поеду, - пробормотала Катя, ощущая, как напряглось все тело. Только легкий трепет груди выдавал ее волнение. Это зрелище сразило Андрей наповал. Жар наполнил все его существо, а некоторые, не будем уточнять какие, части его тела явно начали пробуждаться. Неведомые до сих пор чувства накрыли его с головой… Собственнический инстинкт, поднявшийся из глубин его существа, мешал дышать и застилал глаза.
- Поедете, - заверил он, почему-то точно зная, что она не способна ему сопротивляться, так же как и он ей.
Вскоре начавшийся банкет, развел их по разным концам огромного зала. Для банкета были накрыта два длинных стола, между которых ловко сновали официанты, наливая вино и вынося громадные блюда с фруктами.
Андрей обнаружил, что рядом с ним, стояла никто иная, как Наталья Нестерова собственной персоной. Его не покидало ощущение, что она имеет на него какие-то планы, но, хотя он и находил ее привлекательной, мысль об интрижке с этой женщиной ему претила. Вряд ли она стоит того, чтобы прилагать усилия, для ее соблазнения. Эта великосветская сплетница моментально сделает достоянием гласности все события его личной жизни. И все же она то и дело пыталась прислониться к нему, касалась его бедра своим, ее рука постоянно оказывалась на его руке, и хоть он неизменно отстранялся, Нестерову не так-то легко было заставить отступить.
- Наташ, - проговорил он наконец, - Твое внимание мне льстит, но если ты не уберешь руку…
Нестерова немедленно отодвинулась и воззрилась на него с улыбкой кошки, только что укравшей сливки, и заморгала с притворной наивностью,
- Андрюш, - промурлыкала она, - Я просто потеряла равновесие и пыталась обо что-нибудь опереться.
Она подняла бокал с шампанским и, осторожно пригубив, слизнула кончиком языка прозрачную капельку приставшую к стеклу.
- Такая мощная нога, - тихо заметила она, - Ты много занимаешься на тренажерах.
Андрей подавил вздох и глянул в сторону другого стола, около которого стояла Катерина и оживленно беседовала с соседом слева. Ему понравилось следить за сменой выражений на ее лице, ее глаза сияли от радости. Он хотел остаться наедине с ней. И завидовал мужчине, которому повезло стоять с ней рядом, и который проводил время куда веселее, чем все присутствующие вместе взятые.
Но Нестерова снова прижала в его бедру свое.
- Дорогой Андрюшенька, - ласково начала она, - Вижу, ты не сводишь глаз с Пушкаревой? Не понимаю, как может такой человек как ты, испытывать к ней хоть малейший интерес.
- Почему же? – машинально спросил он.
С губ Натальи слетел легкий смех.
- Потому, что ты успешный, интересный мужчина, а она… но это же очевидно, неужели ты не видишь? Она не из тех, кто способен пробудить страсть в мужчине.
- Что ж, Наташенька, тебе конечно виднее, - язвительно ответил Жданов.
Эта женщина явно считала, что ее красота, затмевает скромную привлекательность Кати, ей и в голову не приходило, что мужчина способен предпочесть ей Пушкареву. Но Андрей уже имел дело с женщинами, подобными Нестеровой – он прекрасно знал, что разукрашенный фасад, компенсирует полное отсутствие мозга в их хорошеньких головках.
Он взял бокал вина, у проходившего официанта, думая о долгой ночи впереди. Целая вечность, казалось, отделяла завтрашнее утро и встречу с Катей от этой минуты.

Сообщение 11-11, 16:37, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 4.

- Завтра в десять я пришлю за Вами машину.
- Я не поеду.
- Поедете.
Этот диалог крутился у нее в голове всю ночь, отзываясь эхом в ее снах и разбудив задолго, до обычного времени. Как бы ей хотелось поставить на место этого нахала Жданова, отказавшись сесть в присланную им машину! Но, нельзя забывать про возможность шантажа. Если он распространит слухи о том, что Катерина из тех женщин, кто нанимает проституток мужского пола, ее карьера окажется под угрозой. Нужно каким-то образом взять с Андрея слово, что он никому не проговорится о той ночи.
А самым противным было признаться самой себе, что ее замучило любопытство. Как бы она не ругала себя за это, все равно ужасно хотелось увидеть компанию Жданова, их мастерскую, где создаются модели, его кабинет, и все остальное, что помещалось в огромном здании под названием «Зималетто».
Катя уложила волосы в тугой пучок на затылке, надела самый строгий и закрытый костюм из всех, что у нее были. Правда, костюм сидел на ней как влитой, обрисовывая все достоинства ее фигуры, а единственным украшением послужил тонкий золотой браслет на запястье. Оглядев себя в зеркале, Катерина осталась довольна своим внешним видом…
Звонок, заявивший о посетителе звонким трезвоном на всю квартиру, заставил Катерину поспешить открыть дверь.
- Екатерина Валерьевна Пушкарева? – спросил мужчина в форменной куртке.
- Да… - неловко переминаясь с ноги на ногу, ответила Катя.
- Машина у подъезда, - доложил он…

Слабый утренний свет освещал все вокруг. Свежий аромат снега смешивался с запахами большого города и приятно пьянил. Иней посеребрил деревья и кусты, растущие во дворе, и они смотрелись сказочными красавцами, ненадолго уснувшими и готовыми проснуться в любой момент. Хотя уже было десять утра, на улице все еще стояла тишина. Катерина хлопнула дверью, выходя из подъезда, и начала было спускаться по ступенькам, но на полпути замерла и уставилась на автомобиль, присланный Ждановым. Катя ожидала увидеть обычную машину - иномарку, каких развелось сейчас много в Москве. Хотя она в них особо не разбиралась, но стоявший автомобиль бы явно представительского класса, причем наверняка из самых дорогих. Он буквально сверкал. Салон был обит кремовой кожей, а поверхности ручек, рукояток и руля были отделаны деревом, причем явно, ценных пород. Такими машинами обычно, владели современные олигархи. Неужели Жданов настолько богат?
Набравшись храбрости и приняв равнодушный вид, Катерина подошла к автомобилю. Водитель уже ждал, и тут же распахнул перед ней дверцу и помог сесть, она откинулась на мягкую кожу спинки и тяжело вздохнула. Машина тронулась с места, и набирая скорость влилась в поток транспорта на магистрали.
- Ну, господин Жданов, вы сильно ошибаетесь, если думаете, что прислав за мной ТАКУЮ машину, вы заставите меня лучше думать о себе.
Вскоре, иномарка подъехала ко входу в Зималетто. Миновав вращающиеся двери и оказавшись внутри, Катерина, сопровождаемая шофером, вошла в лифт и оказалась на нужном этаже. Наконец двери лифта распахнулись и Катерина ступила во владения Жданова, которые показались ей похожими на улей и буквально кишели людьми. Хотя Катя знала, что одежда Зималетто популярна, но не предполагала, что настолько… Да-а… Больше всего это напоминало настоящую империю моды, и она не сомневалась, что в этом большая заслуга владельца.
Шофер, прошел немного вперед, указывая ей путь.
- Прошу сюда… Кабинет Андрея Палыча здесь… - Он распахнул перед ней двери приемной.
При мысли о предстоящей встрече, на Катю неожиданно накатило острое чувство удовольствия вперемешку с тревогой. Нервозно дернув головой, и гордо распрямив плечи, она прошла вперед. Из-за стола, навстречу ей поднялась привлекательная девушка, которую, привезший ее шофер, называл Машей… Приветливо улыбнувшись Катерине, Маша вышла из-за стола и прошла в кабинет президента… Не прошло и минуты, как дверь распахнулась и ее пригласили войти.
Впечатления лавиной обрушились на нее. Большой стеклянный письменный стол поражал воображение, обитые красной кожей кресла в VIP-зоне так и притягивали взгляд, Солнечный свет струился в огромные, размером практически во всю стену, окна… И ко всему этому великолепию примешивался легкий, возбуждающий аромат мужского парфюма.
- Наконец-то! – воскликнул знакомый бархатный баритон с веселыми нотками, и Катя неожиданно осознала, что Андрея забавляет ее капитуляция. Ведь она все-таки пришла. Но у нее просто не было другого выхода!
Жданов иронично улыбнулся и скользнул по ней взглядом.
- Моя дорогая Катерина Валерьевна… - он прищурил лукавые глаза, - Никогда еще утро не казалось мне таким долгим.
- Мне хотелось бы побыстрее завершить все это и уехать, - хмуро отчеканила Катя, собрав брови в кучу.
Но Андрей продолжал улыбаться с таким видом, словно она сказала что-то приятное. Ее хмурый вид совершенно не подействовал на него.
- Прошу Вас, присаживайтесь, - он указал рукой на кресла. – Не хотите чего-нибудь выпить - чай, кофе или что-то покрепче?
- Лучше чай, - ответила она, заметив, что его глаза продолжают смеяться.
Усаживаясь в кресло, Катя украдкой взглянула на хозяина кабинета и ее ладони повлажнели, что ни говори, а мужчина не должен быть настолько красивым. А какие все-таки у него черные, с поволокой глаза… Их очарование, не заметил бы только слепой…
- У Вас, видимо, достаточно процветающее предприятие, - слегка прокашлявшись, заметила она, - Вы, конечно, и сами это знаете.
- Да… - утвердительно кивнул он, - Но это еще только начало… У меня множество замыслов и я надеюсь, что Вы не откажетесь мне помочь.
- И что Вы задумали? – любопытство победило, и ей действительно стало интересно.
- В этом году я собираюсь открыть несколько магазинов за рубежом, а через два года планирую утроить их количество.
Естественно, для Катерины было ясно, что если все пойдет так, как он говорит, то Жданов приобретет еще большее влияние в мире бизнеса.
- Да-а… Неужели Вы настолько честолюбивы?
Андрей опять улыбнулся.
- А Вы?
- Не-ет… - Катерина даже головой замотала, - Я хочу просто жить ни в чем не нуждаясь, не считая копейки от зар.платы до зар.платы. Хотя, со временем, я надеюсь достичь большего…
- Вы считаете, что мало чего достигли? – его брови взлетели вверх, а улыбка сменилась ироничной ухмылкой.
Катя смутилась, ощущая, что заливается краской… Неужели этот мужчина так на нее действует? Попытавшись взять себя в руки, и глубоко вздохнув, она проговорила.
- Вы можете говорить все, что угодно, но я пришла сюда с единственной целью – договориться с Вами о…
Жданов ее перебил.
- Но может быть, Вы хотя бы выслушаете мое предложение? Вдруг оно покажется Вам интересным?
- Хорошо, - Катя вздернула подбородок, - Я Вас слушаю…
Дверь в кабинет скрипнула, и уже знакомая Кате девушка, внесла чай и вазочку с печеньем.
- Попробуйте, - предложил Жданов…
- Спасибо, но не стоит, - Катерина сглотнула слюну. Конечно, если она съест всего лишь одно печенье, это не особо отразится на ее фигуре, но все-же…
Жданов похоже прочитал ее мысли,
- Попробуйте печенье, - он хитро ухмыльнулся, - А если беспокоитесь о фигуре, то не стоит… Она у Вас великолепна. Кому лучше знать, как не мне.
Стыд и раздражение снова завладели Катериной.
- А я все гадала, надолго ли Вас хватит… Неужели нельзя не вспоминать о событиях той ночи? – прошипела она и, дотянувшись до восхитительно-жирного печенья, яростно вгрызлась в сладкий кружочек и окинула Андрея злобным взглядом. Но тот продолжал ухмыляться и поставив локти на колени, в упор разглядывал ее.
Катерина продолжала энергично жевать печенье. Глотнув чая и чуть не поперхнувшись, она яростно продолжила,
- Меня обманули, мной воспользовались, меня унизили, и я хочу только одного – скорей забыть весь этот кошмар!
Жданов отрицательно покачал головой,
- И Вы надеетесь, что я позволю Вам это? – хмыкнул он, - И уж если вспоминать, кто и кем воспользовался… не помню, чтобы я набрасывался на Вас из-за кустов.
- Но Вы не тот, за которого я Вас приняла. И честно говоря, я собираюсь выяснить у этой интриганки Юлианы, почему она послала Вас ко мне, вместо того человека, о котором я ее просила.
- Знаете… - Задумчиво протянул Андрей, - Лучше с Юлианой поговорю я. Думаю, мне она быстрее ответит в чем тут дело?
- Я догадываюсь, что она скажет… - Помрачнела Катя, - Ясно, что она неплохо развлеклась за наш счет.
- Посмотрим.
Андрей встал, и направился к своему столу.
Катя зачарованно смотрела на него. Казалось в ярком свете дня его природная уверенность в себе казалась безграничной. Только тут она окончательно поняла, что такой человек, для достижения своей цели будет уговаривать, спорить, а может запугивать и угрожать всякому, ко встанет у него на пути. Катя подлила себе чая, с огромным трудом заставляя себя выглядеть равнодушно.
Она открыла было рот, чтобы задать очередной вопрос, но дверь внезапно задрожала от удара то ли кулаком, то ли ногой.
- Андрей Палыч, - раздался испуганный голос Маши, - Андрей Палыч… Ой!
Жданов стремительно обернулся,
- Какого черта?
Не получив ответа, он тихо выругался сквозь зубы, и направился к двери, но опоздал. Она с грохотом распахнулась, и на пороге возник высокий, побагровевший от бешенства мужчина. В комнате запахло спиртным, и запах усиливался с каждой минутой.
- Андрей… - ярость незнакомца, казалось, можно было потрогать руками, - … Ты мне сейчас за все заплатишь…
Стоявшая в дверях Маша, держалась рукой за сердце, знаками, что-то показывая Жданову.
- Воропаев, что тебе, на сей раз, понадобилось? - обманчиво спокойным тоном поинтересовался Андрей.
Александр, захлопнув дверь перед носом секретарши, снова обернулся к Жданову и в руках о него блеснул пистолет.
- Ты… - задохнулся он от ярости, багровея еще больше, - Ты мне запла-атишь… Заплатишь, за все!!! За каждое грязно слово, сказанное обо мне…
- Ты спятил? – Жданов изогнул бровь знаком вопроса. – Если ты уберешь пистолет и скажешь мне, что на сей раз довело тебя то такого состояния, то может быть я прощу тебе эту выходку… Кстати, здесь ведь женщина, Саш… Пусть она уйдет и мы поговорим…
- Любая женщина, которая связана с тобой – либо шлюха, либо мерзавка… - выплюнул Александр, - И мне нет до нее никакого дела… - он тяжело дышал.
Лицо Жданова стало убийственно холодным. Словно не замечая пистолета он шагнул вперед.
- Теперь мне нечего терять, - Воропаев ощерился, - Моя жизнь испорчена окончательно, но и ты… - он помолчал немного, затем продолжил, - Я разделаюсь с тобой, Андрюш… - он зарычал, словно зверь и пошел на Жданова.
Катерина запаниковала, она отчаянно оглядывала комнату и ее взгляд остановился на большом железном орле, стоявшем на столе у президента.
- То что надо, - прошептала она, осторожно вставая с кресла и двигаясь к столу. Добравшись туда она обеими руками схватила птицу и обернулась.
Воропаев был слишком занят, пытаясь достать Андрея, чтобы заметить ее приближение. Подкравшись, Катя подняла орла повыше и обрушила на голову мужчины. От неожиданности, Александр дернулся и пистолет выстрелил… До сих пор, у Катерины не было возможности орудовать железными птицами, поэтому удар оказался недостаточно силен, и Воропаев обернулся с выражением ошеломленного неверия на физиономии. Пистолет в его руке подозрительно задрожал. Но… Стараясь не подавать вида, насколько ей страшно, Катерина снова ударила его – на этот раз в лоб, и болезненно поморщилась, словно это ее били таким странным оружием.
Воропаев закрыл глаза и опустился на пол. Уронив птицу, Катя опустила руки, чувствуя, как голова идет кругом. В глазах стоял туман и очертания предметов не сразу стали четкими.
Андрей нагнулся над упавшим и охнул, схватившись за бок. В пылу схватки, он не заметил, что пуля задела его, и теперь на белоснежной рубашке расплывалось красное пятно.
- Я убила его? – Катерина никак не могла поверить, в то что она только что сделала.
- Нет… - утешил Андрей, - Хотя жаль… Но не волнуйтесь, он скоро очнется… - Он разогнулся и прихрамывая двинулся к выходу, перешагнув через тело Александра. Распахнув дверь, он нос к носу столкнулся с мужчиной, который воскликнул,
- Андрей, ты цел? Я привел охрану и вызвал милицию, чтобы забрали этого… Этого…
- Да… Ром… цел… цел… Спасибо! - Жданов поморщился, понимая, что без представителей власти не обойтись. – Но видишь ли… - он отошел от двери, пропуская Романа в кабинет, - Катерина Валерьевна взяла это дело в свои руки.
- Катерина Валерьевна? - удивленно повторил Малиновский, оглядываясь и упираясь глазами в Катю… – Ты хочешь сказать, что это она…
- Так его отделала, - докончил Жданов, пытаясь не рассмеяться, при виде выражения лица друга.
- Прежде чем Вы продолжите столь содержательны разговор, - процедила Катя, - Не мешало бы обработать рану, пока Вы не истекли здесь кровью, господин Жданов.
- Андрей, ты что… Он тебя ранил? – в ужасе, Малиновский уставился на быстро увеличивающееся пятно на рубашке Жданова. – Надо скорую… Скорей…
- Не суетись, Малина… Это всего лишь царапина… И врач мне не нужен!
- Я так не думаю… - Малиновский бледнел прямо на глазах, при виде окровавленной одежды друга.
- Давайте я посмотрю, что там такое, - предложила Катя. Дочь военного, она привыкла обрабатывать травмы у отца, помогая маме. – У вас есть дезинфицирующие средства? – спросила она Романа.
- Д-да… Я сейчас… - Малиновский, в сопровождении двух охранников, несших тело Воропаева, быстро вышел из кабинета.

Сообщение 11-11, 16:38, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 5.

