<>
Список форумов Фан-Арт НРК Фанфики по НРК Маргарита Наварская Несовпадения - (Приостановлен)

Несовпадения - (Приостановлен)

Сообщение 09-08, 21:31, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Бедный Ромашка, попал так попал... :cray: И бедный Жданов тоже... :cray:

Сообщение 10-08, 13:40, 2008
45

Прошло чуть более двух часов, странный незнакомец уже давно ушёл, забрав паспорт. Даша взглянула на экран мобильника: ее смена закончилась несколько минут назад. Теперь можно и домой… Она сладко потянулась, разминая уставшие от сидения мышцы, схватила сумочку, лежавшую в нижнем ящике стола, сдернула с вешалки пальто и направилась к выходу: надо бы еще в администрацию успеть...
Проходя через зал ожидания, она миновала сидящих в зале пассажиров, и почти дошла до выхода, как глаз зацепился за знакомую фигуру... Обернувшись, она присмотрелась повнимательней... Точно... Тот самый... С чужим паспортом. Он сидел на скамейке и смотрел невидящим взглядом в стену, ни на что не реагируя.
«Он что, так тут и сидит? Бедный… может, у него что-то стряслось?» - заныло женское сердце. Сказать честно, рассудок поворчал, что у самих проблем хватает, чтобы заниматься чужими… Но кто ж его слушает? М?
- У вас что-то случилось? - она подошла к Роме и дотронулась до его плеча. Он вздрогнул, будто проснувшись.
- Что? А… это вы. Нет, ничего. Спасибо, за участие.
- Вы сидите здесь уже два часа.
- Да? Хотя, не важно…
- А всё-таки?
- У меня паспорт стянули… Кажется.
- А тот чей?
- А тот мне видно в залог оставили, - усмехнулся Роман.
Даша в первое мгновение решила, что у него не всё в порядке с головой. Но нет. Больные часто оказываются буйными... Хотя, кто знает? Может, он тихий сумасшедший?
- Андрей Па...
- Меня зовут Ромой. Палыч мне как раз этот паспорт и подсунул.
- Ничего не понимаю…
- Я тоже.
- Знаете… - девушка на мгновение заколебалась, стоит ли ввязываться. Но… Что такого, в конце концов? На вид, мужчина вполне приличный. Ну, не задалась жизнь, бывает… У нее вон тоже сегодня… Бои без правил были утром… - А… а давайте выпьем кофе? – решилась Даша.
- Ну, давайте. Природное женское любопытство? - он вдруг так улыбнулся, что у Даши сердце пропустило пару ударов.
- И оно тоже. Меня зовут Дашей, - без перехода сообщила она .
- Очень приятно.
***
- Так что же всё-таки случилось? – сделав глоток, Даша поставила чашку на стол. - Просто так паспорта не меняют…
- Дурацкая шутка. Скажем так, меня наказали за бывшие грехи.
- Да, теперь я точно многое поняла, - девушка звонко рассмеялась.
- Андрей…
- Тот самый? Из паспорта?
- Да, именно. Он решил, что мне приключений не хватает, и махнулся со мной документами. А мне теперь надо сделать, так чтобы он меня не скоро нашёл. Но без своего паспорта я не знаю, как это сделать…
- Вы издеваетесь? – рассмеялась девушка, - Что это за игры?
- Это? В несовпадения...
- Ммм?
- Мы выбираем, нас выбирают... Помните?
- Угу… Дайте угадаю. Она предпочла Вас?
Малиновский покачал головой.
- Нет.
- Его?
- Нет.
- Ну… Тогда я не знаю, - сдалась Даша.
- Я предпочел одиночество.

***
- Зачем? - Катя удивленно посмотрела на Жданова. – Зачем ты это сделал? - Постепенно Катерина пугалась все больше и больше. Ее богатое воображение уже рисовало картинку: избитого Малиновского забирает ближайший патруль. Она заметалась по гримерке.
А Жданов замер, совсем не реагируя на ее слова. Перед его глазами, как-то урывками, всплывала недавняя сцена... Он зажмурился...
Зачем?... Если б он сам это знал… Эх, Ромка-Ромка... Еще несколько дней назад всё было просто и ясно. Жизнь вроде потихоньку налаживалась и шла своим чередом. Он начал успокаиваться и постепенно забывалось все, что произошло, покрывалось пылью…Да и боль стала затихать… В конце концов, он уже знал чего хотел! Знал и целенаправленно шел к этому...
Но стоило Ромке появиться, и всё…
- Андрей! - Катин голос вернул его в реальность... - Ты слышишь, что я тебе говорю?... Жданов? - Катя подошла и в упор уставилась на него...
- А... Что? - Непонимание на его лице еще больше разозлило и без того уже взвинченную девушку.
- Ну, конечно, мы опять философствуем и разбираемся в себе любимом... - съехидничала она. - А может, стоит, наконец, отвлечься и посмотреть, что вокруг происходит?
- Кать, ты чего? - Андрей даже слегка растерялся от ее напора. - Катюш, вообще-то это он ушел, не я…
- Он ушел, чтобы выжить! – выпалила Катя, сама этого не ожидая.
- Выжить? – переспросил Андрей.
- Да… То есть, нет…
- Кать…
- Хорошо… Я думаю, ты должен знать…
***
- Но Вам же надо где-то жить… Я как понимаю, вариант позвонить и поговорить не подходит?
- Нет, - Рома отрицательно покачал головой. Даша долго смотрела на нового знакомого, а потом решилась:
- Тогда вы можете переночевать у меня. Лучше, чем приключения искать. А они у вас точно будут.
- Даша, спасибо, но… неудобно вас стеснять.
- Неудобно спать на потолке. Одеяло сваливается, - усмехнулась девушка.
- А муж? Дети? Родители? Я мешать-то не буду? - «Малиновский, откуда такая скромность? Да, пережил ты в своей Франции, забылся…»
- Муж? Муж объелся груш. А больше у меня никого нет. Так что ничего страшного, - «Ты идиотка? А вдруг он маньяк? Бешенный? Мошенник?» - заверещал внутренний голос. «Да нет, не может быть… Нормальный он...» - отмахнулась она.

46

- Это не он, - выдохнул Жданов, резким движением ослабив галстук. Санитар накрыл лицо лежащего на столе мужчины. Андрей молча направился к выходу…

- Что? – Катя сделала шаг на встречу мужчине. Андрей покачал головой и сел в машину.
- Слава богу…

- Андрей, да куда он денется в самом деле? Ему же не пять лет, - Катя повернулась к сидящему на соседнем сидении Жданову.
- Да не знаю я! Черт, я даже представить не могу, где он... Родных у него нет, друзей я всех уже обзвонил. Все больницы, морги, отделения милиции. Кать, не может человек вот так просто пропасть…
Они ехали домой. В который раз за эту неделю прокручивая в голове возможные варианты, где Рома может быть. Бесполезно.