Катерина снова посмотрела на Андрея.
- Пожалуйста, снимите пиджак и садитесь.
- Андрей Палыч… - договорил за нее Жданов.
- Андрей Палыч, - со вздохом повторила она.
Жданов подчинился и, морщась, вытащил руки из рукавов. Катя решила помочь, прекрасно сознавая, что порез на боку, видимо, уже начало жечь огнем, даже если это просто царапина, все равно ее нужно обработать.
Взяв пиджак, она повесила его на спинку вращающегося кресла. Материал все еще хранил тепло и запах его тела, который сладким дурманом обволакивал ее, заставляя вздыматься грудь и туманя взгляд. И на какое-то безумное мгновение, Катерине захотелось зарыться лицом в складки материи.
Жданов опять поморщился,
- Надеюсь, СашЕнька будет не меньше недели мучаться от головной боли… - пробормотал он держась за бок, - Чтоб ему…
- Андрей Палыч, - бесцеремонно перебила его Катерина, толкнув так, что он вынужден был сесть на край стола. – Будьте так любезны… Избавьте мои уши от выслушивания ругательств…
Андрей улыбнулся, но замолчал.
Катерина принялась расстегивать рубашку. Потребовалось вся ее сила воли, чтобы стараться выглядеть спокойно и не ежиться под его взглядом. Черные глаза сиявшие теплотой и лукавством, говорили о том, что эта ситуация его забавляет.
- Кать… Похоже Вам нравится меня раздевать…Кажется это у Вас входит в привычку.
Катерина, как раз в это время возившаяся с третьей пуговицей, застыла, пальцы свело судорогой, на щеках проступили два красных пятна. Она заставила себя спокойно посмотреть на него.
- Это всего лишь сочувствие… Вы ранены… Вам плохо… Здесь нет ничего личного… Я просто хочу Вам помочь… Это тоже самое, что перевязывать лапу раненому псу...
Жданов что-то прошептал себе под нос, изо всех сил стараясь не расхохотаться, но когда Катя снова начала расстегивать пуговицы, он послушно замолчал. Она начала освобождать его от залитой кровью рубашки и с каждым сантиметром обнажавшегося тела, Катерина все больше заливалась краской.
- Я сам, - неожиданно мрачно заявил Андрей, когда дело дошло до манжет. Он попытался вынуть запонки, но видимо рана все-таки мешала.
- Воропаев… - злобно выдохнул он, - Чтоб тебя черти взяли… Вот ведь угораздило!
- Не волнуйтесь, - успокоила его Катя, - сейчас обработаем, и через день-другой вы уже сможете нормально работать.
Помогая ему вынуть запонки, а затем, стягивая рубашку с его широких плеч, Катерина снова почувствовала жар, опаляющий ее. Его смуглая кожа манила и притягивала, так и хотелось прижаться к нему - она тряхнула головой, сбрасывая наваждение. Скомкав рубашку, Катя приложила ее к ране, которая и в самом деле оказалась неглубокой, чтобы немного остановить кровь. Действительно – царапина, как и говорил Андрей, хотя наверняка болезненная…
- Не надо так стараться, - тихо проговорил Жданов, - иначе испачкаетесь.
- Отмоется, - деловито ответила Катя, - Лучше скажите, господин Жданов…
- Андрей Палыч, - снова мягко перебил он ее.
- Да… Конечно… Так скажите, что вы сделали такого господину Воропаеву, что он не побоялся явиться сюда, чтобы пристрелить вас?
- Это долгая история…
- Ничего, время у нас есть…
- У нас?!… - брови Жданова взлетели вверх, а губы сами собой расплылись в улыбке.
Катя снова покраснела и смутилась.
- Я не так выразилась…
- Я понял! – Андрей перестал улыбаться, хотя глаза смеялись вовсю.
- Вы невозможны! – пробормотала она, и слабая улыбка осветила ее лицо, - Но и где аптечка, наконец? – она продолжала прижимать рубашку к его боку, стоя так близко, что его колено оказалось у нее между ног. Жданов не двигался и по-прежнему полусидел на столе. Брюки натянулись на бедрах, обрисовывая развитые мышцы. Катя старалась не глазеть на него, но ее проклятое любопытство не давало ей покоя. Широкие плечи и накачанный торс, вблизи казались еще притягательней, кожа, теплая и шелковистая на ощупь, скрывала стальные мышцы. Все его тело дышало неукротимой силой и жизненной энергией. Крошечные горошинки сосков и дорожка жестких завитков, начинавшаяся на груди, спускалась ниже пупка и исчезала под поясом брюк.
Катя вспомнила поразительные, ни с чем не сравнимые ощущения той ночи… Прикосновение ее груди к его коже, жар его тела… И прежде чем он успел заметить как дрожат ее руки, она поскорее отодвинулась и направилась к двери, ведущей в приемную.
Дверь отворилась и на пороге появился Малиновский.
- Вот… держите… - он протянул Кате коробку, - Кстати, нашего друга Воропаева арестовали, так что жди, скоро будешь давать показания, - обратился он к Андрею, - И еще, надо сделать мед.экспертизу…
- Понятно… - Андрей кивнул, - Ром… Ты не мог бы съездить ко мне и привезти рубашку, а то эта – сам понимаешь… - Он глазами показал на свой бок.
Малиновский кивнул… - Не волнуйся, я мигом… - дверь за ним захлопнулась.
Катя вернулась к Андрею, поставила коробку на стол, и открыв, стала внимательно изучать содержимое. Наконец, удовлетворенно кивнув, она достала один пузырек, и отмотав кусок бинта, из той же коробки обильно смочила его. Убрав рубашку от раны, Катя приложила к ней смоченный бинт.
Жданов подскочил от неожиданности и с шипением выдохнул воздух, пытаясь отодвинуться.
- Вы так и не ответили мне, - решила отвлечь его Катя, продолжая промокать рану бинтом. И видя его непонимающий взгляд, добавила, - про Воропаева… - очередное касание раны, вызвало у Андрея рычание, наполовину смешанное со стоном,
- А нельзя как-нибудь помягче, а то это настоящая пытка…
- Нельзя! – Катя скептически посмотрела на него, - Придется потерпеть – ничего не поделаешь… Так как насчет Воропаева?
- Ну-у… - Жданов съежился, от очередного энергичного движения ее руки с бинтом, - Я просто не дал Воропаеву продать акции компании – вот и все… - Невинно заметил он.
- Хм… Просто не дали… А что же он тогда так энергично пытался Вас убить, ведь не из-за акций же?
- Как вам сказать… - Жданов задумался, - В общем, все просто отказались их покупать у него…
- Отказались… - Скептически пождала она губы, - И вы конечно тут совсем не причем?
- Почему же… Я просто создал для этого благоприятные условия… - он тонко улыбнулся…
Катерина окинула его хмурым взглядом.
- Вы, оказывается, очень опасный человек…
Договорить она не успела, в кабинете, как чертик из табакерки, материализовался Малиновский. Тяжело переводя дыхание, он протянул Катерине упакованный сверток.
- Вот…
- Что это? – не понял Жданов.
- Рубашка… Новая… Я купил… Быстрее получится… - Роман все еще не мог отдышаться.
- Давай сюда… - Жданов выхватил сверток из его руки, - И проваливай, - он многозначительно глянул на друга…
На лице Романа появилась понимающая ухмылка. Он возвел глаза к потолку, и насвистывая что-то жизнеутверждающее себе под нос, демонстративно удалился.
- А мне нравится Ваш друг, - заметила Катя.
- Как и всем женщинам, - сообщил Жданов.
- Как вы с ним познакомились? – спросила она, начиная бинтовать рану.
- В университете… - Мы учились в одной группе. – А потом, стали работать вместе… - он разорвал пакет, достал оттуда рубашку и протянул Катерине. Развернув ее и слегка встряхнув, она расстегнула все пуговицы, и встав позади Андрея, помогла ему ее надеть.
Когда он начал заправлять ее в брюки, она смущенно опустила глаза вниз, разглядывая узор на полу. Шорох затих, и, решив, что уже все, она подняла глаза тут же оказавшись в плену его теплого взгляда, в котором светилось понимание. Уголки его губ чуть приподнялись, и тело Катерины, совершенно неожиданно, снова отреагировало. Ее волновали и неожиданные лукавые искорки в глазах, и совершенно непонятная для нее, игривость. Все ее знакомые мужчины неизменно сохраняли серьезность. А Жданов… Она просто не знала, что и думать и теперь пыталась придумать тему для разговора. Любую. Только чтобы прервать это интимное, так волнующее ее, молчание. Вспомнив, зачем ее сюда пригласили, Катя произнесла,
- Вы, кажется, хотели мне что-то предложить?
- Да… - Жданов прошел к другой двери, - Пройдемте в конференц-зал, - распахнув ее, он пропустил Катю вперед, вошел следом за ней и произнес, - Присаживайтесь.
Волнение все еще не отпустило Катю, и она не особо выбирая, села на первый попавшийся стул. Жданов, естественно, кто бы сомневался, устроился рядом. Он наклонился к ней поближе, и бархатистый шепот вызвал приятную дрожь возбуждения.
- Я хотел, чтобы Вы проконсультировали мою компанию, и если возможно, провели аудиторскую проверку документации…
Катя удивилась…
- Но…
- Неофициально, разумеется… Просто мне нужно проверить свои подозрения…
Катерина неопределенно пожала плечами.
- Естественно, Ваша работа будет хорошо оплачена… Считайте, это моей благодарностью за спасение от Воропаева.
- Хм… - Катя подняла на него глаза, - Мне надо подумать.
- Подумайте, - Жданов достал визитку и протянул ей. – Позвоните мне… В любом случае…
- А-а… Если я откажусь?
Глаза Жданова снова лукаво блеснули.
- Вы даже не спросите, сколько я предлагаю Вам за работу?
- И сколько же? – осторожно спросила Катя.
Он достал блокнот и написал на листке цифру. Ее глаза расширялись, по мере того, как число увеличивалось, и количество нулей в конце превысило все допустимые пределы. На такие деньги она могла бы безбедно жить все отведенное ей, на этом свете, время. Таких денег ей не заработать никогда, даже если она будет трудиться день и ночь без отпусков и выходных.
- Вы думаете, что можете меня купить? – ее ошарашенный взгляд встретился с его спокойными глазами.
- Купить можно всех… А вы утешайте себя мыслью, что стоите гораздо дороже остальных.
Катерина слегка нахмурилась.
- Итак? – поднажал Жданов, видя, что она колеблется.
Катя нехотя кивнула,
- Но это только потому, что мне не хочется проверять, действительно ли вы пустите в ход шантаж, если я откажусь на вас работать.
- Обычно я так не поступаю, - заверил он, блестя глазами, - Однако, еще никого я не хотел так сильно.
Он положил руку на спинку ее стула и придвинулся к ней почти вплотную. Катя суторожно сжала руки в кулачки.
- Если я согласилась на вас работать, это еще не значит, что я буду с вами спать. – отрезала она.
- Разумеется. – Ладонь Жданова накрыла ее руку, сжатая в кулак, она слегка расслабилась, и постепенно жар от его ладони начал распространяться от пальчиков к запястью, от него к локтю, потом к плечу… И он вовсе не собирался отпускать ее! Жар добрался до солнечного сплетения, и Катерине стало не хватать воздуха. Голова мгновенно закружилась…
- А-андрей П-палыч, - прозаикалась она, не отнимая руки. Пришлось прикусить нижнюю губу, что бы не выдать свое состояние…
- Катенька… - прошептал Андрей, и хотя он ни взглядом, ни словом больше не напоминал о той ночи, она не могла не вспомнить вечер своего дня рождения – как нежно он касался ее, как трепетно целовал, как шелковисты и густы его черные волосы, когда запускаешь в них пальцы.
Она пыталась что-то произнести, чтобы разрушить это волшебство, повисшее в комнате, но язык не слушался, и у нее вырвалось какое-то неопределенное мычание…
Ее спасло появление Малиновского, который ворвался в конференц-зал и, казалось, не заметил, как Катерина резко отпрянула от Жданова, чуть не свалившись при этом со стула.
- Палыч, там следователь хочет поговорить о нападении на тебя Воропаева.
Жданов с видом голодного кота, продолжал пожирать Катерину взглядом.
- Мне пора… - пробормотала Катя, поспешно вставая. - Я только прошу, не говорите следователю, что это я ударила Воропаева, мне не хотелось бы иметь дел с милицией.
Она обернулась к Малиновскому,
- Вы покажете мне, как пройти к выходу.
- С удовольствием, - Роман галантно поклонился и открыл перед ней дверь.

***

Андрею всегда нравилась Юлиана, не смотря на то, что одним из видов ее деятельности была служба эскорта. Хотя он и ценил красоту девушек, работавших у нее, все же всегда брезгливо морщился при виде них, когда появлялся в офисе Юлианы по делам фирмы. Его мало интересовали продажные девицы.
Юлиана и Андрей как-то быстро сблизились. Друзьями они не были, предпочитая оставаться в приятельских отношениях. Зималетто впервые обратилось в ее пиарагенство почти два года тому назад, и с тех пор организацией всех показов компании, занималась Юлиана. В ее обществе, Андрею было легко и просто, она принимала его таким, каков он есть. Он мог говорить с ней на любые темы, быть предельно откровенным, зная, что она его поймет...
Хотя Юлиана была занята, его немедленно провели к ней в кабинет. Значит, он был прав – она предвидела его приход и наверняка продумала, что будет говорить. Это одновременно злило и смешило Андрея.
- Я ждала тебя, - пропела она, подходя к нему.
- И почему я в этом уверен? – ехидно ухмыльнулся он. – Нам надо кое о чем поговорить, Юль…
Юлиана весело засмеялась…
- Андрюш, неужели ты на меня обиделся? А я, честно говоря, думала, что делаю тебе подарок! Подумай сам, как восхитительно быть первым у такой замечательной девушки.
- Ты находишь Катю восхитительной? – скептически осведомился он.
- Конечно, Андрюш! – без тени иронии отозвалась Юлиана. – Представь себе, Катя вытащила меня в сквер и на полном серьезе заказала мужчину себе на день рождения… Ей понадобилась вся ее смелость, чтобы решиться на такое! – она помолчала, - Ты хочешь знать как все вышло, да? Ну что ж… Обыкновенная случайность… Ты приехал ко мне через несколько часов, после моего разговора с Катей… Да еще и спросил, не знаю ли я подходящего экономиста… И вот тут мне в голову пришла эта идея… Катя просила мужчину, но такого какого ей надо у меня не было… Конечно, я могла бы послать к ней безмозглого мускулистого мальчика, но они не годились для нее.
- Интересно, почему? – мрачно поинтересовался Андрей.
- Не притворяйся, что не понял… - рассердилась Юлиана, - Я не хотела, чтобы Катя обиделась на меня, за то, что я послала к ней какого-то безмозглого олуха с поручением избавить ее от девственности. А пока я размышляла, где мне взять нужного мужчину, появился ты.
Она пожала плечами, как бы говоря «С этим ничего нельзя было поделать!».
- Ну я и подумала, а почему бы нет? Я решила послать тебя, и поскольку Катя все еще со мной разговаривает, то я думаю – все прошло хорошо!
Жданов, неожиданно сам для себя, покрылся холодным потом. Он только теперь осознал, насколько он обязан Юлиане. Ведь она действительно могла послать какого-нибудь высокомерного плей-боя к Катерине, который бы просто, не задумываясь, взял ее невинность. Сама мысль об этом была для него невыносима.
- Ты могла бы предупредить меня, - пробормотал он, испытывая злость и облегчение одновременно.
- Не могла же я так рисковать, - округлила глаза Юлиана, - А вдруг ты отказался бы? А так я была уверена что, увидев Катю, ты не устоишь!
Жданов не собирался признаваться в том, что она абсолютно права.
- Юль, а почему ты решила, что неформатные девушки в моем вкусе?
- Андрюш, на самом деле вы очень похожи! И если увидеть вас вместе, то это становится сразу понятно!
Жданов удивился.
- То есть… Как это… Похожи?
- Ну, во первых, вы оба заперли свои сердца на ключ, и выкинули его на помойку, - весело улыбнулась Юлиана и продолжила, - Катерине необходим кто-то, кто бы ее любил, а она воображает, что ее проблему можно решить, заплатив за ночь мужчине-проститутке! А ты… Андрей… Ты всеми силами сопротивляешься тому, что тебе просто необходимо: друг и жена. Ты женат на своем бизнесе, но ведь он не согреет постель по ночам.
- Юль… Я же не монах… - он грустно улыбнулся, - С чего ты это взяла?
- Все твои модельки - на одну ночь! А я тебе говорю о постоянстве, о человеке, которому ты мог бы доверить все, что угодно; который бы понял тебя с полуслова; который бы любил тебя!
Жданов задумался, потом открыл было рот собираясь ответить, но так ничего и не придумав закрыл его – ответить было нечего. Помолчав, он все же проговорил,
- Вряд ли Катя – это то, что мне нужно…
- Да-а?... усмехнулась Юлиана, - А может, попробуешь? Ты сам потом убедишься в этом!
- Никогда не думал, что ты станешь еще и сводней!!!
- Я же авантюристка по натуре, Андрюш, - беспечно ответила она, - и я с удовольствием наблюдаю, что из моих авантюр получается.
- У нас не получится, - заверил ее Жданов, - А если и получится, то тебе я уж точно не скажу!!!
- Не смей… - Юлиана погрозила ему зонтиком, - Я же умру от любопытства… Будь паинькой, расскажи, что произошло между вами в тот вечер?
- Ни-че-го… - отрезал Андрей.
- Я, конечно, сделаю вид, что поверила тебе… Но такого просто не может быть!!!
Жданов, не привыкший выставлять свои чувства напоказ, просто покачал головой. Катерина Пушкарева привлекательная девушка, почему-то решившая стать дурнушкой… Она умная, веселая, храбрая и самое главное – интересная! И его беспокоило то, что он сам не знает, чего он от нее хочет? Она не похожа на тех женщин, которых он знал. Она совершенно особенная!
- Видишь ли, Юль… Я конечно мог бы соблазнить ее, но это не принесет ничего хорошего ни ей, ни мне… И знаешь почему? Потому что она захочет того, что я не в состоянии ей дать!!!
- С чего ты взял? – изумление Юлианы было неподдельным.
Жданов не стал ничего объяснять… Юлиана слишком проницательна, а он и сам еще толком не понимал, что произошло.
- Знаешь, Юль… В мире полно женщин и помимо Катерины Пушкаревой… - он иронично изогнул бровь и посмотрел на нее.
Юлиана рассмеялась.
- Ну ладно… Не стану больше надоедать тебе вопросами…
- Кстати, - Андрей улыбнулся, - Ко мне сегодня приходил Воропаев!
- Неужели? – не особо заинтересовавшись, произнесла Юлиана.
- Пытался пристрелить меня…
- О, Господи! – Юлиана вытаращила глаза, - Никогда бы не подумала, что Сашка… - она замолчала.
- Именно… Я просто предупреждаю тебя, на всякий случай… Ведь это ты помогла мне сохранить акции. Он может заявиться и сюда – будь осторожна!
- Не-ет… Вряд ли он сюда явится… - Зачем ему лишние проблемы?
- Ладно, Юль… Я тебя предупредил… - Жданов поднялся, - Мне пора… Увидимся…
- Пока, Андрюш… - Юлиана проводила его взглядом и на ее губах расцветала лукавая улыбка.

Глава 6.

Контракт с Зималетто подписан, и можно приступать к работе. Катя до сих пор никак не могла прийти в себя от суммы гонорара, который она получит… Правда для этого еще надо умудриться так провести аудиторскую проверку, чтобы никто ничего не заподозрил, а следовательно… следовательно… Катя потеребила в задумчивости нижнюю губу и тяжело вздохнула – следовательно ей придется туда устроиться на работу! Перспектива, конечно, не из приятных… Хотя… Кого она обманывает? Да у нее сердце замирает, при виде Жданова, а потом начинает бешено гонять кровь по венам, приводя ее в состояние, близкое к обморочному. Катя снова вздохнула – но ничего не поделаешь, придется рискнуть… Конечно, терять работу в банке – это трудный шаг для нее, но если Жданов заплатит то, что обещал – ей можно будет работать на себя и делать только то, что ей интересно. Еще немного подумав, она протянула руку и сняла трубку телефона.
И вот все организационные дела были улажены, из банка она уволилась, в Зималетто ее заявление подписал Пал Олегыч, отец Андрея Жданова – он как главный акционер, решил, что такой аудитор требует его личного одобрения. Именно с его подачи, на экстренном собрании акционеров, Катя была сразу назначена личным помощником Жданова-младшего, естественно, все финансовые вопросы теперь решались только через нее. Затребовав себе все отчеты за последние два года, Катерина с головой окунулась в работу.

***

- Вот это что?
Длинный палец сидевшего за столом Жданова, опустился на одну из страниц сводной таблицы, представленной ему Катериной.
Катя обошла стол и, перегнувшись через его плечо, вгляделась в цифры.
- Это?... Это, по-видимому, коэффициент рентабельности… По крайне мере, Ваш финансовый директор называет его так… - Катерина скептически хмыкнула…
- Но он же отрицательный… - коротко бросил Жданов, вертя в руках ручку, - Мы что, убыточны? Кать… - он поднял на нее ошарашенный взгляд…
- Да нет же… - раздраженно мотнула головой Катерина, - С прибылью у Вас все в порядке, а вот операции с валютой, прямо скажем, непонятны…
- Операции?... С валютой?... При чем здесь это?
Катя мило улыбнулась и начала объяснять…
- Вот это… - ткнула она пальцем в одну колонку, - Ваша валютная выручка… А вот это… - ткнула она уже в другую колонку, - сдача валютной выручки в банк… Пока понятно? – она с сомнением смотрела на Андрея.
Тот кивнул, продолжая внимательно слушать…
- Видите разницу? И эта разница, совпадает с точностью до 0,1% с так называемым коэффициентом рентабельности, который высчитал господин Ветров.
- И что… - Жданов вопросительно смотрел на нее.
- А то… - она уже совершенно не скрывала раздражения, щеки раскраснелись, глаза пылали праведным гневом, дыхание участилось… - А то, что у Вас пропадает валюта, Андрей Палыч… Неужели, непонятно?
Несмотря на серьезность момента, Андрей едва сдерживал улыбку при виде слегка растрепавшейся, такой неотразимо уверенной в себе, настойчивой и хорошенькой девушки. Сегодня, впервые с момента начала работы в Зималетто, они собрались у него в кабинете, чтобы изучить предварительные результаты проверки. До этой минуты все было в порядке, он даже начал успокаиваться, но, оказалось, что его подозрения не были беспочвенными, и Катя только что подтвердила это. И самое главное, что ее выводы были основаны на точном расчете всех показателей финансовой отчетности. Она отстаивала свою работу с таким упорством, и выглядела при этом такой возбужденной, что у Жданова пересохло во рту. Кажется, Катерина не понимает, как действует на него ее такой вот вид, и воображает, будто она здесь в полной безопасности…
- Оставьте мне эту таблицу, - в голосе Жданова проскользнули интимные интонации…
- Что? – Катя растерянно глянула на него, не понимая, что произошло. Она, конечно, распознала этот его тон, и теперь оглядывалась, пытаясь определить, как лучше сбежать.
- Таблицу… оставьте… - проговорил он, вкладывая в эти слова все богатство интонаций собственного голоса. – Кать… - он осторожно сжал ее ладошку, ласково играя с каждым пальцем.
Она тут же встрепенулась.
- Екатерина Валерьевна… - выдернула руку и гордо вздернула подбородок, словно бросая ему вызов.
Жданов усмехнулся. Он никогда не мог устоять против вызова. Кроме того, Андрей не мог понять, почему ему нравится выводить из себя Катерину, поддразнивать ее, лишая самообладания. Какое-то неуловимое свойство ее характера, мгновенно воспламеняло его.
- Если немедленно не отдадите мне эту таблицу, я Вас поцелую, - тихо предупредил он. Катя изумленно моргнула,
- Что?
Жданов улыбнулся и приблизился к ней. Ему вдруг страшно захотелось это сделать. Он хотел ее поцеловать с той минуты, когда она появилась на пороге его кабинета. Ее манера поджимать губки, искажая линию пухленького ротика, доводила его до безумия. Он хотел зацеловать ее до потери сознания, пока она не прильнет к нему и не позволит делать все, что он хочет.
Андрей видел, что Катя пытается держать себя в руках. На ее щеках вспыхнули красные пятна, а пальцы стали конвульсивно мять, с таким трудом составленную таблицу, которую она все еще держала в руках.
- Андрей Палыч, - ее резкий тон и хрипловатые интонации, только еще больше возбудили его, - вряд ли вы говорите такое другим своим специалистам.
- Совершенно верно, Катерина Валерьевна, - торжественно заверил он, - Боюсь, что вы единственная, к кому я испытываю настолько сильные чувства…
Ее глаза широко распахнулись, рот открылся в немом изумлении. В этот момент, Андрей был потрясен, осознав, что, хотя и собирался оставить ее в покое, но… не смог контролировать себя и свои реакции там, где речь идет об этой девушке. Ему вовсе не нужна имитация дружбы. Ему нравится тревожить и смущать ее, приводить в замешательство, заставить думать о себе точно так же, как он постоянно думал о ней.
- Если вы думаете, что сказали мне комплимент, то вы глубоко заблуждаетесь… - выговорила, наконец, Катя, - Я не желаю слушать всю эту чушь!!! – она расправила смятый лист и положила таблицу ему на стол… - Мне не до Ваших непонятных игр. Я намереваюсь побыстрее закончить работу и…
- Закончить работу, - тихо повторил он, опираясь локтями о столешницу и глядя на лежащий перед ним листок. – А работа в общем-то сделана… В основном мне все ясно… Дальше я уже сам, и как только вы распечатаете мне окончательный вариант расчетов, я займусь этим вплотную…
Андрей оттолкнулся от стола и подошел к ней. Катерина поспешно отвела глаза, не в силах спокойно смотреть на него. Взгляд ее скользнул от окна к полу и остановился на верхней пуговице его рубашки.
- Поверьте, я очень вам благодарен… - произнес Андрей, - Вы проделали, поистине, титаническую работу… Финансовый анализ проведен быстро и точно, не вызвав подозрений у виновника всего этого.
- Спасибо… - Катя смутилась.
- Конечно среди мужчин, чаще встречается такой профессионализм и знание своего дела… - Жданов решил ее слегка подразнить, - Но и женщина, тоже, способна на многое, - От такого откровенного «комплимента», лицо Катерины потемнело от гнева… Чувствуя, что перегнул палку, Андрей успокаивающе произнес, - Успокойтесь, Катерина Валерьевна… Я просто пошутил… Поверьте, у меня нет никакого желания получить по голове вон той замечательной птичкой, так же как бедный Александр Юрьич.
Мне моя голова дорога. – Он довольно ухмыльнулся, глядя на пылающую от гнева Катерину… - Да-а… Кстати… Я был у Юлианы…
Катя вскинула голову и заинтересованно уставилась на него.
- И-и… что она сказала?
- Сказала, что мы подходим друг другу… - он опять улыбнулся, - Это видно всем, кроме нас самих… - Он уже откровенно веселился, видя ее отпавшую челюсть.
- Но… - Катя снова возмущенно нахмурилась, - С чего она это взяла? Я не собираюсь…
- Все в порядке… - успокоил ее Жданов, - Я объяснил Юлиане, что не создан для брака, и честно говоря постараюсь избежать этого любой ценой.
На лице девушки появилось непонятное выражение.
- Значит… Вы… - она запнулась, - Вы не хотите иметь жену и детей? – ее лицо слегка порозовело.
- Конечно, нет! – отмахнулся Андрей, - Любой женщине, у которой в голове есть хотя бы одна извилина, должно быть ясно, что в мужья я не гожусь.
- Совершенно ясно, - отрезала Катерина, но в ее глазах промелькнуло нечто, похожее на сожаление.

***

Распечатав Жданову окончательный отчет, Катерина положила его ему на стол и отправилась домой. Сидя у себя на кухне, впервые за несколько лет, Катя думала, чем бы ей заняться завтра… Работа в Зималетто окончена, и теперь ей предстоит самостоятельное плавание, только вот почему-то нет никакого желания увольняться из компании… Неужели всему причиной Андрей Жданов? Ведь за месяц их знакомства реальная жизнь оказалась настолько интересней ее внутреннего мира, что она не знала, как на это реагировать. С такой проблемой она еще не сталкивалась. За этот месяц, у Жданова вошло в привычку вваливаться к ней пару раз на неделе, с каким-нибудь вопросом, причем без предупреждения… Ей, поневоле, приходилось приглашать его на ужин…
- Знаете, Андрей Палыч, это просто переходит всякие границы, - мрачно объявила Катерина, когда он в третий раз заявился без предупреждения поздно вечером.
Стараясь изо всех сил выглядеть виноватым, Жданов послал ей свою самую чарующую улыбку.
- Простите, я не заметил, что уже так поздно. Я сейчас уйду, наверняка у меня в холодильнике найдется засохший кусочек сыра и сухарик – до завтра я дотяну.
Катя, пытавшаяся выглядеть серьезно, не выдержала.
- И это говорит Андрей Жданов, входящий в сотню самых состоятельных людей России. По-моему, вы вполне можете перекусить в ресторане. Собственно говоря, я случайно услышала, как Вас приглашал Роман Дмитрич в «Ришелье» сегодня вечером, сомневаюсь, что вы остались бы голодным.
Из коридора тянуло холодом, и Катя заметно ежилась.
- Ладно уж, входите, - язвительно бросила она, - Пока я не простудилась.
Чувство полного удовлетворения завладело Ждановым, он вошел в квартиру и потянул носом.
- Как вкусно пахнет! – пробормотал он, - Что у нас сегодня?
- Бифштекс с жареным картофелем… - Катерина, все еще раздраженная нахальством Андрея, не могла не улыбнуться при виде его, почти детского удовольствия.
- Кать… А вы сами, добровольно, пригласили бы меня к себе? Ну, когда-нибудь… - по дороге на кухню осведомился он.
- Ни за что… - Катя округлила глаза, - Я не пригашаю к себе шантажистов…
- Неужели вы на меня так сильно обиделись, Кать? – Жданов лукаво улыбнулся, - Не может быть? Признайтесь, вам все еще не по себе, оттого, что случилось тогда вечером?
Даже по прошествии времени, напоминание о дне рождения моментально вгоняло ее в краску.
- Нет… - еле слышно произнесла она, - Это не имеет отношения к… Я… - она запнулась и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, - Видите ли, у меня нет опыта в общении с мужчинами, поэтому пригласить кого-то к себе на ужин для меня сложно… Я боюсь услышать «нет».
Катерина уже давно поняла, что Андрею нравится дразнить ее только тогда, когда он уверен в том, что она в состоянии ответить. А сейчас, она действительно слегка расстроилась и, почувствовав это, он проявил не свойственное мужчинам понимание и доброту.
- Кать… Вы же самостоятельная, умная, красивая девушка… Почему Вы думаете, что Вам скажут «Нет»?
Катерина всмотрелась в его лицо, пытаясь определить – всерьез он так говорит или нет, но не увидела ничего, кроме искреннего интереса…
- Вряд ли я похожа на одну из ваших моделей, с их способностью завлечь того, кого хочется, - ответила она, - В основном мужчины не обращают на меня внимания, поэтому ответ «нет» просто очевиден.
- Они не знают, какая вы на самом деле… И не понимают, чего лишаются…
- Может быть, - Катерина смущенно засмеялась, - пытаясь смехом разогнать напряжение, возникшее между ними. – Давайте ужинать, - Катерина опустилась на табурет, стараясь не выдать волнения, охватившего ее. Жданов уселся напротив.
- Андрей Палыч, можно вопрос? – Катя несмело подняла на него глаза, - Почему вы приходите ко мне?
Андрей улыбнулся медленной, теплой улыбкой…
- Мне нравится с вами разговаривать… Вы интересная собеседница, и делаете поразительные выводы на основании, казалось бы, обычных фактов.
- Нет во мне ничего интересного, - проворчала она, пытаясь подавить радость от его слов, - Я же всегда говорю то, что думаю… И еще, каждый наш разговор, всегда заканчивается ссорой…
Жданов весело хмыкнул и начал с усердием жевать, продолжая стрелять в нее улыбающимися глазами.
Катерине было ясно, что он чего-то хочет от нее, но никак не могла понять, чего именно. Ведь как женщина она его не может интересовать… Или может? Катя окончательно запуталась, и решила выяснить все до конца…
- Андрей Палыч, - начала она, - А Юлиана больше никаких причин не называла? Ведь не только же те, о которых вы мне рассказали?
Жданов поперхнулся…
- Значит, называла, - удовлетворенно кивнула Катя, - И какие же?
- Юлиана решила, что ее мальчики слишком глупы для вас… - наконец произнес он.
- Это-то тут причем? – изумилась Катерина, - Я всегда думала, что в постели интеллект не нужен… И потом, глупость никогда не мешала людям делать детей.
Жданов сначала замер, а потом разразился оглушительным хохотом, и при каждом новом взгляде на терпеливо ожидающую ответа Катю, он снова начинал хохотать. Наконец, залпом проглотив стакан воды, он слегка успокоился и уставился на Катерину слезящимися глазами.
- Верно, - его губы еще подрагивали от смеха, - Вот уж никогда не думал, что буду говорить с вами об этом… Дело в том… - он слегка замялся, пытаясь остановить очередной приступ смеха, - Что женщине тяжелее чем мужчине достичь экстаза. Это требует определенных навыков, умения и представьте себе – интеллекта.
Катя, от смущения, покраснела до корней волос, чувствуя себя последней дурой.
- И Юлиана решила, что именно Вы, а не ее мальчики, можете… э-э… удовлетворить меня? – какого труда Катерина стоили эти несколько слов, может понять только тот, кто побывал на ее месте… Она то краснела, то бледнела… То покрывалась испариной, то ее бил озноб… И взять себя в руки ну никак не получалось.
- Именно… - весело подтвердил Жданов.
Он перестал жевать и стал с неподдельным интересом наблюдать за сменой выражений на ее лице.
- А-а… - переборов себя, и решив, что раз начала этот разговор, то надо хотя бы узнать побольше, пока есть такая возможность… Тем более, что Жданов вроде не против… Получить информацию, так сказать, из первых рук… Нет, она конечно читала обо всем этом и теоретически была подкована, но вот с практикой у нее был полный ноль… - Мужчины… Они когда-нибудь… ну… могут не получить удовольствие?… - Катерина поморщилась от такой глупой формулировки вопроса.
Слава богу, Жданов не стал смеяться… Он совершенно серьезно начал отвечать на ее вопрос…
- Для подростка, достаточно просто женщины рядом, любой, чтобы у него все получилось… А вот взрослому мужчине требуется нечто большее… Женщина должна заинтересовать, иногда даже рассмешить… В женщине интересна загадка…
- Рассмешить? Загадка? – скептицизм Кати, казалось, можно было потрогать руками.
- Конечно… В постели хорошо с человеком, который не имеет предрассудков и комплексов… Который готов экспериментировать, играть…
- Экспериментировать… Играть… - задумчиво протянула Катя, покачивая головой. Это явно не совпадало с ее мнением о сексе. Как можно в постели играть? Что он этим хочет сказать? Что, парочки, как дети? Подпрыгивают на кровати и кидаются подушками?
Ее недоумение трудно было не заметить, Андрею стало неловко, легкий румянец появился на его щеках, и он уткнулся в тарелку, предпочитая продолжить ужин.
- Боюсь… - невнятно пробормотал он, не поднимая глаз на Катерину, - Что следует сменить тему. Иначе, мне придется на деле показать вам, что я имею ввиду.

Сообщение 11-11, 16:39, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 7.

Катя удивленно уставилась на смущенного Жданова, и неожиданно для себя обнаружила, что все эти откровенные разговоры подействовали и на нее тоже. Огонь разлился по груди, животу и между бедрами, дыхание сбилось, нервы натянулись, как струна… Она никогда не могла даже предположить, что вид мужчины, звук его голоса может настолько возбудить ее, всколыхнуть в ней глубоко запрятанные эмоции, о существовании которых, она и не подозревала.
Жданов, наконец, оторвался от тарелки и взглянул на нее.
- Андрей Палыч, - Катя решила поговорить о чем-нибудь нейтральном, - А почему Вы решили заняться производством модной одежды?
Мужчина облегченно вздохнул и расслабился,
- Конечно, я мог бы заняться чем-то еще, но во-первых – это семейных бизнес, а во-вторых мне нравится этим заниматься… Сколько я себя помню, я всегда вертелся на производстве, смотрел как работают машины, сшивал кусочки ткани и представлял, что когда-нибудь все это станет моим.
- Но ведь Вы умудрились модернизировать производство, и вывести компанию на мировой уровень за такой короткий срок…
Жданов задумался, но все же ответил.
- Я взял кредит…
- Но… - Катерина недоверчиво покачала головой, - Это же огромные деньги…
- Ну да… Но мне помог отец… И потом, я работал как проклятый, чтобы быстрее рассчитаться с долгами…
- Удивительно… Ведь это такой риск… Вы же могли разориться…
- Мог… - согласно кивнул он головой, - Но, я подстраховался… Создал резервный фонд… Так, на всякий случай… И мне удалось удержаться на плаву.
- Вам есть, чем гордиться… - Катя с уважением посмотрела на него.
- Хм… - Андрей улыбнулся, - Но все равно, мне всегда чего-то не хватает… И почивать на лаврах немного рановато, вы не находите?
- Не хватает? – удивилась Катя, - Но чего именно?
- Того, чего у меня нет… - он рассмеялся…
Катерина рассмеялась вместе с ним. И напряжение, висевшее на кухне, постепенно рассеялось. Она начали болтать о книжных новинках, модных спектаклях, кинопремьерах. Катя рассказывала о своих родителях, о том, в какой атмосфере она росла… Жданов внимательно слушал, и Катерине казалось, что он может услышать все, что она не осмелилась произнести вслух.
- Вы хотите иметь семью и детей? – он привалился спиной к стене кухни и тряхнул головой.
Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что Катерина тут же потеряла нить разговора. Ей вдруг до дрожи в коленках, захотелось запустить пальцы в эти черные, шелковистые волосы, гладить и перебирать их, почувствовать какие они мягкие на ощупь.
Немного придя в себя, она никак не могла понять, почему он задал ей этот вопрос. И что самое удивительное - ее так и подмывало сказать правду… Катя передернула плечами.
- Знаете… - нерешительно начала она, - временами я действительно завидую людам, имеющим семью и детей. Но я еще не встретила мужчину, которого я могла бы представить своим мужем… - она на секунду задумалась, - Судя по рассказам, семейная жизнь совсем на такая, какой я ее себе представляю… Любовь, должна согревать семью изнутри, поддерживать огонь в очаге… Но у большинства моих знакомых, это не так. Хотя… Я понимаю, что мои взгляды не верны, и так как мне хочется – быть не может!!!
- Почему? – вскинул голову Андрей, в его глазах зажглось неподдельное любопытство.
- Потому, что не может!!! Любовь, знаете ли быстро угасает…
Уголки его губ дрогнули и чуть приподнялись в мягкой улыбке.
- Откуда Вам знать?
- Из разговоров… Вы думаете, что сплетничают только мужчины?
Жданов улыбнулся еще шире,
- Нет… Я так не думаю… Но поверьте, наступит тот день, когда я смогу доказать, как сильно вы ошибаетесь…
Его самоуверенность начинала злить. Собрав волю в кулак, чтобы не вспылить, Катя слабо улыбнулась ему в ответ. Ее внутренний пожар, при взгляде на Андрея, готов был вот-вот вырваться наружу. Она умирала от желания дотронуться до его упругой кожи, до жилки, бьющейся у основания шеи. Хотела заставить его потерять голову, слышать как он шепчет ей нежные слова… Сколько женщин на свете мечтали заполучить его? Ей стало грустно. Вот уж ей-то это точно не светит… И хватит мечтать… Но спросить-то можно?
- А вы? – проговорила она, - Что вы думаете о браке?
Жданов поудобнее устроился на табуретке.
- Я для него не гожусь… - безапелляционно заявил он, - И потом, чтобы найти женщину, совсем не обязательно жениться…
- Но ведь вам, рано или поздно, придется задуматься о наследнике…
- Когда-нибудь… Возможно…
- Хм… Вы не очень любите детей, да?
- Не особенно.
Катя растерянно посмотрела на него.
- Может, к своим собственным вы будете относиться по-другому? – с сомнением поинтересовалась она.
- Вряд ли… - Жданов пожал плечами.
Этот разговор мгновенно разрушил то ощущение хрупкого взаимопонимания, которое, уже начало было, устанавливаться между ними…
- Я наверное пойду… Поздно уже… - он неловко поднялся и потоптавшись некоторое время на месте, двинулся к выходу.
- А может… еще кофе… выпьете? – Катерине почему-то не хотелось, чтобы он уходил.
Жданов отрицательно покачал головой. Он и так еле сдерживался, чтобы не наброситься на нее с поцелуями, еще немного, и он совершенно перестанет владеть собой…
- Я провожу… - Катя двинулась вслед за ним. В искусственном полумраке прихожей, девушка казалась сказочным существом, неизвестно каким образом, оказавшимся перед ним. Андрей сглотнул, и протянув руку, погладил ее по щеке…
Затаив дыхание и распахнув глаза, Катя непонимающе уставилась на него, а затем, по мере того, как до нее стало доходить, начала мелкими шажками отступать назад до тех пор, пока ее лопатки не коснулись стены. А он, опершись ладонью о стену рядом с ее плечом, сжал другую руку в кулак, с такой силой, что даже костяшки побелели, и тяжело дышал. Завороженная его взглядом, уже совершенно не соображая, что делает, Катерина провела рукой по его груди, прошлась кончиками пальцев по скуле и, положив ладонь ему на затылок, начала поглаживать тонкую полоску кожи, граничащую с краем воротника. Опустив голову почти до ее плеча, Андрей коснулся губами нежной шейки, вызвав довольный вздох…
- Андрей…
Горячее дыхание обожгло ей щеку.
- Катенька… - он крепко обнял ее.
- Андрей, останься… На кофе… - ей казалось, что это не ее голос произносит эти слова.
Он зарылся лицом в ее волосы…
- Не боитесь снова остаться со мной наедине? Помните, что было в прошлый раз?
Она мгновенно напряглась.
- Этого не будет… - с большой долей уверенности в собственных силах заверила Катя.
Эта ее самоуверенность рассмешила Андрея. Чуть отстранившись, он взял в ладони ее лицо, всем телом прижал Катерину к стене и обхватил ее ноги своими. В ее глазах мелькнуло удивление, щуки покрылись нежным румянцем, а полуоткрытый, пухлый ротик так и просил поцеловать его.
- Не зарекайтесь, Катенька… Опасно говорить такие вещи мужчине. Сразу возникает желание доказать обратное.
Она подняла на него растерянный взгляд и похоже никак не могла собраться с мыслями, чтобы ответить. Андрей осторожно провел кончиками пальцев по ее щекам, затем наклонился и припал губами к мочке уха, чуть прикусывая ее.
Катя вздрогнув всем телом, плотнее прижалась к нему щекой, чувствуя гладкость его кожи и запах… Его неповторимый, чарующий, обволакивающий, туманящий разум аромат.
- Обратное? – прошептала она… - Но почему?
- Потому что я хочу вас. - Желание перехлестывало через край, почти ничего не соображая, огромным усилием воли он оторвался от нее. От напряжения, язык еле ворочался во рту, комок в горле делал его голос хриплым и глухим. – Я думаю, что мне не стоит больше приходить к вам.
- Наверное… - неожиданно для Андрея, она поднялась на цыпочки и поцеловала его в уголок губ. – Конечно…
Ее поцелуй обжег его, и теперь, даже при желании он не смог бы остановиться. Куда-то исчезли все разумные доводы, из головы выветрилось все, что он говорил себе, в чем убеждал себя… Нагнувшись, он завладел ее ртом, целуя так, словно хотел проглотить целиком. Его язык проник внутрь, исследуя и лаская гладкую поверхность. Ему хотелось сорвать с нее одежду, и прижаться губами к каждому миллиметру кожи, снова попробовать ее грудь на вкус, дотронуться до изгиба живота, до местечка между бедрами. Хотелось брать ее сотнями различных способов, шокировать, измотать так, чтобы она в изнеможении уснула у него на плече.
Он гладил ее спину, спускаясь все ниже, пока не добрался до ягодиц, и крепко стиснул их, прижимая ее к своему восставшему мужскому естеству. Донельзя возбужденная Катерина застонала, вцепившись руками в его плечи.
Андрей не помнил, как он смог оторваться от нее и поднять голову.
- Надо остановиться… Кать… Или я возьму тебя прямо сейчас…
Он не видел ее лица, но прерывистое дыхание и дрожь во всем теле говорили все за нее. Он провел губами по ее волосам, прижался к ним щекой и замер.
Прошло немало времени, прежде чем он снова смог заговорить.
- Теперь понимаешь, почему мне не надо больше приходить сюда?
- Да… - дрожащим голосом прошептала Катерина.
Андрей бережно отстранил ее, хотя внутренний голос протестующе вопил и называл его «Идиотом».
- Я не должен был приходить сегодня… Все время обещаю себе держаться от вас подальше, и не могу… - он отошел от нее на шаг, - Прощайте…
- Погодите… - Катя вцепилась в его рукав, не давая сдвинуться с места. – Я вас еще увижу?
После долгого молчания он спросил,
- Вы в Новый год где будете?
- Как всегда… У родителей… А что?
- Давайте встретим его вместе…
- Вместе? – Катерина изумилась, - Где?
- В компании каждый год бывает корпоративная вечеринка, - медленно начал Андрей, - Это… Это, конечно, сумасшедший дом… Но…
- Я согласна…
- Правда? – его глаза радостно вспыхнули. – А как же ваши родители?
- Я скажу, что я в командировке…
Андрей кивнул.
- Но если вдруг передумаете… - начал он, но Катя решительно тряхнула головой
- Не передумаю… - она вдруг лукаво улыбнулась, - Вы, кажется, собирались уходить? – и она начала подталкивать его к выходу.

Выйдя на улицу, Андрей пожал плечами, сунул руки в карманы и медленно двинулся к машине.
- Какого черта?… Что на меня нашло? - пробормотал он себе под нос, пораженный тем, что творил весь вечер… Он всего лишь хотел провести час-другой в компании Кати, а закончилось все поцелуями и приглашением на новогоднюю вечеринку.
Забравшись в машину, он сел, зажав руки коленями. Ему необходимо было срочно восстановить пошатнувшееся равновесие и прийти в себя - что-то происходило и требовалось немедленно в этом разобраться.
Очевидно, что эта девушка сумела задеть что-то внутри него, что-то такое, что не давало теперь ему покоя. Хотелось добиваться ее так же сильно, как и не видеть больше никогда. Но ни то, ни другое его не устраивало, а на легкую интрижку Катерина не согласится. Она будет стремиться завладеть сердцем человека, которого полюбит, ее гордость, просто не позволит поступить ей по другому… А он… Он просто не способен любить… Просто не способен… Или, может быть… Может быть когда-нибудь…
Он очнулся, повернул ключ в замке зажигания, мотор взревел, и машина тронулась с места.

Глава 8.

Новый год к нам мчится,
Скоро все случится.
Сбудется, что снится.
Что опять нас обманут,
Ничего не дадут.
Ждать уже не долго,
Скоро будет елка.
Только мало толка,
Если дед Морозу песню
Дети не запоют.

***

А когда станет жарко –
Начнем дарить подарки,
Славный праздник это, вот,
Здравствуй, елка, Новый Год!

***

Сегодня Новый Год!!! Сегодня она должна быть у родителей, но… До чего же хорошо, хоть раз встретить этот праздник не так, как принято - этот Новый Год хоть чем-то будет отличаться от всех предыдущих… Родители, конечно, удивились, но она заверила, что будет звонить и обещала первого января быть дома.
Сегодня!… Она будет на вечеринке вместе с Андреем Ждановым, будет пить шампанское и веселиться, а потом… Потом может быть… Катерина прижала прохладные ладони к щекам, запретив себе даже надеяться на такое…
Приняв ванну и накинув халат, Катя уселась в спальне и стала наносить макияж. «Надо бы сходить в парикмахерскую» - подумала она лениво, «Если конечно, хоть одна из них сегодня работает…».
Закончив с макияжем, и приведя голову в порядок, она открыла шкаф и стала перебирать одежду - «Ага… Вот это подойдет!» - вынув платье, Катерина разложила его на кровати… «Да! Это то, что надо!... Ну вот, она готова! Теперь дождаться такси и в путь». Катя в последний раз посмотрела на себя в зеркало и поморщилась, как ни оденься, но красавицей ей все равно не стать. Бесцельно побродив по квартире, выглянула в окно «На улице мороз, наверное…», она обняла себя за плечи. Скоро, очень скоро она увидит его - «Я волнуюсь словно Золушка, впервые едущая на бал… До чего же все это глупо!…», Катя уговаривала себя успокоиться, но душа замирала и все ждала какого-то чуда.
Затрезвонил телефон, сообщая, что такси ждет. Так и не успокоившись, Катерина поспешила вниз.