- Мам, мы приехали…- начала, было, Катя и осеклась.
- Ты чего? Что-то случилось? - раздался голос Жданова. Он обошёл Катю и сам вошёл в квартиру. В кресле в гостиной сидел Малиновский с Олей на руках. Словно почувствовав взгляд Андрея, Малиновский обернулся и невозмутимо выдал:
- Привет. Ты мой паспорт таскаешь, как сувенир?
Жданов устало опустился на стоящий рядом пуф.


P.S.

- Я там Киру встретил…
- Где? – обернулась Катя, передавая Малиновскому еще одну мокрую тарелку.
- В Париже. На выставке.
- И как?
- Честно? Очень захотелось сквозь землю провалится, - рассмеялся Роман. – А когда она меня увидела и подошла, я думал умру прямо там.
- От чего?
- Кхм… От страха.
- Ох, Рома
- Ну, что ты ржешь?! Будь я на ее месте, то меня б уже в живых точно не было. Сколько раз представлял нашу встречу, всегда казалось, что она по меньшей мере расцарапает мне лицо, закатит истерику… А она…
- Что?
- Спасибо сказала.
- Мдааа...
- Она там с женихом была. Ниче так...
- Малиновский!!!
- Вот и она тоже заверящала...

Фсё :blush: :implication:
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 10-08, 13:49, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Я так и не поняла, помирились они или нет? :shock: Это конец фика что ли? :shock:
В общем в непонятках я... И чего с Ждановым? Как он воспринял Ромкин появление? ... И где он сам?
В общем вопросов куча, а ответов нету...
А может я ошибаюсь и это не финал?

Но сама прода понравилась! Здорово!!! :good: :good: :Rose: :Bravo:

Сообщение 27-08, 08:29, 2008

Сообщения: 48

А мне понравилось. Необычный конец. :Rose: :Rose: :Rose:

Сообщение 27-08, 10:44, 2008
Цитата с ффф :smok: :crazy:

Бестия писал(а):
Ну что, дорогие мои, я вернулась)))
Почитала я тут вас и поняла, что волосы на голове у меня не просто шевелятся, а скоро мигрировать начнут, т.е. выпадать))
Хотя я так и знала, что нас покусають)
А знаете, я рада. Рада, что мы сумели вас зацепить... Ведь когда не цепляешь, не пишут таких отзывов, как у Прален))
Скажу честно, не очень понравилось сравнение с самцом, не удовлетворившем свою подругу. Чисто эстетически было противно, но это не суть как важно.
Дело не в том. что нам герои надоели, просто мы не видели никакой иной картины. Не смогли нарисовать для самих себя картинку примирения. Всё время скатывались в романтические сопли, а у нас они получаются не ахти как))) :oops:
Но мы исправимся. Уже есть идейки, мы начинаем творить.. так что не спешите прощаться с Несовпадениями, дамы и господа)) :Rose:


Сообщение 07-09, 23:48, 2008
- Ром, я… - начал, было, Жданов, но Рома его перебил.
- Палыч, я устал, как собака. Хочу получить свой паспорт, поехать к себе домой, а потом, часика через два увидеть тебя рядом. Нет никаких возражений?
- Но… эээ…
- Вот ты пока подумай, что хотел сказать, а я домой. Паспорт отдай. Пожалуйста, - усмехнулся.
- Нам надо поговорить, - Андрей протянул ему бардовую книжечку.
-А это твой… Конечно, просто необходимо. Я так много должен тебе рассказать. Ну, ладно. Жду тебя через два часа. И учти. Сразу я с тобой разговаривать буду не в состоянии, - Малиновский начал обуваться.
- Но…
- Потом. Всё потом, - чмокнув подошедшую Катю в щеку, Малиновский покинул квартиру.
- И что это было? – растеряно поинтересовалась Катя, глядя на дверь.
- Кать, скажи, это вот он такая большая сволочь, или я полный идиот?
- Ты поедешь?
- Не знаю, - пожал плесами Андрей. – Я уже ничего не знаю.
- Андрей!
- Ну что Андрей?! Мы с тобой за эту неделю только еще в ад не спустились! Я думал, концы в морге отдам. Вся жизнь перед глазами прошла. А он. Явился! Хоть стой хоть падай! Нет. Всё! Хватит!
Катя только головой покачала.
- Ладно. Пошли обедать.

Остаток дня Жданов усиленно делал вид, что всё в порядке, всё как всегда. На фирму не поехали, решили, что небольшая передышка не повредит. Долго гуляли втроем по парку, фотографировались. Когда вернулись, назначенный Ромой срок давно прошел.

- Уснула, - Жданов вошел на кухню и присел к столу. Катя и Елена Александровна, до его появления что-то оживленно обсуждавшие, замолчали.
- Хорошо. Чай будешь?
- Да, спасибо.
Катя поднялась из-за стола.
- Ну ладно, Катюша, я поеду уже. Время уже позднее, да и папа там один.
- Елена Александровна, я Вас отвезу, - Андрей поднялся.

- Тебя ждать? – спросила Катя, когда он уже взялся за ручку двери.
- Да, - и вышел.
Нет. Ну, какие же они всё-таки оба идиоты! Ведь с ума сходят, но ни за что не признаются.

***
Свет горит. Значит, не спит еще…
Жданов уже полчаса торчал у Роминого подъезда то и дело, взглядывая на освещенное окно на шестом этаже.
Что он здесь делает? Зачем он здесь? Он этого и сам не знал. Ведь решил же, что всё, конец. Когда проводил Елену Александровну, позвонил Кате, сказал, что скоро вернется. Уже где-то на пол пути вдруг понял, что едет совсем в другую сторону. К дому Малиновского. Притянуло… И как-то резко, сразу навалилась усталость…
За эти две недели он столько раз совершал путь от любви до ненависти и обратно. Столько раз приходил к выводу, что уже ничего не исправишь, и тут же сам себе доказывал обратное…
Когда Катя рассказала, о том, что произошло после его отъезда в Лондон, был готов перевернуть всё вокруг, только бы найти Ромку. Думал: встретятся и он всё ему объяснит, найдет способ достучаться...
А когда встретились, все слова разлетелись, разбились об Ромкин неистребимый оптимизм. И стало обидно. Почти до слез…
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 08-09, 22:57, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549


Сообщение 14-09, 00:27, 2008
Жданов собрался с духом и нажал на кнопку звонка. Никакой реакции. Взглянул часы: почти час. Спит? А свет?
Позвонил еще раз. Ничего. Всё правильно. Жданов, шел бы ты пока не поздно. Подошел к лифту. Нажал кнопку вызова. Лифт с характерным звуком пополз вниз… Или вверх… Сколько раз в ту зиму он просыпался от этого грохота и ждал, что лифт остановится на их этаже. А потом перестал…

-Палыч! Палыч… Просыпайся…
- Дай поспать ещё. Иди куда-нибудь… на работу… там…
- Э! Я! Приехал! Палыч, ты мне не рад?
- Рад… Буду… Завтра… Всё завтра.
- А…Что ты здесь делаешь? У тебя дела в Москве есть?
- Есть. Ты. Я, собственно, к тебе приехал. Я…соскучился.
- Ясно. Ром, я ещё посплю, хорошо? А то мне что-то хреново.


Гул прекратился. Створки разъехались…

В прихожей сразу привлек внимание режущий глаз порядок. Везде горит свет. Музыкальный центр надрывается чем-то жутким и, как показалось Жданову, нечленораздельным. Малиновского нигде нет.


- Привет, - остановившись на пороге ванной, Жданов попытался улыбнуться, встретившись в зеркале взглядом с Романом.
- Убирайся, - не переставая натирать серебристое стекло.
- Что?
- Я сказал, убирайся.
- Ром…
- Что тебе на этот раз надо? – Малиновский обернулся и смерил его злым взглядом, - Ты ещё какой-то вид издевательств придумал?
- Ты же сам меня позвал…
- Потому что идиот! Думал, ты, правда, изменился! Стоило наступать себе на горло, чтоб ты в очередной раз меня проигнорировал! Я звоню в Париж, а мне говорят, что я уже уволился. Как я понимаю, не без твоей помощи. Жданов, ты меня извести хочешь?! - он почти кричал. Его просто трясло от злости.
Жданов чуть не застонал в голос. Париж! Как он мог забыть?!
- Ром, давай поговорим.
- О чём?! Ты меня и из акционеров компании решил вычеркнуть? Жданов, я не сахар, но хватит вытирать об меня ноги. Хватит!
- Да в чём дело-то?
- Не понимаешь?! Ты привозишь меня на этот чертов показ, устраиваешь шоу с Милко, бьёшь меня по морде, забираешь паспорт, устраиваешь моё увольнение в Париже, а потом игнорируешь меня и не приезжаешь. Знаешь, Жданов, я тоже человек.
- И я человек. Ром, мы все люди. И все можем ошибаться. Да, я скотина. Да, я позвонил Анри… Я раньше очень боялся, что ты уйдёшь, потом боялся, что не придёшь, потом, наоборот, надеялся, что ты больше не вернёшься… За эти две недели я чуть с ума не сошёл.
- Сам виноват. Ты уходить собираешься?
- Нет. Ром, что мне сделать. Чтоб ты простил? Ромк…
- Жданов, что ты детский сад разводишь? «Прости меня, я больше не буду бить тебя лопаткой по сопатке». Что мне от твоих извинений? Мне наплевать на тебя.
- Ром… Я за два года так и не научился жить без тебя. Я задыхался без тебя.
- Да? – зло усмехнулся Роман, - А как же наш великий Маэстро. Мне казалось вы друг друга прекрасно понимаете.
- Ром, это совсем не то…Ты не так понял.
- Да что ты?! А как это еще можно было понять?
- Ты ничего не понимаешь...
- Андрей, мне противно. Какая разница что и как именно у вас было с Милко? Факт, что было.
- Мы не святые, Ром. Ни ты, ни я. Просто я не представляю, что будет, если ты уйдёшь.
- Ты мне это когда-то уже говорил. Андрей, это тупик.
- Да никакой не тупик. Ромк, я люблю тебя.
Рома как-то затравленно взглянул на него, а потом улыбнулся, как кот, обожравшийся сметаны.
- Три.
- Что «три»?
- Третий раз ты больше чем за 10 лет сказал мне об этом.
- Издеваешься?
- Нет, я серьёзно, - он всё ещё улыбался, устало закрыв глаза, - если бы ты знал, какой я серьёзный.
Рома прислонился к стене и сполз на пол, Жданов опустился рядом.
- Ну, что теперь будем делать, когда всё кончилось?
- А кто тебе сказал, что всё кончилось? Кстати, я же обещал, что буду не в состоянии разговаривать, - Рома наклонил голову на бок и как-то по-собачьи посмотрел на Жданова. Андрей убрал со лба друга чёлку, коснулся кожи и понял: всё. Вот оно: лифт остановился.
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 14-09, 22:00, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549


Сообщение 29-09, 11:10, 2008
Катя попыталась устроиться поудобнее, чтобы посвятить остаток ночи именно сну. С какой-то щемящей нежностью взглянула на спящего мужчину. Какой-то слишком худой, слишком усталый, слишком незнакомый… Когда он спит, совсем не похож на того сильного, язвительно, уверенного Александра, который в своё время был готов драться за каждый миллиметр жизненного пространства.
Всё слишком сложно… Она играет в команде Жданова, а делит постель с его врагом, Сашкой. Она в лицо врала Кире, а теперь спит с её братом. Может быть, это не правильно. Но, кому какое дело? Так случилось… Так есть. А что будет завтра? Какая разница?
Она прижалась щекой к Сашиному плечу и, улыбнувшись, закрыла глаза. «Спокойной ночи»
Но через несколько мгновений она открыла глаза и встала с постели, при этом разбудив Сашку.
- Кать, что случилось? – сонно пробормотал он, не открывая глаз.
- Ничего. Спи. Мне позвонить надо.
- Кому? Ночь на дворе, - он недовольно открыл глаза и взглянул на растерянную Катерину.
- Андрею. Он позвонил и сказал, что уже едет, и так и не появился...
- Кать! - закатил глаза Воропаев. - Ты вроде не маленькая!
- При чем тут это?
- При том, что я голову могу дать на отсечение, что он дома: скрутил Малиновского в бараний рог и дрыхнет небось! Ты ему звонила 100 раз. Это будет сто первый!
- А вдруг что-то случилось?! – воскликнула Катя, и тут же мысленно одернула себя: Оля спит. Но было поздно: послышался детский плач.
Воропаев бросил на нее выразительный взгляд: «Молодец!».
Следующие полчаса Катя мужественно пыталась совладать с ребенком, не один раз при этом помянув добрым словом Андрея, но малышка раскапризничалась.
- Дай.
Катя вопросительно взглянула, на стоящего перед ней Воропаева. А тот, не дожидаясь ответа, забрал у нее ребенка. Оля почти сразу смолкла.
«Маленькая вертихвостка!» - недовольно подумала Катя. Устало опустилась на диван, наблюдая за тем, как Александр ходит по комнате с ребенком на руках.
«А ему идет… Только Андрею это вряд ли понравится…»

-Кать, если бы что-то случилось, тебе бы позвонили уже! - Сашка снова улегся в постель. - Первый раз что ли? По-моему, скоро форс мажор станет нормой жизни. Катюш, давай спать. Всё с твоим Ждановым хорошо. Чтоб он был здоров! Спит он, наверняка. Мне, честно говоря, тоже бы не помешало!
- Что?
- Поспать.
- Только поспать? - кокетливо улыбнулась Катя и села на кровать. Сашка скользнул взглядом по ладной фигурке. Белая кожа казалась платиновой в холодном свете фонаря, заглядывающего в окно с улицы. Хороша… Сказочная до какого-то безумного восторга.
- Только, - он сделал пару вдохов-выдохов. На часах половина четвёртого, скоро начнётся новый день, в котором не будет места отдыху и таким тихим минутам.
Катя удивлённо приподняла точёную бровь, а потом элегантно поднялась с кровати.
- Ты куда?
- Я? Звонить Андрею, а ты спи, - чуть язвительно ответила она и попыталась уйти. Куда там… Саша резко поднялся, прижал её к себе.
- Поймал