Вот и, расцвеченное огнями, здание Зималетто. Поднявшись на лифте, она оказалась в помещении, забитом людьми… Слышался смех и обрывки разговоров, приятный аромат хвои смешивался с запахами духов и цитрусовых. Гостей оказалось куда больше, чем она предполагала и Катерина растерянно оглядывалась, не зная куда идти - как же она обрадовалась, когда увидела Андрея. Он был так элегантен в смокинге, облегавшем сильный торс.
- Екатерина Валерьевна, - тихо приветствовал он, сжимая ее руку и окидывая таким взглядом, от которого у нее подогнулись колени, а жар начал охватывать все ее существо. – Вы великолепно выглядите…
- Не надо так смотреть… - Катя незаметно огляделась – слава Богу, рядом никого не было. – Что о нас подумают?
- Все подумают, что я вас хочу, - вполголоса проговорил он, - И будут правы!
Катерина залилась краской, даже уши запылали.
- Прекратите немедленно! – она постаралась придать жесткость своему голосу.
Жданов весело ухмыльнулся, собственническим жестом взял ее за руку и потащил за собой. Многих в этом зале она знала - с кем-то здоровалась она, кто-то здоровался с ней. Никогда еще Катерине не приходилось быть спутницей мужчины, никогда она не становилась объектом для зависти женщин и восхищения мужчин. До сих пор никто публично не предъявлял на нее свои права, как это делал сейчас Жданов. Никто так явно не показывал, что она принадлежит ему, и все же, Катя чувствовала, что именно это делает сейчас Андрей.
- Куда вы меня ведете? – Катя попыталась вырвать руку, но, поняв, что это бесполезно, безропотно отправилась вслед за ним.
Подведя ее к столику с напитками, Андрей подал ей бокал с шампанским.
- С Новым Годом, Екатерина Валерьевна… С Новым счастьем! – он многозначительно коснулся своим бокалом ее. Стекло мелодично звякнуло, словно скрепляя их молчаливый договор.
В ушах Катерины зашумело, она никак не могла поверить, что все это происходит с ней…
- Прекрасная вечеринка, - заикаясь, пролепетала она. – Вы прекрасно все организовали.
Слегка пожав плечами, Жданов отрицательно покачал головой.
- Благодарность не по адресу… Я всего лишь оплатил это.
Катя не успела ответить. Подлетевший к ним Малиновский лихо щелкнув несуществующими шпорами пригласил ее танцевать. Она танцевала и смеялась, пила шампанское и снова танцевала, меняла партнеров и веселилась… Ей никогда не было так хорошо, она вообще не помнила, чтобы за один вечер столько пила… Ее взгляд иногда встречался со взглядом Андрея, и ей казалось, что он не спускает с нее глаз, а если она долго оставалась в компании какого-нибудь мужчины, то он мрачно смотрел на нее, словно ревность сжигала его изнутри… Мало того, когда она снова танцевала с Урядовым, он попросил Малиновского вмешаться…
- Екатерина Валерьевна, вы совсем не обращаете на меня внимания, - Роман весело отстранил Урядова и оккупировал место рядом с ней.
- Вас Андрей Палыч послал, да? – ее голос звучал сухо.
Малиновский лукаво улыбнулся, даже не думая это отрицать. Он аккуратно, но сильно взял ее за локоток и проводил к столу с напитками. Пока Малиновский брал бокалы, Катя обратила внимание на человека, стоявшего рядом.
- Разрешите представиться, Михаил Борщов… - заговорил мужчина… - Занимаюсь ресторанным бизнесом, и все, что вы видите, поставлено сюда из моего ресторана…
- Очень приятно, - Катерина мило улыбнулась. Михаил производил впечатление уравновешенного, знающего себе цену мужчины, наверняка с ним чувствуешь себя уверенно и надежно.
Малиновский, наблюдавший за их знакомством, почему-то развеселился…
- Знаете, Катерина Валерьевна, пойду я пожалуй… А вы тут не скучайте… - он отсалютовал ей бокалом и растворился среди гостей.
Машинально кивнув Роману, Катя снова повернулась к новому знакомому. Борщев так тепло ей улыбнулся, что его лицо словно озарилось изнутри.
- Может быть отойдем отсюда, найдем какой-нибудь тихий уголок и поговорим? – предложил он.
Катя задумалась. Хотя… Почему бы и нет?… Кивнув головой, Катя и Михаил отошли к стене. Катерине нравилось его общество. В его присутствии она чувствовала себя спокойно в отличие от того возбужденного состояния, в котором она находилась, когда Жданов был рядом.
- Знаете, Катя… - Михаил спохватился и виновато посмотрел на нее, - Ничего, что я сразу на «ты»?
- Все в порядке… - Катя успокаивающе сжала его руку.
- Вы мне почему-то сразу понравились…

***

Жданов, наконец, отделался от двух навязчивых поставщиков, так и норовивших всучить ему совершенно ненужное швейное оборудование. Вздохнув с облегчением, он разыскал Малиновского и коротко спросил:
- Где она?
- Катерина?... Она беседует с неким Михаилом Борщевым, - он указал рукой в их сторону, - Не переживай, ей ничего не грозит… Он воспитанный ресторатор, - Малиновский весело хмыкнул.
Андрей посмотрел на них, и, с угрюмым видом, отпил глоток вина из бокала. Грустная улыбка тронула его губы…
- Что ты знаешь о Борщеве? – поинтересовался он у Малиновского.
- Что именно тебя интересует? - Роман отрыто улыбался, видя мучения друга, и немного помедлив, выдал, - Начинающий бизнесмен, открыл ресторан в Москве, «Мармеладофф» называется… В скандалах не замешан… И кроме того, любит детей… - он весело фыркнул.
Выслушав все это, Андрей еще больше помрачнел и отошел, рассеянно потирая шею.

***

Вечеринка удалась на славу. Катя потеряла счет выпитым ею бокалам, она наслаждалась самой атмосферой праздника, которая пьянила ее, а уж вместе – шампанское и Новогодний дух праздника – создавали в ее душе такой коктейль эмоций, которые она долго не забудет. Глядя на оживленно беседующего Андрея, Катерина чувствовала, как ее охватывает тяжелая сладостная истома, не имевшая ничего общего с выпитым шампанским. Она хотела остаться с ним наедине, обладать им, пусть хотя бы только сегодня. При виде его рук, у нее пересыхало во рту… Она вспоминала, их на своем теле, хотела почувствовать, как он сжимает ими ее грудь, как его ладонь скользит по животу и спускается ниже, туда где уже разожжен пожар… Хотелось почувствовать тепло его тела, хотела испытать вновь удовольствие от экстаза… Хотела лежать, расслабленная и счастливая, в его объятьях. У нее была такая скучная, размеренная жизнь, в которую, вдруг, ворвался тайфун, по имени «Андрей Жданов» и перевернув все, оставил не утихающий пожар в ее душе.
Вечеринка длилась, казалось, целую вечность. Но, наконец, гости стали постепенно расходиться. Катя тоже было направилась к выходу, но не сделав и пары шагов, почувствовала, как рука Андрея сжала ее за локоть, и низкий голос прошептал,
- Пойдемте со мной.
- Куда? - он застал ее врасплох, и Катя слегка запаниковала, увидев в его глазах ничем не прикрытое желание.
Он молча тянул ее за собой.
- Вы нарываетесь на скандал, - Катя все еще взывала к его разуму.
- А вы этого боитесь? - Они вышли из холла и прошли в приемную. – Тогда Вам лучше было бы не отходить от господина Борщева, - Андрей сморщился так, будто съел целый лимон без сахара.
- Вы что, ревнуете, что ли? – развеселилась Катерина.
- А вы как думаете? – пробормотал Андрей, - Я ревную вас ко всем мужчинам… Как они смеют на вас так смотреть?
Он потянул ее к себе в кабинет. Сердце у Кати готово было выпрыгнуть из груди, когда она думала о том, что вот, сейчас они останутся наедине.
- Я хочу вас только для себя, - Жданов серьезно смотрел е в глаза, - И чтобы все, наконец, убрались отсюда.
- Андрей П-палыч, - дрожащим голосом начала она, но тут же ее дыхание сбилось, когда он прижал ее к себе так крепко, что, казалось, сейчас раздавит. – Вы пьяны?
- Я не пьян… Почему вы не верите, что я вас хочу?
Он сжал теплыми руками ее голову, губы коснулись лба, щек, носа легкими, как крылья бабочки, поцелуями, от которых горела кожа.
- А вы?... Вы хотите меня? – тихо спросил он, обдавая ее дыханием с легким ароматом вина, и повторил, - Хочешь ли ты меня?
То ли атмосфера вечера, то ли выпитое шампанское так подействовали на нее, но Катерина была не в силах сопротивляться и прижалась к этому сильному телу, вдыхая и пьянея еще больше от его запаха. Он снова прижал ее к себе. Облегчение, которое она при этом почувствовала, было настолько велико, что с ее губ сорвался тихий стон. Он гладил губами ее обнаженную шею, целуя, пробуя на вкус, и ее колени сами собой подогнулись под грузом этих восхитительных ощущений, от которых кружилась голова и хотелось стоять вот так, прижимаясь друг другу, вечно.
- Катенька… - пробормотал он, почти не отнимая губ от ее шеи, - Моя Катенька… Ты только моя… - Он откинул голову и посмотрел на нее потемневшими от страсти глазами.
Она дрожащими пальцами вцепилась в лацканы его смокинга.
Значит это и есть желание? И оно в сотни раз сильнее всех, когда-либо испытанных ею ощущений. Даже в день своего рождения, когда Андрей довел ее до экстаза, он все равно оставался незнакомцем… И только теперь, она поняла разницу между возможностью желать красивого, но совершенно чужого мужчину и того, кого ты знаешь, к кому ты неравнодушна, с кем делишься секретами, споришь, смеешься, в присутствии которого испытываешь странное напряжение. И все это привело ее к тому, что она стоит здесь, в полумраке его кабинета и сгорает от жгучей страсти к самому красивому, замечательному и непонятному мужчине в ее жизни.
«Он никогда не будет твоим, - раздался предупреждающий шепот внутреннего голоса, - Никогда не будет принадлежать тебе. Никогда не захочет жениться и иметь детей. Рано или поздно все это закончится, и ты снова останешься одна».
Но все мысли улетучились, как только его губы коснулись ее губ. Дрожь охватила ее тело, когда поцелуй стал глубоким, жарким и ненасытным. Она глухо застонала под ласками его языка.
Нестерпимое желание прокатилось волной по ее коже, еще немного и она не выдержит…
Его руки скользнули на грудь, освобождая упругие холмики от стягивающего их лифа. Наклонив голову, Андрей прижался губами к глубокой ложбинке, покрыл поцелуями нежные полушария, затвердевшие соски… Стал осторожно пощипывать их, перекатывая между пальцами. Отчаянно застонав, Катерина вспомнила их первый вечер, когда он лизал и тянул губами острые бугорки. Она снова хотела прежней близости, и невозможность этого доводила ее до безумия.
Жданов словно прочитав ее мысли, накрыл рукой ее грудь и сжал. Но это не принесло облегчения.
- Кать… - хрипло сказал он, - Сегодня я сам отвезу тебя домой.
Туман заволакивал ее мозг.
- Ты знаешь, о чем я тебя прошу?
Разумеется, она знала.
Прислонившись лбом к его груди, Катя нерешительно кивнула, понимая, что сильно рискует, и даже не собираясь гадать о последствиях ее сегодняшнего безумства. И все же… Все же она хотела его… Единственная ночь… Сто ночей… Пусть… Пусть все идет, как идет…
- Да… - выговорила она в мягкое, теплое полотно его рубашки, - Да… Поедем ко мне.

Глава 9.

Остаток вечера прошел как во сне. Казалось, что народ никогда не разойдется, но всему наступает конец, и веселые, захмелевшие гости, погрузившись в машины, разъехались.
Последний час, Катя почти не видела Андрея, провожавшего гостей, прощавшегося и договаривающегося о встречах уже после праздников. Она невольно улыбнулась, сообразив, чем он на самом деле занимается, ловко выпроваживая задерживающихся сотрудников, приятелей и деловых партнеров. Он явно старался побыстрее отделаться от всех, чтобы остаться с ней наедине. Судя по его настороженным взглядам в ее сторону, он боялся, что она в последний момент испугается и сбежит.
Но она верила, что волшебство этой ночи поможет, что никто и ничто не помешает им. Она еще никогда не чувствовала себя настолько беззащитной, готовой на все, ради того, чтобы остаться с ним один на один. И поэтому, набравшись терпения, она ждала, когда суматоха уляжется и ночь вступит в свои права.
Выпроводив всех гостей, Жданов подошел к ней.
- Вам пора домой… - он без улыбки, совершенно серьезно смотрел на нее, - Хотите, чтобы я вас проводил?
Подняв руку, Катя провела кончиками пальцев по его щеке, в том месте, где уже успела пробиться щетина…
- Едем… - тихо прошептала она.

***

Выйдя из здания, Катерина остолбенела… Белый лимузин, поблескивая боками, стоял перед входом. Обогнав ее, Андрей распахнул дверцу и приглашающим жестом с мягкой улыбкой помог сесть в машину. Что-то тихо сказав шоферу, Жданов поднял перегородку, отделяющую салон от места водителя, и немедленно обнял ее за плечи.
Лимузин тронулся, и очень медленно покатил по заснеженной дороге. Катя не успела оглянуться, как оказалась у него на коленях.
- Андрей! – ее возглас не был услышан. Его взгляд был устремлен на ее грудь, так эротично вздымавшуюся под тонкой тканью, притянув к себе он провел рукой по ее спине, другая рука мгновенно нашла под платьем тонкую щиколотку.
- Андрей! – ахнула Катерина, упершись в его грудь, но он молча потянул ее на себя и уткнулся носом в шею.
- Что? – пробормотал он, пуская в ход губы.
- Только не в машине, пожалуйста…
- Почему нет?
- Потому… Это… Это…
Кончик его языка коснулся впадинки на шее, и она едва сдержалась, чтобы не застонать.
- Возбуждает? – договорил он. – Ты когда-нибудь мечтала заниматься любовью в машине?
Катя откинула голову и изумленно уставилась на него, стараясь разглядеть выражение лица.
- Ты что? Нет, конечно… Я не представляю, как это возможно.
Но заметив, как его губы расползлись в улыбке, она тут же пожалела о своих словах.
- Нет… Только не надо ничего объяснять…
- Лучше я покажу, - Жданов усмехнулся и, шепча ей на ухо невообразимые, вгоняющие в краску слова, принялся расстегивать ей платье. Судя по тому, как быстро ослабло натяжение ткани, он времени даром не терял.
Согласившись быть с ним сегодня, она почему-то представляла романтическую сцену в спальне… А тут… В машине?…
А он… Целовал ее полуоткрытый рот, водил влажными губами по шее, щекотал ладонью ее спину…
- Не надо… Прекрати… - Катерина уже умоляла, - Мы скоро приедем… Водитель услышит… Остановись…
Андрей притянул ее к себе, глядя в широко распахнутые, карие глаза, сверкавшие, как две звездочки и затянутые поволокой возбуждения… Ее взгляд заставил сердце забиться сильнее. Мужское достоинство бешено пульсировало, плоть взбунтовалась. Он хотел взять ее, стиснуть, целовать каждый сантиметр обнаженного тела. Вновь припав к ее губам, он жадно впитывал ее вкус, переплетая ее язык со своим. Она отвечала, позволив целовать себя так, как хотел он, выгибаясь всем телом.
Андрей стянул платье с ее плеч, и ее грудь вырвалась на волю. Не помня себя, он усадил Катю повыше, нашел изюминку соска, поймал губами и слегка прикусил – сосок мгновенно затвердел, и каждое новое прикосновение заставляло Катерину стонать… Взяв ее груди в руки, Андрей зарылся лицом в ложбинку между ними…
- Андрей, - задыхаясь, выговорила она, - Ан-ндрей…
Его рот снова отыскал сосок, язык обвел чувствительную верхушку и замер на границе, там где начиналась светлая кожа груди. Ее аромат донельзя возбудил его, мир сузился до размеров салона машины. Подняв платье до уровня талии, он раздвинул ноги Катерины так, что она устроилась на нем верхом.
Не помня себя от возбуждения, Катерина покрывала его лицо поцелуями, гладила по груди и животу, но его рубашка и галстук страшно ей мешали, скрывая то, к чему она стремилась, и глухо застонав, она отстранилась.
- Помоги мне… - попросила она дрожащим голосом, пытаясь расстегнуть ремень на его брюках, - Я хочу дотронуться до тебя.
- Не сейчас… - Его ладони скользнули по ее ногам, дотронувшись до ягодиц. – Если ты коснешься меня сейчас я могу не выдержать…
- Мне все равно… - Катя тяжело дышала. Дернув посильнее, она почувствовала, что ремень поддается.
- Хочу тебя… Хочу держать в ладони…
Она обвела пальцем твердый бугор, распиравший его брюки. Ее касание заставило Андрея дернуться и застонать.
- Кроме того… - продолжала она, задыхаясь, - Ты первый начал.
Больше не в состоянии терпеть эту сладкую пытку, Андрей весело хмыкнул…
- Ладно… Ты сама напросилась…
Убрав ее руку, он ловко расстегнул молнию, выпустив возбужденный, чуть подрагивающий орган на свободу. Его руки мелко дрожали от усилий сдержаться и не проникнуть в нее одним мощным рывком. Андрей стиснул зубы и призвал на помощь все свое самообладание, весь опыт подобных развлечений, когда ее руки сомкнулись на тугом отростке, поглаживая шелковистую, туго натянутую кожу.
- Я не ожидала… - прошептала она, полузакрыв глаза и не отнимая руки, - что он такой горячий и гладкий…
Жданов отвернулся, воздух со свистом вырывался сквозь стиснутые зубы. Он дошел до предела. Еще немного и…
Но тут к его щеке прижалась щека Катерины.
- Очень больно, когда я тебя касаюсь? – вдруг спросила она, нерешительно дотрагиваясь до подрагивающей головки.
- Нет, - протянул он, - Конечно, нет… - он попытался рассмеяться, но тут же вновь застонал. – Мне так хорошо… Ты убиваешь меня… Остановись…
Он сжал ее запястье, отстранил руку и одним резким движением сорвал с нее белье… Осторожно погладил кружево влажных завитков.
- Моя очередь, - объявил он, не переставая целовать ее лицо, и осторожно прижимая палец к пещерке, скрытой под завитками, раз, другой, пока розовые складки не набухли и не разошлись. Он почувствовал, как она сжала его бедра своими, и постарался раздвинуть их как можно шире, так что ее тело беспомощно открылось его ласкам.
Он гладил, теребил, дразнил и, наконец, почувствовал пальцем собирающуюся влагу. Катя охнула и надавила на его руку, словно в забытьи, бессознательно пытаясь получить удовлетворение. Но он продолжал пытку, медленно, едва дотрагиваясь, останавливая палец как раз над крошечным бугорком плоти, ставшим непереносимо чувствительным и набухшим. Катерина извивалась и дрожала, но он неумолимо обводил бугорок.
И только доведя ее почти до экстаза, он прижался своим органом к ее лону, не проникая внутрь, только потираясь им о влажную впадинку между ее бедер. Каждый толчок машины все больше и больше сближал их тела. Андрей в изнеможении закрыл глаза и замер, когда ощущения стали просто нестерпимыми. Больше он не выдержит. Сейчас взорвется… Нет, только не так… Не здесь… Не сейчас…
Тихо выругавшись, он сжал ее бедра и отстранил от своей вздыбленной плоти…
- Андрей, - взмолилась Катя, - Ты мне нужен… нужен… пожалуйста…
- Да, - выдохнул он, замирая и истекая потом, - Ты получишь, то что хочешь, милая… Скоро… Но мы должны подождать немного, сделаем это как полагается, в удобной постели… Я не собирался заходить так далеко в машине… Просто не удержался… Повернись… Я застегну тебе платье…
- Не хочу ждать… - простонала Катя, - Я хочу тебя сейчас… - Она поцеловала его в губы, пробуя языком на вкус, и его бедра под тяжестью ее тела превратились в железо, но Андрей еще держался…
- Нет… - нерешительно ответил он, и сжав ее лицо ладонями, начал исступленно покрывать поцелуями. – ты пожалеешь, если мы не остановимся… Отодвинься, пока я еще могу сдерживаться.
- Я ждала 25 лет, - пробормотала она, неловко ерзая, чтобы как следует оседлать его. – И это мне решать где и когда… Прошу тебя… В следующий раз решать будешь ты…
Услышав про следующий раз, у Андрея тут же в голове нарисовалась картинка того, что он бы с ней сделал… Эти фантазии окончательно свели его с ума.
- Мы не должны… - услышал он свой прерывистый голос, хотя руки сами потянулись к бедрам Кати и приподняли ее.
- Мне все равно… Сделай это… сейчас…
Ее слова растворились в тихом стоне, когда его большой палец снова обвел чувствительную горошинку, а средний скользнул внутрь.
Андрей смотрел в ее мечтательные глаза, наблюдал, как опускаются ее ресницы, как румянец заливает щеки. Ее руки цеплялись за его плечи, грудь. Она задыхаясь прижалась к нему, и он почувствовал, как ее горячая плоть смыкается вокруг его пальца. Она слепо искала его губы, и он поцеловал ее так, как она этого хотела, медленно погружая в ее рот язык в одном ритме с толчками пальца, используя весь свой опыт, чтобы привести ее ближе… Ближе…
Громко застонав, Катя прильнула к нему изо всех сил, когда желанная разрядка настигла ее. Задрожала всем телом, выгнулась, бросилась ему на шею, пока ее лоно пульсировало в конвульсиях. Что-то тихо бормоча, Андрей отнял руку, приподнял ее над собой и терзал влажную ложбинку головкой своего отростка, гладя и лаская. Катерина с силой опустилась на него, дыхание перехватило от боли, но она продолжала давить вниз, пока он не проник в нее одним уверенным толчком.
Андрей откинул голову, зажмурился и свирепо свел брови. Она прижималась к его бедрам, держа его плоть стальной хваткой. Наслаждение становилось невыносимым. Он не мог ни думать, ни говорить, ни произнести ее имя – только сидеть и ощущать, как волны блаженства накатывают на него. Катя подалась вперед, приоткрытые губы коснулись его обнаженной шеи в том месте, где судорожно билась жилка. Язык робкой лаской прошелся по коже. Он задохнулся, шевельнул бедрами, входя глубже, и ее мышцы немедленно сжались. Андрей услышал свой собственный крик, в последний раз вторгаясь в нее и вздрагивая в экстазе освобождения.
Обретя способность двигаться, он осыпал ее лицо яростными поцелуями, осознавая, что возможно сминает ее нежные губы. Но она, похоже, не возражала.
Звуки их прерывистого дыхания постепенно затихали. Он прижал Катю к груди и положил ладонь на ее растрепанные волосы, другой рукой гладя ее спину. Она вздрогнула от приятного контраста прохладного воздуха и его теплой руки. Жданов тихо выругался и стал возиться с ее платьем, сообразив, что машина начала притормаживать.
- Черт возьми… Черт возьми, Кать, мы уже приехали.
Но разнежившаяся Катерина, казалось, совсем не тревожилась. Спокойно протянув руку, она заблокировала двери и прошептала.
- Все в порядке… Андрей…
Он мгновенно помрачнев, рывком свел края выреза и быстро застегнул платье.
- Как я мог до такой степени потерять голову… надо было подождать… Ведь ты была девственницей, Кать… Первый раз не должен быть таким! Я хотел быть нежным и бережным, собирался…
- Но именно этого я хотела… - Катя нежно улыбнулась, - И я не понимаю, почему это, должно быть хуже оттого, что произошло не так как, принято…
Все еще хмурясь, Андрей сжал ее талию, поднял и она тихо охнула… Понимая, что с ней творится, он кое-как умудрился отыскать в кармане платок и молча протянул Кате. Сгорая от смущения, она сунула платок между бедрами…
- Я сделал тебе больно, - виновато проговорил он.
Но она энергично тряхнула головой,
- Немного неприятно, но если честно, я ожидала худшего, - заверила она. – Мне пришлось наслушаться историй о мучениях в первый раз, а оказалось все не так ужасно, как говорят.
- Катенька… - прошептал он, снова обняв ее и начав целовать.
Но тут машина остановилась. Они подъехали к дому Катерины. Андрей лихорадочно пытался привести одежду в порядок, Катя наскоро пригладила волосы.
- Как я выгляжу? – спросила она.
Андрей покачал головой. Любой бы понял, чем они занимались, при виде ее пылающих щек и распухших губ.
- Как будто ты только что занималась любовью, - выпалил он.
Катерина улыбнулась.
- Пошли скорей… Я хочу посмотреться в зеркало… Всегда хотела знать, как выглядит женщина, после занятия любовью…
- А потом?
Взглянув на него вновь поплывшими глазами, Катя проговорила,
- Потом я раздену тебя. Никогда раньше не видела обнаженного мужчину.
Улыбка от уха до уха, появилась на его лице.
- Я в твоем распоряжении, - ответил он, поправляя выбившуюся у нее прядь волос.
Катя немного помолчала, продолжая смотреть на него.
- Нам надо кое-что обсудить, - сообщила она, - Выработать условия.
- Условия? – глаза Андрея удивленно расширились.
- Ну да… У нас ведь будут отношения? – смутилась Катя.
- Конечно… - рассмеялся Андрей, - Будут… И с твоей любовью к порядку, мне следовало догадаться, что ты захочешь разложить все по полочкам.
- А почему бы нет? – удивилась Катерина.
- Договорились, - согласился он, еле сдерживая желание расхохотаться… - Давай войдем в квартиру и начнем переговоры. Хочу услышать, что ты там придумала.