***
- Здравствуйте, - глядя на растрепанного, полуодетого мужчину, Даша почувствовала, что заливается краской. Всё-таки надо было сначала позвонить.
- Доброе утро. Чем могу помочь? - Жданов с интересом рассматривал, стоящую на пороге девушку. Красива, даже очень: точеная фигурка, волосы мягкой каштановой волной ложатся на плечи, большие карие глаза. Но для модели рост не тот, да и нет на ней того характерного затвердевшего как броня глянца. Значит, не бабОчка. И пришла она, скорее всего, не к нему.
- А… Рома дома?
«Ну вот. Что и требовалось доказать! И почему меня это не удивляет?» - подумал Андрей, а вслух ответил:
-Да, - обернулся и крикнул, - Малиновский! К тебе пришли! – снова обернулся к девушке. – Да Вы не стесняйтесь, проходите.
Даша шагнула в квартиру. Какое-то время стояли молча.
- Вы Андрей? – нарушила тишину девушка.
- Да. А откуда…? - пробормотал сбитый с толку Жданов.
- Я Ваш паспорт видела.
- Да?
- Да. У Вас там фотография удачная, - улыбнулась девица. - А меня Дашей зовут.
- Очень приятно.
- Что за крик, а... - начал было вышедший в коридор Рома, и замер, увидев Дашу.
- Привет. Ты у меня вещи забыл, - она протянула ему пакет.
- Спасибо.
- Не за что. Всё, я побежала. Понадобятся срочно билеты - звони. Досвидания, Андрей.


- Жданов, - осторожно начал Рома.
Андрей обернулся и, прислонившись к двери, окинул Малиновского таким взглядом, от которого тому захотелось провалиться под землю.
- Андрей, это не то, что ты думаешь.
- Малиновский! Я тебя умаляю. Не надо, - поморщился Жданов.
- Андрей…
- Ну что Андрей? Я за эту неделю все больницы объехал. Катька извелась вся… Знаешь, где мы вчера утром были?
- Где?
- В морге, на опознании… А ты… - Андрей усмехнулся
Малиновскому вдруг очень захотелось стать невидимкой, исчезнуть, так жег его Ждановский взгляд.
- Да что я там…. Ну жил я у неё… Что мне теперь делать? - покаянно опустил голову Малиновский, готовый уже собирать вещи и уматывать. Хотя, куда он из своей квартиры?
Жданов окинул его внимательным, почти сочувствующим взглядом. Сделал глубокий вдох. Черт! Ну, вот что ему теперь с этим чудом делать? Прибить, чтоб не мучился? .. Ха! Ведь говорил же Кате, что всё с Малиновским в порядке. Так нет же! Сама завелась и его накрутила. А теперь вот, что ему делать прикажете? С одной стороны, руки чешутся шею свернуть этой заразе, а с другой, на него и так смотреть жалко.
- Ладно… Я на встречу опаздываю.

***
- Привет, Андрюш, что такой хмурый?
- Рома…
-Я должна была догадаться, - Катя вздохнула и села в кресло, - что опять?
- Приходила какая-то Даша. Милая девочка. Ппришла отдать ему вещи… - Андрей грустно улыбнулся и налил себе стакан воды.
-Тааак… Очень интересно. То есть пока мы тут марально готовились к его похоронам, он развлекался с девицей? - в карих глазах блеснул опасный огонёк.
-С другой стороны, я тоже не ангел…
-При чём тут это? Да он знал, что мы будем его искать , и играл с нами. Понимаешь? Ловил кайф от всемогущества. А потом приехал весь такой несчастный и гордый. Ты его, кажется, ещё умолял? - Андрей был готов поклясться: он видел раздвоенный змеиный язычок.
- Кать, ну не убивать же его теперь.
- Да? А если бы с тобой что-то случилось?
- Но не случилось же.
- Что удивительно! - она сорвалась на крик, но потом быстро взяла себя в руки.
- Мышь, ну чего ты?
- Ничего! Надоело! Он творит, что заблагорассудится. Всё, что в голову придет! Хочет уезжает, хочет возвращается!
- Зато возвращается.... - как-то обречённо пробормотал Андрей и сделал судорожный глоток.
- У меня нет слов.
- Кать, мне было бы хуже, если б он не вернулся. Если бы с ним случилось всё то, что мы с тобой напридумывали. И тебе кстати тоже. Так ведь? - он вдруг вспомнил большие Катькины испуганные глаза, когда они ехали в морг. В них плескались паника и безнадёжность.
- Ты ему это еще скажи! И что? Ты ему и дальше будешь всё прощать?!
- Если смогу. А иначе какой смысл? Можно поставить точку прямо сейчас. К тому же я и сам не святой. Совсем.
Катя вдруг отчётливо поняла, что он прав. Если сейчас Жданов оттолкнёт Ромку, то… Какой смысл имело всё это? Тайные встречи, интриги, подорванное сердце, сломанные жизни? Раньше они втроём знали точно, ради отношений, ради любви… Пафосно? Может быть, но тогда это было правдой. Нет, Андрей тысячу раз прав.
- Прости. Я лезу не в своё дело.
- Ничего.
- Андрей, я тут заявление принесла, - Катя виновато улыбнулась
Жданов как-то нехорошо посерел, и Пушкарева поспешила исправится.
- Я в отпуск хочу. Отпустишь?
- Напугала. Конечно. Хочешь с Олей посидеть?
- Нет. Я хочу отдохнуть. А с Олей… А с Олей будешь сидеть ты. Можешь Малиновского привлечь, - Катя усмехнулась. – В воспитательных целях.
- А ты?
- А я уезжаю.
- Далеко?
- Достаточно, - девушка озорно улыбнулась, в глазах заплясали искорки.
Андрей подошел к ней и внимательно в гляделся в ее лицо.
- Мышь, да ты влюбилась!
- Нууу… Можно и так сказать.
- И кто этот великий и могучий? Я хочу пожать его мужественную руку, - Жданов обнял девушку за плечи
- Пожмешь. Через три недели, - и заметив, что Андрей хочет возразить, добавила. – Обещаю.
- Кать, там Сикорский приехал, - появилась на пороге кабинета Тропинкина.
- Иду.
Уже взявшись за ручку двери, Катя обернулась к Андрею.
- И тебе совсем-совсем не жалко?
- Чего?
- Ну…
- Не-а, - улыбнулся Андрей. – Наоборот. Я очень рад за тебя. А то…
- Что?
- Мама запилила совсем.
Катя усмехнулась и вышла.
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 07-10, 09:22, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

Здорово!!! :Rose: Но Катька с Сашей?????? :cray: Я в ауте!!! :swoon:

Сообщение 07-10, 19:15, 2008
Jane писал(а):
Но Катька с Сашей??????

С Сашей :blush: :blush: :blush:
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 31-10, 00:35, 2008
- Вы не ждали нас, а мы приперлися… - с сарказмом произнесла Катя, обведя взглядом собственную прихожую.
Даааа… Это приходил Сережка, поиграли мы немножко…
Сколько ее не было? Две недели? У них тут что, аврал подкрался незаметно?
Разувшись, Катя на цыпочках прошла в гостиную, где перед ней предстала чудная картина. На полу, в окружении каких-то папок, ноутбука и батареи грязных чашек, положив голову на руки, безмятежно спал Рома. Рядом с ним гордо восседала Ольга Андреевна, с явным удовольствием разрывая какую-то книгу. Увидев мать, она радостно улыбнулась и протянула к ней ручки. Катя взяла ребёнка на руки и закружила по комнате. Девочка восторженно завизжала. Малиновский пробормотал что-то бессвязное, но не проснулся. Катя присела и потрясла его за плечо.
- Ром, Ромааа… Малиновский!
- Маааш… Завтра… Всё завтра… - отмахнулся мужчина и повернулся на бок.
- Бедный! – улыбнулась Катя.

Проснулся Рома часа через три, когда Катя уже приняла душ, разобрала вещи и даже приготовила ужин. Проснулся и… похолодел. Свет в комнате был погашен, и ребенка рядом не было.
- Ой, кто у нас проснулся, - усмехнулась Катя при виде мужчины.
- А где Оля?
- Спит. Час ночи всё-таки. Ты ужинать будешь?
- Буду… Как же я тебе рад, Катька…
- Верю… Давно нянчишься?
- Почти неделю.
- И как она? Не капризничала?
- Нет… Лошадей любит, - как-то нарочито тяжело вздохнул Рома.
- Никогда не замечала….
- Вообще, чудный ребёнок. Вся в маму. От папы ничего нет, - горько усмехнулся Малиновский и ушел в ванную. Минут пять он умывался, потом прошёл на кухню.
- Ты что-то говорила об ужине.

Позже, когда рагу было съедено, Катя решила, что можно поговорить серьёзно.
- Так что всё-таки происходит? Где Жданов?
- Жданов на презентации коллекции. В Берлине, - сухо ответил Малиновский и сделал пару глотков обжигающего кофе, который показался кислым и противным. Надо поменять фильтр. Или надо просто менять что-то в жизни?
- Он же вроде не собирался, - удивилась Катя. - Ты из-за Оли злишься? Не понимаю, почему она не у Маргариты или у моих…
- Потому что они все как-то внезапно разъехались. И вообще, Оля чудная девочка… По-моему, я даже помолодел. По крайней мере, мне в спорт зал ходить не надо.
- Хорошо. А фирма?
- Неплохо. Мне помогли, к тому же, ночью я учился всему заново. Хоть учиться умею… Давно не чувствовал себя таким идиотом. Пришлось в сжатые сроки вникать во всё то, что вы тут наработали за столь длительное время. Молодцы, - угрюмо буркнул Рома и снова замолчал.
- Что я должна из тебя всё клещами вытаскивать? Что произошло? Из-за чего такой мрачный вид?
- Андрей уехал с Милко…
- Ну, а что удивительного? Милко дизайнер, Андрей президент… Я не понимаю, что ты злишься. Мне казалось, что всё наладилось, разве нет?
- Наладилось. Как же! – усмехнулся Малиновский. – Так наладилось, что удавиться хочется!
- Он всё-таки обиделся?
- В смысле?
- Ну… Из-за Даши. Так, кажется, ее зовут?
- Да бог его знает! Ничего не понимаю, запутался я. После прихода Даши, я хотел уехать, не портить Жданову жизнь дальше, но он мне не позволил
- Это как?
- Отнял ключи и демонстративно запер. А теперь с Милко уехал, как будто так и надо. Он издевается что ли…
- А куда уехать?
- Домой.
- Разве, ты не дома?
- Я хотел сказать, в Париж. Эх, Катька, если б ты знала... Как я полюбил этот город. Я ж из Москвы когда уезжал, думал, что всю жизнь буду винить себя, перед глазами стояли полные слёз глаза Киры, почти ненавидящий взгляд Жданова... А нет... Этот город меня спас, вылечил...
Бродил по извилистым улицам Парижа, путался в «звёздных» площадях и… мечтал вернуться в Москву. Оказывается, совсем отвык быть один. Раньше рядом был всегда Андрей, не дававший забыть о своём существовании…
Вот мимы… Жданов всегда терпеть не мог их, обзывая «кривляками», а вот магазинчик с дорогими винами - Андрей обязательно зашёл бы… и так постоянно.
Наверно, так сходят с ума.
Когда я улетал из Москвы, казалось, что вот так всю оставшуюся жизнь и проведу - скучая и мучаясь чувством вины. Надо было делать хоть что-то. И я выбрал самый ждановский способ - просто удрать от проблем. И я не ошибся. Париж подействовал не хуже, чем любая анестезия. Просто заморозил все ощущения.
- А потом?
- Потом? Потом я открыл для себя Монмартр. Не район, а сказку, мечту. Красивые, похожие на игрушечные домики… Прекрасные виды, достойные кисти импрессионистов…. Суета, отвлекающая от личных проблем… Полное умиротворение…
Там рисовали все. Кто-то действительно брал холст, краски и сразу же становился живописцем, любимцем этого города, кто-то сидел в кафе и задумчиво что-то чертил на полях газет, книг, блокнотах и даже на салфетках, а кто-то наблюдал за вечным праздником беззаботного города и рисовал причудливые образы в своих мечтах… Ну и я тоже заразился.
- Ты снова рисуешь? – улыбнулась Катя. – Помнится, твоя мама не особо жаловала это занятие.
- Да уж…

Мать всегда хотела видеть его выдающимся адвокатом, экономистом, руководителем большого предприятия… Карьера художника её требованиям не отвечала.
Краски и карандаши были заброшены в самый дальний ящик, остались только рисунки в блокнотах.
Надо было сломать собственную жизнь до основания, чтобы снова учиться рисовать. Гипс ещё не сняли, поэтому приходилось разрабатывать левую руку. Нечёткие линии сначала вырисовывали маленькие пейзажи, а потом всё больше стали складываться в портреты. Да что врать. В один портрет, который нещадно мялся. И рисовался новый. Он рисовал и ничего не чувствовал. Совсем ничего. Когда человек рисует портреты, он должен, просто обязан чувствовать хоть что-то к изображаемому. Но нет. Пусто. Эмоциональный вакуум.
Вот так почти два года.