Глава 10.

Андрей открыл дверцу и помог Кате выбраться из машины. Ее ноги дрожали, местечко между бедер саднило, и было подозрительно влажным. Ничего не скажешь, этот Новый Год навсегда останется в ее памяти.
Некстати выбившаяся прядь волос повисла над ее правым глазом. Заправляя ее за ухо, она подумала о настойчивых руках Андрея, сжимавших ее голову, о губах, целующих ее грудь. Да, разумеется, терять девственность в машине – это не совсем… э-э… прилично, что ли… И все же… Ноющая боль между бедер и невидимые, но ощутимые отпечатки его ладоней на ее теле, были лучшим доказательством того, что она стала женщиной. Катя попыталась найти в своей душе сожаление, и не смогла. Ни один мужчина не заставлял ее чувствовать себя такой желанной и прекрасной, совершенно не похожей на других женщин. Оставалось только надеяться, что она сумеет скрыть свою любовь к нему.
Потому что она любит его!!!
Она поняла это предельно ясно. Хотя вряд ли какая-то женщина способна устоять перед Андреем Ждановым, этим знаменитым московским ловеласом. Она не надеялась, на его любовь… Будь он в состоянии любить женщину, наверняка уже давно бы успел найти достойную из того легиона красавиц, с которыми был знаком. И даже если кому-то удастся женить его на себе, то вряд ли такая женщина будет счастлива… Слишком он неотразим, богат и влиятелен, женщины всегда будут вешаться на него… Да и он не сможет ответить любовью на любовь.
Она просто будет жить, и наслаждаться мгновениями близости, и сделает все возможное, чтобы их отношения не закончились обидами и взаимными упреками… Дружба долговечнее любви, и став ему другом, потом… после… она никогда не потеряет его.
Они вошли в гостиную… Катерина опустилась на диван и блаженно вздохнула, откинув голову на спинку. Андрей устроился рядом, обнял ее за плечи и прижался губами к волосам, нежно целуя растрепанные прядки.
- Теперь давай, излагай свои условия, пока я не взял тебя снова, - тихо приказал он.
Она пыталась в точности вспомнить все пункты, но мысли путались от его близости, а его рука начавшая путешествие вдоль позвоночника, не давала сосредоточиться. За прикрытыми веками опять полыхнуло пламя.
Постаравшись взять себя в руки, Катя проговорила,
- Я хочу, чтобы мы установили срок для наших отношений. Скажем – три месяца. В конце этого срока мы расстанемся друзьями, и у каждого будет своя жизнь.
Хотя она не видела лица Андрея, но судя по тому, как он напрягся, сразу поняла что он растерян.
- Надеюсь, у тебя есть веские причины для такого решения?
Катя согласно кивнула…
- Конечно… Я много раз наблюдала за тем, как расстаются казалось бы влюбленные парочки. И каждый раз это заканчивалось одинаково: либо равнодушие, либо ссоры и ревность. Так вот… я так не хочу… И если мы решим, когда и как нам разойтись, то сумеем остаться друзьями. Ужасно не хотелось бы терять твою дружбу, когда страсть пройдет.
- Но почему ты уверена, что она пройдет?
- Просто ничто не вечно…
- А вдруг, мы оба не захотим расставаться через три месяца? Как тогда?
- Это еще лучше… Между нами все закончится, когда мы еще не успеем надоесть друг другу… И сохраним теплые отношения.
Андрей повернул ее лицом к себе, и Катерине показалось, что несмотря на улыбку он раздосадован.
- Три месяца!... Это слишком мало!... Я не перестану тебя хотеть… - он внимательно смотрел в ее глаза, - Ну, хорошо… Но все же я оставляю за собой право переубедить тебя, когда настанет время…
- Делай, что хочешь, - она махнула рукой, - Все равно у тебя ничего не получится. Я ведь говорила, что слишком упряма.
- Мое упрямство не меньше…
Они обменялись насмешливо-вызывающими взглядами. Андрей сжал плечи Кати и наклонил голову, собираясь ее поцеловать. Вырвавшись, Катерина погрозила ему пальцем,
- Ну уж нет, господин Жданов… - она собралась выйти из комнаты, но не успела. Руки Андрея поймали ее сзади за талию. Он притянул ее к своей груди и прижался горячими губами к шее, послав волну удовольствия по всему телу.
- У меня тоже есть условие, - проговорил он, почти не отнимая губ.
- И какое же? – ее голос стал низким, волшебным образом в нем появились сексуально окрашенные нотки.
- Если мы будем вместе только три месяца, я намереваюсь получить от наших отношений все, что только можно. Обещай… - он настойчиво взглянул ей в лицо, - Что ты отдашь мне все… Ничего не утаишь, и ни от чего не станешь отказываться. – Он медленно провел рукой по ее боку, до самых бедер. – Я хочу делать с тобой все, Катюш…
- Что ты имеешь ввиду под словом «все»? – недоуменно спросила Катерина.
Вместо ответа, от тихо рассмеялся.
Катя нахмурилась.
- Я не могу согласиться на что-то, чего не понимаю и не знаю.
Губы Андрея дернулись в лукавой усмешке.
- Я дам тебе почитать Кама-Сутру… Может быть даже на ночь… - он весело улыбнулся, - Это научит тебя кое-чему…
- Я пыталась ее читать… - созналась смущенно Катя, - но то что там написано… Это же пошло! – она снова покраснела.
- В жизни не думал, что девушка, готовая расстаться с девственностью в машине, окажется настолько закомплексованной. – хмыкнул он, не обращая внимания на ее мрачную физиономию. – Значит, в общих чертах, это выглядит так: мы расстаемся через три месяца по твоему требованию, если ты готова заниматься со мной всем описанным в Кама-Сутре.
- Ты спятил! – возмущенно ахнула Катерина.
- В пределах разумного, естественно. - Жданов смотрел на нее смеющими глазами, а выражение лица, напоминало мордочку кота, отведавшего запретной сметаны.
- Ты!... Порочный, грязный развратник, - заявила она.
- Да… И на следующие три месяца я весь в твоем распоряжении, - кивнул он, оглядывая ее жадным взглядом. – Итак, о чем там говорится в начале книги?
Катерина не знала что делать: плакать или смеяться. Неужели он серьезно? Или просто хочет ее подразнить? Она уже приготовилась довольно резко ответить, но Андрей накрыл ее губы своими так нежно и бережно, что все мысли тут же вылетели у нее из головы.
Оторвавшись от ее губ, Андрей выдохнул.
- Пошли в спальню, и я покажу, что будет дальше.
Катерина заколебалась. В машине все было проще, а здесь…
Словно поняв ее колебания, Андрей подхватил ее на руки и шагнул к выходу из комнаты.
- Показывай, где у тебя спальня?
Ее никогда и никто не носил на руках, и хотя, она чувствовала себя неловко, все же ей очень нравилось чувствовать себя слабой и беззащитной.
Она прижалась щекой к его плечу и наслаждалась ощущением полета. Подумать только, Андрей Жданов несет ее на руках.
Они прошли в спальню, и Андрея, ногой захлопнув за собой дверь, осторожно посадил Катерину на кровать. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, гадая, намерен ли он раздеться прямо здесь, перед ней.
Он бросил пиджак на стул, снял галстук и, расстегнув рубашку, отбросил ее в сторону. Катерина закашлялась, стараясь унять бешено бьющееся сердце.
- Андрей… - шепнула она, - мы и вправду собираемся испытать на деле Кама-Сутру?
Жданов ухмыльнулся, сообразив, что она имеет ввиду.
- Признаюсь, моя память уже не та, что в юности… Не могу припомнить, как начинается чертова книга… Если только… - он хитро посмотрел на нее, - Ты не вспомнишь.
- Нет! – вскрикнула она…
Жданов расхохотался и шагнул к ней. Потянувшись к ее волосам, он начал нежно перебирать их, одновременно лаская кожу головы.
Катерина возбужденно задышала.
Каждое его движение казалось медленным и выверенным, словно она была невыразимо хрупкой женщиной, требующей самого бережного обращения.
- Но должно же быть в Кама-Сутре то, что тебе наверняка понравилось.
Он снял с нее туфли и уронил их на пол.
- То что тебя интриговало… возбуждало…
Она вздрогнула от неожиданности, когда его руки заскользили вверх от щиколоток к коленям и оттуда к бедрам. Ловкое движение и Андрей снял с нее чулки, то и дело останавливаясь, чтобы погладить упругие изгибы икр. Кончики пальцев пощекотали чувствительные местечки под коленями, отчего ноги непроизвольно дернулись.
- Вряд ли у меня хватит смелости сказать это вслух, - со сдавленным смешком призналась она… Кроме того, в этой книге вряд ли что-то может нравится.
- Ерунда, - хохотнул он, - Включи воображение… Расскажи мне свои фантазии…
- Нет… - Катерина отчаянно замотала головой, - Нет… Сначала ты…
Он снова сомкнул ладони на ее щиколотках и подтянул Катерину к себе.
- В моих фантазиях участвует каждая частичка твоего тела. Волосы, губы, грудь… даже ноги.
- Ноги? – вытаращила глаза Катя и снова вздрогнула, когда его пальцы погладили подъемы стоп, снимая напряжение. Он поставил ее ногу себе на ширинку, рядом с бугром, распиравшим ткань. Жар его тела обжег ступню, и пальцы немедленно поджались.
Смущенная и возбужденная Катерина смотрела на него сквозь ресницы и видела, как смеются его глаза. Она немедленно убрала ногу и услышала его смешок.
Он быстро сбросил остальную одежду на пол. В комнате стало очень тихо, если не считать напряженного дыхания, вырывавшегося из ее груди. Она рискнула бросить застенчивый взгляд на обнаженного Андрея, но тут же, забыв обо всем, уставилась на него во все глаза. Свет выпукло вырисовывал каждую деталь: мышцы, золотистая кожа, элегантный абрис фигуры, придававшие ему дикую грацию хищника. Она представить не могла, что бы кого-то до такой степени не смущала собственная нагота, и все же он стоял перед ней с небрежным спокойным видом, словно был полностью одет. И очень возбужден: великолепная демонстрация жгучего желания, которое он даже не пытался скрыть.
Сладкая истома охватила Катю. Никогда и ничего она не хотела в жизни больше, чем этого мужчину… Ощутить тяжесть его тела на своем, палящее дыхание на коже, обнимающие ее руки.
- Теперь ты увидела голого мужчину, - торжественно произнес Андрей, - И что ты думаешь по этому поводу?
Катя провела языком по пересохшим губам,
- Думаю, что 25 лет – слишком большой срок, чтобы дожидаться этого.
Он завел ей руки за спину и принялся расстегивать платье.
От запаха его кожи, теплого и солоноватого, слегка закружилась голова. Она положила руки ему на плечи, чтобы прийти в себя.
Он осторожно поставил ее на ноги и стащил платье. Оказавшись в шелковом кругу, она переступила через него и тут же покрылась красными пятнами и отступила…
- Андрей… - она выскочила из спальни и пронеслась в ванную… - Не мог бы ты подождать несколько минут, - донесся оттуда ее голос…
Он подошел сзади и обнял ее за талию.
- Позволь мне помочь?
- Нет, - выдохнула она, стыдливо пряча глаза, - Пожалуйста… уйди… Я справлюсь сама…
Не слушая ее протестов, он начал покрывать поцелуями ее кожу. Побагровевшая Катерина вынудила себя стоять спокойно, пока он разглядывал ее нагое тело. На шее Андрея бешено бился пульс, а руки слегка тряслись, когда он коснулся ее груди. Можно подумать, перед ним королева красоты, а не Катерина Пушкарева.
- Как же я хочу тебя, - каким-то чужим голосом признался он, - Так и съел бы.
- Пожалуйста… Не говори, что я красива… Мы оба знаем, что это не так.
Андрей молча поставил ее в ванну и включил душ. Медленно и бережно он начал мыть внутреннюю сторону ее бедра. К полнейшему унижению Катерины, он заставил ее поставить ногу на бортик ванной и полностью довериться его заботам.
- У каждого мужчины свои вкусы, - объяснил он, - снова направляя душ между бедер Катерины, именно у тому месту, которое саднило, - Так получилось, что ты больше всего соответствуешь моим.
Катя подалась вперед, пока ее щека не легла на его плечо, и только тогда позволила себе немного расслабиться.
- Ты предпочитаешь коротышек с большой грудью? – скептически спросила она.
Андрей провел рукой по пышным полушариям, и она щекой ощутила, как его губы раздвигаются в улыбке.
- Я предпочитаю в тебе все. Твои губы, бедра, грудь, твой вкус у меня на губах, впадинки и изгибы… Но больше всего меня привлекает вот это.
Он коснулся пальцем ее виска.
- Ты самая оригинальная, умная, интересная и манящая женщина, которую я когда-либо знал. Я хотел затащить тебя в постель с того момента, как впервые увидел.
Она стояла неподвижно, позволяя ему мыть себя. Закончив, он потянул ее к кровати и положил на белоснежные простыни. Сердце Катерины бешено колотилось. Стены комнаты, казалось, растворились, оставив только тепло их рук.
- Андрей, - прошептала она, когда он растянулся рядом, и его пульсирующая плоть прижалась к ее бедрам. Его руки нашли ее ягодицы и стиснули плотные полушария. Осмелев, она опустила руку и коснулась его - пальцы сомкнулись вокруг подрагивающего мужского естества. Он повернулся на бок, что бы ей было удобнее его ласкать, давая ей полную свободу.
Катя осторожно взвесила на ладони тугие, покрытые пушком мешочки у основания его мужского естества, казавшиеся мягкими по сравнению с напряженной плотью. Пальцы обвели бороздки вен, ведущих к багровой головке. Она попробовала провести подушечкой большого пальца по атласной вершинке. Андрей застонал.
- Тебе так нравится? – выдохнула она. Ей показалось, что ему трудно говорить.
- Да, - выдавил он наконец со сдавленным смехом. – Да… и до такой степени, что я сейчас взорвусь.
Он притянул ее лицо к своему. Глаза пылали. Большая рука накрыла ее пальцы, помогая ей.
- Потри его о себя, - попросил он.
Все тело Катерины залилось краской. Она сжала его орган и медленно поднесла к глубокой впадине между ногами. Дыхание с хриплыми полустонами вырвалось из легких, когда Катя стала тереть вершинку его закаменевшей плоти о розовые створки, пока та не сделалась скользкой от влаги, сочившейся из ее тела.
- Андрей… - Катя уже умоляла, - Я хочу, чтобы ты был во мне… Хочу…
Он прервал ее мольбы глубоким поцелуем, Их языки сплелись, его руки легли ей на грудь, ласково сминая и поглаживая мягкие бугорки.
- Повернись, - тихо приказал он, - Ляг на бок и прижмись ко мне попкой.
Катерина тихо вскрикнула, когда он легонько ущипнул ей соски.
- Нет… я хочу…
- Знаю, чего ты хочешь…
Его губы скользнули по ее разгоряченному лицу.
- И получишь это, любовь моя. Только делай как я сказал.
Катя со всхлипом повиновалась ему, улегшись так, чтобы ее спина оказалась прижатой к его груди, а вся она уместилась в изгибе его согнутого тела. И сразу ощутила твердость его взбунтовавшейся плоти… Забыв о приличиях, смущении, стыде Катерина стала извиваться… Он целовал ее затылок, бормоча наставления, требуя, чтобы она развела ноги и выгнула спину. К своему удивлению, Катя почувствовала, как он входит в нее сзади, и застонала, когда он проник глубже, наполняя ее, пока его плоть не оказалась в сладостном плену ее женственности. Хотя он был очень осторожен, все же короткая боль пронзила ее тело, еще не привыкшее к интимному вторжению и Катерина слегка вздрогнула.
- Очень больно? – прошептал он.
- Немножко…
Он стал ласкать ее грудь, подрагивающий живот, медленно пробираясь к чувствительной горошинке между бедрами. Кончик пальца замер рядом с жаждущим прикосновения бугорком, дразня и ускользая каждый раз, когда Катя пыталась прижаться к нему. Он ласкал ее до тех пор, пока она не начала отчаянно извиваться, но едва ее бедра устремлялись вперед, он следовал за ней, еще глубже вонзаясь в тесные глубины ее тела. Саднящее ощущение исчезало с каждым скользящим выпадом, посылавшим новую волну наслаждения. Напряжение нарастало… нарастало… выше… выше… выше…
Она закусила губу, чтобы не закричать.
- Андрей… Пожалуйста… - она застонала. Окончательно потеряв рассудок, она судорожно цеплялась за настойчивую руку между бедер, готовая любой ценой достичь того освобождения, которое он отказывался ей дать.
- Так и быть, любовь моя, - прошептал Андрей, - Я дам тебе наслаждение…
Он чуть ущипнул крохотный горящий узелок большим и указательным пальцами и, мягко поглаживая шелковистую плоть, с силой вонзился в нее. Казалось, целый мир взорвался ощущениями и огнем. Пульсация ее внутренних мышц довела его до такой же головокружительной разрядки и он со стоном достиг долгожданного экстаза.
Усталая, хмельная Катерина, повернулась лицом к нему, размеренно гладя по спине, пояснице, провела рукой по позвоночнику, прижала его руку к щеке, целуя каждый палец по очереди…
- Маленькая колдунья… - Он распластал тело Кати на постели… - Думаю мы найдем твоему языку лучшее применении, - пробормотал он, накрывая ее губы своими.

Сообщение 11-11, 16:40, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 11.

Родителей Катерины конечно не обрадовало то, что она не приехала к ним на праздник. Нет, она им естественно позвонила и поздравила, но вот ехать к ним, первого числа, была совершенно не в состоянии. По мере того как шли дни, Катя все меньше задумывалась о том, что они могут подумать. Все ее существование сосредоточилось на Андрее. Те часы, когда они были врозь, тянулись невыносимо медленно, тогда как вечера мелькали с головокружительной скоростью. С каждой минутой, проведенной в его объятиях, Катя все больше жаждала его ласк.
Он обращался с ней, как ни один мужчина до этого. В его глазах она была желанной женщиной, полной страсти и тепла. В тех случаях, когда на Катерину нападали приступы смущения, он поддразнивал ее, провоцируя на такие действия, о возможности которых она и не подозревала. Он часами ласкал и гладил ее, превращаясь в нежного любовника, осыпая поцелуями… В такие минуты он, казалось, видел ее насквозь, понимая то, что даже ей самой пока еще было не ясно.
Как они и договорились, Андрей заставил ее прочитать некоторый разделы Кама-Сутры и открыто наслаждался, когда она заливалась краской стыда, воплощая в жизнь особенно откровенные сцены.
- Не могу, - выдохнула она как-то ночью, натягивая простыню на побагровевшее лицо. – Просто не могу! Выбери что-то другое… Я сделаю все, кроме этого…
- Ты обещала попытаться, - настаивал Андрей, весело блестя глазами и отдергивая простыню. – Всего разок! – уговаривал он. – Ну хорошо… Так и быть… Я сделаю это первым, посмотрим, понравится ли тебе.
Он поцеловал ее вздрагивающий живот.
Если бы можно было умереть от унижения, она наверное скончалась бы на месте.
- Может позже? – промямлила она, - Мне нужно время, чтобы привыкнуть к этой мысли.
В его глазах загорелась насмешка.
- Ты решила ограничить наши отношения тремя месяцами, так что… - Его губы начали играть с впадинкой пупка. Теплое дыхание обдавало кожу.
- Один поцелуй, - настаивал он. Пальцы раздвинули завитки между бедрами, обнажая заветный холмик. – Прямо сюда. Неужели ты не сумеешь это вынести?
Одно прикосновение пальцев, и она беспомощно охнула, сдаваясь.
- Только один…
Он опустил голову, и она почувствовала, как его язык нежно обвел холмик. Нервы завопили, требуя большего, все мысли рассеялись, при виде его головы между бедрами.
- Еще? – хрипло спросил он и снова нагнулся, не дожидаясь ответа. Губы снова коснулись ее, язык гладил, обводил, возбуждал. Он больше не спрашивал ее согласия. Просто делал, что хотел, а она в это время что-то выкрикивала, напрягалась и трепетала. С каждым касанием, ее захлестывала новая волна наслаждения, которая поднимала ее все выше и выше, пока не потеряла ощущения реальности.
Его язык скользнул в нее, вышел, снова скользнул, еще раз, еще… Она неосознанно, беспомощным рывком подняла бедра, в надежде удержать его… Но Андрей вернулся к нежному бугорку, втянув его в рот. Скоро она уже громко умоляла его о завершении, и теперь уже они оба знали, что она позволит все… все на свете… Все!... Чего захочет он!
Несколько минут спустя, Катерина позволила ему поднять ее на себя и легла плашмя, ощущая ногами и животом твердые мускулы.
- Чтобы приобрести такой опыт, надо иметь много женщин, - задумчиво проговорила она, стараясь засунуть свою ревность в самый дальний уголок души.
Андрей вздернул брови, гадая, упрек это или комплимент.
- Хм… - он замешкался…
- Не отвечай… - Катерина грустно улыбнулась, - Это и так ясно. А вот скажи, неужели ты никогда не влюблялся?
- Не до такой степени, чтобы терять голову, да и бизнесу это могло помешать.
Катя взъерошила его волосы.
- Значит это была не любовь, если ты смог так легко от нее отказаться.
- А ты? – возразил Андрей, проводя пальцами по ее рукам, до тех пор, пока на коже не высыпали мурашки, - Ты ведь тоже не влюблялась?
- С чего ты взял?
- С того… С того, что ты была девственницей до 25 лет.
- Да ты оказывается циник, - улыбнулась она, - Неужели чтобы любить, надо обязательно валяться в постели?
- А что? Разве нет? – категорично мотнул он головой, - В настоящей любви должна быть страсть, иначе это не любовь!!!
- Не согласна! Я уверена, что эмоциональная сторона любви, куда сильнее и глубже физической.
- Для женщины – возможно! – веселая ухмылка появилась на его губах.
Не желая видеть его ухмыляющуюся физиономию, Катя довольно сильно пихнула его в плечо.
- Примитивный олух!
Андрей поморщился и сжал ее запястья.
- Все мужчины примитивные олухи, - сообщил он, - Просто одни в большей степени, чем другие…
- Ха… Так вот почему я до сих пор не замужем… - она понимающе кивнула головой и начала целовать его, чувствуя себя человеком порочным, развратным и полностью свободным от запретов. Их взгляды встретились: ее – бесшабашный, его - горящий страстью. Потом ресницы Андрея медленно опустились, когда Катя начала прокладывать дорожку поцелуев от его шеи через грудь, спускаясь все ниже и ниже…

***

Встречи с Андреем полностью лишали Катерину привычного чувства равновесия. Ее эмоции менялись от одной крайности к другой, от всепоглощающего счастья, когда они были рядом, до отчаяния и тоски, когда они были врозь. Были моменты, когда глубокая грусть обволакивала ее густым туманом и Катя понимала, что все временно, что скоро они с Андреем расстанутся. Он не принадлежит ей, и не будет принадлежать.
Она часто думала над тем, что впервые в жизни захотела завладеть мужчиной. Завладеть целиком, душой и телом. И как же ей не повезло, что этим мужчиной оказался Андрей Жданов! Хотя не все еще потеряно… И расставание с ним не означает, что она останется одна до конца дней своих. Андрей научил ее чувствовать себя желанной, красивой, такой, которую захотят мужчины. И если ей захочется, то она почти наверняка сможет найти себе спутника. А пока…

Андрей ревновал ее по поводу и без… Однажды, на вечеринке, он ухитрился отозвать ее в сторону и утащить в какую-то комнату, явно не предназначенную для гостей.
- Ты спятил? – прошипела Катя, когда он повернул ключ в замке и запер дверь. – А если кто-то увидел, как ты меня сюда тащишь? Представляешь, какие сплетни могут начаться? Твой имидж пострадает…
- Мне все равно. – Сильные руки рывком притянули ее к груди. – Последние полтора часа я должен был сидеть и смотреть на то, как другие мужчины раздевают тебя взглядами.
- Господи, какая ерунда! – посетовала Катя. – Никто не бросал на меня никаких взглядов. Не понимаю, чего ты хочешь добиться, делая вид, что ревнуешь?
- Чего-чего, а уж желание во взгляде я смогу различить! – взорвался он, проводя рукой по декольтированному лифу ее платья.
- Почему именно сегодня, ты одела такое?
- А в прошлый раз тебе понравилось, - возразила она, вздрогнув от прикосновения теплой ладони к прохладной коже.
- Да… Когда мы были вдвоем, - пробормотал он. – Но я не хочу, чтобы еще кто-то заглядывался на тебя…
- Андрей, - легкий смешок вырвался у нее, но тут же оборвался, когда его губы скользнули по краю выреза, окаймлявшему грудь.
- Прекрати, - прошептала она, чувствуя, что жар распространяется по всему ее существу, - Нас могут увидеть…
- Не могу, - почти неслышно ответил он…
Катерину охватила паника, но желание, поднимающееся в ней, быстро погасило ее. Легкий привкус виски придавал особый вкус его поцелуям, она потеряла способность дышать, думать и беспомощно отдалась его требовательным рукам и губам. Почувствовав, что низ платья поднимается к бедрам, она попыталась отстраниться…
- Не сейчас, - хрипловатым от возбуждения голосом, проговорила она, - Скоро вечеринка закончится, и мы будем вместе… Осталось чуть-чуть подождать…
- Не могу, - прорычал он, чувствуя как дрожь его тела передается ей…
- Андрюш… Остановись… - простонала она.
Он заглушил ее протесты губами, а она принявшись целовать его в ответ, с готовностью прильнула к нему, почувствовав как он раздвигает ей бедра. Быстро расстегнув ремень, Андрей уперся возбужденной плотью в ее лоно, и она непроизвольно дернулась, стремясь скорее слиться с ним. Он подхватил ее под коленку, стараясь поднять ее ногу повыше, и рывком вошел в нее.
Катя немедленно подчинилась упоительно ритму, шелковая ткань тихо шуршала, разделяя их везде, кроме тех мест, где они были соединены накрепко. Его горячечный шепот доносился до нее словно сквозь вату, в ушах шумело от неутоленного желания… Он задвигался быстрее, уткнувшись лицом в изгиб ее шеи, подводя ее к пику огненного, сметающего все наслаждения. Катерина закричала, не в силах выносить эту сладкую пытку, и снова он заглушил губами ее крики. Застонав ей в губы, он крепко прижал ее к себе и одновременно с ней достиг экстаза.
Они долго оставались вместе, сотрясаемые отзвуками прошедшей бури и тяжело дыша. Он не переставал целовать ее и, только немного опомнившись, виновато прошептал,
- Черт… Я не должен был этого делать!!!
Они всегда соблюдали меры предосторожности, и сейчас, не сдержавшись, он чувствовал себя не в своей тарелке.
Ошеломленная, ничего не соображающая Катерина едва могла отвечать.
- Все в порядке, - пробормотала она, гладя его по щеке, и чувствуя, как он напряжен… - Все в порядке…

***

- Мама? – удивленно воскликнула Катя, открывая входную дверь и впуская Елену Санну. – Почему ты не позвонила, не предупредила, что придешь? Я бы приготовила что-нибудь…
- Просто хотела удостовериться, что с тобой все в порядке, - Елена Санна внимательно посмотрела на дочь.
Катя смущенно улыбнулась,
- Как видишь у меня все хорошо…
- Я боялась, что с тобой приключилась какая-нибудь неприятность… Мы так редко стали видеться… Сначала ты не пришла встречать Новый Год, потом у тебя появились причины отказаться праздновать с нами Рождество. Теперь уже середина февраля… Кать, мы же с папой волнуемся. Я конечно понимаю – много работы, но…
- Мам, да не волнуйтесь вы… Ты же видишь, у меня все хорошо…
Елена Санна прошла в комнату и села на диван, продолжая пристально смотреть на дочь.
- А теперь, может быть, ты все-таки расскажешь мне, что происходит?
- Ничего не происходит, мам…
- Ты же не умеешь врать, Катенька, - Елена Санна умоляюще сложила руки на груди, - Кать… До нас дошли слухи… - она запнулась… - О тебе и об Андрее Палыче…
- Слухи? – начала краснеть Катя.
- И выглядишь ты иначе…
- Иначе? – окончательно смутилась Катерина.
- Знаешь, - Елена Санна заколебалась, - Мне кажется, что эти слухи не врут. Конечно, ты уже взрослая, и сама вправе решать, как тебе жить… Но Кать… Он же бросит тебя… У него таких как ты пол Москвы!!! – запричитала она.
- Мам… Ты только не волнуйся и пойми меня правильно, пожалуйста… Мне действительно необходимо с кем-то поговорить… - она жалобно посмотрела на мать.
- Катенька… Я всегда с тобой… Ты же знаешь…
Начав рассказывать, Катя уже не могла остановиться. Елена Санна слушала молча, решив, видимо, приберечь комментарии на потом. Наконец, Катерина, тяжело вздохнув, замолчала.
- Как же ты так?… Как же ты теперь?… - спросила она дочь, когда первый шок от услышанного прошел.
- Если бы мы могли влюбляться по заказу, - грустно проговорила Катя…
- Причем здесь любовь, - на щеках Елены Санны появился нездоровый румянец, - Знаешь почему я вышла замуж за твоего папу?
Неожиданный вопрос удивил Катю, и она во все глаза уставилась на мать.
- Потому что с ним надежно… Он прекрасный отец и хороший муж… И я прожила с ним счастливую жизнь… Именно такой жизни я бы хотела и для тебя.
- А если нет ее… Такой жизни… Что тогда?
- Тогда? Тебе же будет хуже, Катенька… - мама провела рукой по ее щеке, - Ты должна найти человека с которым ты могла бы создать семью… Просто хорошего человека, который захочет предложить тебе руку и сердце…
- А как же любовь?
- Я понимаю… Понимаю… Но и ты должна понять, что такие как Жданов не женятся… А любовь бывает разная… Ты полюбишь, потом…
Катя отвела глаза и на ее лице появилось выражение глухой тоски…

***

- Что случилось? – тихо спросил Андрей, гладя обнаженную спину Кати. – Ты какая-то рассеянная. Это из-за того, что приходила Елена Санна?
- Нет… Что ты!… Нет, конечно… Мы просто поговорили…
- Представляю о чем… - он выругался сквозь зубы.
- Она во многом права… - продолжала Катя, приподнявшись на локте, - Поэтому я решила…
Его рука замерла…
- Что решила?
- До мамы дошли слухи про нас, и она очень переживает за меня…
Слабая улыбка коснулась ее губ.
- Что ты хочешь этим сказать? – затаив дыхание, спросил Андрей, уже догадываясь, что сейчас услышит, - Я не позволю тебе прервать наши отношения на полтора месяца раньше срока.
- Я с самого начала, не должна была соглашаться на все это… Просто тогда я потеряла голову.
Андрей притянул ее к себе и провел руками по телу.
- Не надо, Кать…
- Прости… Но так больше продолжаться не может…
- Неужели Елена Санна сказала тебе что-то такое, что из-за этого ты готова уйти от меня? – неверяще спросил он.
- Она только подтвердила мои собственные мысли. Я с самого начала знала, что совершаю ошибку…
Андрей резко перевернул ее на спину, лицо было мрачнее тучи…
- Кать, - со сдержанной силой начал он, - Я не хочу тебя терять. Мы оба прекрасно понимаем, что трехмесячный срок был всего лишь игрой. Слишком мало времени, чтобы по-настоящему узнать друг друга.
Она отрицательно качнула головой.
- Нет… Андрей, - ее голос звучал неуверенно, - Мы же можем остаться друзьями, мы по-прежнему можем работать вместе.
- Друзьями? – разозлился он. – Значит, друзьями! И это все, что ты можешь мне предложить?
Катерина заставила себя смотреть ему прямо в глаза.
- Да…
Она так и не поняла, почему в его глазах появилось выражение горечи. Ведь не любит же он ее в самом деле? Скорее всего, пострадала только его гордость.
- Нам пора расстаться, - прошептала она, - И ты знаешь это.
Он рассеянно потер рукой подбородок.
- Когда я снова увижу тебя? – нерешительно выговорила она… - Мы ведь сможем встречаться как друзья?
Тяжелое молчание повисло в комнате. Наконец Андрей заговорил, холодно и сухо, будто выдавливая сквозь зубы каждое слово…
- Вряд ли…

***

Тишина, повисшая в спальне после его ухода, нарушалась лишь ее прерывистым дыханием… Закутавшись в простыню, все еще хранившую тепло тела Андрея, она пыталась успокоиться и подумать, как быть дальше. Она готовилась к разлуке, но не ожидала, что ощущение потери будет таким огромным… За последующие недели и месяцы она поймет насколько изменил ее этот короткий роман с Андреем. Но сейчас, она хотела лишь забыть, не вспоминать… его черные, жгучие глаза… бархатный голос, который шептал ей нежные глупости… вкус губ… влажный жар кожи…
- Андрей, - уткнувшись в подушку, она тихо заплакала.

***

Ледяной февральский ветер ударил Жданову в лицо, как только он оказался на улице. Сунув руки в карманы пальто, он медленно побрел, сам не зная куда... Собственно, по большому счету, ему было абсолютно все равно, куда идти, главное не останавливаться…
Просто невозможно, что женщина, которую он хочет до безумия, отвергла его. И хотя он отчасти понимал мотивы Катерины, все же никак не мог смириться с тем, что больше никогда не увидит ее, не поговорит… не будет ласкать это великолепное тело… Возможно, будь он на ее месте, то поступил бы также… Но тогда почему он не может справиться с яростью и ощущением страшной потери? Ни с кем в жизни он не был так близок, как с ней. Он мог бы сейчас вернуться, льстить, уговаривать, выдвигать разумные доводы, чтобы снова уложить ее в постель, но она хотела совсем не этого… А другого он не может ей дать… Не может!!!
Андрей ускорил шаг, все дальше удаляясь от ее дома. Он сделает так, как она хочет… Станет ее другом, и сможет найти способ, чтобы вырвать ее из сердца…

Глава 12.

Очень быстро наступил март, и на Катю тоска накатила с новой силой… Ее ничто не интересовало, и не хотелось никуда выходить. Она не видела Андрея больше месяца, и только сейчас поняла выражение - «Задохнуться от боли», временами казалось, что воздух не проходит в горло. Она уговаривала себя, стараясь как можно меньше задумываться о том, что было, но впадала в панику, при мысли о месяцах и годах без Андрея. Ей казалось, что она сходит с ума!
Она оживлялась только тогда, когда узнавала что-то о нем. Читала статьи в глянцевых журналах, обзоры в «Мире бизнеса», иногда он мелькал в телевизоре, иногда она выуживала что-то из Интернета… Казалось он был везде, все успевал… Ритм его жизни казался ей просто нереальным, словно он убивал себя… Видно было, что он похудел и осунулся, но ей даже в голову не приходило, что это может быть из-за нее, Кати Пушкаревой, он так истязает себя работой.
Постепенно, она все-таки убедила себя, что жизнь продолжается… Снова стала улыбаться, встречаться с друзьями, ходить на вечеринки… Но… Ничто не могло избавить ее от одиночества, и она вдруг обнаружила, что ждет и постоянно прислушивается ко всякому упоминаю об Андрее Жданове. Рано или поздно, но они все равно столкнуться либо на одной из презентаций, либо на какой-нибудь деловой встрече, и мысль об этом заставляла ее одновременно замирать от страха и желания видеть его.
В конце марта, как всегда, в компании Зималетто состоялся показ новой коллекции, на который она была приглашена… Конечно ей было страшно, но любопытство оказалось сильнее, и она все-таки поехала.
Войдя в зал для показа, Катя с удовольствием окунулась в почти забытую атмосферу высокой моды… Оглядевшись, она пробралась в дальний конец зала и устроилась в небольшой нише, нервно вздрагивая, когда ей казалось, что она увидела его. А когда действительно увидела, то постаралась сделать так, чтобы Андрей не заметил, как она разглядывает его. Он казался настоящим сказочным принцем, в безукоризненном смокинге, густы черные волосы были красиво причесаны. Он стоял в компании мужчин и с видом издевательского удовлетворения разглядывал ее поверх бокала с виски, ехидная усмешка на его губах, казалось, приклеилась навсегда.
Тоска и желание моментально сменились раздражением. Но что она могла поделать? Она молча бесилась, не имея возможности скрыться… Еще слишком рано, чтобы можно было уйти незаметно.
Андрей возник перед ней неожиданно и с абсолютно бесстрастным выражением лица поинтересовался,
- Екатерина Валерьевна, вам понравился показ?
Катя еще не успела открыть рот, как он уже властно обнял ее за талию, потащив ближе к подиуму.
- Да как ты… - она вывернулась из его рук, - Что ты себе позволяешь?
Она подняла глаза, пристально вглядываясь в его лицо. За то время, что они не виделись, он словно постарел. В уголках рта залегли глубокие складки, а между бровей появлялись вертикальные морщинки, когда он хмурился. Он похудел и кожа обтянула скулы, щеки запали, а под глазами темнели круги – свидетельства бессонницы.
- Ты выглядишь усталым, - без обиняков сказала она, - Мало спишь?
- Таю от тоски по тебе, - шутливо откликнулся он, намекая, как раз, на обратное. Да и Катерина в жизни бы не поверила, что он способен тосковать по ней! – Ты такой ответ хотела услышать?
«Он издевается!» - Катя обиженно поджала губы, и, расправив плечи, гордо удалилась.
- Катя? – приятный мужской голос неожиданно ворвался в ее мысли. Подняв встревоженные глаза, она увидела знакомое лицо. Глаза подошедшего мужчины весело заискрились при виде ее нерешительной физиономии. – Вряд ли вы помните меня? – извиняющимся тоном начал он, но мы встречались на новогодней вечеринке…
- Конечно, помню! – Катя искренне обрадовалась, когда вспомнила его имя. Он собирался еще ресторан открывать.
- Я рада Вас видеть, Михаил! Вот уж не думала встретить вас здесь!
- Я тоже… не думал…- в его голосе прозвучали странные интонации.
Катерина вскинула на него глаза, гадая, дошли ли до него слухи об ее романе со Ждановым.
Но выражение его лица не изменилось…
- Выпьете что-нибудь? – спросил он, направляясь к столу с напитками.
- Нет… Думаю, что нет… А вы? Открыли свой ресторан?
- Пока нет… Пришлось помогать сестре, возиться с ее детьми… Они такие пройдохи и озорники… Так что времени совсем не оставалось… - жизнерадостно объявил он.
- Вы любите детей? – заинтересовалась Катя.
- Очень. Дети напоминают об истинной цели в жизни.
- Какой же?
- Любить и быть любимыми.
Удивленная улыбка коснулась ее губ. Как приятно, оказывается, встретить человека, не боящегося влюбиться и признаться в этом.
Карие глаза Михаила светились теплом, только в уголках рта залегли горькие складки.
- Вот только не везет мне в любви. – Тихо и задумчиво проговорил он, словно продолжая давний диалог с самим собой.
Катя повнимательней присмотрелась к нему. До чего же хороший человек, умный и добрый. Хоть его и нельзя назвать красивым, в классическом понимании этого слова, но что-то в его лице казалось ей бесконечно привлекательным. Такое не может надоесть. Она была слишком зациклена на Андрее, чтобы как следует разглядеть Михаила. Что ж, она исправит эту ошибку.
- Может встретимся как-нибудь? – спросил он, - Погуляем, куда-нибудь сходим.
Михаил Борщев не выглядел сказочным героем, скорее спокойным, уравновешенным человеком. Пусть он не вскружит ей голову, зато с ним хорошо и надежно. Катерине на всю жизнь хватит волнений короткого романа с Андреем Ждановым, теперь она хотела кого-то настоящего, человека, который стремится вести обычную спокойную жизнь.
- Хорошо, - ответила Катя, и к своему облегчению заметила, что в компании Михаила способна выкинуть из головы все мысли об Андрее Жданове.

Глава 13.

Уже уходя домой, Малиновский заглянул в кабинет к другу. Жданов сидел за столом с полупустым бокалом виски в руке. И судя по стоявшей рядом, почти пустой бутылке, он методично напивался. Подойдя к Андрею, Роман выхватил у него из руки стакан.
- Андрей… Хватит пить… - он отставил подальше стакан, а потом и совсем убрал его со стола. – Иди домой…
- Отдай… - Жданов попытался схватить бутылку, пьяно качнувшись в кресле.
- Не отдам… - Роман успел, и бутылка последовала за стаканом.
- С чего ты так напился-то? Колись!… - Малиновский давно не видел его в таком состоянии. – Это из-за Кати что ли?
- Отстань!
Но Малиновский и думал замолкать.
- Ходят слухи, что она с Борщевым встречается, ну… с тем ресторатором с Новогодней вечеринки.
- Знаю… - Жданов криво усмехнулся.
- Извини, конечно, но я думал…
- Малиновский… - рявкнул Андрей, - Будь добр, не лезь не свое дело!
- Это мое дело… - Малиновский разозлился, - Я тоже акционер и если президент напивается до чертиков, то страдает компания.
- Черт побери, Малина, - устало выругался Андрей, - Ты хочешь знать? Ну так вот…Ты прав, одно время я и Катя были вместе…
- Вот как? – Роман скептически поджал губы.
- А теперь все кончено!
- Да ты что?
Жданов неопределенно хмыкнул.
- У Катерины оказалось слишком много здравого смысла, - он невесело рассмеялся, - Борщев – хороший для нее выбор, как думаешь?
- Будь я на ее месте, я бы не раздумывая выскочил за него замуж, - честно ответил Роман, - Он один из самых порядочных людей, которых я знаю.
- Значит, все решено, - Жданов резко провел рукой по волосам, - Я желаю счастья им обоим.
- А ты? – Малиновский вытаращил глаза, - Неужели отойдешь в сторону, и будешь просто наблюдать, как Катя уходит к этому… - он задохнулся от негодования.
Андрей молча пожал плечами. Роман покачал головой… Страх перед любовью и браком прочно засел в мозгах Жданова, и он будет отвергать и любовь, и брак до тех пор, пока не случится что-то такое, что вывернет его наизнанку, заставив посмотреть на себя по-другому.
- И что теперь? – продолжал допытываться Роман.
- Поеду к Юлиане… Может найду кого-нибудь себе на эту ночь.
- Но ты же не спишь со шлюхами? – испугался Малиновский.
Андрей мрачно улыбнулся,
- Но я ведь и не пью.

***

- Я никогда не была на пикнике, устроенном в комнатах, - со смехом заметила Катерина, оглядывая обстановку.
Когда Михаил пригласил ее к себе, она немного подумав, согласилась, тем более, что его сестра тоже собиралась быть. Наслушавшись про нее много хорошего, Кате нетерпелось с ней познакомиться. Его сестра понравилась ей с первого взгляда… Она словно излучала атмосферу безмятежности, которая делала Михаила настолько привлекательным.
- Конечно, это не настоящий пикник, - Михаил кивнул, - Но ничего не поделаешь, на улице слишком холодно.
- Жаль, что вы не взяли с собой детей, - неожиданно для себя выпалила Катерина, - Миша так часто говорит о них, что кажется, я уже хорошо их знаю.
- О нет! - смеясь, воскликнула женщина, - Только не в нашу первую встречу! Мои детки – это шайка маленьких разбойников! Вы и оглянуться не успеете, как они вас доведут… Вы сбежите…
- Сильно сомневаюсь… - улыбнулась Катерина.
Михаил поднял бокал вина.
- Выпьем за дружбу… - повернулся он к Кате… Хотя его глаза говорили другое.
Катерина сделала глоток – напиток хорошо освежал и был достаточно прохладным. Настроение было праздничным, хотя в обществе Миши она всегда чувствовала уют и спокойствие. В последнее время они часто бывали вместе – гуляли в парке, ходили на вечеринки и в кино. Он казался не способным на грубость, и постепенно безумная страсть к Андрею, поблекла… Конечно, она все еще думала о нем, и гораздо чаще чем хотелось, и во время редких встреч ее бросало то в жар, то в холод, охватывало мучительное желание того, что им было не дано. К счастью, их встречи были не частыми, и Катерине удавалось справляться со своими порывами.
Миша не делал тайны из своих чувств. И Катя искренне симпатизировала ему. Он был такой рассудительный, умный, нравственный, разумный и обладающий чувством юмора. За какие-то недели он стал для нее самым близким другом. Обидно только, что она не чувствует к нему и толики того, что чувствовала к Жданову. Может, любовь придет со временем? Может быть ей повезет и ее брак будет таким же, как и у родителей?
Катя изо всех сил убеждала себя, что Миша – это то, что ей надо! Ей давно пора иметь семью. И если он сделает ей предложение, то она согласится.

***

Одеваясь для очередного свидания с Михаилом, Катерина обнаружила, что юбка от ее любимого костюма не сходится на талии. Когда же она успела поправиться? Видимо придется садиться на диету…
- Надо же… Как это я умудрилась так растолстеть за какие-то две недели? Или?... - она замерла на месте, от, так некстати, пришедшей ей в голову догадки, почувствовав, как от лица отхлынула кровь. Рука сама собой потянулась к животу. – Когда же у нее последний раз были месячные? – задала он вопрос в воздух, и сама себе ответила, - Давно! Два месяца назад, не меньше. О, Господи!...
Она опустилась на кровать. «Надо позвонить Мише и отменить встречу… Сказать, что я плохо себя чувствую…». Быстро набрав его номер, Катя пресекла все его попытки напроситься в гости.
Надо сходить к врачу. Хотя Катерина, почему-то была уверена, что врач только подтвердить ее догадки. Изменения, происходящие в ее теле, да и просто женский инстинкт говорили об одном,
- Я беременна, - выдохнула она. Беременна от Андрея Жданова, и худшей ситуации невозможно представить. – Что же ей делать? Может уехать куда-нибудь? – грустно рассмеявшись, Катя прошептала, - От себя не сбежишь…
После того, как в поликлинике подтвердился диагноз, она неделю никого не хотела видеть, оправдываясь тем, что больна гриппом, и может заразить. Михаил посочувствовал ей и прислал цветы с милой запиской, вложенной в букет.
Катя не могла винить во всем Андрея, все же и ей следовало думать о последствиях. Она ведь понимала, на что шла… Поэтому, она ответит за все сама и не станет усложнять ему жизнь. Тем более Андрей всегда так отзывался о детях, что даже сама мысль о том, чтобы сообщить ему о беременности, была для Кати невыносимой. У нее есть единственный выход – уехать куда подальше, чтобы он не смог ее увидеть.