- Ром, - нарушила затянувшуюся тишину Катя.
- Извини, - встрепенулся Малиновский.
- Ром, а почему ты вернулся?
- Мне сон приснился. Наверное, Самый жуткий в моей жизни. Как будто я на кладбище, на похоронах. Свежая могила, цветы… А потом до меня доходит: там Андрей... И появись я немного раньше, всё было бы по другому…
Проснулся, начал в Москву названивать, а мне Маша говорит, что Андрей в больнице, в реанимации…
Вот так я оказался в Москве, под твоей дверью…
- Жалеешь?
- Не знаю. Честно… Но у меня такое ощущение, что я тут слишком задержался. Пора и честь знать.
- Ром…
- Всё нормально, Кать. Ну не срослось. Бывает.

***
- Роман Дмитриевич! – из приемной выскочила Кривенцева.
- Меня нет, - устало отмахнулся Малиновский и шагнул в лифт.
- Но…
- Я умер.
Створки сомкнулись. Лифт начал спускаться. Роман прислонился к стенке и закрыл глаза. От вида этой зеркально-льдистой поверхности его пробирала дрожь. Или это озноб?
"Дзынь!" и лифт остановился. Обычно он даже не обращал на этот звук внимания, но сейчас отдалось куда-то в затылок и там и поселилось…
Холодный воздух комком застрял в груди. В лицо будто впились сотни мелких иголок.
- Ромочка! – перед глазами возникло хорошенькое личико в обрамлении светлых локонов.
- Привет, - губы по привычки растянулись в улыбку.
Блодиночка тут же повисла на его руке и принялась щебетать о том, как сильно она по нему соскучилась. Наконец, поежившись от порыва ветра, предложила поехать к ней: продолжить разговор в более приятной обстановке.
- Э… Лик, не сегодня, ладно?
Удивленный взгляд.
- Я позвоню, - он отошел.
- Хам! – донеслось сзади.
Потапкин провожает его удивленным взглядом.
Плевать! На всех! Перебьются!

Подходя к своей машине, Малиновский думал, что не все так плохо, и он вполне может доехать самостоятельно, не заморачиваясь вызовом такси. Но то, что он увидел в следующий момент, сильно покалебало его уверенность – в противоположном углу гаража, стоя у машины, страстно целовались Воропаев и… «Катя и Воропаев!? Нет, такого просто не может быть! Девушка просто похожа!» В этот мгновение Рома понял, что он окончательно разболелся, и за руль в «состоянии нестояния», то бишь с глюками нельзя. Пока он искал телефон, хлопнула дверь автомобиля и мимо него пробежала та самая девушка. Вот только разглядеть он ее не успел... Но ведь не могла же это быть Катя?

- Куда едем? – спросил таксист, трогаясь с места.
Куда? Хороший вопрос. Домой? Только если с целью подохнуть побыстрее. Кот не спасёт. Только мурлыкнет на прощанье…
Ход его мыслей нарушил звонок телефона.
На экране мигал конвертик, а под ним номер. Вроде знакомый, но…
«Совсем обурел, да?» - интересовался неизвестный отправитель.
Минут пять Малиновский озадаченно пялился на телефон, пока, наконец, в его затуманенном мозгу не возникла светлая мысль перезвонить по этому номеру.

- Приехали.
Рома с трудом выбрался из машины, не глядя, сунул водителю купюру и направился к калитке.
Высокое крыльцо. Дорожка обрамленная фонариками. Чуть поодаль от дома высокая, разлапистая ель опутана гирляндой… Надо же и в его непутевой жизни есть что-то постоянное… Сколько же он здесь не был?
Кое-как добрался до крыльца и сполз по стеночке.
Сейчас. Посидит немного. И войдёт. Сейчас…
Начало стремительно темнеть. Или это только в глазах? И ещё гул какой-то.
Нехорошо.

Митька толкнул калитку и побежал к крыльцу.
Черт! Он опять опоздал! Гости уже собрались наверно. Мама голову оторвет! Хотя он не виноват. Ей Богу, не виноват! Его задержали. Оля и Лена никак не хотели отпустить несчастного ловеласа. Всё им хи-хи, да ха-ха… А Митьке теперь голову оторвут.
Мальчик взлетел на крыльцо и замер. На верхней ступеньке, прислонившись к стене, сидел… брат.
- Ромка? Ты что здесь делаешь? - задал наиглупейший вопрос Митя, - ты ж это… в Париже живёшь.
И тишина…
- Ты пьяный что ли? - он присел рядом с братом и потряс его за плечо. Ноль эмоций. - Блин, Ромка, ты живой?!
- Ммм… Привет, - Малиновский с трудом открыл глаза.
- Живой… - Митя потянул брата за руку, - вставай.
«Мама нас убьёт… Меня за то, что опоздал, его.. Нет, его она сначала реанимирует, а потом убьёт. За испорченный праздник»
- Лёка! - позвал Митя, сгружая свою «ношу» на диван в холе.
Со второго этажа на удивление быстро сбежала сестра. Надо же, её от гостей не оторвёшь, а тут такая скорость.
- Ты… - начала было она и осеклась.
- Вот. Рома приехал …
- Уже?... Судя по всему, пешком из Парижа шёл, - Лека спустилась с лестницы. – Он, что, пьяный? – девушка наклонилась над Малиновским.
- Не похоже.
Лека положила руку на лоб мужчине.
- Горячий как печка! Надо маму позвать.
- Но у нас гости.
- Ему плохо!
- Но…
- Иди за мамой!
- Почему я? – возмутился мальчик.
- Что тут за заговор?
Дети замолчали и обернулись.
- Дима, где тебя носило? – Анна Сергеевна подошла к ним.
- Мам, я тут Рому привёл… Точнее, принёс. Но суть же не меняется…
Дети расступились.
- Рома? – Анна Сергеевна склонилась над сыном.
- Мам… Прости, - начал было Малиновский и замолчал.
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 03-11, 16:44, 2008
- Ты как? - Катя, стоя у плиты и прижав телефонную трубку плечом к уху, помешивала кофе.
- Нормально, - Малиновский щелкнул зажигалкой и потянулся за пепельницей.
- Правда? - Катя сняла джезву с огня, крикнула «Саш!» и тут же замерла в ужасе. «Идиотка!» По спине пробежал холодок.
Развалившийся в массивном кресле на другом конце Москвы Рома удивленно хмыкнул и сделал еще одну затяжку. «Саш?!» Пред глазами тут же возникла целовавшаяся в гараже парочка.
- Кать, - нарушил затянувшуюся паузу мужчина.
Пушкарева невольно зажмурилась в ожидании грома и молнии на свою непутевую голову, но усилием воли заставила взять и себя в руки и откликнулась как можно спокойнее.
- Да?
- У тебя там что… - «Воропаев» хотел было спросить Рома, но что-то его остановило, - гости? закончил он.
- Да… Девчонки заехали, - расплывчато ответила девушка и облегченно выдохнула.
- Понятно.
- Ром, мы завтра собираемся у Юлианы, может приедешь?
Вошедший в этот момент на кухню с Олей на руках Воропаев бросил на Катю тоскливый взгляд. А она поморщилась и приложила палец к губам, делая знак молчать. Александр преувеличенно тяжко вздохнул и устроился за стойкой, разделявшей кухню на две части.
- Нет, Кать, спасибо.
- Ром, может, хватит уже?
- Что именно?
- Тосковать.
- Мышь! Я в норме. Правда. Просто не хочется никуда тащиться. Да и зачем? Выпить шампанского и поперекидываться ничего незначащими фразами с полузнакомыми людьми? Не хочу. Да и сил, честно говоря, нет. Еле себя вниз заставил спуститься.
- Он приедет только первого…
- Да ради бога!
- Ром…
- Кать, я серьезно. Мне глубоко фиолетово. Сам удивляюсь…
- Хочешь, я приеду?
- Не хочу. У тебя и так проблем хватает.
- Но мне не трудно.
- Ка-а-а-ть, - почти простонал Малиновский, подняв глаза к потолку. Со мной всё в порядке…Мышь?
- Да?
- Может тебе замуж выйти? - не без ехидства поинтересовался Малиновский.
Катя в первую секунду даже задохнулась от негодования. «Да как он… Она за него переживает, а он! Свинья не благодарная!»
- Пошел ты к черту, Малиновский! и бросила трубку.
У Воропаева, что называется, отвисла челюсть.
- Мдааа… - только и смог протянуть он.