***

Михаил приехал ее навестить с огромным букетом цветов.
- Как ты себя чувствуешь?
- Мне намного лучше, - ответила Катя, растягивая губы в улыбке. - Миш… - она решила не тянуть с разговором, - Понимаешь… Я решила уехать… У меня есть веские причины для этого, поверь… И мне тебя будет очень не хватать… Надеюсь ты будешь звонить?
Миша побледнел.
- Почему? Ты что – больна? Тебе надо сменить климат? Или это что-то другое? – он подозрительно смотрел на нее.
- Я не больна, - заверила его Катерина, - Спасибо, что волнуешься за меня… Спасибо!… Ты знаешь – ты очень добрый Миш. – она замолчала.
- При чем тут доброта? – воскликнул Михаил, - Я просто не хочу, чтобы ты уезжала… Я просто лю…
- Не надо… пожалуйста… - перебила она… «Не хватало еще, чтобы он признался ей в любви, в то время, когда она беременна от другого». – Миш… Ты самый лучший мой друг… Но… Давай оставим все как есть. Я уеду, и твои уговоры ничего не изменят.
- Но я не могу… молчать. – он сжал ее руку. – Я не позволю тебе уехать… Ты очень дорога мне, Кать!
- Нет… - выдавила она… - Нет Миш… Я совершила кучу ошибок, и я прошу тебя… Давай останемся друзьями и не будем больше затрагивать эту тему.
- У тебя случилось что-то серьезное, - уверенно заявил он. – Разреши мне помочь, Катюш?
- Мне помочь нельзя, - Катя отвернулась… - Прошу тебя, уходи! И… прощай!
Дотронувшись до ее руки, Михаил заставил ее сесть.
- Кать… Я все-таки не совсем чужой тебе человек… Почему ты не хочешь дать мне возможность помочь тебе? Ну? Скажи, что случилось?
Катерина заставила себя взглянуть ему в глаза.
- Я беременна! – выпалила она, - Теперь понятно? Здесь никто ничего поделать не может! Поэтому я прошу тебя… Уйди!
Глаза Михаила округлились от изумления. Он ожидал чего угодно, но только не этого! Немного придя в себя, он спросил,
- Отец Андрей Жданов, да?
- Да… - Еле слышно прошептала Катя.
- Но… ведь между вами все кончено!
- Верно, - Катя невесело рассмеялась, - Однако, как выяснилось, остались последствия.
- Он что, не собирается на тебе жениться?
Катя вытаращила глаза. Реакция Михаила оказалась немного не такой, какой она ожидала. Вместо того, чтобы уйти, он искренне начал волноваться за нее. Ощутив легкое, сочувствующее пожатие его руки, Катя начала объяснять.
- Он не знает и не узнает. Жданов ясно дал мне понять, что не желает жениться и иметь детей. Поэтому, мне лучше уехать. Я не хочу с ним встретиться, даже случайно.
- Конечно… Конечно… - Торопливо закивал головой Миша, - Но все равно, ты обязана сказать ему Кать. Он должен знать и иметь возможность принять решение. Ты поступишь несправедливо, если скроешь это от него.
- Не вижу смысла ему говорить. Я заранее знаю его ответ!
- Но… Ребенку нужен отец, да и тебе нужна будет поддержка.
Катя решительно тряхнула головой.
- Он никогда на мне не женится, а если и захочет, то я ни за что не соглашусь.
- А что если… - задумчиво начал Михаил, - Если я предложу тебе выйти за меня замуж.
Она, не мигая, уставилась на него, не понимая, он что всерьез?
- Миш… Ты видимо не понял…. Я ЖДУ РЕБЕНКА ОТ ДРУГОГО МУЖЧИНЫ!
Борщев словно не слышал ее.
- Ты же знаешь, я люблю детей. Поверь, я буду относиться к этому ребенку, как к своему собственному. И еще… Я просто мечтаю, чтобы ты стала моей женой.
- Но почему? – выдохнула Катя, недоумевающее нахмурив брови.
- Просто я… люблю тебя… И твоего ребенка тоже… Тебе не надо уезжать… И ты знаешь, как хорошо мы подходим друг другу…
- Ты не перестаешь меня удивлять, Миш… усмехнулась Катерина.
- Да нет… Это ты меня удивляешь… - парировал он, расплываясь в улыбке, - Не думай слишком долго над моим предложением, ладно?
- Если я соглашусь… - неуверенно пробормотала она, - Ты признаешь этого ребенка своим?
- Да!... Но только при одном условии. Сначала ты скажешь Жданову правду. Я не могу лишить его возможности признать ребенка. Если все, что ты говорила о нем – правда, то он вряд ли станет создавать нам проблемы и даже обрадуется возможности избавиться от ответственности. Но нам начинать со лжи нельзя.
- Я не смогу… - хмуро ответила Катя. «Она просто до дрожи в коленках боялась реакции Андрея. Что ее ждет? Угрюмая неприязнь или издевательские реплики? Гнев? Обвинения? Да она скорее позволит сжечь себя заживо, чем явится к нему с этой новостью!»
- Кать… - Мягко настаивал Михаил, - Представь, что однажды правда может выплыть наружу! Нельзя же всю жизнь бояться… Скажи ему…
Она покачала головой.
- Я даже не знаю, правильно или нет соглашаться на брак с тобой, а уж в том – говорить Жданову про ребенка или не надо – я вообще не уверена.
- Но ведь на самом деле все просто, - усмехнулся Миша, - Ты можешь растить ребенка одна, или… можешь выйти замуж за человека, который тебя любит и преклоняется пред тобой.
Катя нерешительно передернула плечами. Действительно… Все просто… И как же все сложно… Она тяжело вздохнула… Подумала… И гордо выпрямилась…
- Я согласна выйти за тебя замуж…

***

Вот уже четыре месяца Жданов работал как вол, не прерываясь даже на выходные. Но если раньше работа доставляла удовольствие, то сейчас… Сейчас его не радовало ничего… Если б можно было избавиться от этой удушающей тоски, охватывающей его всякий раз, когда он вспоминал Катю.
Он дни и ночи просиживал в у себя в кабинете и покорно вел деловые переговоры или тупо пялился на кипы документов… Изредка до него доходили слухи о Катерине - то ее видели в театре с Михаилом Борщевым, то в ресторане, то просто гуляющей и при этом она всегда прекрасно выглядела.
Андрей жадно слушал, проклиная себя за то, что не может ее забыть… Она единственная, кто способен пробудить в нем интерес к жизни, заставить сердце биться сильнее…
Как-то утром, поняв, что не может больше сидеть на одном месте, Андрей решил размяться… Оставив груду неподписанных документов на столе, он отправился в фитнес-центр и занял один из тренажеров.
Где и нашел его, через некоторое время, Малиновский. Облегченно вздохнув, Роман направился к другу…
- Андрей… - поколебавшись, все-таки позвал его Роман.
Жданов обернулся…
- Ну…
- Звонила Катя… - он запнулся, - Она сказала, что зайдет сегодня…
Не успел он договорить, а Жданова уже умчался. «Катерина хочет его видеть! И это после такого перерыва!». От волнения, он забыл как дышать. Добравшись до своего кабинета, Андрей попытался сделать невозмутимое лицо и, постояв несколько секунд, глубоко вздохнул, открыл дверь и шагнул внутрь. Катя стояла у окна, нервно сжимая сумочку в руках. При виде Андрея на ее лице появилось странное выражение…
- Здравствуй, - поздоровалась она.
- Ты прекрасно выглядишь! – Жданову хотелось рывком притянуть ее к себе, раздавить в объятьях, целовать, запутаться пальцами в ее волосах. Безумный поток ощущений и эмоций, которых он уже очень давно не испытывал, вызвал легкое головокружение. Перед глазами все поплыло.
- У тебя грязь на щеке… - Катя потянулась к его лицу и, осторожно, подушечкой большого пальца стряхнула грязь. Андрей стоял неподвижно, только мышцы напряглись под тонкой тканью рубашки. - Вот и все, - Катерина отстранилась.
- Спасибо, - выдохнул Андрей, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не обнять ее.
Намек на улыбку появился на ее губах.
- Не за что…
- Могу я узнать, зачем ты пришла? – поинтересовался он.
- Собственно… Д-да… - Катя запнулась, - Понимаешь, просто я не хотела, чтобы ты узнал об этом от кого-то еще… - и выпалила, - Я выхожу замуж… За Михаила Борщева.
Он ожидал этого. Ожидал. И все же боль и ярость захлестнули его. Он понимал, что не имеет права злиться, изо всех сил старался сдержаться, стоять спокойно, хотя руки дрожали от желания хорошенько встряхнуть ее.
- Он хороший человек… У нас много общего и я буду с ним счастлива. – Катя настороженно ожидала реакции Жданова.
- Я уверен в этом, - тихо и твердо ответил он.
Волна разочарования накрыла ее с головой. Она гордо расправила плечи и выпрямилась.
- Надеюсь это не повлияет на наши отношения?
Андрей точно знал, что она имеет ввиду. Они будут поддерживать видимость приятельских отношений, время от времени работать вместе, но кроме этого… Ничего. Словно не он был у нее первым мужчиной, словно никогда не ласкал ее обнаженное тело, не целовал ее бархатную кожу…
Жданов помотал головой, сбрасывая наваждение.
- Ты сказала Михаилу о нас? – не выдержал он.
И вот тут Катерина его удивила.
- Он знает, - она утвердительно кивнула головой, - Он очень добрый и хороший.
«Вот так, Жданов… Так тебе и надо!…» - Андрей почувствовал вкус горечи во рту.
- Прекрасно… - показное равнодушие далось ему нелегко, но он справился.
- Ну что ж… - Катя направилась к выходу, - Прощай, Андрей…
Он стоял и смотрел ей вслед… - «Вот и все, Катенька! Вот и все…»
Уже взявшись за ручку двери, Катерина остановилась и оглянулась. Ему вдруг показалось, что она сказала не все.
- Андрей… - начала она, слегка хмурясь, и, похоже, не находила слов. Их взгляды встретились… Катя уже открыла рот, но тут же, решительно встряхнув головой, повернулась и вышла.
Едва дойдя до кресла, Андрей рухнул в него как подкошенный, вынув из стола бутылку с виски он плеснул себе немного в стакан и залпом выпил… Его мрачный взгляд устремился к двери, в которую вышла Катерина… «Может сегодня вообще не работать? Он просто будет сидеть и пить, до бесчувственности, пока не утопит в виски стоявший перед глазами образ обнаженной Катерины в постели с Михаилом Борщевым.
Вскочив на ноги, он забегал по кабинету, «Ну почему ему не все равно? Почему? Катя выбрала хорошего человека и правильно сделала.» Андрей остановился у окна и прижал ладони к прохладному стеклу. Может быть для Кати и правда лучше выйти за человека вроде Борщева. Жданов задумался… Он сумеет подавить свой эгоизм и будет думать о ее, а не о своих нуждах и желаниях. Он смирится с ее браком, даже если это убьет его, пожелает им счастья, и Катерина никогда не узнает о его любви к ней.

***

Вечеринка по поводу открытия новой компании была в самом разгаре. Катя и Михаил стояли в небольшом дворике, окружавшем ресторан...
- Я так счастлив, Кать… - он улыбнулся…
- Я тоже… - она постаралась, чтобы Миша не увидел выражения ее лица.
- Тебе принести что-нибудь выпить?
- Конечно… - она мимолетно ему улыбнулась, - Только возвращайся быстрей…
- Я быстро, Кать…
Михаил скрылся за дверями ресторана.

***

Жданов мрачно обозревал веселившуюся толпу мужчин и женщин, пытаясь взглядом отыскать Катерину, но ее нигде не было видно, зато Борщев стоял в баре и заказывал напитки. У Андрея все внутри переворачивалось, при мысли о разговоре с этим человеком. Но почему-то это казалось ему необычайно важным. Стараясь казаться спокойным, Андрей подошел к нему.
- Добрый вечер! – проговорил он.
Михаил обернулся.
- Кажется вас можно поздравить!
- Спасибо! – осторожно произнес Борщев. По молчаливому согласию, они отошли от стойки бара и нашли спокойный уголок, где их никто не мог подслушать.
- Катя говорила, что она приходила к вам сегодня, - заметил Михаил, - Знаете, я думал, что после того, как вы все узнаете, вы могли… - он осекся и внимательно уставился на Жданова, - Но похоже вы не против нашего брака.
- Почему я должен быть против? Я желаю Кате счастья!
- Вот как? Ну что ж… Тогда… Я со своей стороны, сделаю все, чтобы Катерина была счастлива, и стану прекрасным отцом ее ребенку.
- Ребенок? – мягко спросил Жданов, сузив глаза, - Какой ребенок?
Михаил застыл, уставившись в пространство, а когда поднял голову, в его глазах была досада.
- Значит она вам ничего не сказала? А меня Катерина заверила, что сегодня утром вы все узнали.
- Что именно? Что она…
Андрей недоуменно пожал плечами, пытаясь сообразить, что имеет в виду Михаил. Ребенок… Ребенок… О, Господи!... Понимание случившегося оглушило его.
- Она беременна, правда? – прошептал он, - От меня? И вышла бы за вас ничего мне сказав?
Молчание Борщева было красноречивее слов.
Сказать, что Жданов был ошарашен – это ничего не сказать! Охватившая его ярость, буквально затопила сознание…
- Похоже… Катя все-таки не решилась сообщить вам… - словно издалека донесся до него голос Михаила.
- Ничего… - Жданов просто кипел, - Сможет… А вам я советую отменить свадьбу!
- Может это и к лучшему, - кивнул Миша.
- Где она?
Борщев объяснил, и Андрей отправился на поиски Катерины.
То, что она вычеркнула его из своей жизни, приводило Жданова в бешенство. Видимо она прекрасно понимала, что он не хочет рисковать своей свободой, и не хочет обзаводиться семьей. Может, он даже должен быть благодарен ей за то, что так заботливо освободила его от ответственности. Но почему тогда вместо благодарности он испытывает злость, и инстинкты вопят о том, что Катя принадлежит ему…

Сообщение 11-11, 16:41, 2007
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 546

Глава 14.

Легкий ветерок шевелил ветки деревьев, и они шуршали, словно нашептывая что-то на своем, никому не понятном языке. Катя стояла, прислонившись к стене, и шершавые края кирпичей царапали ей плечи.
Двери ресторана открылись и закрылись, Катя пригляделась, но вспышка света ослепила ее.
- Миша?
Не получив ответа, она вдруг сообразила, что темный силуэт не принадлежит ее другу. Мужчина бы высок, широкоплеч и двигался с гибкой грацией, которая просто не могла принадлежать никому иному, кроме Андрея Жданова.
Перед глазами все закружилось. Она пошатнулась и чуть не упала, но в последний момент все-таки сумела сохранить равновесие. В движениях Андрея было что-то опасное, решительное и ей, на мгновение, стало по-настоящему страшно.
- Что ты хочешь? – ее голос слегка подрагивал, - Сейчас придет Миша и…
- Здравствуй Катенька! – вкрадчиво и угрожающе выговорил он. – Ты ничего не хочешь мне сказать?
- Что именно? – недоуменно подняв брови, спросила Катя, - И как ты здесь оказался?
Пропустив ее вопрос мимо ушей, он сообщил.
- Я разговаривал с Михаилом минуту назад.
- О чем?
- Угадай?
Катя продолжала молчать, нервно вздрагивая в своем тонком шелковом платье.
- Маленькая трусиха, - негромко прорычал он, потянувшись к ней.
Ошеломленная Катерина еще не успела отреагировать, а его руки уже сомкнулись вокруг нее.
Не обращая внимания на ее слабые попытки освободиться, он запустил пальцы в ее волосы и приподняв лицо, властно прижался своими губами к ее губам. Катя отталкивала его, стараясь не обращать внимания на запретное желание, разливающееся по ее телу.
Жар и давление его губ было настолько возбуждающим, а ее желание так велико, что она просто задыхалась. Наконец, вырвавшись на волю, она пошатываясь отступала до тех пор, пока не уперлась в кирпичную стену…
- Ты с ума сошел? – прошептала она…
- Скажи, Кать, - его ладони снова скользнули по ее телу, - Скажи то, в чем должна была признаться утром.
- Уходи… Сейчас Миша может вернуться… - Катя отвела глаза.
- Он согласился отменить свадьбу… И тоже думает, что нам надо поговорить…
- Что? О чем? – отчаяние придало ей сил, и Катя снова начала отталкивать его. – Я не собираюсь ничего с тобой обсуждать. Тем более то, что случилось между нами… Для меня это уже ничего не значит.
- А для меня кое-что значит. - Его большая ладонь по-хозяйски легла на ее живот. - Особенно если вспомнить о ребенке, которого ты носишь!
Из Кати словно выпустили весь воздух… Коленки предательски задрожали, да и совесть, проснувшись так не кстати, начала подавать голос. Не будь она так напугана плохо скрытой яростью Андрея, наверняка прислонилась бы к нему в поисках поддержки.
- Миша не должен был говорить тебе… Я не хотела, чтоб ты знал.
- Но я имею полное право знать… - Рявкнул Андрей.
- Что это меняет? Я все равно выйду замуж за Мишу…
- Черта с два!!! Если бы ты принимала решение за себя одну, я бы слова не сказал. Но тут есть еще кое-кто – мой ребенок! И я не позволю тебе решать и за него тоже.
- Нет… - отчаяние снова завладело Катериной, - Не сейчас, когда я поняла, что нужно мне и ребенку. Ты не способен дать мне то, что может Миша! Ты ведь даже не любишь детей…
- Я не брошу собственного ребенка!!! – отрезал Жданов.
- У тебя нет выбора!
- Неужели? – сарказм так и сочился в его голосе… Он снова крепко обнял ее, - А теперь слушай внимательно…
От тона, которым он это сказал, мурашки шли по коже.
- Никакой свадьбы между тобой и Мишей не будет. Я жду тебя у выхода ресторана… И если ты не придешь через 15 минут, то мне придется тащить тебя силой… Мы можем уехать спокойно, а можем устроить цирк и попасть в завтрашние газеты… Тебе решать!
Он никогда не говорил с ней подобным тоном, в голосе звенели стальные нотки. Кате пришлось поверить ему – он на все готов! Хотелось кричать, вопить, зайтись в истерике… Она ни за что не отвечала… Досада и раздражение достигли такого уровня, когда ей было уже все равно…
Ее отвращение к себе еще усилилось, когда Катерина поняла, что сейчас разрыдается совсем – губы дрожали, руки тряслись, а в голове стоял туман.
Заместив ее состояние, Андрей смягчил интонацию…
- Не плачь… Для слез нет причин, любовь моя… - уже мягко заметил он.
Катя едва смогла ответить – горло сжал спазм и слова не шли.
- Куда мы поедем?
- Ко мне домой…
- Мне… Мне надо сначала поговорить с Мишей.
- Кать, - тихо спросил он, - Ты думаешь, что он в силах спасти тебя от меня?
«Да! ДА!» - мысленно завопила она. Но, глядя в смуглое лицо человека, который когда-то был ее любовником, а сейчас стал ее врагом, она поняла – надежды нет! Он сделает все, что найдет нужным, чтобы добиться своего.
- Нет… - горько сказала она.
Несмотря на то, что напряжение просто витало в воздухе, Андрей слегка улыбнулся.
- 15 минут… - напомнил он, оставляя дрожавшую Катерину одну.

***

Надо отдать должное умению Жданова вести переговоры – всю дорогу до своего дома он молчал. Катерина находилась в таком смятении, что почти не могла дышать… А к тому времени, когда они добрались до квартиры Андрея, споры с самой собой измучили ее.
Войдя в квартиру, он зажег свет, обнял ее за талию и повел прямиком в спальню. У Кати ни на что не осталось сил, и она неподвижно стояла там, где он ее оставил. Андрей стал снимать с нее перчатки, осторожно дергая за кончик каждого пальца. Катя молча сносила его заботу.
- Во всем виноват я, а не ты, - негромко заметил он, гладя костяшки ее пальцев, - Я гораздо опытнее. Это мне следовало думать о последствиях.
- Следовало.
Андрей прижал ее к себе, не давая вырваться. Катерина готова была потерять сознание от его, такого знакомого объятия, оказывается, что она безумно соскучилась по нему.
Прижавшись к ее волосам щекой, он спросил.
- Ты любишь Мишу?
Как же ей хотелось солгать!!! Губы шевелились, пытаясь выговорить слово «Да». Наконец, плечи безвольно поникли, и она прошептала,
- Нет… Я уважаю и симпатизирую ему, но не люблю…
Он облегченно выдохнул. Руки с ее плеч соскользнули на спину.
- Я хотел тебя, Кать. Каждый божий день, с тех пор как мы расстались. Я думал, что получится с другой женщиной… Но… Не смог.
Катя готова была заплакать от унижения…
- Если ты просишь меня снова быть твоей любовницей, то я говорю – НЕТ!
Андрей приподнял ее подбородок, вынуждая посмотреть ему в глаза. Нежность, светившаяся в них смешивалась с безжалостной решимостью.
- Кать… Ты должна понять, что мой ребенок не будет расти без отца! Ты станешь моей женой и он будет носить мою фамилию.
Тишина, наступившая после его слов, становилась невыносимой. До Катерины не сразу дошло то, что он сказал. А когда она поняла, то изумленно ахнула.
- Ты… Да не хочешь ты жениться… Просто ты хочешь поступить как положено… Но вскоре я надоем тебе, и ты снова пустишься во все тяжкие, меняя моделей как перчатки.
Андрей прервал ее возмущенный монолог, тряхнув за плечи. Лицо его окаменело.
- Ты совсем мне не веришь? Неужели я кажусь тебе таким мерзавцем?
Катя промолчала, но выражение ее глаз говорило само за себя.
Жданов тихо выругался.
- Кать… Я клянусь тебе… Я буду хорошим мужем… И хорошим отцом!
- Ты не знаешь, что это такое…
- Я научусь.
- Этому невозможно научиться. С этим рождаются. – грустно произнесла она.
- Но я хочу тебя.
Андрей прижался к ее губам, требуя отклика, пока она не приоткрыла рот, впуская его внутрь. Его руки ласково прошлись по спине, спустились к ягодицам, сжимая, стискивая их. Даже сквозь одежду, Катерина ощущала его твердую, рвущуюся на волю возбужденную плоть.
- Катенька… - прерывисто прошептал он, целуя ее лицо, волосы, кожу за ушком, - Я схожу с ума от желания… Ты нужна мне… Ты должна стать моей. И я тебе тоже нужен, хотя ты слишком упряма, чтобы это признать.
- Мне нужен надежный, спокойный и верный человек, - всхлипнула она, - А желание все равно погаснет, и тогда…
- Никогда, - заявил он, впиваясь в ее губы. Поцелуй пьянил, и Катя тут же потеряла способность сопротивляться. Тяжело дыша, Андрей поднял ее и уложил на кровать, а сам, встал над ней, сорвал с себя пиджак, галстук и принялся расстегивать рубашку.
Катерина совсем перестала себя контролировать, желание захлестнуло ее с головой, но она все еще испытывала смущение… Как он смеет вот так просто схватить ее и тащить в постель! Но ее тело не подчинялось ей больше… Все разумные и правильные слова вылетели у нее из головы… Последние недели без Андрея были настоящей пыткой и теперь она хотела его так, что все ее тело болело. Раскрасневшаяся, дрожащая, она молча наблюдала, как Андрей скидывает рубашку, обнажая мышцы груди и широкие плечи. Он наклонился над ней и стал снимать туфли, грея в ладонях замерзшие пальчики. Потом поднял юбку до колен и осторожно потянулся к чулкам.
- Ты делала это с Михаилом? – неожиданно выпалил он, снимая с нее чулки.
- Что именно? – задыхаясь, спросила Катерина.
- Вот это? – прошипел он, проводя рукой по внутренней стороне ее бедра… Глаза пылали ревностью.
- Нет… У меня с Мишей ничего не было, - сказала Катя, кусая губы, когда он стал гладить ее ноги. И хотя не видела его лица, почувствовала, что он обрадовался ее ответу. Он осторожно дернул белье, стащил вниз и потянулся к застежке платья.
Катерина лежала неподвижно, сгорая от предвкушения, пока он расстегивал ей платье и стаскивал его через голову. Она что-то облегченно пробормотала, когда он избавил ее лифа. Он стал нежно гладить ее кожу, а когда сжал грудь, соски моментально поднялись и затвердели. Андрей сомкнул губы на налитой вершинке, обводя ее языком, гладя и успокаивая. Катя протяжно застонала, потом, глухо вскрикнув, приподнялась.
- Ты станешь моей женой? – спросил он, продолжая целовать и втягивать в рот ее сосок. Не дождавшись ответа, сильнее сжал упругие полушария, - Станешь?
- Нет… - простонала она, а он вдруг рассмеялся, глядя на нее горящими от страсти глазами.
- Тогда я буду держать тебя в этой постели, пока не передумаешь. – Он быстро расстегнул брюки и, оставшись обнаженным, лег на Катерину.
Она, не помня себя, развела ноги, содрогнувшись в ожидании, когда набухшая головка его плоти коснулась темных завитков между ее бедрами, и подалась вверх всем телом. В этот момент она хотела его так сильно, что вынуждена была сжать зубы, чтобы не закричать.
- Ты моя, - шептал он, входя в нее медленно, сантиметр за сантиметром, - Твое сердце, твой разум, твое тело – все это мое.
Он погружался в нее все глубже и глубже,
- Скажи, кому ты принадлежишь? – потребовал он, ритмично двигаясь, так, что она застонала от удовольствия под его тяжестью…
- Тебе… - ее тихий шепот был еле слышен, - Тебе… Анд-дрей…
Его пальцы проскользнули между их телами и коснулись скрытого, жаждущего ласки местечка… Она содрогнулась в экстазе, громко крикнув его имя…
Не выходя из нее, Андрей перевернулся на спину так, что теперь она оказалась сверху, сжал ее бедра и задал новый ритм.
На этот раз, когда она бессильно упала на него, он с громким стоном присоединился к ней. Несколько долгих, пульсирующих минут они оставались единым целым, мокрые, измученные, счастливые.
Андрей сжал голову Кати, пригнул так, чтобы их губы оказались рядом, и нежно, ласково поцеловал.
- Милая… - обещаю, что к утру выпрошу у тебя согласие.

Глава 15.

Свадьба Андрея Жданова и Катерины Пушкаревой была скромной и немноголюдной… Они, их свидетели, Родители Кати, его родители, несколько друзей, и пожалуй все.
Конечно, его родители удивились такой скоропалительной свадьбе, но… Объяснив им все, Андрей просто заставил их смириться… С родителями Кати было несколько сложнее, но и их удалось уговорить…
Не смотря на то, что церемония была устроена только для близких родственников, газеты все равно кричали о поспешном браке известного Московского бизнесмена и талантливой финансистки. Страницы желтой прессы пестрели всевозможными сплетнями и предположениями… Похоже, женитьба самого известного холостяка Москвы взбудоражила высшее общество. В течение двух недель после свадьбы все новые и новые подробности их отношений появлялись на страницах газет, причем в большинстве своем выдуманные… Катя твердила себе, что скоро все забудут, что найдется новый объект для обсуждения. Одна заметка особенно расстроила ее, и несмотря на очевидную ложь, Катя так разволновалась, что немедленно отправилась к мужу.
- Андрей… - осторожно произнесла она, входя в спальню.
- М-м? – пробормотал он, подбирая галстук к рубашке.
Катерина, не обратив внимания на его занятие, молча протянула ему газету.
- Ты видел статью в сегодняшней газете?…
Жданов отложил галстук, взял газету и с привычной быстротой пробежал мелкие строки.
- Ты ведь знаешь, я не читаю желтую прессу. - Тем более… Меня жутко раздражает, когда они врут… А еще больше, когда пишут правду…
Катерина расстроенно скрестила руки на груди.
- Ну-у… Может, тогда объяснишь, в какую категорию входит это… «творение»?…
Расслышав печальные нотки в голосе жены, он мельком глянул на нее и уронил газету на тумбочку. Его руки опустились ей на плечи и стали нежно разминать. – И успокойся. Что бы там ни было, не сомневаюсь, что это ерунда… - Андрей улыбнулся, и притянул к себе ее неподатливое тело. Обнимая, он укачивал ее как ребенка, шепча ласковые глупости в ее шею и нежное местечко за ухом. Наконец, Катя немного расслабилась, и его руки тут же скользнули к ее бедрам, прижимая их к восставшей плоти.
- Я обожаю тебя… Я схожу с ума по тебе… И постоянно тебя хочу… Я люблю в тебе все – твои огромные карие глаза, роскошное тело… - он осторожно положил ее на постель.
Неужели с его губ слетело признание в любви? Растерянная, Катерина судорожно втянула в себя воздух, остро ощущая его возбуждение даже сквозь ткань пижамы. Одеяние начало сползать с ее плеч.
- Позже… - Катя пыталась остановить мужа. Но каждое прикосновение его пальцев оставляло огненную дорожку на ее коже, и желание снова начало растекаться по ней жидким огнем.
- Сейчас, - весело настаивал он, - Не можешь же ты позволить мне ходить в таком виде весь день.
- Это твое естественно состояние, - парировала она, задыхаясь и стараясь не рассмеяться.
Он провел губами по ее шее и дотронулся до бьющейся на горле жилки.
- И только ты можешь помочь облегчить его, - пробормотал он, расстегивая пуговки ее пижамы. Справившись с ними, он стянул с нее одежду…
- Опоздаешь на работу, - у Кати вырвался невольный смешок.
Он с удовольствием разглядывал ее тело и довольно щурился…
- Андрей… - смущенно пробормотала она, пытаясь прикрыться простыней.
Но он выхватил простыню, не раздеваясь, лег рядом и широко раздвинул ее ноги.
- Лежи смирно, любовь моя… Я все сделаю сам…
Он легко коснулся ее губ, и привычный аромат его кожи опять дразнил ее ноздри. Она стремительно выгнулась, сгорая от нетерпения. До чего же странно прижиматься голым телом к ткани… Тихий непонятный звук вырвался у нее… В порыве возбуждения, она цеплялась за его рубашку, пытаясь сдернуть ее с плеч.
- Нет… - прошептал Андрей, целуя ее ключицу, - Опусти руки.
- Но я хочу раздеть тебя, - шептала она.
Андрей поймал ее запястья и крепко прижал к кровати. Катерина закрыла глаза. Ее грудь неровно вздымалась. Дыхание Андрея коснулось ее соска, и она со стоном подалась вверх, ощущая восхитительное прикосновение его языка.
- Анд…дрей! – выдохнула она, потянувшись к его темной голове, но он снова силой опустил ее руки.
- Я велел тебе лежать спокойно, - пробормотал он, ласковым, бархатным голосом, - Будь послушной девочкой, Катюш, и получишь все, что желаешь.
Сбитая с толку, возбужденная, она пыталась расслабиться под ним, хотя руки сжимались от усилия снова потянуться к нему.
Андрей наклонился, и поцеловал ложбинку у нее на груди, затем нежные полушария, упругие вершинки… Ее соски мгновенно отреагировали на ласку и затвердели, а кожа покрылась тонким слоем пота. Она ждала, ждала, ждала… пока его губы, наконец, не потянули за твердый кончик. Наслаждение хлынуло на нее девятым валом, между бедрами заныло.
Широкая ладонь легонько легла на ее живот, как раз над треугольником темных завитков. Она не могла успокоиться и начала ерзать, но Андрей крепко нажал рукой, не давая ей двигаться.
- Я приказал тебе не шевелиться, - весело повторил он.
- Ничего не могу поделать, - охнула Катя. Жданов тихо рассмеялся. Его большой палец обвел ее пупок, возбуждая чувствительную кожу.
- Сделаешь, если захочешь, чтобы я продолжал.
- Да… - согласилась она, совершенно забыв о гордости, - Только скорее, Андрей…
Ее мольба не была услышана, из-за какого-то первобытного упрямства он стал действовать еще медленнее, покрывая каждый клочок тела ленивыми поцелуями. Его губы пробрались сквозь завитки, нашли ее, и сильные движения его языка заставили Катю задохнуться.
Ее тело млело, а удовольствие окутывало ее тяжелым душным туманом. Она закричала и стала метаться, изгибаясь, пока волна ощущений не схлынула…
И пока она дергалась в последних конвульсиях, Андрей расстегнул брюки и вошел в нее быстро и резко, его нетерпеливые стоны доносились до нее как сквозь вату…

Потом, они несколько минут лежали в объятиях друг друга. Ее обнаженные бедра прижимались к его, по-прежнему прикрытым одеждой. Катерина чувствовала себя настолько усталой, что сомневалась, сможет ли вообще сдвинуться с места.
- Теперь можешь идти на работу, - выговорила она, наконец.
Андрей тихо рассмеялся и долго целовал ее, прежде чем встать.

***

Худший день в жизни Андрея начался на редкость безобидно, с милых ритуалов завтрака, поцелуев на прощание и обещания вернуться домой к обеду… На улице закапал мелкий и противный дождь, небо заволокло тучами, обещавшими бурю. Оказавшись в теплом, приветливом кабинете, Андрей с наслаждением потянулся.
Компания процветала, дома ждала любящая жена, и будущее казалось светлым и безоблачным. Улыбаясь во весь рот, он еще немного побездельничал, а потом с головой погрузился в работу…
Раздавшийся звонок телефона совершенно не насторожил его, внутренний голос молчал.
- Андрей… Мне плохо… Я вызвала скорую… Прошу тебя, приезжай… - паника в Катином голосе подействовала словно выстрел. Он стиснул трубку телефона так, что побелели пальцы.
- Я уже еду… - ответил он… В трубке раздавались короткие гудки. Сорвавшись с места, он быстро спустился в гараж и уже через минуту выезжал со стоянки. В время короткой поездки, Жданов успел напридумывать себе всяческих ужасов. Что могло случиться с Катей? Этим утром с ней все было в порядке… А если… Несчастный случай?
У него свело внутренности, от страха за жену…
Моментально оказавшись возле своей квартиры, он быстро открыл дверь своим ключом и вошел внутрь.
- Катенька?
Из спальни раздался приглушенный стон. Рванув туда, Андрей увидел жену, скрючившуюся на постели и стонавшую от боли.
- Катюш… - он осторожно присел рядом, и попытался обнять ее.
- Мне так больно… Андрей… - Катин всхлип, ударил и по без того натянутым нервам. Осторожно, стараясь по возможности, потревожить ее как можно меньше, он прилег рядом и жена оказалась в кольце его теплых рук…
- М-м-м… - ее стон звучал в его рубашку…
- Чем мне тебе помочь? - впервые в жизни, Жданов не знал, что ему делать. Ответа ждать не пришлось, дверной звонок затрезвонил громко и настойчиво.
«Наконец-то, скорая…» - Андрей облегченно выдохнул.
Врачи, осмотрев Катю, заявили, что необходима госпитализация… Иначе… Он даже зажмурился от ужаса… Иначе, она может потерять ребенка. Нет, Господи! Только не это… Он продолжал что-то говорить, что-то делать, помогал ей одеваться, а когда ее попытались уложить на носилки, он сказал, как отрезал,
- Я сам…
Подняв жену на руки и спустившись с ней к машине скорой помощи, Жданов передал ее врачам, а сам уселся рядом, собираясь ехать в больницу.
Скорая быстро доставила их на место и Катерину увезли на осмотр. Через некоторое время, усталый врач показался из дверей и подошел к Жданову…
- Господин Жданов?
Он кивнул…
- Ничего страшного пока не произошло, - врач снял очки и утомленно потер переносицу, - Но ей придется задержаться здесь на несколько дней… Необходимо понаблюдать за ее состоянием. Угроза выкидыша еще не миновала…
- Но… Как?... Почему?... – едва выговорил Андрей.
- Такое бывает, - философски заметил врач, - Иногда природа устраивает нам испытания.
- Это я во всем виноват… - признался Жданов, - Если бы я не настаивал на постели…
- Нет… Супружеские обязанности здесь совершенно ни при чем… Конечно, иногда занятия сексом противопоказаны во время беременности, но это не ваш случай… - врач сочувствующе похлопал его по плечу, - Идите к ней…
Андрей осторожно вошел в палату,
- Кать… - позвал он, вынуждая ее повернуть голову.
Глаза жены наполнились слезами, и соленые капельки покатились по щекам. Подскочив к ней, он схватил ее в объятия, и осторожно прижал к себе.
- Катюш… Обними меня… Вот так… Умница…
Она вцепилась в него, и слова полились потоком.
- Это я во всем виновата… Только я… Как я могла подумать, что…
- Тише… Катенька, тише… Все будет хорошо… Вот увидишь... Наш малыш справится… Он обязательно родится и у нас троих все будет просто замечательно… Слышишь? Мы не потеряем его…
Он еще что-то шептал ей, находил какие-то слова, пока Катя не перестала плакать и не начала сонно хлопать глазами.
- Поспи, Катюш… Силы тебе еще понадобятся… - помог ей поудобнее устроиться на постели, поправил подушку и одеяло… Катерина уже почти спала… Андрей смотрел на свою хрупкую и маленькую жену и ласково улыбался… - Я люблю тебя… - наклонившись, он легонько поцеловал ее в уголок губ.
- Я тоже тебя люблю… - пробормотала Катя, проваливаясь в спасительный сон.

Две недели пролетели незаметно и вернувшаяся домой Катя, снова порхала по квартире с грацией маленького слоненка… Животик заметно выдавался вперед и Андрей, частенько прикладывал к нему ладони, чувствуя, как малыш пинает его изнутри… Эти удары неизменно вызывали улыбку умиления у него на лице, и чувство непомерной гордости за свою семью… Катерину беременность совершенно не портила, с каждым днем его жена становилась все красивее… Даже прожженный дамский угодник, а по совместительству его друг – Роман Малиновский заметил это… А когда кулак Жданова оказался у него под носом, он тут же скроил обиженную физиономию, но… Обещал, что будет держаться от его жены подальше…
Счастье, которое Андрей испытывал в этот период жизни, не могло сравниться ни чем… Волнения и тревоги, в ожидании главного события, остались позади, когда в один солнечный день Катерина родила сына - крепенький бутуз был полной копией своего отца и Жданов раздулся от гордости, когда впервые взял его на руки…
«Жизнь продолжается…» - Думал он, улыбаясь глупой улыбкой и трогая пальчики своего сына… Подняв глаза на жену, Андрей встретил ее взгляд и улыбка, появившаяся на ее губах, лучше всяких слов, говорила о том, как она счастлива…

ЭПИЛОГ

- Папа, догони меня! – воскликнул малыш, ковыляя к распростертому на траве отцу.
Андрей широко улыбнулся темноволосому мальчишке, наконец-то добравшемуся до него. Их сын обладал нескончаемой энергией и лексиконом, далеко превышающим обычный словарный запас трехлетнего ребенка. Юный Жданов любил поговорить, что в общем-то неудивительно, помня его происхождение.
- Я же только что, целый час играл с тобой в догонялки, - пожаловался Андрей, - Дал бы старику отцу немного отдохнуть.
- Но мне еще хочется!
Андрей с громким смехом схватил мальчишку, потянул за собой на траву и принялся щекотать. Тот с визгом отбивался.
Катя, подняла глаза от лежащих на коленях бумаг и засмотрелась на самых дорогих ей мужчин. Был жаркий летний день, и семейство Ждановых, наконец-то выбрало время и отправилось на пикник за городом. Немного осоловев, после сытного обеда, Катя честно пыталась сосредоточиться на работе, которую она привезла с собой. Но все напрасно…
Она слушала затейливую сказку, о драконах и колдунах, которую рассказывал сыну Андрей, пока тот не уснул у него на коленях. Отец осторожно уложил мальчика на расстеленный на траве плед.
Катерина сделала вид, что не замечает, как Андрей устраивается рядом.
- Отложи это, - прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.
- Не могу…
- Это почему?
- У меня очень строгий начальник, который не любит, когда я задерживаю отчеты. – Катя лукаво покосилась на Андрея.
- Ты знаешь, как справиться с ним.
- Сейчас у меня нет времени, - потихоньку отодвигаясь, ответила Катерина.
Но, заметивший ее маневр, Жданов не собирался сдаваться. Его руки скользнули по ее талии, губы прижались к шее, посылая теплую волну наслаждения по всему телу.
- Я так тебя хочу, Катенька…
Его ладонь легла на ее живот, где уже подрастал их второй ребенок. Потом спустилась до щиколотки, проникла под юбку… Стопка бумаг, выпала из ослабевших пальцев Кати и разлетелась по траве.
- Андрей… - выдохнула она, откидывая голову на его плечо, - Здесь же ребенок.
- Он спит.
Катерина повернулась лицом к мужу и медленно, томно поцеловала его.
- Все равно… Придется подождать до вечера, - заупрямилась она, когда поцелуй закончился. – Честное слово, Андрей, ты неисправим! Мы женаты почти четыре года. Ты должен был бы уже устать от меня…
- Да-а… Если ты так думаешь, то это твоя проблема, - весело сверкнув глазами, возразил он, гладя ее коленку, - Я же повеса, ты забыла?
Катерина улыбаясь, опустилась на теплую траву и потянула его за собой, так, что широкие плечи закрыли ей солнечный свет.
- Мне понравилось быть замужем за повесой…
Андрей рассмеялся, но лукавые искорки в его глазах скоро сменились задумчивостью.
- Если бы тебе позволили вернуться и изменить прошлое… - пробормотал он, откидывая с ее лица прядки волос.
- На за какие сокровища мира, - вскинулась Катя, целуя кончики его пальцев, - У меня есть все, о чем я только могла мечтать.
- Тогда помечтай еще немного, - прошептал он, прежде чем начать целовать ее.

КОНЕЦ 1 ЧАСТИ.


Сообщения: 10
Откуда: Волгоград
Jane дорогая! :Rose: Спасибо за восхитительное произведение "Однажды ночью, один мужчина... (часть 1)", богатое чувствительностью, эротизмом. buket Вы отлично, тонко, грамотно без пошлости описываете эротические сценки. Их приятно читать и получать эстетическое наслаждение. :14:- :41:-
Сам сюжет великолепен, оригинален. А какой по характеру Андрей напористый, целеустремлённый, умеющий любить, понимать и чувствовать женщину. Таких мужчин к сожалению мало. :14:-
А Катерина сексуальна, любима и сама умеющая любить, понимать, чувствовать своего мужчину. Ей так раскрыться помог Андрей. :14:- buket
Спасибо вам, дорогая, за доставленное удовольствие при чтении вашего произведения. :43:- Удачи вам и успеха в творчестве. Пишите произведения на тему НРК. Эта тема несёт неиссякаемый источник и у вас отлично получается. :Rose: :14:- Ждём-с новых произведений по НРК. buket

Изумительное произведение, захватывающее, чувственное, яркое, эротичное!
Катя скромный, интеллектуальный, очень умный человек, высококвалифицированный специалист, экономист экстра-класса. В свои двадцать пять лет она всё ещё целомудренна, сохранив девственную невинность. Катя уверена, что по современным меркам она уже старая дева… и с этим надо что-то делать. В её умную голову приходит неординарная мысль... она на свой День рождения заказывает себе мужчину!
Андрей Жданов - президент Модного дома, красавец мужчина и неисправимый ловелас. По делам фирмы ему необходима была консультация у толкового экономиста. По этой причине, при помощи Юлианы, Жданов оказался у Кати Пушкарёвой. Так они и познакомились. Андрею повезло, он встретил свою женщину-загадку, настоящее сокровище!
СПАСИБО АВТОРУ! :14:- buket :14:-
В жизни после чёрной полосы обязательно будет белая.


Сообщения: 10
Откуда: Волгоград
Дорогая Jane! :Rose: Повторно читаю ваше произведение
"Однажды ночью, один мужчина..." (часть 1).
:14:-
Очень волнительная работа. Как вы прекрасно описываете тело красивого мужчины,
которое волнует женщину.
:14:- :Rose:
Великолепно описана сцена соблазнения Кати Андреем, ощущения, чувства и переживания. :Rose: :14:-
Сюжет оригинален и дальнейшие события происходят захватывающие по содержанию.
Читать очень интересно и увлекательно.
:Rose: :14:- :17:-
Спасибо вам, Jane, за доставленное удовольствие при чтении вашего произведения. :14:- buket
Удачи вам и успеха в творчестве. :Rose: :14:- buket



Сообщения: 10
Откуда: Волгоград
Спасибо дорогая Jane (Мульяна)! :Rose: С удовольствием повторно перечитала это
великолепное произведение "Однажды ночью, один мужчина..." (часть 1).
:14:- buket
Удачи вам и творческого вдохновения. :14:- :dance: :Rose:
Хочу прочитать продолжение "Однажды ночью, один мужчина..." (часть 2). :Rose: :17:- :14:- buket


Сообщения: 10
Откуда: Волгоград
Благодарю дорогая Jane (Мульяна)! :Rose: Ваше великолепное произведение
"Однажды ночью, один мужчина..." (часть 1) можно перечитывать бесконечное
количество раз.
:17:- :14:-
Хорошие произведения греют душу и не надоедают, к ним хочется возвращаться. :17:- :Rose:
Читать очень интересно и увлекательно.
:Rose: buket :14:-
Желаю вам удачи и творческого вдохновения. :Rose: buket


Вернуться в Jane (Мульяна)

Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Евгения Герм на сервере Проза.ру Рейтинг@Mail.ru Евгения Герм на сервере Author.todey