***
Мне глубоко фиолетово…
А ведь правда, сегодня он впервые за эти несколько дней вспомнил об Андрее, и то потому, что Катя напомнила…
Что это? Неужели ему действительно стало всё равно? Или он просто еще не отошел?
Рома встал и подошел к окну.
Шел снег. Мелкие снежинки, попадая в лучи света от фонарей и окон, превращались в серебряную пыль. Елка мигала огоньками, отбрасывая разноцветные пятна на снежное покрывало.
Митька, выскочив из дома, бегом пересек палисадник и скрылся за калиткой.
Малиновский мог дать голову на отсечение, что где-нибудь в кафе в ожидании этого «недоразумения» уже нетерпеливо постукивает блестящими ноготками по столу юная прелестница.
Дааа… История развивается по спирали… Когда-то он вот так же летел сломя голову навстречу неизведанному…
Мужчина обернулся и обвел взглядом комнату.
Сколько всего было в этом кабинете… А на этом ковре… Однажды мать не вовремя вошла, и хрупкое создание с большими небесного цвета глазами по имени Галечка, млевшее в его объятьях, стало пунцовым… Но надо знать его мать: Анна Малиновская умела держать лицо в любых ситуациях и никогда не теряла способность мыслить разумно. Даже когда поняла, что ее старший сын не горит желанием обзаводиться семьей, и, главное, почему…
Может потому, что его никто не пытался переделать, заламывая руки, он и не смог до конца понять Жданова? Осознать всю серьезность ситуации? Ему тогда часто казалось, что всего этого кошмара нет, он ему только кажется, надо просто проснуться и всё встанет на свои места.
Не получилось…
Правда, только у него.
Кира вон довольно быстро утешилась, еще и благодарила при встрече. Правда, он так толком и не понял за что именно. Но вид у Воропаевой был цветущий и это факт.
Андрей тоже вроде не убивается…
Ну и пусть! Плевать! Судьба значит такая…
Пора и ему новую жизнь начать. Не убегать на край света, а жить… Жить, не чувствуя себя виноватым. Хватит уже! Долги оплачены!

***
- Андрей, ты опять? Я даже разговаривать не хочу о Ромке.
- Почему?
- По кочану! Потому что мне всё это осточертело! Сам натворил - сам и разбирайся! Проверил Ромку?
- Я…
- Ой, хватит. Андрей, решай всё сам.
- Катерин, я прошу тебя только одну вещь сказать.
- Забудь. У меня тут молоко убегает. Мне некогда! - рявкнула на прощанье Катя и бросила трубку.
- КрутА… А я всё удивлялся, что ж он на тебе не женился после рождения Оли, - подколол её Сашка. Она сердито взглянула на Воропаева, но промолчала, - кричишь ты очень уж громко, - сказал, а потом только подумал. В него моментально полетела тарелка - еле увернулся.
-Гады вы! Все, - устало пробормотала Катя и опустилась на стул.
- Одна ты у нас святая. Тарелками кидаешься в меня, несравненного, - Александр подошел и обнял ее сзади за плечи.
- Мы с тобой идеальная пара, - грустно усмехнулась девушка.
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 03-11, 21:38, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

СУуууууупееееер!!! И чегой-то мне Воропаев тута нравится???? :no: :unknown: Не к добру... Ой не к добру это... :mda:

Сообщение 19-11, 16:28, 2008
- Ой, киса! – несмотря на явное недоверие Тихона, Леля подхватила его на руки. – Какой хорошенький! – девочка сжала кота в объятиях так сильно, что тот недовольно пискнул.
- Ты б хоть покормила его сначала для приличия, - усмехнулся Рома, – потом тискала. А то он тебя боится. Вот за кормёжку он Родину капиталистам продаст, - Малиновский разулся, прошел в спальню и принялся собирать вещи.
- А где букет? – крикнула Лелька, войдя в гостиную. - Его ж никто не мог выбросить, пока Жданов в отъезде? Или он уже приехал?
- Я еще не покупал «веников», как выражается Андрей, с тех пор как вернулся.
- Почему?
- Не успел.
- Хочешь сделать гадость Жданову? Купи букет поэкзотичнее и уезжай. У него будет аллергия, и не будет тебя, - Леля появилась на пороге спальни.
- Добрая ты.
- Ты это уже говорил. Повторяешься, братик, – усмехнулась девочка,
- Это уже старость, - как-то нервно хихикнул Рома. Сестра посмотрела на него со спокойным терпением. Так смотрит нянечка в дурдоме на самого очаровательного психа.
Внезапно забряцали ключи, открылась входная дверь и послышался раздраженный голос Жданова.
- Катя, я устал. Ты мне можешь по-человечески сказать, что происходит? Катя, да не бросай трубку… Чёрт!
Брат и сестра замерли. Рома закрыл глаза и вдруг почувствовал, что сердце начало как-то подозрительно биться. «Мне же всё равно. Так чего ж я нервничаю?»
Андрей вошёл и был приятно удивлен, увидев Малиновского.
- Привет. А я уж и не надеялся, - улыбнулся он.
- Надежда должна умирать последней. Здравствуй, - философски выдал Рома и вышел из комнаты.
- Эм… Ром!
- А я не личность, сом ной здороваться не надо, - подала голос маленькая вредина.
- А? - Андрей обернулся, - Лёка! Привет… Чего он? - задал гениальный вопрос Жданов.
- Не знаю. Может, кто-то повёл себя как свинья?- пожала плечами девочка, невинно взмахнув ресницами.
- Да что я сделал? - пробурчал Андрей, смутно ощущая идиотизм ситуации.
- Ничего особенного, - холодно ответила Лёка и гордо вышла в след за братом.
- Так, если кто-то не заметил, то я приехал. Меня долго не было. Можно хотя бы для приличия обрадоваться?- возмутился Жданов, выйдя в коридор.
- А я рад. Тихон рад ещё больше, верит, что ты там чужих котов не гладил, - фыркнул недовольный Рома.
- Какие коты? – растерялся Андрей.
- Обыкновенные, - Малиновский начал обуваться.
- Ромааа! – почти простонал Жданов. – Ты можешь по-человечески объяснить? Что произошло, пока меня не было?
- Ничего. Ничего нового не произошло. Лёк, - Малиновский обернулся к сестре, - да не мучай ты Тихона. У него и так судьба тяжёлая, хозяин по командировкам мотается. Подохнет он однажды от жизни такой.
- О! Пойду-ка я погуляю. Ругайтесь. А то опять мне несчастному, забитому ребёнку перепадёт, - усмехнулась Лёлька, отпуская кота.
- А мы не ругаемся. Мы вообще очень мирные. Правда, Жданов?
- Ром, я вообще не понимаю, что произошло-то?!
- Жданов, ты издеваешься?! – не выдержал Малиновский. – Нет! Я с тобой скоро припадочным стану, как Кира! Ей Богу! Хотя, как я убедился, это только ты на неё так действовал. С другими, она вполне адекватна.
- Ты мне объяснишь, наконец, что произошло?!
- А зачем? Палыч, мне уже настолько всё равно, что самому страшно. Зачем я бисер метать буду? Оно мне надо? Нет.
- Рооом, - жалобно протянул Жданов, - что случилось?
- Это у тебя надо спросить. Ты же с Милко в командировку уехал. После того, как не дал уехать мне. Палыч, зто такой вид дрессировки? Да? Тогда, считай, что подопытный мыш сдох. Совсем, - отрезал Малиновский.
- Да не было же ничего, - растерялся Андрей.
- Не было? Понятно.
- Ты куда собираешься?
- Как не смешно, но к маме. Какой-то анекдот получается, а не жизнь. Я уже насмеялся. Мне так смешно, что тошно. Я пошёл.
- Давай поговорим.
- Нет, – покачал головой Рома. - Я устал … Да и ты с дороги. Ты не подумай, я не обиделся. Просто лапы ломит. И хвост отваливается. Честно.
- Ром!
- Я ушёл! - Малиновский взял свой чемодан, и вышёл из квартиры. Леля и Андрей переглянулись. Но дверь тут же открылась
- Я кое-что забыл. Лёка, на выход! Вот теперь мы ушли.

***
«Черт, что я тут делаю?» - задал себе вопрос Малиновский, обводя взглядом собравшихся в конференцзале.
Сидящий рядом Жданов изображал бурную деятельность, уже восьмой раз пролистывая отчёт, Кристина несла какую-то чушь, Воропаев придирался ко всем мелочам. Хотя придирался он как-то вяло, будто по привычке.
Зачем он сюда приехал? Сказал бы Катьке, что еще плохо себя чувствует и всё.
Рома взял бутылку воды и сделал большой глоток.
- Может быть, есть какие-то вопросы? – закончив доклад Катя опустилась в кресло напротив Воропаева.
- Да, у меня есть парочка, - отозвался тот и начал занудничать. А как это? А почему так?
Вдруг Рома почувствовал прикосновение прохладной женской ножки. Он даже подавился глотком воды и округлил глаза. Катя заметила, покраснела, убрала ножку и одними губами прошептала: извини, перепутала.
- Катерина Валерьевна, кроме того, я не понимаю, почему про..процент снизился, - внезапно сбился Сашка. Катя томно улыбнулась и невинно поинтересовалась:
- Не может быть, где?
- Третья строчка…
- Неужели я ошиблась…
Малиновский поверить не мог своим глазам. Катька, Мышь серая, отчаянно соблазняла железного Алекса! Да, именно того Сашку, над которым она смеялась, над которым столь изощрённо издевалась, создавая гениальнейшие бизнес планы… Что творится в мире?
Сбитый с толку Рома отвел взгляд от Кати и увидел перед собой листок из блокнота. «Вернись домой».
Обернулся, покачал головой и смял листок. Тут же появился еще один.
«Пожалуйста!».
«Нет»
- Я думаю, Александр Юрьевич, все остальные вопросы мы сможем решить позже. Например, после совета. Не хочется никого задерживать,
Воропаев к тому моменту был уже готов идти за Катей хоть на край света… О том, что вокруг есть люди, он вообще уже забыл.
- Никто ведь не против?
Кто мог быть против? Андрей? Так у него мысли не о работе. Совсем. Рома? Он вообще не понимал, что происходит. Кристина? Ой, не смешите…
***
- Андрей, очень прошу, не забудь: в три встреча с Григорьевым. Я не могу на неё сходить, ибо для Никиты Борисовича женщина не человек. Так что почитай эти документы, - Катя протянула отчаянно зевавшему президенту пару папок и уже собралась уходить, как в кабинет вошёл Рома.
- О! Все те же лица. Катерина Валерьевна, рад лицезреть, - он шутливо поклонился, - чего изволите?
- Изволю замуж, - она расхохоталась, увидев, как вытянулись лица друзей, - спокойно. Вы меня не интересуете. Про нас и так женсовет говорит, что мы живём втроём.
- Что?!
- Как?
- Вот их тоже интересует: как… Варианты разные. То ли Андрей меня, а Рома Андрея, Толи наоборот.
- Вот сейчас было очень интересно…
- Более чем… Так что у меня варианта два: либо быстренько выйти за кого-нибудь замуж, либо уйти в монастырь. В монастырь совершенно не хочется… Только если в мужской.
- Почему не в женский? – как-то без интереса спросил Рома.
- Ну, я, конечно, понимаю, что никогда не поздно что-то изменить… Но я уже старая для смены своих предпочтений.
- Кать.. что ж делать-то? Мне совершенно не нравится любовь втроём…
- Ты пробовал? – мигом оживилась Катерина.
- Мне тоже интересно, - очнулся Жданов.
- Я? Нет, - как-то слишком быстро ответил Рома. На него все посмотрели с недоверием.
- Жданов, не забудь…
- Да, в три Григорьев. Я помню.
- Катя, Александр будет не худшим вариантом для мужа, - напоследок бросил Малиновский.
- Да? Советуешь? – улыбнулась Катя и выскочила из кабинета.
Четыре Черненьких Чюмазеньких Чертенка Чертили Черными Чернилами Чертеж :implication:

Сообщение 19-11, 20:21, 2008
Jane Аватара пользователя
Мульяна

Сообщения: 549

:Bravo: :Bravo: :Bravo: :good: :good: :good:
Отлично, просто отлично получилось!!! Даже улыбнуло, когда про любовь втроем прочитала)))))

Пред.

Вернуться в Маргарита Наварская

Евгения Жидкова 2 на сервере Стихи.ру Евгения Герм на сервере Проза.ру Рейтинг@Mail.ru Евгения Герм на сервере Author.todey